September 23rd, 2021

ТАЙНА РЕРИХА (5)


Святослав Рерих. Портрет профессора Николая Рериха в тибетском платье». 1928 г.


В сентябре 1926 г. Рерих прибыл в Улан-Батор. Началась подготовка к Тибетскому этапу экспедиции. Согласно официальному прикрытию, экспедиция была «художественно-археологической».
Близко наблюдавший деятельность Н.К. Рериха советский полпред П.М. Никифоров относился к ней весьма настороженно. «Я полагаю, – делился он своими мыслями с Г.В. Чичериным, – что Рерих на кого-то работает, что я пытаюсь сейчас выяснить…» (А.И. Андреев «Время Шамбалы. С. 315).



Н.К. и Ю.Н. Рерихи и участники Монголо-Тибетской экспедиции П.К. Козлова: минералог В.И. Крыжановский, почвовед Б.Б. Полынов, географ С.А. Глаголев и другие. Снимок сделан во дворе Учкома Монголии. Улан-Батор 1926 г.

Судя по архивным документам, узнать ничего не удалось; сомнения же остались… Да и как им было не быть, если к звездно-полосатому флагу США прибавилось развернутое Николаем Константиновичем в Улан-Баторе (есть фотографии) сшитое бурятскими ламами «знамя Шамбалы» с тангкой будущего Будды Майтрейи на древке, увенчанном издалека схожим с крестом знаком «акдордже».
Впоследствии знамя это неизменно развевалось рядом с флагом США над палаткой Рерихов во время экспедиции в Тибет.



«Знамя Шамбалы». Н.К. Рерих с танкой Майтрейи перед началом Тибетской экспедиции. Улан-Батор. Март-апрель 1927 г.

Акдордже – ритуальный предмет в буддизме махаяны – представляет из себя крест из двух ваджр. «Знак Акдордже есть знак Шамбалы» (Е.И. Рерих «Записи Учения Живой Этики». 29.4.1927).
Одновременно это было одним из эзотерических имен Н.К. Рериха. Оно фигурирует во втором письме махатм к советским правителям («Акдордже») и в подписи к нему «Д.М.» («Дордже Махатма»). Под именем «Дордже» Н.К. Рерих фигурировал также в секретных документах советской разведки (М.Л. Дубаев «Рерих». С. 265; Шишкин О. Путь в Шамбалу. Битва за Гималаи. М. 2003. С. 160-161, 270)
Все солдаты охраны экспедиции надели на шапки маленькие значки со знаком «акдордже» – древним мистическим символом Калачакры, превратившись, таким образом, в «ополчение Шамбалы». По такому же знаку на серебряных кольцах опознавали друг друга специальные эмиссары Рериха (О. Шишкин «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж». С. 232, 253).
Первая продолжительная стоянка вышедшей в Лхасу экспедиции была использована для строительства субургана в честь Шамбалы (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 161).



Знак «акдордже» на обложке одного из выпусков выходившего под редакцией Юрия Рериха журнала Гималайского института научных исследований «Урусвати».

Как и в России, где он получил поддержку оккультного «Единого Трудового Братства», в Улан-Баторе Н.К. Рерих вступил в контакт с «Великим Братством Азии» (Центры этой организации, кроме Монголии, находились в Сиккиме, Непале, Ладакхе и Афганистане), возглавлял которое начальник Государственной Внутренней Охраны Монголии (аналог ОГПУ) Хаян Хирва – посвященный оккультист, член тибетского тайного общества «Братья и друзья тайного» (О. Шишкин «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж». С. 229, 79).
Подробнее о начальнике ГВО Монголии и члене Оргбюро МНРП Намжилине Хаянхирве см.: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/506912.html


Н.К. Рерих. Грядущее. (Великий всадник. / Великий Красный Богатырь.) (Ригден-Джапо – Владыка Шамбалы). 1927 г. Подарок художника правительству МНР. Государственный музей изобразительных искусств Монголии. (Улан-Батор).

Участнику экспедиции Н.К. Рериха и его ученику полковнику Н.В. Кордашевскому было дано указание самостоятельно выехать из Риги в Китай; там в Тяньцзине сформировать свой вооруженный караван и выехать навстречу к основному экспедиционному отряду.
Еще в сентябре 1924 г. из Сиккима Кордашевскому от Н.К. Рериха было послано специальное «Слово к монголам»: «По вашей земле прошли великие вожди и посланные Благословенным. На вашей земле скрыты священные Бурханы и самая святая чаша ждет достойный срок. Молитвами святых Учителей сохранены места старых станов и не сравнены с землею основания священных монастырей. Молитвами заложены в земле металлы и соли. Кто подымет священную чашу и вложит в нее соль земли, тому дано сказать “Монголия, живи в богатстве!”. От заката огни горят, поспешайте прославить Благословенное Учение. Луч мощи осветил становища ваши. Хутухта великой Монголии придет и упрочит наследие народа. Сказанное верно так же, как говорю из-за самой высокой горы» (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 84).



Н.В. Кордашевский. 1925 г.
Николай Викторович Кордашевский (1877–1945) – сын генерал-майора, офицер Л.-Гв. Кирасирского Ее Величества Императрицы Марии Феодоровны полка. Участвовал в Великой войне. Полковник (1915). Состоя в штате официального русского представителя при Британской армии, с английским экспедиционным корпусом прошел Месопотамию, Персию, Индию. Находился при миссии ген. Нокса в Омске. Участник Сибирского ледяного похода. Служил у Атамана Семенова В эмиграции на Дальнем Востоке. Жил в Монголии и Китае. В начале 1922 г. жил при Русской Духовной миссии в Пекине. Получив от Богдо-гэгэна охранную грамоту и танку с изображением Зеленой Тары, вернулся в свое имение в Литве (замок Раудонес под Ковно). В 1923 г. учился в Париже в Институте гармонического развития человека у Гурджиева. Там познакомился с Н.К. Рерихом. Получив от последнего указание, к месту сбора экспедиции добирался через Геную, Египет, Индию и Китай. Ученическое эзотерическое имя «Чахембула» (так звали темника Тамерлана, считавшегося воплощении Ю.Н. Рериха). Начальник конвоя Тибетской экспедиции.
В 1928 г.в Риме принял монашеские обеты в образованном там «Новом Ордене», став священником восточного обряда. Нес послушание в Тунисе и Египте. С 1934 г. жил в Святой Земле. Скончался в нищете, исполняя обязанности церковного сторожа в Иерусалиме.


Одновременно «в Урге для Юрия Рериха готовилась легенда – под именем монгольского полковника Нурухана ему предстояло собрать под свое начало боевые силы. При этом Кордашевский должен был войти в состав командного органа – “Совета пяти” – как военный эксперт»; позднее он был назначен главнокомандующим Тибетской армией (Там же. С. 84, 173).
Но план рухнул…



Н.К. Рерих и М.М. Лихтман у дома Рерихов в Улан-Баторе. 1927 г.

В литературе последнего времени эта Транс-Гималайская часть экспедиции, начавшаяся 13 апреля 1927 г., справедливо получила название «Миссии Западных буддистов в Лхасу» или «Посольства Западных буддистов в Тибет». Дело в том, что Н.К. Рерих намеревался официально объявить себя «западным далай-ламой» – главой буддистов Запада. Полученный им в Улан-Баторе тибетский паспорт был выписан на имя Рета Ригден, что, как пишут исследователи, означало буквально «царь Шамбалы» (Там же. С. 112).
Со слов переводчика советского полпредства в Китае Б.И. Панкратова (впоследствии крупного ученого-синолога), Рерих «хотел въехать в Тибет как 25-й князь Шамбалы, о котором говорили, что он придет с Севера, принесет спасение всему мiру и станет царем света. Носил он по этому случаю парадное ламское одеяние», сшитое специально призванными тибетскими портными (Ю.Л. Кроль «Борис Иванович Панкратов. Зарисовка к портрету учителя» // «Страны и народы Востока». Вып. XXVI. М. 1989. С. 70; О. Шишкин «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж». С. 112-113).



Н.К. Рерих с сыном Юрием в ламских облачениях. 1925-1926 гг.

За полгода до выхода экспедиции в США были заказаны три массивных знака ордена «Будды Всепобеждающего». Стоимость каждого составила сумму весьма внушительную: 700 американских долларов – три месячных экспедиционных жалования Н.К. Рериха.
Интересна символика знаков: в Давидову звезду («маген-давид») вписана фигура Манджушри – воинственного бодхисатвы с огненным мечом, у ног которого была еще одна звезда – пятиконечная. На оборотной стороне эскиза рукой Е.И. Рерих значилось, что первый из орденов предназначался далай-ламе, второй – таши-ламе, третий награжденный не был обозначен. Вероятно, им был сам Н.К. Рерих (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 161-162).



Н.К. Рерих. Эскиз ордена «Будды Всепобеждающего». Акварель. 1926 г.

Позиция, как полагал Николай Константинович, у него была безпроигрышная.
«…Рерих, – считают современные исследователи вопроса, – направился в Тибет как представитель Всемiрного союза буддистов (с центром в Нью-Йорке) на встречу с Далай-ламой. Его миссия должна была завершиться переговорами о реформировании буддийского учения и официальным признанием параллельной ветви Западных буддистов. Причем не важно, каким будет решение Его святейшества.
Если даже отрицательным, то неизбежным исходом переговоров станет самопровозглашение. Рерих тогда сам мог бы “определить отношение к Ламе Тибета – или временно признать его, или начать самостоятельное очищение религии”. Дело в том, что некий “Союз Западных буддистов” – он нигде не был заявлен как религиозное или социальное движение – поручил Рериху осуществить связь буддистов Запада с буддистами Востока.
На повестке дня действительно стояла реформа буддизма в Тибете и в других странах распространения Махаяны. Часть западных буддистов якобы поддерживала Далай-ламу. “Тогда как другая часть буддистов Запада, – писал участник экспедиции Портнягин, – считала положение буддийского Учения на Востоке безнадежным в силу его вырождения в пустую обрядность и невежественный шаманизм”.



Два других эскиза ордена. 1926 г.

Грандиозный План Рериха был нацелен на то, чтобы образовать новый мощный центр буддизма в Сибири со своей независимой столицей на Алтае. Фактически речь шла об избрании русского Далай-ламы.
И такой Далай-лама был утвержден… Кем и на каких полномочиях – об этом сообщает в своем дневнике полковник Кордашевский. Если Буддийский центр в Нью-Йорке не получит к 24-му ноября из Лхасы уведомления о завершении миссии Рериха, то день в день в Америке состоятся выборы главы Западных буддистов.



У крыльца улан-баторского дома Рерихов. Слева направо: Ю.Н. и Б.К. Рерихи, З.Г. Лихтман, Е.К. Рерих, П.В. Всесвятский (?), М.М. Лихтман и Н.К. Рерих. 1927 г.

И в случае избрания Западом “другого Далай-ламы” необходимость в переговорах с Его святейшеством отпадает. Неизвестно, проводились ли официальные выборы – по некоторым сведениям, Собор буддистов состоялся 27 ноября, – но Буддийский центр действительно состоял при Рериховском музее. Много лет спустя тот же Портнягин свидетельствовал на допросе в НКВД, что Рерих “организовал буддийское общество, в которое вошли ряд богатых американцев”» (Там же. С. 165).
Однако расчеты Николая Константиновича не оправдались. Встреча не состоялась Как известно, экспедиции не удалось дойти до Лхасы.
В 1928 г. Рерих был вынужден вернуться в Индию.



Погребения в Монголии. Сняты во время экспедиции Рериха.

Провал предприятия и его подкладка не остались незамеченными в среде русской эмиграции в Европе. Печатавшийся в Париже монархический журнал «Двуглавый Орел» в одном из декабрьских номеров 1928 г. поместил в связи с этим на своих страницах особую статью, судя по всему, хорошо информированного автора:



Стр. 1119:





В лагере Тибетской экспедиции.

Стр. 1120:




Стр. 1121:



После окончания Тибетской экспедиции. Сидят (слева направо): госпожа Ирма Бейли, Н.К. и Е.И. Рерихи. Стоят: Н.В. Кордашевский, Ю.Н. Рерих, неизвестный, К.Е. Рябинин и Ф.М. Бейли. Гангток. 1928 г.
Подполковник Фредерик Маршман Бейли (1882–1967) – английский разведчик, резидент британской разведки в Туркестане (1918-1920), действовавший под личиной чекиста; в 1920-е годы резидент в Сиккиме и Кашмире. Именно благодаря его донесениям экспедиция Рериха удерживалась тибетскими властями в течение пяти зимних месяцев 1927-1928 гг.



Продолжение следует.