September 21st, 2021

ТАЙНА РЕРИХА (4)


Н.К. Рерих. 1920-е годы.


Несколько раз встречался Н.К. Рерих в Москве с давним своим знакомым А.В. Щусевым – автором проекта мавзолея Ленина (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 192).
Была также встреча на Лубянке. Первый визит туда нанес сам Н.К. Рерих с сыном Юрием. По словам всезнающей З.Г. Лихтман, «самая замечательная встреча произошла в ГПУ, где были произнесены имена Майтрейи и Шамбалы и куда прошли с именем М[ории]. Предложения о сотрудничестве приняты с энтузиазмом. Несколько раз встречались с теми, в чьих руках находится власть» (З.Г. Фосдик «В Москве и на Алтае с Рерихами (из дневника 1926 года)» // «Рериховский Вестник». 1991. Вып. 4. СПБ. 1992. С. 34-35). Встретились единомышленники… Напомним: именно в здании ОГПУ служило большинство членов оккультного «Единого Трудового Братства». Трилиссера окружение Рериха называло не иначе как «нашим другом» (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 190).



Н.К. Рерих и А.В. Щусев. Москва. 1926 г.

Документально известно, что даже за короткое время пребывания в Москве (находясь под неусыпным наблюдением органов) Н.К. Рерих сумел найти единомышленников [1], которые вели с ним переписку вплоть до 1939 г., используя приезжавших в столицу американских эмиссаров «гуру». Долгое время продолжала существовать в Москве и рериховская группа «Амаравела» (Б. Смирнов-Русецкий «Творческий путь». СПб. 1992).
[1.] Наиболее значительными среди них были: Алексей Алексеевич Сидоров (1891—1978) – историк искусства, член-корреспондент АН СССР; масон высоких степеней, розенкрейцер и тамплиер; а также Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий (1905–1993) – ученый-металлург и художник.
В своих показаниях арестованный органами НКВД 22 июня 1941 г. один из ее создателей показывал: «В 1926 г. мы организовали в Москве коммуну, которая должна была бы работать под руководством идеи Рериха Н.К. Наша цель была составить в Москве, в самом центре СССР, отряд, который мог бы стать выполнителем директив Рериха Н.К. Мы брали на себя задачей сообщение Рериху о всем, что делается в СССР, брали на себя распространение его идей о всемiрном братстве. Жить мы должны были, производя совместным путем что-либо полезное, напр., краски. Мы должны были зарегистрироваться как артель художников». Своей главной целью арестованный считал работу по созданию «новых коллективов, новых организаций единомышленников» («Орден российских тамплиеров». Т. II. Документы 1930-1944 гг. Публ. А. Л. Никитина. М. 2003. С. 330-331).
(Интересно, что давший эти показания, будучи задержанным в первый день Великой Отечественной войны, не был расстрелян; выйдя из лагеря, он вновь был арестован на почве интереса к масонству и оккультизму и снова вышел из лагеря, умерев своей смертью в 1993 г.)



Н.К. Рерих. Шепоты пустыни. (Сказ о Новой Эре). 1925 г. Серия «Майтрейя (Красный Всадник)». Нижегородский художественный музей.

Не менее интересна была фигура Е.К. Тегера (1890–после 1942). В дореволюционное время Евгений Карлович был известен как анархист. В годы первой русской революции подозревался в участии в боевых дружинах, находился под судом по делу о вооруженном восстании в Москве. Арестовывался в 1908 г. за причастность к лаборатории по изготовлению бомб в Рязани. После 1917 г. пользовался доверием советских властей. С марта по декабрь 1920 г. он был начальником Миссии РСФСР в Западном Китае, а с февраля 1921 г. по июль 1922 г. генеральным консулом РСФСР в Афганистане; в 1922-1928 гг. работал в Наркомвнешторге («Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.» Публ. А.Л. Никитина. М. 2005. С. 483).


Н.К. Рерих. Майтрейя Победитель. 1925 г. Серия «Майтрейя (Красный Всадник)». Нижегородский художественный музей.

Наряду с этой внешней Е.К. Тегер вел активную потаенную деятельность. Считался крупнейшим оккультистом и эзотериком (Там же. С. 292). В 1922 г. он основал в Москве ложу «Эмес Редививус» «масонского ордена розенкрейцеров (Там же. С. 483). Был тесно связан с «орденом мартинистов и христианских иллюминатов» (Там же. С. 496). Вместе с упомянутым А.А. Сидоровым выступил инициатором создания организации «Азиатские Братья», которая должна была установить связи с зарубежными ламаистскими центрами и с «Монгольским Центром в Ленинграде» (Там же. С. 342, 483). Под последним имелся в виду Восточный отдел Академии Наук СССР.


Н.К. Рерих. Красные кони. (Кони счастья). 1925 г. Подарена автором Правительству СССР вместе с серией «Майтрейя (Красный Всадник)». Нижегородский художественный музей.

С 1928 г. Тегер попадает в поле зрения органов советской госбезопасности. Его не раз арестовывали, ссылали, заключали в лагерь. Перед войной он проходил по т.н. делу «Мракобесы».
Один из обвиняемых (В.В. Белюстин), в частности, показал: «В бытность свою в Кашгаре ТЕГЕР, по его словам, на мистическом основании вступил в тесную, почти интимную связь с представителями тамошнего ламаистского духовенства […] …Зимой 1924-1925 г. ТЕГЕР восторженно говорил о возвращении из азиатской экспедиции известного художника Николая Константиновича РЕРИХА.
ТЕГЕР тогда говорил, что РЕРИХ проезжал через Москву и он, ТЕГЕР, имел возможность с ним видеться. Помню, что ТЕГЕР обсуждал тогда темы азиатских, т. е. тибетских и гималайских работ РЕРИХА, считал, что РЕРИХ сумел глубоко подойти к пониманию проблемы восточной мистики.
Впоследствии я узнал, что в то же время РЕРИХА видел и профессор А.А. СИДОРОВ, который впоследствии сохранил с РЕРИХОМ прямую связь. […] ТЕГЕР сказал, что хорошо знает о влиянии, которое имеет Восточный отдел Академии Наук на монгольскую линию, и что у него, ТЕГЕРА, есть связь в этом Отделе. Он сказал, что ему, в частности, удалось достать через этот Отдел английский экземпляр книги Н.К. Рериха “Шамбала”, и что по его поручению ВЕЛИКАНОВА делает перевод части этой книги на русский язык. […]
На мой вопрос, как следует в сущности понимать линию РЕРИХА в Азии, ТЕГЕР сказал, что эта линия английского политического влияния, хотя и проводимого на американские деньги. Кроме того, линия РЕРИХА – линия масонская, что мне стало ясно по штампам, с которыми выходят открытки РЕРИХА в Нью-Йорке (я их видел у А. А. СИДОРОВА)» (Там же. С. 490, 493, 496).
Одновременно с пребыванием Рерихов в Москве здесь успешно завершились начатые еще в 1925 г. близкими Николаю Константиновичу людьми Луисом Хоршем и Морисом Лихтманом переговоры с Главконцесскомом о получении концессии на разработку полезных ископаемых на Алтае близ горы Белуха.



Луис Хорш с супругой Нетти. Нью-Йорк. 1930-е годы.
Луис (Леви) Хорш (1889–1979) – американский бизнесмен (биржевой маклер). Брокер на Уолл-Стрит в Нью-Йорке по продаже серебра. Президент Музея Николая Рериха в Нью-Йорке. В 1920-1930-е гг. финансировал Рериховские учреждения в США и др. странах. Председатель Комитета Пакта Рериха в Нью-Йорке. Участвовал и в проекте Н.К. Рериха 1934-1935 гг. «Канзас» в Маньчжурии и Китае. Советник министра Г. Уоллеса (с 1938), член ряда правительственных программ по продовольствию. Менеджер Совета по экономике (с 1942). Директор Департамента торговли при правительстве Нью-Йорка (1945). Эзотерические имена: «Воин», «Логван», «Одомар».


Возглавляемая этими американцами корпорация так и называлась «Белуха». Переговоры велись в Горном отделе Главного экономического управления ВСНХ, возглавлял который брат покойного Я.М. Свердлова Вениамин (1887–1940), прибывший в Россию вскоре после большевицкого переворота из США. (Под стать ему были и другие советские деятели, с которыми приходилось иметь дело окружению Рерихов по поводу получения концессий: председатель Главконцесскома Л.Д. Троцкий, сменивший его на этом посту Л.Б. Каменев, член Главконцесскома А.Е. Минкин, заместитель управделами М.С. Ямпольский, торговый представитель в Нью-Йорке Исаак Хургин.)


Морис Моисеевич Лихтман, Нуця (1887–1948) – пианист. Вице-президент Музея Николая Рериха в Нью-Йорке. В 1911 г. женился на своей сокурснице, пианистке Зинаиде Григорьевне Шафран, с которой они вместе преподавали в Фортепианном институте Нью-Йорка. Директор Института объединенных искусств при Музее. Автор ряда публикации о Н.К. Рерихе. Эзотерическое имя «Авирах».

Геологические исследования должны были проходить в рамках договоренности с находившимся с давних пор под контролем евреев акционерным обществом «Lena Gold Fields» («Ленские золотые прииски»), на совести которого был печально знаменитый «Ленский расстрел» 1912 года (О. Шишкин «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж». С. 211, 56).
22 июля 1926 г., в день похорон благоволившего идее экспедиции Ф.Э. Дзержинского (с которым также планировалась встреча), Н.К. Рерих с супругой Е.И. Рерих, сыном Юрием, американцем М. Лихтманом, его супругой З.Г. Лихтман и тибетским ламой Гегеном выехали из Москвы. 29 июля они ступили на землю Ойротской автономной области на Алтае.



Удостоверение на право ношения оружия, полученное Морисом Лихтманом от ОГПУ 17 марта 1927 г.

Выбор места не был случайным.
«Эта земля оплот Северной Шамбалы», – писал Н.К. Рерих (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 99).
«Нужно ехать на Алтай, утвердить место буддизма», – утверждала Е.И. Рерих (Там же. С. 214).
Базой экспедиции стал Верхний Уймон, где согласно апокрифам останавливался Будда, когда он отправился на север.
Посетили Рерихи и Карлык, где зародился культ Белого Бурхана.
«Не жаль просидеть ночь на месте, где родилось учение о Белом Бурхане и его благом друге Ойроте, – записал Н.К. Рерих в дневнике. – Имя Ойрота приняла целая область. Именно здесь ждут прихода Белого Бурхана» (Н.К. Рерих «Алтай – Гималаи». М. 1974. С. 240).



Н.К. Рерих. Ойрот – вестник Белого Бурхана. 1925 г. Международный Центр-Музей им. Н.К. Рериха в Москве.

Согласно древней алтайской легенде княжество алтайского хана Ойрота, последнего потомка Чингисхана со всех сторон стали теснить враги. Перед тем как неведомо куда уйти, он обещал вернуться, чтобы снова править, обещая народу счастливую жизнь. Были сообщены и признаки возвращения: когда падут все три спицы снежных вершин горы Белуха. В 1900 г. изменился контур одной из них, в 1904 году пала вторая спица и одновременно стал изменяться контур третьей спицы. В 1904 году среди алтайцев возникло религиозное движение. Собравшись в логу Дерен, люди стали молиться о приходе хана Ойрота. Отказавшись от подчинения существующим властям, они заявили, что у них скоро будет свой царь (Н. Бакай «Легендарный Ойрот-хан» // «Сибирские Огни». 1926. № 4).
Даже на фоне охватившей тогда Россию революционной смуты, движение это носило особый характер. Прежде всего, как известно, с 1747 г. (по указу Императрицы Елизаветы Петровны) Алтай являлся частной собственностью Царствующих Императоров («Большая энциклопедия». Под ред. С.Н. Южакова. Т. 1. С. 400): https://sergey-v-fomin.livejournal.com/338502.html
Как бы то ни было, тогда всё это осознало местное православное русское население и, создав народное ополчение, рассеяло ночью взбунтовавшихся против Белого Царя камлавших мятежников. Зачинщики были схвачены, однако главаря Челпанова, приехавшие специально из Петербурга в Бийск три адвоката сумели оправдать.
В связи со всем сказанным очень важно это переименование Алтая в Ойротскую автономную область, совершившееся постановлением ЦИК РСФСР 1 июня 1922 года, так же как и переименование в Горно-Алтайскую автономную область в 1948 (!) году.
В 1920-е годы продолжали ждать... «Темнеют конические юрты, крытые корою лиственницы. Видно место камланий. [...] Ждут скорое наступление новой эры» (Л.Р. Цесюлевич «На Алтае» // «Н.К. Рерих. Жизнь и творчество. Сборник статей». М. 1978. С. 182).



Елена Ивановна Рерих, Морис Лихтман, Юрий Николаевич Рерих в алтайском селе Верхний Уймон. Август 1926 г.

Супругам Хорш Рерихами был открыт замысел: «Е.И. и Н.К. [Рерихи] будут жить на Алтайских горах, будет выстроен храм, план которого будет дан через Светика [сына Рерихов Святослава], и Сибирь будет центром России» (З.Г. Фосдик «Мои Учителя». С. 196). В своем дневнике участница экспедиции З.Г. Лихтман уточняла: «На высоте 7000 футов будет построен Храм, а город [Рерихи называли его “Звенигород”] – в долине. На высоте 11 000 футов будет место встреч» (Там же. С. 201-202).
Итак, «Храм Единой религии» должен был быть построен по проекту младшего сына Рерихов – Святослава. Управлять им должна была специальная «община Алтайских сестер». В дневниках Е.И. Рерих разнообразные сведения об убранстве, службах, молитвах и обустройстве алтаря храма. Полученный Н. К. Рерихом из Парижа «камень в ларце», захваченный им в поездку в Москву и на Алтай, должен был находиться именно в алтаре предполагаемого «святилища» (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 206, 220).
«Светозарный престол Мiра – Алтай. Таинство Камня и Рерих», – нанизывал заветные слова учителя один из его последователей (Там же. С. 89).



Морис и Зинаида Лихтманы на Алтае. Верхний Уймон. 1926 г.

За всем этим был грандиозный план, отдельные звенья которого нашли отражение в дневниковых записях Е.И. Рерих:
(3.2.1924): «Явлена Новая Россия и граница ее. Ей суждено стереть многие границы Азии» (Там же. С. 218).
(20.7.1924): «Занятые государства упустят рождение нового государства» (Там же. С. 219).
(15.11.1924): «Дав[айте] упр[авлять] обл[астью] от А[лтая] до Г[оби]» (Там же. С. 218).
(15.9.1925): «Новая Страна поставлена на помощи лам» (Там же. С. 220).
(29.4.1926): «Поверх всего стоит сужденная Б[елуха]. М[осква] – ступень. Мон[голия] – ступень. Мой ашрам – ступень. Б[елуха] – мера мiра. Руки Мои протянуты к г[оре], где центр мiра… ибо только там зародится Союз Востока, ибо там назовется С[одружество] М[айтрейи]… […] Так Мы готовим место мiра» (Там же. С. 218).



Н.К. Рерих. Белуха. Этюд. 1926 г.

Но закрывать глаза на мистику, пусть даже и во имя идей мiровой революции, были готовы далеко не все партийные и советские руководители. Даже у Трилиссера, например, письма Махатм, по словам Зинаиды Лихтман, вызвало «раздражение, он отделяет буддизм от ленинизма» (Там же. С. 193).
Умерли или были уволены те из советских деятелей, которые благоволили Рериху. В 1927 г. был в первый раз посажен в тюрьму брат Н.К. Рериха – Борис. Да и сама власть начала постепенно обретать другой характер. «…1927 год, – отмечают исследователи, – стал переломным в жизни советского общества. Началось активное проникновение партийного элемента во все социальные сферы» (Там же. С. 212). Приходило время Сталина. (Хотя до контроля над властью ему еще было и далеко).



Борис Николаевич Рерих (1885–1945) – выпускник рисовальной школы при Императорском Обществе поощрения художеств) и Высшего художественного училища при Академии художеств (мастерская Л.Н. Бенуа); архитектор-художник. В первой половине 1920-х годов преподавал в Архитектурном институте, заведовал художественной частью в с студии «Севзапкино». В 1926 г. принимал участие в концессионных проектах брата «Белуха» и «Ур». С 1927 г. старший инженер и руководитель архитектурной группы Ленгипромез. Находился в разработке ОГПУ. В 1929 г. дал подписку о сотрудничестве с органами. В 1931 г. был арестован и приговорен к трем годам концлагеря за контрабанду. Заключение отбывал архитектором в Особом конструкторском техническом бюро № 12. Условно-досрочно освобожден (1933) . В 1939 г. переехал в Москву. В годы войны переписывался с братом. Скончался 4 мая 1945 г. Похоронен на Даниловском кладбище.

Очень точно эти изменения зафиксировала в своем дневнике Е.И. Рерих (24.4.1927): «Кроме Ленина не видим на Московии общинников. [Иваны] Стотысячные на Московии не живут, потому делим Сибирь от Москвы» (Там же. С. 162).
Судя по имеющимся в нашем распоряжении фактам, Н.К. Рерих был готов к самому разному исходу дела. В случае, например, успешного выполнения «коммунистического задания», по словам Е.И. Рерих, Николай Константинович должен был получить пост «Начальника экспедиционного отряда для защиты интересов Союза Советских республик в Центральной Азии». В связи с таким разворотом событий интересны и другие дневниковые записи, корреспондирующиеся с подобным ходом дела: предполагаемое открытие военной школы в Урге для монгольских и калмыцких детей и отделения Пекинской медицинской школы Рокфеллера для обучения военных санитаров; планируемые поставки Хоршем оружия в Монголию и т.д. (Там же. С. 158).
Однако, выступив из Монголии на Лхасу, Н.К. Рерих сразу же поднял американский флаг. Были изъяты и уничтожены русские фуражки, запрещены к произнесению слова «большевик» и «Москва». Среди членов экспедиции стали идти разговоры о планах создания объединенных «Штатов Азии» (Там же. С. 164).
Без какой-либо паузы Рерихи принялись плести сеть с иным узором.
«Сокровища Сибири так близки Америке», – утверждал Николай Константинович (Там же. С. 91).
Л. Хоршу отводилась роль полномочного представителя США в Новой Стране на Алтае (Там же. С. 174).



Святослав Рерих. Портрет Луиса Хорша. 1931 г.

Несомненно, США были для Н.К. Рериха наиболее подходящей страной, прежде всего, по поражению ее масонством и оккультизмом, включая высшие финансовые и государственные сферы, вплоть до президента. Недаром Н.К. Рерих называл США «страной будущей мiровой эволюции», а Е.И. Рерих – «любимой нами страной»(М. Дубаев «Рерих». С. 311; он же «Харбинская тайна Рериха». С. 256). Именно там он и основал в 1922 г. тайный Всемiрный союз западных буддистов. Там же была учреждена розенкрейцеровско-мартинистская ложа «Орден Будды Всепобеждающего», среди членов которой были влиятельные бизнесмены, ученые-физики и даже политики (М. Дубаев «Рерих». С. 53, 229).
«В Америке, – писала Е.И. Рерих 23 августа 1934 г. одному из своих корреспондентов, – существует очень обширное Общество и глава его получает учение от учителя, который не раскрывает своего имени, называя себя Тибетским Братом. Мы знаем, кто скрывается под этим псевдонимом. Сила его велика. […] Также не без интереса отметить, что водители такого обширного Общества состоят в то же время в т[айной] полиции на службе одной державы» («Знамя преподобного Сергия Радонежского». С. 91, 92).
Еще в самом начале 1920-х гг. американская газета «Sun» напечатала статью Н. К. Рериха с предложением создать в противовес III-му IV-й Интернационал, объединивший бы некие мистические организации, «признаком которых являются знания и красота» (О. Шишкин «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж». С. 27).
К 1924 г., напомним, в центре Нью-Йорка уже функционировал Американский Рериховский центр, с 1929 г. размещавшийся в 24-этажном небоскребе «Доме Мастера» / «Master Building» (Манхеттен, 310 Riverside Drive).



«Дом Мастера». Нью-Йорк. 1929 г.

В нем размещались небольшие квартиры, служившие общежитием для учащихся и работников, а также гостиница, кинотеатр и ресторан. «При постройке Музея, – пишет современный исследователь “Великого Плана” Рериха, – в его основание был установлен закладной камень из черного гранита. Под ним положена старинная шкатулка, в которой до сих пор хранится несколько тибетских монет, данных учителем Морией, и письмо о Новой Стране, написанное “собственной рукой” Махатмы» (В.А Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. II. С. 270).
«Вначале, – пишет биограф художника, – предполагалось вершину здания украсить буддийской ступой, таким образом дом превратился бы в настоящий Буддийский центр – резиденцию западного далай-ламы. Но ступа не получилась, и вместо нее выстроили обыкновенный шпиль, лишь слегка походивший на буддийское культовое сооружение» (М. Дубаев «Рерих». С. 312).
Согласно проекту, в этом здании должно было помещаться капище в честь Будды и Шамбалы (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 165). Напомним: именно в этом, увенчанном, пусть и стилизованной, но все же буддийской ступой здании, была освящена митрополитом Платоном часовня преп. Сергия.



Сотрудники Нью-Йоркского музея. Слева направо (сидят): Э. Лихтман, З.Г. Лихтман, Н.К. Рерих, Н. Хорш, Ф. Грант; (стоят): Л. Хорш, С.М. Шафран, С.Н. Рерих, М.М. Лихтман, Т.Д. и Г.Д. Гребенщиковы.

Структура учреждений Рериховского центра в самом общем виде была следующей:
«Музей Рериха» / «Roerich Museum» (осн. 1923). Ок. 1000 картин Н.К. Рериха. Отделы искусств более 10 стран. Тибетская библиотека, включающая 330 «священных» книг черной религии Бон-По. Предполагалось создание Музея религий. Издательство «Roerich Museum Press». Симфонический оркестр. «Общество друзей Музея Рериха» (1926). Национальные секции (в т.ч. «Русско-сибирский отдел»). Секции Оригена, Франциска Ассизского, Спинозы. Лига Нового Человечества, Клуб юных идеалистов, Ассоциация ценителей мысли, Академия творческого искусства, Центр юных музыкантов, Центр Шекспира, Биософический институт. Всемiрная лига культуры, Единение женщин, Пан-Американская ассоциация женщин, Комитет «Пакта Мира».



Список рериховских учреждений с логотипами. 1931 г.

Международная организация «Пылающее сердце» / «Cor Ardens» – братство художников, в задачу которого входила организация выставок и основание музеев.
Институт объединенных искусств / «Master School of United Arts». Отделы всех отраслей искусства. Общества, посвященные специальным отраслям музыки, включая церковную. Курсы прикладных искусств. Отделы для слепых и для дефективных детей. «Институт продвижного воспитания». «Латино-Американский институт».
Международный художественный центр «Венец Мiра» / «Corona Mundi. International Art Center». Издательство «Corona Mundi». Выставки (в т.ч. передвижные) искусства отдельных эпох, наций и личностей.
Торгово-транспортная контора «Мiровая служба» / «World Service. Pancosmos Corporation»
Издательство «Алатас» / «Alatas» (учр. 7.5.1924). По словам Г.Д. Гребенщикова, совместно с которым было оно создано, название переводилось с киргизского, как «белый крепкий высокий Аллахов камень».



Н.К. Рерих и Г.Д. Гребенщиков.
Георгий Дмитриевич Гребенщиков (1884–1964) – писатель, публицист и переводчик. Возглавлял Сибирскую группу друзей Музея Рериха. В 1925 году штате Коннектикут основал русское поселение «Чураевка».


Корпорация «Белуха» / «Beluha Corporation» – на основе разработки богатейших месторождений полезных ископаемых в горном Алтае должна была стать основой финансового благосостояния всех учреждений Рериха. (Надежда на это рухнула, когда летом 1929 г. Н. К. Рерих утратил права на концессию.)
Пресс-центр «New Syndicate». Периодические издания. Издательство «Новая эпоха»/«New Era Library».



Святослав Рерих. Здание музея Николая Рериха в Нью-Йорке. 1929 г.

Финансовый кризис 1930 г., а потом измена ближайших сотрудников Н.К. Рериха после провала его экспедиции 1934-1935 гг. привели к разрушению всех этих учреждений.
В результате судебного процесса с Л. Хоршем (объединившимся с министром Г. Уоллесом) Н.К. Рерих, обвиненный в неуплате государству налогов (страшнейшее обвинение в США!), превратился в обанкротившегося должника.
В конце 1940 г. американский суд принял решение о том, что весь Музей со всем имуществом принадлежит теперь Л. Хоршу. Новый владелец вместе с тем не вышел из правления Пакта Рериха, заблокировав там все действия мэтра.



Продолжение следует.