September 19th, 2021

ТАЙНА РЕРИХА (3)


Святослав Рерих. Священный ларец. 1928 г. Музей Николая Рериха в Нью-Йорке.


Безспорно, пожалуй, одно: Н.К. Рерих был теософом, принадлежавшим к оккультному (не регулярному) масонству, что установлено современными авторитетными исследователями с полной очевидностью (В. Брачев «Масоны и власть в России». М. 2003. С. 400). Еще в предреволюционные годы в своем петербургском доме на Галерной он устраивал спиритические сеансы (И.Э. Грабарь «Автобиография». М. 1937. С. 174-176). Этот интерес не угас у Рерихов и позднее. Особенно усилился он у них в Лондоне, начиная с весны 1920 года (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 68).
Н.К. Рерих был масоном потомственным. Еще дед его входил в Рижскую масонсую ложу, руководил которой великий мастер барон фон Унгерн-Штернберг (предок командира Азиатской конной дивизии генерал-лейтенанта Р.Ф. фон Унгерн-Штернберга).
«Крест высшего масонского посвящения» отца художника, известного петербургского нотариуса, «демонстрировался на юбилейной выставке семьи Рерихов в Государственном музее Востока в 1994 году. Это редчайший орденский знак с берилловыми лучами, в центре его располагается отшлифованный горный хрусталь, имеющий изнутри замысловатую гравировку – изображение святого Георгия Победоносца, поражающего змия, верхний луч заканчивается рубинами» («Оккультные силы СССР». Под ред. А.Д. Балабухи. СПб. 1998. С. 113). В семье Рерихов только старшие сыновья (каковым и был Николай Константинович) были масонами.
Вопреки позднейшим распространяемым им на Востоке (где, как известно, фигура «Белого Царя» была священна) легендам о близости до революции Царскому Двору, в действительности Н.К. Рерих был причастен заговору против Государя. В монгольской биографии Н.К. Рериха 1935 г. говорилось: «Во время царствования Императора Северной России Николая II Рерих исполнял обязанности великого министра этой страны, он в течение нескольких лет имел возможность являться на прием к Царю и обсуждать с ним дела» (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 59).
Заболевший в 1915 г. тяжелым воспалением легких и страдавший после этого сильными недомоганиями, Николай Константинович решил почему-то поправлять свое здоровье в Ладожских шхерах, причем зимой. Как бы то ни было, покидал он Петроград спешно, вместе со всей семьей (женой и двумя маленькими детьми), в гельсингфорском поезде с 16 на 17 декабря 1916 года (О. Шишкин «Битва за Гималаи». М. 2003. С. 38-39).
То есть в ту самую ночь, когда в Юсуповском дворце убивали Царского Друга – Г.Е. Распутина, что, вспомним, по мысли заговорщиков, означало переворот. Об информированности Н.К. Рериха свидетельствует еще и тот факт, что перед убийством князя Ф.Ф. Юсупова укреплял специальными гипнотическими сеансами доктор Константин Николаевич Рябинин (1877–1953), хороший знакомый Н.К. Рериха.
Константин Николаевич был также розенкрейцером, лечил родителей Н.К. Рериха, его супругу и брата Бориса (О. Шишкин «Распутин. История преступления». М. 2004. С. 273. Со ссылкой на: ФСБ. С.-Петербург и Ленинградская область. Ф. 21823. Т. 1). Впоследствии, по настоянию Рериха, Рябинин принял участие в его Тибетской экспедиции 1927-1928 гг.:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/23117.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/174288.html



Участники Тибетской экспедиции. Слева направо: К.Н. Рябинин, Ю.Н. Рерих, Н.Н. Рерих, П.К. Портнягин, Зинаида и Морис Лихтманы. Улан-Батор. 1927 г.

В городке Юхнилахти Рерихи узнали последовательно об убийстве Г. Е. Распутина, февральском и октябрьском переворотах 1917 года. А вскоре, не покидая избранного места, они фактически оказались за границей: 31 декабря большевики признали независимость Финляндии, к которой отошли Юхнилахти. Лишь раз, на Рождество 1917 г., Н.К. Рерих ненадолго покидал свое убежище, на самое короткое время приехав в Петроград.
Далее, известно, что в 1919 г. Н.К. Рерих вступил в Лондоне в одну из эзотерических лож, входил в мексиканский капитул ордена «Розы и креста», управлявший ложами системы «Права человека» (А.Е. Виноградов «Тайные битвы ХХ столетия». М. 1996. С. 190-191).
Известно также о доставлении в парижский банк осенью 1923 г. специально для Рерихов посылки со «священной реликвией – волшебным камнем, отождествляемым с Граалем» (М.Л. Дубаев «Рерих». М. 2003. С. 217).
Получив его 6 октября, Н.К. Рерих именовал его «Сокровищем Мiра», изобразив его на многих картинах, указав написать и опубликовать «Легенду о Камне». Ларец с Камнем предполагалось водворить в Храме единой религии на Алтае (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 77-78).
На новый 1933-1934 год Рерихами была получена Чаша (То же. Кн. II. С. 280). Подробнее об этом поговорим позже, а пока припомним т.н. «легенды московских тамплиеров» (масонов-эзотериков в СССР), в которых содержался, в частности, цикл легенд о Граале, знакомство с которым «готовило ученика к принятию очередной степени посвящения, сопровождавшегося определенным обрядом» («Орден российских тамплиеров». Т. III. Легенды тамплиеров. Литература ордена. Публ. А.Л. Никитина. М. 2003. С. 3. Сами легенды опубликованы в этом же томе).



Святослав Рерих. Портрет Н.К. Рериха со священным ларцом. 1928 г. Музей Николая Рериха в Нью-Йорке.

В 1930-х годах в США Н.К. Рерих состоял в розенкрейцерской ложе, в которой имел высшую степень посвящения (М.Л. Дубаев «Рерих». С. 8).
Следует иметь в виду сказанное о масонстве в Определении Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей, принятого 15/28 августа 1932 г. и написанного на основе тщательного анализа многочисленных документов и материалов: «Надев на себя тогу ревнителей Православия и христианского просвещения, они с такой хитростью и лицемерием, через посредство денег и печати, обольщают доверчивых и несведущих людей, заражают их ядом модернизма и отвлекают от истинной Христовой Церкви. Русская эмиграция сильно отравлена масонством.
Обычно русские масоны стараются отмежеваться от мiрового масонства, утверждая, что русские ложи якобы не имеют ничего общего с ложами других стран. Но такие заявления не соответствуют истине. […] Масонство едино, несмотря на некоторую разницу ритуалов, даже на некоторую кажущуюся, вернее – показную, рознь. Весьма часто слышны речи, будто существует масонство “хорошее” и масонство “дурное”, однако, в речах и писаниях видных масонов мы постоянно встречаем указания на единство мiрового масонства, несмотря на видимую в нем рознь. […] Масонство едино и рознь между различными ритуалами – лишь показная, для широкой публики. Принадлежность к этому ритуалу отнюдь не исключает данного “брата” из другого, якобы враждебного ему, ритуала. Каждый масон высшей степени обладает и первыми тремя степенями и в качестве мастера является полноправным членом любой ложи земного шара».
Отсюда, между прочим, тесные связи Н.К. Рериха с влиятельными кругами Англии (из самого уязвимого места которой – Индии – несмотря на всё напряженное внимание Intelligence Service, его так и не выселили) и Франции. Отсюда и Пакт Рериха. Многие из глав государств, поддержавших и подписавших его, были также людьми лож…
«Есть ли надобность в существовании масонства теперь, раз оно свое назначение выполнило, мы судить не беремся, – рассуждал в середине 1930-х весьма близкий Рерихам их последователь и ученик А.И. Клизовский, – но тайные учения всегда были и всегда будут. Без тайны обойтись невозможно. Мiр существует и держится тайной. Если бы такие великие тайны, которыми обладают Силы Света, Старшие Братья человечества, были сообщены людям, то мiр погиб бы. Великие истины нельзя сообщать неподготовленным умам, ибо они обращаются в орудие разрушения. Ведь еще Христос учил: “Не мечите бисера перед свиньями, да не попрут его ногами своими и, обратившись, не растерзают вас”. Но между тем законы эволюции требуют, чтобы тайное постепенно становилось явным, чтобы некоторые истины становились достоянием людей. Отсюда вытекает необходимость подготовки некоторых людей, стремящихся к знанию, к восприятию этих тайн, к посвящению в высшую эзотерическую мудрость. Но так как высшее знание открывает высшие возможности и высшие силы то, для того, чтобы они не стали достоянием человека недостойного, все стремившиеся к постижению высших тайн и обладанию высшими силами всегда подвергались продолжительным и тяжким испытаниям» (А.И. Клизовский «Правда о масонстве. Ответ на книгу В.Ф. Иванова “Православный мiр и масонство”». Рига. 1990).
Примечательно, что первое издание книги А.И. Клизовского вышло в Риге в 1934 г., то есть в том самом году, когда в Харбине увидело свет первое издание книги В.Ф. Иванова (реакция молниеносная!), из которого местные сторонники Н.К. Рериха по-пиратски изъяли наиболее значимые разоблачения их «гуру».



Александр Иванович Клизовский (1874–1942) – происходил из семьи отставного военного музыканта. В годы Великой войны, будучи офицером, попал в плен. В 1918 г. обосновался в Риге. Сторонник идей Е.П. Блаватской и Н.К. Рериха, с которым с 1934 г. находился в переписке. Член правления Латвийского общества Рериха (14.3.1940). После присоединения Латвии к СССР арестован как бывший офицер (2.6.1941). Отправлен в Казахстан. Расстрелян.

Что касается Н.К. Рериха, то на протяжении, по крайней мере, 1920-1930-х годов он пытался воплотить в жизнь один единственный план (под воздействием времени и обстоятельств изменялись лишь пути и некоторые детали его воплощения) – создание небывалого еще оккультного государства под своим, разумеется, водительством.
Еще в 1921 г. Е.И. Рерих пишет в дневнике, что ее мужу «суждено руководить Россией» (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 20). А сын Святослав даже в 1965 г. в частном письме признавался, что и тогда еще существовало «много сторон… личности» его отца, «которых вовсе нельзя касаться в широком оповещении» (Там же. С. 13).
Попутчиками (помощниками) Н.К. Рериха в этом деле могли быть разные силы, последующая судьба которых (в зависимости от их реального веса и возможностей) в представлениях Николая Константиновича определялась лишь личной преданностью ему одному и его идеям.
Все это с непреложностью вытекает из достоверно известных нам целей организованных им экспедиций и их итогов. В весьма сжатом виде это выглядит следующим образом:
Первые воплощенные в словах идеи Великого / Мiрового плана относятся к осени 1921 г. О существе этого плана Е.И. Рерих 11 ноября 1922 г. писала старшему сыну: «Союз народов Востока назревает» (Там же. С. 22).
Известная в научной литературе Первая Центрально-Азиатская экспедиция Н.К. Рериха 1924-1928 гг. в действительности прикрывала иное многоярусное построение с совершенно иными субъективными целями.
Отъезд Рериха в Индию состоялся в ноябре 1923 года. Первый индийский этап (Восточные Гималаи) весной 1924 г. увенчался в Дарджилинге (летней резиденции вице-короля Индии в княжестве Сикким) «опознанием» пришедшими из лхасского монастыря Морулинг ламами в Н.К. Рерихе (поселившемся, кстати, в доме, где некогда, после бегства из Лхасы, жил 13-й далай-лама) воплощением 5-го далай-ламы. Это подтвердило «телепатические послания» его супруги (Е.И. Рерих) и результаты спиритического сеанса, состоявшегося еще в декабре 1922 г. (А.И. Андреев «Время Шамбалы. С. 308-309).
В своем дневнике З.Г. Лихтман (впоследствии Фосдик) прямо так и пишет (29.7.1922): «Н.К. – воплощение 5-го далай-ламы. […] …У него громадная миссия в России будущего» (З.Г. Фосдик «Мои Учителя. Встреча с Рерихом (по страницам дневников 1922-1934 гг.)». М. 1998. С. 177).



Зинаида Григорьевна Лихтман, урожденная Шафран (1889–1983) – уроженка еврейской семьи из Одессы. До революции с родителями выехала в Вену. Затем переехала в Нью-Йорк (1912). Директор Института объединенных искусств при Музее Николая Рериха в Нью-Йорке; вице-президент Музея; директор Академии искусств. Ближайшая сотрудница Н.К. и Е.И. Рерихов. В 1926-1927 гг. принимала участие в Первой Центрально-Азиатской экспедиции. После 1935 г. – единственное доверенное лицо Рерихов в Нью-Йорке, переводчица ряда книг Николая Константиновича на английский язык. В первом браке за Морисом Лихтманом; во втором (с 1939) за Дедлеем Фосдиком. Эзотерические имена: «Верный Страж», «Радна».

22 сентября 1924 г. последовал неожиданный отъезд Н.К. Рериха в Европу, а затем в США. В Берлине в декабре он имел продолжительную беседу с советским полпредом Н.Н. Крестинским, который так оценил своего собеседника в письме наркоминделу Г.В. Чичерину 2 мая 1925 г.: «Настроен он совершенно советски и как-то буддийско-коммунистически» (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 123).
Во время первой же беседы Рерих предложил советскому дипломату данные, представлявшие интерес для разведки. Пришлось полпреду из-за неполной компетенции в этом вопросе вызвать даже специального референта по восточным странам Г.А. Астахова (Там же. С. 121).
В ответном письме нарком, настоятельно советовал «не упустить того полубуддиста-полукоммуниста […] У нас до сих пор не было такого серьезного мостика в эти столь важные центры. Ни в каком случае не надо потерять эту возможность. Как именно мы ее используем, это требует весьма серьезного обсуждения и подготовки» (А.И. Андреев «Время Шамбалы. С. 310).
Но странный посетитель был уже снова в Индии. Экспедиция идет под американским флагом. Цель была заявлена «чисто художественная». Но людям раздают «тибетские грамоты»: «Майтрейя идет!» Среди местного населения распространяются понятные людям Востока предсказания об «исполнении сроков» Шамбалы, о близком приходе Будды Майтрейи. Стремясь «насытить азийский мiр образами грядущего Будды», Рерих приступает к создании серии картин «Майтрейя». На семи полотнах – «стремительный красный всадник, несущийся с вестью по Азии».



Н.К. Рерих. Шамбала идет. 1926 г. или конец 1925 г. Серия «Майтрейя (Красный Всадник)». Местонахождение неизвестно.
«...На красном коне, с красным знаменем неудержно несется защищенный доспехами красный всадник и трубит в священную раковину. От него несутся брызги алого пламени, и впереди летят красные птицы. За ним горы Белухи; снега, и Белая Тара шлет благословение. Над ним ликует собрание великих лам. Под ним – охранители и стада домашних животных как символы места. Эта замечательная старинная тибетская картина принесена нам в последний день жизни в Ладакхе» (Н.К. Рерих).


Изменение установки опять-таки можно проследить документально по высказываниям Рерихов:
«Всё переменилось – с нами Ленин» (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 118).
«Шествие коммунизма нужно крепко сплести с именем Майтрейи, ибо это истина» (Там же. С. 136).
«Будда строил коммунистические общежития, а Христос проповедовал коммунистический строй» (Там же. С. 116).
«Великий Готама дал мiру законченное учение коммунизма» (Там же. С. 167).



Н.К. Рерих. Конь счастья. 1925 г. Серия «Майтрейя (Красный Всадник)». Нижегородский художественный музей.

В написанной в октябре 1925 г. самим Рерихом от имени шанхайского корреспондента статье «Махатма Ак-Дордже», предназначенной по его словам «для печатания на разных языках», он так пишет о себе: «В разных местах Азии появляется загадочный деятель Ак-Дордже, очень жизненно провозглашающий идеи общего единения и коммунизма. Говорят, что по происхождению и по имени Ак-Дордже монголо-тибетского происхождения. В его руках находятся многозначительные древние пророчества, все время уже исполняющиеся. Даже последнее бегство Таши-ламы было определено ими. Вся деятельность этого нового явления направлена на объединение народов на основах старой литературы и религий. Как слышно, в этом учении дух не противопоставляется материи, но наоборот, материя возводится до качества духа. Не удалось установить, из какого источника исходит это учение, так как трудно отделить от действительной передачи. Но, видимо, с этим явлением мiру придется широко встретиться» (Там же. С. 227).


Н.К. Рерих. Твердыни стен. (Монастырь Бон-по). 1925 г. Серия «Майтрейя (Красный Всадник)». Нижегородский художественный музей.

Затем всё это вылилось в стройную программу:
«1) Учение Будды есть революционное движение; 2) Майтрейя является символом коммунизма; 3) Миллионы буддистов в Азии немедленно могут быть привлечены к мiровому движению в поддержку идеалов Общины; 4) Основной закон, или простое учение Гаутамы, должно легко проникнуть в народ; 5) Европа будет потрясена союзом буддизма с ленинизмом; 6) Монголы, тибетцы и калмыки признают сроки пророчество о Майтрейе и готовы приложить их к текущей эволюции; 7) Отъезд Таши-ламы из Тибета дает небывалый повод к выступлению на Востоке; 8) Буддизм объясняет причину отрицания Бога как закономерное явление; 9) Требуется предпринять немедленные действия согласованно с Советским правительством, полностью учитывая местные условия и пророчества Азии» (Там же. С. 147). На основе записей в дневниках Е.И. Рерих.
Заинтересована была и другая сторона. «Большевики нуждались в “общем решении” политической ситуации на Востоке», – пишет современный исследователь вопроса (Там же. С. 119).



Н.К. Рерих. Знамя грядущего. 1925 г. Серия «Майтрейя (Красный Всадник)». Нижегородский художественный музей.

На благоприятный исход дела позволяли надеяться и некоторые факты биографии Николая Константиновича.
Г.В. Чичерина он знал еще с того времени, когда оба они учились на юридическом факультете Петербургского университета (Там же. С. 122).
О встрече с Лениным в Швейцарии Рерих рассказал З.Г. Фосдик в апреле 1927 г. в Монголии (Там же. 136). Подтверждение этому немаловажному обстоятельству находим и в письме Рериха Чичерину, посланном из Хотана 24 июля 1925 г.: «Вы, вероятно, уже знаете, что ряд лет по поручению Ильича занимаюсь применением религий к коммунизму» (Там же).
Николай Константинович отлично выдержал годовую паузу в диалоге с сильно заинтересовавшейся им Москвой. Лишь в апреле 1926 г., достигнув столицы Синьцзяна (Урумчи) и вступив в контакт с советским генконсулом А.Е. Быстровым, он сам прервал паузу, усилив и без того не слабую свою позицию в будущих переговорах.
«Задачей Махатм, – записал в свой дневник 19 апреля 1926 г. советский дипломат, – будто бы является объединение буддизма с коммунизмом и создание великого восточного союза Республик. Среди тибетцев и индусов-буддистов ходит поверье (пророчество) о том, что освобождение их от иностранного ига придет именно из России, от красных (Северная красная Шамбала). […] Из слов Рерихов можно понять, что их поездки по Индии, Тибету и Западному Китаю – выполнение задач Махатм, и для выполнения задания Махатм они должны направиться в СССР, а потом якобы в Монголию, где они должны связаться с бежавшим из Тибета Таши-ламой (помощником Далай-ламы по духовной части) и вытащить его в Монголию, а уже оттуда двинуться духовным шествием для освобождения Тибета от ига англичан» (Там же. С. 141).



Н.К. Рерих. Мощь пещер. 1925 г. Серия «Майтрейя (Красный Всадник)». Нижегородский художественный музей.

Выхода на контакт в Москве ждали. Въездные визы в СССР Рерихами были получены без труда в кратчайшие сроки. В течение краткого пребывания в советском представительстве в Урумчи Н.К. Рерих не терял времени даром: узнав, что там уже давно лежит бюст Ленина, он спроектировал для его установки постамент, представлявший из себя «усеченную масонскую пирамиду, где вместо глаза расположилась бы голова Ленина» (М.Л. Дубаев «Рерих». С. 259). Пьедестал должен был быть уснащен изображениями серпа и молота и тибетских знаков. На лицевой стороне предполагалась надпись «Ленин – великий Учитель» на семи языках.
За недолгое время пребывания в Урумчи Рериху удалось «обратить в свою веру» советского консула. После того, как Быстров прошел испытание, он получил эзотерическое имя «Равинчар» и кольцо ученика. «По приложенному отпечатку, – писал ему позднее Николай Константинович, – дайте вырезать надпись на бирюзе и носите в кольце, подобном данному Вам. Санскритская надпись значит – “Майтрейя Община” и является символом Мiровой Общины. Встретите носителей подобных колец. Можете носить кольцо всегда. Первое, данное Вам, оставьте для внутреннего смысла» (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 147).



Н.К. Рерих с сыном Юрием и А.Е. Быстровым. Урумчи. 1926 г.

Через месяц Н.К. Рерих со спутниками был в Москве: вел переговоры с Г.В. Чичериным, А.В. Луначарским, Л.Б. Каменевым, Н.К. Крупской, Г.Г. Ягодой, начальником спецотдела ОГПУ Г.И. Бокием, начальником ИНО ОГПУ М.А. Трилиссером и др. Николай Константинович рисовал перед собеседниками грандиозную программу переустройства Азии (Священный Союз Востока в буддо-коммунистической упаковке).
«На Гималаях мы знаем совершаемое Вами, – писали индийские махатмы (а в действительности, сам Н.К. Рерих с супругой) советским вождям. – Вы упразднили церковь, ставшую рассадником лжи и суеверий […] Мы признали своевременность Вашего движения и посылаем Вам всю нашу мощь, утверждая Единение Азии! […] Привет Вам, ищущим Общего блага!» (Там же. С. 180).
Было и второе послание – адресованное лично Чичерину: «Если Советский Союз признает Буддизм учением коммунизма, то наши Общины могут подать деятельную помощь, и сотни миллионов буддистов, рассыпанных по мiру, дадут необходимую мощь неожиданности. […] …Может утверждать, что неотложно нужны меры для введения мiрового коммунизма как ступени неотложной эволюции» (Там же).
Был привезен также ларец слоновой кости с землей того места, откуда происходил Будда, которую следовало возложить «на могилу брата нашего махатмы Ленина».
Послание махатм было вручено Чичерину и Сталину.
Для облегчения восприятия посланий еще до приезда Рерихов в Москву там получили 32 экземпляра специально отпечатанной весной 1926 г., видимо, предназначенной специально для «Новой страны», книги «Чаша Востока», в которой публиковались письма Махатм лидерам теософского движения в Индии (Там же. С. 148-149).



«Чаша Востока». Кн. I. «Письма Махатмы». Перевод Искандер Ханум [Е.И. Рерих]. «Алатас».
Нью-Йорк – Париж – Рига – Харбин. 1925.


Позднее в книге «Община», в которой Н.К. Рерих «изложил принципы построения государства, основанного на элементах коммунизма и “очищенного” Николаем Константиновичем буддизма» (О. Шишкин «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж». М. 1999. С. 234), эта тема получила дальнейшее развитие.


Книгу «Община» печатали в 1927 г. в Урге (Улан-Баторе) в монгольской государственной типографии буддийские монахи. Обладателями ее стали лишь избранные люди (тираж составлял всего 300 экземпляров). Другая книга, отпечатанная тогда же в Урге, «Основы буддизма», написанная супругами совместно, печаталась без обозначения не только авторов, но и издательства, с измененным годом: 1926-м вместо 1927-го. (Какое-то время ее даже приписывали А. Доржиеву.) Супруги придавали этим книгам особое значение. Следует указать, что последующие и предыдущие издания «Общины» мало общего имели с ургинским. Судя по изданной переписке, впоследствии весьма обезпокоенные Рерихи следили чуть ли не за каждым экземпляром, предписывая разыскивать книги в библиотеках скончавшихся их владельцев и уничтожать. В письмах своим американским друзьям Н.К. Рерих упорно отказывался от своего авторства: «Совершенно нелепо указание на “мою” книгу в Урге. Книга не моя, и никаких анонимных и псевдонимных книг у меня нет» (М.Л. Дубаев «Харбинская тайна Рериха». С. 343-346, 460).

Вот несколько цитат из этой книги: «Появление Ленина примите, как знак чуткости Космоса»; «Учитель Ленин знал ценность новых путей. Каждое слово его проповеди, каждый поступок его нес на себе печать незабываемой новизны»; «Видя несовершенство России, можно многое принять ради Ленина, ибо не было другого, кто ради общего блага мог бы принять большую тяготу. Не по близости, но по справедливости он даже помог делу Будды».


Н.К. Рерих. Гора Ленина. (XIII день. Ак-таг. Гора Ленина). 1925-1926 гг. Подарена автором Правительству СССР вместе с серией «Майтрейя (Красный Всадник)». Местонахождение неизвестно.
«В морозном солнце утра перед стоянкой четко вырисовывалась снеговая гора Патос. Так назвал высший пик хребта (“Патос” – фонетически, по-местному “Ак-Таг” [ В тюркских языках “ак” означает белый, светлый и даже святой. – С.Ф.]) Махатма Ак-Дордже [т.е. сам Николая Константинович. – С.Ф.], проходя здесь из Тибета. Гора Патос стоит над разветвлением дороги на Каргалык-Яркент и Каракаш-Хотан. […] Гора высится конусом, между двух крыльев белого хребта. Лама услышал и шепчет: “Он (Великий Учитель) не был против истинного буддизма и говорил: Истинный буддизм – хорошее учение”» (Н.К. Рерих «Алтай-Гималаи», 2 октября 1925 г.).
О двух других связанных с ней картинах художника: «Восставший (Сон Востока)» (1920) и «Явление срока» (Гора Ленина) (1927) см.: https://roerich.kz/publication/gora-lenina.htm
Их репродукции см.: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/515791.html


О своей встрече с Н.К. Рерихом и посланиях Махатм Г.В. Чичерин тут же, 13 июня 1926 г., проинформировал «чрезвычайно секретным» письмом на имя секретаря ЦК ВКП(б) В.М. Молотова членов Политбюро и Коллегии Наркомата иностранных дел, а также И.С. Уншлихта (Реввоенсовет), М.А. Трилиссера (ОГПУ) и К.Б. Радека (Коминтерн) (В.А. Росов «Николай Рерих. Вестник Звенигорода». Кн. I. С. 149).
Тогда же Рерих передал свой Советскому правительству – картины, переданные первоначально в Институт Ленина. Впоследствии большинство из них оказалось на даче Горького, откуда они попали в Нижегородский художественный музей.




Продолжение следует.