September 11th, 2021

ЦАРСКИЕ МОЩИ: МАТЕРИАЛЫ (21)





«Синяя шкатулка» и «брюссельские мощи» (продолжение)


Прежде чем рассказать об обстоятельствах переноса Царских Реликвий в Храм-Памятник, следует хотя бы вкратце напомнить историю его постройки.
Идея сооружения в Брюсселе храма Святого праведного Иова Многострадального в память Царя-Мученика Николая II, Царской Семьи и всех в смуте убиенных принадлежала бывшему секретарю главнокомандующего Русской Армией генерала П.Н. Врангеля Николаю Михайловичу Котляревскому и другому ближайшему сотруднику барона – Сергею Николаевичу Палеологу.



Н.М. Котляревский (1890–1966) – происходил из семьи потомственных дворян Полтавской губернии. После окончания Одесской гимназии и юридического факультета Новороссийского университета служил в Министерстве юстиции. Статский советник. Во время Великой войны уполномоченный Красного Креста. Отравлен немецкими газами (20.6.1916). Награжден Георгиевской медалью (1916). В годы гражданской войны арестовывался петлюровцами и большевиками, едва избежав расстрела. Пробрался к белым на юг (дек. 1919). Будучи командированным (апр.-май 1920) ген. Врангелем заграницу (Киль, София, Белград, Париж), возвратился в Крым с А.В. Кривошеиным, где последний возглавлял правительство Юга России. Секретарь генерала Врангеля (11.11.1920–1928), а также хранитель его архива. Перевез его прах в Белград. Видный деятель монархического движения. Председатель Комитета по построению Храма-Памятника в Брюсселе. Жил и скончался (после четвертого инфаркта) в Брюсселе. Погребен на кладбище коммуны Uccle в Брюсселе. Письма к нему митр. Антония опубликованы в кн.: «Письма Блаженнейшего митрополита Антония (Храповицкого)». Джорданвилль. 1988. Был женат на Варваре Владимировне, урожд. графине Мусиной-Пушкиной (12.2.1897 †3.8.1976), состоявшей председательницей сестричества Храма-Памятника.


С.Н. Палеолог (1877–1933) – происходил из византийского Царского Рода. После окончания Императорского Московского университета служил в департаменте общих дел Министерства внутренних дел, занимая должности начальника отдела личного состава, вице-директора департамента и члена Совета министра. Один из сотрудников П.А. Столыпина. За труды по организации юбилейных Романовских торжеств был пожалован званием камер-юнкера Высочайшего Двора (1913). В эмиграции в Югославии. Первый председатель Белградской русской колонии. Назначен ген. П.Н. Врангелем (15.8.1920) официальным представителем гражданского управления Вооруженных сил Юга России (правительственным уполномоченным по устройству русских беженцев в Югославии). Работал по сборам в казну Вел. Кн. Николая Николаевича, а также в Комитете помощи русским воинам, создав санаторий им. ген. Врангеля. Член Державной комиссии. Представитель в Югославии Братства русской правды, основанного в 1921 г. генералом герцогом Г.Н. Лейхтенбергским. Ведал Русской Освободительной казной в память Царя-Мученика Николая II. Скончался в Белграде. Похоронен на русском кладбище вблизи Иверской часовни.

За советом Н.М. Котляревский обратился к Митрополиту Антонию (Храповицкому). «Перед тем, чтобы дать вам благословение и советы, – прозорливо заметил Владыка, – я хочу знать, готовы ли вы к большим горестям и скорбям при осуществлении этого святого дела, ибо все темные силы будут всячески препятствовать вам в осуществлении этого дела, ибо оно связано с именем нашего Великого Государя, Который в будущем будет почитаться, как св. мученик» (Архиепископ Никон (Рклицкий) «Жизнеописание Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого». Т. IX. Нью-Йорк. 1962. С. 280).
Благословение зафиксировано в Определении Синода от 28 сентября / 11 октября 1929 г.



Благословение Митрополита Антония (Храповицкого) на возведение храма.

Сооружать церковь решили в Брюсселе. Одним из главных мотивов этого решения было «желание отодвинуть этот храм подальше на запад, чтобы сделать его менее достижимым для большевиков». Такая предусмотрительность, несомненно, оправдалась.
В конце того же 1929 г. был образован «Комитет по сооружению Русского Православного Храма в Брюсселе в память Царя Мученика Николая II и всех русских людей, богоборческой властью в смуте убиенных», принятый в декабре 1929 г. под покровительство Августейшей Сестрой Царя-Мученика Великой Княгиней Ксенией Александровной, проживавшей в Лондоне.



Фотопортрет Великой Княгини Ксении Александровны, подаренный Комитету по сооружению Храма-Памятника.

Именно она передала туда доставленные ей из Владивостока английским кораблем безценные святыни и вещи, принадлежавшие Царской Семье: Библию, подаренную Наследнику Цесаревичу Алексею Николаевичу Императрицей Александрой Феодоровной; крест с найденными в шахте нательными образками и кольцами; икону Иоанна Крестителя, находившуюся с Царственными Мучениками в Ипатьевском доме, погон Государя, Его полушубок-шинель.
В алтаре находится также стул, на котором Император сидел на фронте.





Особый патронаж возведению храма в Брюсселе оказывала Сербская Православная Церковь, в недрах которой, собственно, и зародилось почитание Государя Императора Николая Александровича, как Святого Мученика.
Почетным председателем Комитета был Сербский Патриарх Димитрий, после кончины которого (24.3/6.4.1930) его сменил преемник – Патриарх Варнава, а затем Великая Княгиня Елена Владимiровна (1882–1957), теща Князя Павла Карагеоргиевича, регента Югославии в 1934-1941 гг. и бабушка Принца Майкла Кентского. Почетными членами были Митрополит Антоний (Храповицкий), вдова сербского премьера Николы Пашича – Джурджина.
Председателем делового Комитета был протоиерей Василий Виноградов (1876–1932), первый настоятель Храма-Памятника, а потом Н.М. Котляревский.
Собор Русских Иерархов (22 архиерея) благословил благое дело, обратившись 2/15 марта 1931 г. к пастве с особым «Архипастырским посланием ко всем православным русским людям в зарубежьи», призвав русских людей к доброхотным жертвам.



Утвержденный в 1934 г. проект Храма-Памятника.

В лучшей части Брюсселя был приобретен участок земли. Строительные работы были начаты 27 ноября / 10 декабря 1935 года. Храм заложили в воскресенье 20 января / 2 февраля 1936 года сербские и русские архиереи: митрополит Загребский Досифей, архиепископы Анастасий (Грибановский, 1873–1965) и Серафим (Лукьянов) и епископ Бачский Ириней (Чирич, 1884–1955).
Присутствовавший на закладке представитель Российского Императорского Дома Князь Гавриил Константинович в речи, в частности, сказал: «Не сомневаюсь и твердо верю, что придет время, когда по всей Земле Русской воспрянут подобные же памятники, а Ипатьевский дом превратится в место паломничества русского народа, но и тогда великим утешением будет служить то, что и на чужбине, в изгнании, мы не забыли Того, Кто жизнь дал Свою за Россию. Вот почему я считаю, что будущий Храм Памятник будет для нас всех символом преданности прошлому, без которого будущее строение нашей Родины невозможно. Он будет тоже служить напоминанием нашего долга перед Родиной, почерпая его в примере Великого Страстотерпца, предпочтившего смерть – измене России» (Архиепископ Никон (Рклицкий) «Жизнеописание Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого». Т. IX. 287).



Князь Гавриил Константинович (в центре) на закладке Храма-Памятника 20 января/2 февраля 1936 г. Слева настоятель отец Александр Шабашев.

Наружная постройка церкви и колокольни были завершены к 20 октября/2 ноября 1936 года. Тогда же были воздвигнуты кресты. Шла внешняя отделка.
Под наблюдением Комитета изготовлялись памятные доски с именами погибших в годы Второй Русской Смуты для размещения их на стенах храма, составлялся синодик для вечного поминовения усопших. Стоит особо подчеркнуть, что имена генералов Л.Г. Корнилова и М.В. Алексеева на досках в храме отсутствуют (И. Грезин «Храм-Памятник в Брюсселе. Список памятных досок». СПб. 1999). Исключение представляет имя генерала Алексеева, фигурирующее в названиях военных подразделений. Однако поминается не он лично, а погибшие в составе этих подразделений.



Окончание фасадных работ. 1938 г.

Эти последние обстоятельства привели в среде русской эмиграции к различного рода трениям и неудовольствиям. Однако наиболее болезненную реакцию, буквально взрыв негодования среди некоторой части бывших военных, вызвала публикация в 1938 г. русского издания книги Ивана Павловича Якобия «Император Николай II и революция», чистый доход от продажи которой поступал на сооружения Храма-Памятника.
Главной ее темой была роль предательства и измены в падении Самодержавия и крушении Исторической России. Для русских эмигрантов, чтивших память Царя-Мученика и Царской Семьи, труд И.П. Якобия стал в полном смысле слова настольным: эта книга хранилась «как реликвия, как житие Царя Мученика». При этом автор обличал многих высокопоставленных военных, изменивших Государю в февральско-мартовские дни 1917 года, стоявших впоследствии у истоков Белой борьбы.



Настоятель Храма-Памятника в 1933-1946 гг. протопресвитер Александр Шабашев. Фотопортрет с дарственной надписью: Брюссель. 1/14 января 1937 г.

Начавшаяся вскоре вторая мiровая война помешала завершить внутреннее устройство храма.
Однако именно во время войны совершилось то важное событие, во многом благодаря которому тот храм приобрел столь важное значение. Имеем в виду перемещение сюда Царских мощей из брюссельской церкви Воскресения Христова, произошедшее при участии уже упоминавшегося нами протоиерея Иоанна Григор-Клочко.
Событие это запечатлено на опубликованной в 2001 г. М.В. Назаровым фотографии, предоставленной ему графиней М.Н. Апраксиной (М.В. Назаров «О мощах св. Царственных Мучеников и о брюссельском Храме-Памятнике». С. 15).



После панихиды 4/17 июля 1943 г. Слева направо: Э.Н. Фричеро, протоиерей Иоанн Григор-Клочко, В. Котляревский, М. Котляревский, князь П.Б. Щербатов, князь М.А. Черкасский, В. Кусонский, граф П.Н. Апраксин, А. Слободской, А.В. Гладков, Н.А. Всеволожский.



Продолжение следует.