September 8th, 2021

ЦАРСКИЕ МОЩИ: ДОКУМЕНТЫ (18)




60.
Письмо Председателя Русского Общевоинского Союза генерала Е.К. Миллера Митрополиту Антонию (Храповицкому)
от 27 июля 1936 г.

На официальном бланке «Председателя Русского Обще-Воинского Союза».
[Машинопись, подпись – автограф.]

Ваше Преосвященство
Всемилостивейший Архипастырь.
До моего сведения дошло, что Ваше Преосвященство, в проповеди, сказанной перед началом панихид по зверски убиенным ГОСУДАРЕ ИМПЕРАТОРЕ НИКОЛАЕ II и Его Августейшей семье, коснулись вопроса о судьбе останков умученных и высказали ту мысль, что, вместо христианского погребения останки эти находятся в руках врагов русской государственности и хранятся в неподобающем месте.
Так как я не сомневаюсь, что, в данном случае, Вы были кем-то введены в заблуждение, как и многие русские люди, то я позволяю себе послать Вам то мое циркулярное сообщение, которое я разослал по Русскому Обще-Воинскому Союзу три года тому назад и выражаю надежду, что Вы усмотрите из него, что останков, которые могли бы почитаться заслуживающими погребения и были бы действительно останками царственных мучеников – не имеется.
Испрашивая Святых молитв Ваших,
остаюсь Вашего Преосвященства
покорный слуга Е.К. МИЛЛЕР
.

(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 99.)



Евгений Карлович Миллер (1867–1937), генерал-лейтенант (1915). Генерал-губернатор и главком войсками Северной области, главный начальник края (1919-1920). С февраля 1920 г. эмигрант. С 1930 г. председатель «Русского общевоинского союза» (РОВС). Похищен и вывезен агентами НКВД из Парижа в Москву, осужден и расстрелян. Побудительным мотивом к написанию письма Митрополиту Антонию (Храповицкому) могло стать родство генерала. Его брат, Карл Карлович, масон, входил в состав «коллегии хранителей» (см. следующий пост).

61.
Циркулярное письмо Председателя Русского Общевоинского Союза генерала Е.К. Миллера всем начальникам и подчиненным
от 18 апреля 1936 г.

[Машинопись, подпись – автограф.]
«18 апреля 1933 г.
№ 340. г.
Париж.

Циркулярно.
Всем начальникам, подчиненным непосредственно Председателю Р.О.В. Союза.
Некоторое время тому назад издающийся в Белграде газетою «Царский Вестник», а также легитимными кругами, стали распространяться в Югославии и в других странах печатные обращения о предании погребению останков Царственных мучеников, с собиранием подписей под этими обращениями.
Подробное объяснение Митрополиту Антонию, принявшему, по своей неосведомленности, живое в этом деле участие, уже дано преемником М.Н. Гирса – В.А. Маклаковым
[1].

[1.] Эта осведомленность генерала о конфиденциальном письме Митрополиту подтверждает наше предположение о том, что источником такой информации мог быть его брат – «член коллегии хранителей» и собрат автора этого послания Маклакова по ложе. – С.Ф.
Начальник IV Отдела РОВС, генерал Барбович, предложил чинам вверенного ему Отдела воздержаться от дачи под упомянутыми обращениями своих подписей.


Генерал-лейтенант Иван Гаврилович Барбович (1874–1947) – один из самых знаменитых белых кавалерийских начальников, личный друг барона П.Н. Врангеля. В 1920 г., командуя конной дивизией, прикрывал отход Белой Армии к Новороссийску. В эмиграции в Югославии был начальником кадров 1-й кавалерийской дивизии. В созданном в 1924 г. РОВС был назначен сначала заместителем 4-го отдела (курировавшим Грецию, Румынию и Югославию), а с 21.1.1933 г. и его начальником. Скончался в Мюнхене.

Всецело одобряя решение генерала Барбовича, прошу Вас, ввиду возможности появления этих обращений и в районе вверенного Вам Отдела, осведомить подведомственных Вам чинов о необходимости воздерживаться от дачи своих подписей под обращением.
По существу же дела, относительно якобы «останков» – я могу сказать следующее:
к «останкам» может быть отнесено разве лишь: 1) обгорелый женский палец (две фаланги), 2) несколько обгорелых костей, принадлежащих, несомненно, млекопитающимся, 3) несколько кусков человеческой кожи, 4) комок земли, пропитанный салом.
Можно ли говорить о торжественных похоронах вышеперечисленного? Остальные же предметы (их более четырехсот), которые вместе с вышеперечисленными составляют так называемые вещественные доказательства к судебному следствию, произведенному следователем Соколовым, уже никак не являются «останками».
Всё это я знаю непосредственно от следователя Соколова, который, приехав зимою 1920-21 г. в Париж, обратился ко мне с просьбой хранить у меня второй экземпляр следственных материалов – конечно, кроме вещественных доказательств следствия, которые
[4 сл. вымараны.] находились при подлинном следствии, привезенном Жаненом.
Несколько месяцев чемоданы Соколова с копией следствия хранились у меня на квартире, а вещественные доказательства, среди которых имеется и то, что я перечислил, были тогда же переданы на хранение М.Н. Гирсом особой комиссии, в условиях совершенно исключающих возможность утраты их, даже и в случае смерти кого-либо из членов коллегии, как этого опасались некоторые при известии о кончине М.Н. Гирса.
Тем, кому сообщаемые мною сведения покажутся недостаточными, надлежит обратиться к труду Соколова «Убийство Царской Семьи», в каковом труде до мельчайших подробностей приведен и список вещественных доказательств.
Приложение: выписка из французского перевода книги следователя Соколова
[2].
Генерал МИЛЛЕР.


[2.] См. уже приводившийся нами документ № 22. К делу Канцелярии Архиерейского Синода Зарубежной Церкви подшита (л. 99) машинописная копия тех же самых выписок. – С.Ф.

(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 100.)


***
Ввиду важности вопроса, требующего скорее сосредоточенности, обдумывания и молитвы, нежели выплеска эмоций (в который же уже раз!), не считаем возможным обсуждение всего этого – набегу – в комментах, которые мы на время публикации и ограничиваем.