September 3rd, 2021

ЦАРСКИЕ МОЩИ: ДОКУМЕНТЫ (14)




41.
Письмо епископа Тихона Сан-Францисского
Митрополиту Антонию (Храповицкому)
от 24 мая / 6 июня 1933 г.

[Машинопись; подпись – автограф.]
[Вход. № 3120. 17 /30.7.1933.]
Его Блаженству, Блаженнейшему Митрополиту Антонию.

Ваше Блаженство,
Блаженнейший Владыко!
Имею честь представить на благоусмотрение Вашего Блаженства прошение Сан-Францисского Отдела «Союза Единства Руси» и многих других Русских людей, проживающих в Калифорнии, имена которых означены на прилагаемых при сем шести листах.
Вашего Блаженства нижайший послушник
недостойный ТИХОН,
Епископ Сан-Францисский
.

24 мая / 6 июня 1933 года.
№ 145.


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 58.)


Архиепископ Тихон (Троицкий (1883–1963) – окончил Казанские духовные семинарию (1904) и академию (1908); пострижен в монашество (1905); окормлялся у старца схиархимандрита Гавриила (Зырянова). С 1910 г. служил под началом Владыки Антония (Храповицкого), вместе с которым в 1919 г. выехал в Югославию, где служил инспектором духовной семинарии в Призрене. В 1925-1926 гг. состоял в братии Пантелеимоновского монастыря на Афоне. В 1930 г. в Белграде хиротонисан во епископа Сан-Францисского, викария Северо-Американской епархии. После разрыва в 1946 г. отношений между Американской митрополией и Зарубежной Церковью отказался выходить из подчинения последней. В 1962 г. ушел на покой. Скончался в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, где и был погребен.


42.
Прошение членов Сан-Францисского отдела «Союза Единства Руси»
Митрополиту Антонию (Храповицкому).
Без даты.

[Машинопись; подписи – автограф.]
Его Блаженству, Блаженнейшему Антонию, Митрополиту Киевскому и Галицкому, Председателю Священного Архиерейского Православного Русского Заграничного Синода.

Ваше Блаженство,
Блаженнейший Владыко,
Мы, русские люди, заброшенные в изгнание революционными событиями в Америку, обращаемся к Вам, как к своему Архипастырю и Первоиерарху, и смиренно просим Вашего усиленного от нашего имени ходатайства перед Августейшим Главою священной для нас Династии и перед Святейшим Патриархом Сербским о принятии всех законных мер к тому, чтобы драгоценные для всех русских людей Останки Царской Семьи, несколько лет тому назад вывезенные из Сибири и ныне хранящиеся где-то во Франции, были бы преданы христианскому погребению по обряду Православной Церкви и были бы упокоены в достойном месте для всенародных над ними молитв и поклонения.
С невыразимой скорбью мы узнали о том, что Останки нашего Великого Царя-Мученика НИКОЛАЯ II и Его Августейшей Семьи хранятся где-то в неведомом месте, как обычные вещи.
Ныне тяжелое горе от лишения Отечества, родных и близких, от позора и унижения – усугубляется сознанием того, что до сих пор еще не отдан последний наш долг земной Императору, жизнь Свою положившему за горячо любимую Им Россию. Мы опасаемся, что до тех пор, пока не будет исполнена наша святая обязанность перед Останками Царя-Мученика и Его Августейшей Семьей, Господь не благословит нашу Родину и не пошлет ей долгожданного избавления.
Посему мы горячо просим ходатайства Вашего Блаженства за всех нас о том, чтобы русским людям была предоставлена возможность воздать Царю-Мученику и Его Августейшей Семье христианское погребение, дабы мы могли просить у Их Царственных Останков наши покаянные слезы и умолять чистые души Пресветлого Царя, Мученицы-Царицы, отрока-Царевича и Царевен, живших на грешной Русской Земле, как Св. Ангелы, предстательствовать у Престола Всевышнего за Россию и за нас.
[Подписи – автографы.]


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 59-59 об. и 60-61.)


43.
Прошение прихожан Лос-Анжелесской церкви
Митрополиту Антонию (Храповицкому).
Без даты.

[Машинопись; подписи – автографы.]
Мы, русские люди, собравшиеся в доме гг. Устьянцевых, присоединяемся к просьбе о выдачи останков убиенного Государя и Его Семьи членам Российского Императорского Дома.
[Подписи – автографы.]

Светлое Христово Воскресение
16-е апреля 1933 года.
Лос Анжелос, Калифорния.


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 62-64.)


44.
Обращение к Митрополиту Антонию (Храповицкому) из Аргентины
от 25 мая 1933 г.

[Рукопись с подписями.]
[Вход. № 3179. 1/14.7.1933]

[Резолюция:] С подобным ходатайством я обращался уже несколько раз в разные стороны и мне отказали. М[итрополит] А[нтоний]. 14 июля.
Его Блаженству, Председателю Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей Митрополиту Антонию.
гор. Сремски-Карловцы, Югославия.

Блаженнейший Владыко!
Архипастырски благословите!
Мы, нижеподписавшиеся, русские люди, проживающие в гор. Resistencia – Chaco и его окружности [sic!], глубоко чтя память убиенных Императора Николая II и Его Царской Семьи, обращаемся к Вам с всепокорнейшей просьбой возвысить свой голос печатно и на Имя Его Императорского Величества Кирилла Владимiровича, как Главы Династии Романовых, чтобы Он принял меры к получению Священных Останков Царских Мучеников для предания Их временному упокоению, до погребения на родной русской земле, в подобающем месте и по обрядам нашей православной церкви, хотя бы, например, в нише Русского Православного Храма в Белграде.
С. ПРОКОПОВИЧ – полковник, ныне торговец
[Всего 14 подписей.]

27/V 1933 г.
Resistencia – Chaco.
Argentina.


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 67-67 об.)


45.
Письмо Митрополиту Антонию (Храповицкому) барона Б.Б. Кёне
от 4 сентября 1933 г.

[Автограф.]
[Вход. № 3474-а. 12/25.10.1933]

Ваше Блаженство,
Глубокоуважаемый Владыко!
Прилагаю при сем четыре подписных листа о желании верующих предать Священные Останки, мученически погибшей от жидов Царской Семьи, отпеванию и земле. Некоторые листы находятся еще в ходу и будут представлены Вам непосредственно от организаций.
С глубокою скорбью извещаю Вас о кончине нашего духовного Отца Протоиерея Максима Золотовского
[1]. С его смертью мы потеряли духовного Отца, смело, честно и открыто проповедавшего исконные русские лозунги и теперь в Царские Дни нельзя и помолиться, т.к. остальные священники страха ради иудейского или по республиканским убеждениям, но отказываются служить молебны, причем и отказ-то формулируют в такой форме, что только старое привычное уважение к духовенству сдерживает от эксцессов.

[1.] Священник Максим Золотовский (ум. 1933) происходил из духовного сословия. До революции служил в станице Ковалевской Области Войска Донского. После исхода из России в 1920 г. обосновался в Болгарии, где ощущалась нехватка православного духовенства. В 1924 г. служил в храме Св. Димитрия в Плодвиве, а затем и в других приходах Пловдивской митрополии. 26 января 1927 г. Архиерейским Синодом РПЦЗ возведен в сан протоиерея.
Мало еще горя в России! Не можем мы объединиться и помочь Страдалице.
Молю о благословении Вашем.
Вашего Блаженства
преданный слуга
Уполномоченный Е.И.В-ва
По Пловдивскому району
Ген.-м. Бар[он] Бор[ис] Бор[исович] КЁНЕ
.

4/IX-33 г. н.ст.
Г. Пловдив.


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 77-77 об.)
Далее в дело подшиты (лл. 78-82) листы с подписями русских эмигрантов из Пловдива на имя Митрополита Антония (Храповицкого).


Барон Борис Борисович Кёне (1872 – после 1933) – окончил кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище. Участник похода в Китай 1900 г., Русско-японской и Великой войн. Полковник (1915). В гражданскую войну находился в Вооруженных Силах Юга России. Генерал-майор. После эвакуации Крыма в Болгарии. Жил в Пловдиве.


46.
Обращение Союза монархистов-легитимистов г. Пловдива
Без даты.

[Рукопись с подписями.]

Русские люди,
Почти 16 лет тому назад наш Пресветлый Государь Император Николай Александрович со всей Своей Августейшей Семьей был зверски замучен извергами рода человеческого – садистами и сатанистами, поработителями нашей Великой Родины Матери России и Ее народа.
Вещественные доказательства по делу убийства Царской Семьи, обнаруженные во время следствия, согласно приказа Верховного Правителя Адмирала Колчака, были доставлены при эвакуации Сибири французским генералом Жаненом в Париж к Великому Князю Николаю Николаевичу.
Великий Князь Николай Николаевич распорядился эти останки Царской Семьи передать на сохранению бывшему Русскому Послу Гирсу.
Бывший посол Гирс ныне умер и останки Царской Семьи неизвестно где хранятся, быть может, в кладовой вместе с грязным бельем.
Останки Царской Семьи – русская святыня и достояние русского народа, порабощенного убийцами. Это наша реликвия, которую мы должны вернуть русскому народу и порабощенной Родине. Без этих останков честная русская эмиграция не может вернуться в Россию.
Возвысьте свой голос, русские люди, своими подписями под этим листом, будем не просить, а требовать того, что принадлежит нам и чем никто, кроме нас, распоряжаться не может.
Предадим эти останки временному погребению в зарубежье и с ними пойдем в освобожденную Россию.
Помните, что до тех пор, пока эти останки не будут погребены, нам не видать и России.
Помните и никогда не забывайте, что Государь Император Николай Александрович наш бывший Верховный Главнокомандующий, кому мы присягали служить до гробовой доски.
Останки должны быть преданы Старшему в Царственном Доме Романовых.
Русские воины, русские чиновники, русские граждане, гражданки и дети, подайте свой голос, возвысьте его. Пусть мiр увидит, что такими вещами русский народ не шутит и не желает глумиться над ними.



(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 80-81.)


47.
Обращение к Митрополиту Антонию (Храповицкому)
Без даты.

[Рукопись с подписями.]
До сего времени Останки мученически погибшей Семьи Императора Николая II, перевезенные по поручению б. Верховного Правителя Адмирала Колчака генералом французской службы Жаненом, хранились у б. русского посла М.Н. Гирса; теперь же со смертью последнего является вопрос: кому передоверил он их хранение?
Минуло 15 лет со дня злодейства и Священные Останки не отпеты и не преданы земле.
Мы, нижеподписавшиеся русские люди, энергично протестуем против такого нарушения человеческих и христианских прав и требуем передачи Священных Останков умученной Семьи их законному Наследнику: Старшему в Роде Дома Романовых для временного погребения.
Генерал-майор бар. КЁНЕ.
Протоиерей МАКСИМ ЗОЛОТОВСКИЙ
.


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 82.)


***
Ввиду важности вопроса, требующего скорее сосредоточенности, обдумывания и молитвы, нежели выплеска эмоций (в который же уже раз!), не считаем возможным обсуждение всего этого – набегу – в комментах, которые мы на время публикации и ограничиваем.