September 2nd, 2021

ЦАРСКИЕ МОЩИ: ДОКУМЕНТЫ (13)





37.
Выписки из Журнала Архиерейского Синода РПЦЗ
от 25 мая / 7 июня 1933 г.

[Рукопись.]
[Вход. № 3000 и 3001.]

Журнал № 11.
[…]
Слушали: присланное через В.А. Маклакова письмо «хранителей следственного производства об убийстве Царской Семьи», от 14 мая 1933 г. в ответ на письмо Блаж. Председателя от 29 марта – 11 апреля с.г. за № 2747.
Постановили:
1.
[Призывая: зачеркнуто] Считая по-прежнему, что в следственном производстве по делу об убийстве Царской Семьи хранятся и останки Ее, но вместе с тем признавая основательность некоторых доводов хранителей относительно затруднительности для них выделения сих Останков из прочих предметов следственного производства, Архиерейский Синод [во всяком случае: зачеркнуто] полагает, что было бы крайне важно, чтобы об условиях хранения и составе хранителей было точно известно хотя бы одному Члену Царской Семьи, Который бы по уполномочию Ее входил в состав коллегии и во всяком случае находит необходимым, чтобы о составе коллегии и всех условий хранения Царских Останков был осведомлен [Глава Династии: зачеркнуто] [Старейший по первородству Глава Династии: зачеркнуто] Глава Династии, т.е. Старейший по первородству Член Ее;
2. Признавая, что названная выше коллегия хранит именно Останки Царской Семьи и что факт убиения Ее не подлежит теперь никакому сомнению, представит на обсуждение Архиерейского Собора о своевременности совершить хотя бы заочное отпевание убиенных Царственных Мучеников
[о чем доложить: зачеркнуто], а также всю переписку по вопросу о хранении священных останков Царской Семьи.
3. Просить Блаженнейшего Председателя по п[ункту] 1 сего определения написать мотивированное письмо
[коллегии: зачеркнуто] хранителям останков и передать выписку из сего определения со всею перепискою канцелярии Архиерейского Собора.


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 50-51.)


38.
Черновик ответа «Коллегии хранителей»
от 17/30 июня 1933 г.

[Рукопись.]
Председ[атель] Арх[иерейского] Син[ода].
№ 2986.
Хранителям следственного производства об убийстве Царской Семьи.

Архиерейский Синод с большим вниманием ознакомился с письмом Вашим и благодарит Вас за [подробное освещение всего положения: зачеркнуто] сообщение сведений о постановке дела хранения останков Царственных Мучеников и всех предметов, относящихся к следственному производству об убийстве Царской Семьи.
Вы пишете, что Вами принято «не священные Останки Царской Семьи, а всё следственное производство судебного следователя по особо важным делам Соколовым, состоящее из несколько томов соответствующей переписки и свыше 400 предметов – вещественных доказательств по этому следственному делу». Формально это так, но по существу дела на Вашем хранении находятся и Останки Царской Семьи, хоть и скудные, перечисленные в Вашем письме.
Вам, может быть известно, что Правление Общества Памяти Государя Императора Николая II в Белграде образовало этой зимою особую комиссию, которой был поставлен следующий вопрос: дает ли следствие Судебного Следователя Соколова достаточно данных для признания Священными Останками Царя-Мученика и Членов Его Августейшей Семьи хотя бы в части из предметов, привезенных генералом Жаненом Великому Князю Николаю Николаевичу и переданных Его Высочеством на хранение М.Н. Гирсу. Комиссия признала, что основываясь на логических построениях базирующихся на данных, добытых расследованием, Суд. Следователь Соколов обосновал свои выводы, дающие Комиссии основание с полным сознанием моральной ответственности ответить утвердительно на поставленный ей Правлением вопрос.
Было бы длинно приводить все соображения Комиссии. Достаточно сказать, что ход ее мыслей , вполне обоснованных и логичных, таков. Факт убиения Царской Семьи и некоторых приближенных следствием доказывается с несомненностью. Затем выясняется погрузка тел на грузовые автомобили и доставление их на урочище Четырех Братьев, где они подвергнуты уничтожению при помощи серной кислоты и сожжению на кострах, причем для лучшего сгорания трупы были разрезаны на части, а кости разрублены. Оставшиеся в кострах осколки костей и некоторые вещи брошены в шахту и засыпаны землею.
Следствием установлено, что все найденные в шахте вещи принадлежат Царской Семье или убитым одновременно с Нею приближенным. Почему, признавая все эти вещи принадлежащими Мученикам, делать исключение для обнаруженных обломков костей? Для этого нет никаких оснований. Суд. Следователь Соколов называет их костями млекопитающих, но для всякого безпристрастного читателя ясно, [что] имело смысл подвергать только Останки Царской Семьи такому тщательному уничтожению с помощью более 11-ти пудов кислоты или и эти труды убийц были бы безцельны.
Вот почему немногочисленные осколки костей, находящиеся в следственном производстве, естественно признаются Останками Царской Семьи. Пусть малы эти 42 осколка костей, но они заслуживают с нашей стороны одинаково благоговейного отношения, как если бы сохранились целые тела Мучеников.
Так воспринимается это и русскими людьми. Ко мне всё продолжают поступать ходатайства из самых различных стран о том, чтобы эти Священные Останки были достойно похоронены.
Архиерейский Синод с большим вниманием ознакомился с Вашим сообщением, в котором изложены препятствия к выделению чего бы то ни было из переданных Вам на хранение предметов. Мы признаем, что препятствия эти весьма серьезны. Но вместе с тем Архиерейский Синод считает своим долгом поставить Вас в известность о том, что нынешний порядок хранения вызывает в русской эмиграции много толков, которые и дальнейшем
[не: зачеркнуто] [едва ли: зачеркнуто], вероятно, не прекратятся, а между тем едва ли полезны и для самого дела хранения священных Останков в той тайне, какую поставила себе целью Коллегия. Одной из главнейших причин этого является несомненно то, что к делу хранения не причастен никто из Царской Семьи. Русским людям известно только одно лицо как осведомленное об условиях хранения – это В.А. Маклаков. Но он, как [принадлежавший к общественности: зачеркнуто] [лицо: зачеркнуто] человек, далекий от Царской Семьи [никогда не считавшийся лицом Ей преданным: зачеркнуто], принадлежавший к конституционно-демократической партии [ни для кого: зачеркнуто], не служит в глазах большинства почитателей Убиенных тем лицом, причастность которого к делу хранения Свящ. Останков гарантирует его благоговейность.
[Как бы: зачеркнуто] С каим бы уважением ни относиться к личности В.А. Маклакова, нельзя не считаться с таким именно отношением к нему весьма значительно правой части эмиграции. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что обращения с протестами стали поступать именно после кончины М.Н. Гирса, который, хотя тоже подвергался нареканиям, всё же был известен как долголетний Царский слуга, пользовавшийся в качестве Императорского Посла Высочайшим [вниманием: зачеркнуто] доверием. В связи с эти среди русских людей естественно является вопрос: почему никто из Родственников Царской Семьи не принимает участия в хранении Ее останков, а В.А. Маклакову они вверены!
Нам представляется, что с таким недоумением, часто выражаемым в самых резких формах и несомненно послуживших поводом для слухов о недостойном якобы хранении Свящ. Останков в каком-то погребе, следовало бы посчитаться.
Архиерейский Синод полагает, что полное устранение Царской Семьи от хранения свящ. Останков Ее Родственников действительно явление ненормальное и объяснимое только недоразумением.
На Вас возложена высокая ответственная задача и хотя мы не знаем Ваших имен, нам хочется верить, что Вы выполняете ее с тем благоговением, какого заслуживают драгоценные предметы Вам вверенные. Если Коллегия в целости сохранит их до восстановления России, то несомненно заслужит благодарность потомства и прежде всего Царской Династии Романовых. Но это в будущем, а пока, к сожалению, до нас не только не доходит выражение ей благодарности, а, наоборот, подозрений и недоверия, получающих проявление в получаемых нами обращениях. Между тем, раз нет возможности совершить погребение Священных Останков, можно хотя бы успокоить тех преданных Царственным Мученикам людей, которым представляется, что Их Останки пленены не только людьми равнодушными к памяти Страдальцев, но даже, может быть, и враждебными.
Я лично, конечно, не думаю, чтобы таких именно лиц избрал покойный М.Н. Гирс, но и я и сочлены мои по Архиерейскому Синоду были бы сами значительно успокоены и чувствовали бы нравственное право успокаивать других, если бы знали, что
[состав Коллегии состоит или хотя бы осведомлен о составе: зачеркнуто] вместе с Коллегией в деле хранения Священных Останков принимает участие старейший Член Императорской Фамилии или хотя бы вообще кто-нибудь из ближайших Родственников убиенного Государя.
Мы просим Коллегию со вниманием отнестись к этому вопросу и надеемся, что она разделит высказанные выше соображения, а о последующем нас уведомит.


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 52-55 об.)


Митрополит Антоний (Храповицкий).


39.
Письмо Митрополита Антония (Храповицкого) В.А. Маклакову
от 17/30 июня 1933 г. Париж.

[Черновик; рукою графа Ю.П. Граббе.]
Председ[атель] Арх[иерейского] Син[ода].
№ 2987.
Его Пр-ву В.А. Маклакову.

Милостивый Государь
Василий Алексеевич,
Благодарю Вас за передачу хранителям моего письма от 11 апреля и прошу Вас не отказать в любезности передать им и прилагаемое при сем мое письмо, писанное по поручению Архиерейского Синода.
Прошу Вас принять уверение в совершенном моем уважении.


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 289. Л. 56.)


40.
Протоколы Архиерейского Собора РПЦЗ
1/14 июля – 7/20 июля 1933 г.

[Машинопись; подписи – автографы.]
Протокол № 1 […] 1/14 июля 1933 г.
[…]
7. Имели суждение по содержанию повестки, представленной Архиерейским Синодом нижеследующего содержания:
[…] 6. Переписка по вопросу о хранении и погребении Останков Царственных Мучеников.
[…]
Протокол № 3 […] 4/17 июля 1933 г.
1. В 8 ч. утра в русской Синодальной церкви отслужена литургия и панихида по убиенной Царской Семье.
[…]
5. Слушали: Переписку Блаженнейшего Председателя Синода по вопросу о хранении и отпевании Останков убиенной Царской Семьи.
После бывших суждений постановили:
1) Переписку принять к сведению, со своей стороны присоединяясь ко всему изложенному в письме Блаженнейшего Председателя Синода к хранителям Свящ. Останков от 17/30 июля [правильно: июня] с.г. № 2986.
2) Признавая, что совершение отпевания Царственных Мучеников в принципе желательно, но принимая во внимание взгляды по этому вопросу значительной части Родственников Их, осуществление этого акта отложить до предварительного сношения с Ними Председателя Архиерейского Синода, на предмет получения Их согласия.
[Подписи.]


(ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 9 б. Л. 1, 1 об., 5, 6.)


***
Ввиду важности вопроса, требующего скорее сосредоточенности, обдумывания и молитвы, нежели выплеска эмоций (в который же уже раз!), не считаем возможным обсуждение всего этого – набегу – в комментах, которые мы на время публикации и ограничиваем.