July 21st, 2021

МОЙ ДРУГ ПЛАТОН (1)


Платон (между 429 и 427 до Р.Х. – 347 до Р.Х.).


«Так как Платон принадлежит к числу безсмертных мыслителей, я никогда не считал его умершим. И точно, вопреки историкам, мне пришлось убедиться, что он жив. […]
Зная, что он специально занимался вопросом о государственных переворотах и посвятил этому вопросу целую VIII книгу своей “Республики”, я завел с ним разговор на современные темы. […]
Прежде всего в русской революции Платон указал мне действие общего закона. По его мнению, олигархическое государство всегда таит в своих недрах будущую демократию, так что государственный переворот тут рано или поздно является неизбежным, ибо в олигархии мы имеем, собственно говоря, не одно государство, а целых два – богатых и бедных, господствующих и управляемых; причем те и другие, сожительствуя вместе, находятся как бы в вечном заговоре друг против друга (VIII, 551).
В этом раздвоении – источник слабости олигархии: она неспособна вести какую-либо войну; пользуясь вооруженною силою масс, она вынуждена бояться ее более, нежели неприятеля (VIII, 551).
Главная опасность здесь заключается в постепенном скоплении имуществ в немногих руках и в соответствующем прогрессивном обнищании масс: в конце концов, тут не остается никого, кроме чрезмерно богатых и нищих. Не имея ни участия во власти, ни заработка, ни имущества, простой народ как бы перестает быть составною частью государства. Массовая нищета рождает и массовую преступность. “Где в государстве мы видим нищету, там таятся и воры, и карманники, и святотатцы, и всяких злых дел мастера” (VIII, 552).
Классовые отношения обостряются в особенности в военное время, когда богатые и бедные встречаются в строю и наблюдают друг друга. Тут бедные не покажутся достойными презрения богатым. Наоборот, бедняк, исхудавший, прожженный солнцем, видит выхоленных, тучных и привыкших к неге и лени богатых. Наблюдая их неумелость, робость и безпомощность, он приходит к тому заключению, что “наши, мол, господа ничего не стоят” и что они “своими пороками богатеют” (VII, 556).
Жажда материальных благ в олигархии, передаваясь от богатых, заражает бедных. Борьба за имущество вызывает борьбу за власть. И олигархия погибает, превращаясь в демократию “через ненасытную жажду богатства, того самого, что в олигархии считается высшим благом” (VIII, 555).
“Демократия возникает, – по мнению Платона, – когда бедные, одержав победу, одних богатых убивают, других изгоняют вон, остальным же дают одинаковую с собою часть в гражданских правах и в должностях” (VIII, 556)».



Князь Е.Н. Трубецкой «Два зверя. (Старое и новое)» (1918).