?

Log in

No account? Create an account

October 15th, 2019



Продолжаем публикацию серии материалов о тех, кто окружал Царскую Семью, серией новых по́стов. На сей раз – о ближайшей подруге Государыни Анне Александровне Вырубовой, духовной дочери Царского Друга Григория Ефимовича Распутина.
Вкратце рассказывая об истории взаимоотношений, этот материал впервые подробно исследует историю кризиса, предшествовавшего известной железнодорожной катастрофы 2 января 1915 г., в которой тяжко пострадала Анна Александровна, а также преодолению недоразумений, которому способствовал Распутин.
Впервые об этом мы написали книге «Милые, дорогие, не отчаивайтесь» (2013). О важности этой сложной темы мы рассказали в интервью в связи с выходом этого седьмого тома нашего «расследования»:
«…В результате возникших незадолго до войны недоразумений произошла размолвка Государыни с Ее ближайшей подругой, порадовавшая определенный круг людей. Особые отношения Императрицы к А.А. Вырубовой с самого начала вызывали к последней сильную неприязнь придворных. Зависть переросла у некоторых в дикую ненависть.
Исследователи определенного направления придают ныне этим прискорбным событиям, причем без всяких на то оснований, скабрезный характер. При этом “правомерность” такому взгляду нередко придают авторы, придерживающиеся часто совершенно противоположных взглядов. Обычная позиция их сводится либо к замалчиванию известных фактов, либо к полному, но совершенно бездоказательному отрицанию размолвки. По нашему мнению, не правы ни те, ни другие. Если мы ищем Истину (которая в высшем смысле есть Господь наш Иисус Христос), то чего же нам бояться? Нужно только во всем хорошенько разобраться и понимать, что мы имеем дело, хотя и со святыми, но, всё же, с людьми небезгрешными. […]
…Эта история с поездом всегда мне не давала покоя. Возможность такого на хорошо устроенной и должным образом охраняемой старейшей железнодорожной ветке, ведшей из столицы Империи к Царской резиденции, поездами которой пользовалось немало сановников, отправлявшихся на Высочайшие аудиенции, да к тому же во время войны… Согласитесь, тут есть над чем задуматься. К активным поискам в этом направлении подвиг меня разговор с петербургским знакомым Д.Ю. Игнатовским. Исследование публикаций в газетах самого разного направления породило еще больше вопросов и сомнений в “случайности” этого трагического происшествия. Только один факт: к отходу злополучного поезда на Царскосельский вокзал пришли товарищ министра внутренних дел генерал В.Ф. Джунковский и княгиня О.К. Орлова, метившая, как известно, на место А.А. Вырубовой. Но в вагон они почему-то не сели и стали дожидаться следующего поезда. В своих воспоминаниях впоследствии генерал-масон утверждал, что ему о катастрофе сообщили по службе. Но в действительности и он, и княгиня находились на Царскосельском вокзале и потому оказались на месте крушения через считанные минуты после случившегося, наблюдая в том числе и за агонизирующей Царской подругой.
Другой факт из этого ряда – наезд в Петрограде 7 января (ровно через пять дней после случившегося у Царского Села) автомобиля на направлявшегося на извозчике на службу во Владимiрский собор Г.Е. Распутина, лишь по счастливой случайности не пострадавшего в этом опять-таки «случайном» происшествии. Не слишком ли много “случайностей” и “совпадений”?
Возвращаясь к восстановлению былых отношений Государыни с А.А. Вырубовой, заметим, что это произошло далеко не сразу после случившегося. Императрицу “отпустило” лишь после Пасхи, выпавшей в 1915 г. на 22 марта. Безоговорочное сочувствие и сострадание к подруге (до этого перемежавшиеся с неприятными воспоминаниями) появляются в письмах Царицы только к середине апреля.
Решающую роль в возвращении прежних чувств, безусловно, сыграли молитвы Григория Ефимовича, его наставительные беседы, чему мы нашли неоспоримые подтверждения. Это полное примирение произошло в преддверии тяжелых испытаний, подтвердивших, насколько необходимым был этот союз безкорыстной любви, как для всех них, так и для России, которую, в том числе и благодаря этому, удалось удержать тогда от падения, пусть и на малое время».
Новую публикацию исправленных и дополненных глав из книги 2013 г. мы сопровождаем фотографиями, многие из которых почерпнуты из альбомов А.А.Вырубовой, хранящихся ныне в Йельском университете в США.





«…Вот, началась ее Голгофа» (начало)


Об Анне Александровне Вырубовой, урожденной Танеевой, в монашеском постриге Марии, духовной дочери Г.Е. Распутина, ставшей по существу членом Царской Семьи, сохранилось, к сожалению, немного правдивых свидетельств.
«Госпожа Вырубова, – вспоминала одна из ее знакомых, – была привлекательной цветущей женщиной с мелкими чертами и прекрасными, искренними глазами» (Баронесса С.К. Буксгевден «Жизнь и трагедия Александры Феодоровны, Императрицы России. Воспоминания фрейлины в трех книгах». М. 2012. С. 184).
«Анна Александровна Вырубова, – писал издавна знавший ее Дворцовый комендант В.Н. Воейков, – была полная красивая шатэнка с большими голубыми глазами и прекрасным цветом лица. Характер ее был веселый, с виду беззаботный. Молодых офицеров, которых она встречала у нас в доме, забавляла ее простая непринужденная манера держать себя; флирты ее с молодежью были ничем иным, как невинным развлечением; а умение рассказать про себя всевозможные смешные вещи с самым наивным видом сильно оживляло всякое общество, в котором она появлялась…» (В.Н. Воейков «С Царем и без Царя». Гельсингфорс. 1936. С. 60).



Генерал-майор Владимiр Николаевич Воейков в бытность командования им Лейб-Гвардии гусарским полком и ротмистр Николай Адрианович Соллогуб (справа). Царское Село. 1910 г.

«А.А. Танеева, – подтверждал часто наблюдавший ее на отдыхе вместе с Царской Семьей один из офицеров “Штандарта”, – была предметом общих шуток и внимания» ( Н.В. Саблин Н.В. «Десять лет на Императорской яхте “Штандарт”». СПб. 2008. С. 73).
«Она была одной из многочисленных фрейлин Двора, – писала баронесса С.К. Буксгевден, – но никогда не занимала пост личной фрейлины Императрицы. […] Мало-помалу между Императрицей и Аней установилась большая дружба. У них было много общего во вкусах; барышня Танеева тоже была глубоко религиозна, а у Императрицы по отношению к молодой девушке, чье нескрываемое восхищение глубоко Ее трогало, появилось материнское чувство. […]
…У мадам Вырубовой было мало друзей при Дворе, за исключением семьи графа Фредерикса, министра Двора, и ее положение было сложным. Умом Александра Феодоровна намного превосходила Аню, к которой относилась как к ребенку, чей ум Она должна подготовить к жизненной борьбе. Аня изливала Императрице всё свое сердце. Сначала это были девичьи печали, но вскоре у нее появились настоящие скорби: ее неудачное замужество с лейтенантом Вырубовым скоро распалось» (Баронесса С.К. Буксгевден «Жизнь и трагедия Александры Феодоровны, Императрицы России». С. 182-183).
Прежде, чем продолжить воспоминания фрейлины Государыни, несколько слов следует сказать о супруге Анны Александровны и его семье.
Мужем ее, как известно, стал лейтенант Флота (6.5.1904) Александр Васильевич Вырубов – сын Василия Николаевича Вырубова (1844–1905) и Евдокии Александровны (1845–1904), урожденной княжны Львовой.



Александр Васильевич Вырубов (18.3.1880–19.2/4.3.1919).

Участник Русско-японской войны, он чудом спасся во время трагической гибели броненосца «Петропавловск», подорвавшегося 31 марта 1904 г. на японской мине. Среди 80 спасшихся был начальник Военно-морского отдела штаба Командующего флотом контр-адмирал Великий Князь Кирилл Владимiрович. А среди погибших был вице-адмирал С.О. Макаров с 10 штабными и 18 корабельными офицерами, художник-баталист В.В. Верещагин и свыше 600 матросов.
Близким родственником А.В. Вырубова был будущий Дворцовый комендант генерал В.Н. Воейков, приходившийся ему двоюродным братом (В.Н. Воейков «С Царем и без Царя». С. 59). Скорее всего, именно в его доме состоялось и само знакомство будущих супругов. Известно, что, по крайне мере, в бытность еще командиром Лейб-Гвардии Гусарского полка (с 1907 г.), Владимiр Николаевич принимал у себя Анну Александровну.



Командир Лейб-Гвардии Гусарского полка генерал-майор В.Н. Воейков с офицерами полка Николаем Адриановичем Соллогубом, Александром Илларионовичем Воронцовым-Дашковым и Павлом Павловичем Гротеном. 1910 г.
На нижнем снимке (слева направо): А.И. Воронцов-Дашков, С.А. Танеев, его сестра А.А. Вырубова, А.А. фон Дрентельн и П.П. Гротен.



Позднее, после женитьбы в 1913 г. В.Н. Воейкова на дочери Министра Двора графа В.Б. Фредерикса Евгении Владимiровне, эти связи еще более укрепились. «Нини» была ближайшей и при этом одной из немногих подруг А.А. Вырубовой.


Супруга Дворцового коменданта Евгения Владимiровна Воейкова («Нини»), урожденная баронесса Фредерикс.

Гораздо больший интерес представляют для нас другие кузены лейтенанта А.В. Вырубова – сыновья штабс-ротмистра Алексея Гавриловича Вырубова, в 1850-е гг. в качестве земского исправника возглавлявшего Ковровскую уездную полицию Владимiрской губернии.
Согласно разысканиям современного краеведа, «средний из сыновей полицейского служаки, Николай Алексеевич Вырубов, пошел по стопам отца. После окончания Тверского юнкерского училища он служил в Курляндском уланском полку, а потом перешел в корпус жандармов. Там Николай Вырубов занимал высокие должности, возглавляя губернские жандармские управления в Екатеринбурге и Одессе. Вершиной карьеры стал чин генерал-майора корпуса жандармов […]



Дворянский герб рода Вырубовых.

Его старший брат Алексей Алексеевич Вырубов сторонился политики, как чумы. Он избрал стезю медика, закончив медицинский факультет университета и получив степень доктора медицины. Служил железнодорожным врачом […] После скоропостижной кончины доктора Вырубова в 1900 году в возрасте 59 лет Правительствующим Сенатом была утверждена премия имени А.А. Вырубова “за лучшее сочинение по железнодорожной медицине”. Нечего и говорить, что фанатично преданный науке доктор Вырубов на брата-жандарма смотрел довольно косо. […]


Памятник на могиле доктора медицины, почетного члена Орловского медицинского общества Алексея Алексеевича Вырубова (1841–1900) на старом городском кладбище в Алупке, где он скончался 1 августа.

…Еще дальше пошел третий, самый младший из братьев Вырубовых, Сергей Алексеевич, едва не получивший известность в качестве предтечи лейтенанта Шмидта, став одним из первых революционеров на российском военном флоте. Его детство прошло в усадьбе Горьково на берегу речки Уводи в Ковровском уезде. С юных лет Сережа бредил морем, поэтому отец определил его на учебу в Морской корпус в Петербурге, куда принимали исключительно детей потомственных дворян из именитых родов. В 1878 году 20-летний Сергей Вырубов получил офицерский чин мичмана и распределение вахтенным начальником на первый русский броненосец, который так и назывался – “Первенец”. Затем молодого офицера перевели на лучший корабль Балтийского флота – броненосец “Петр Великий”, который даже англичане признавали сильнейшим броненосным кораблем в мiре. Следующим местом службы мичмана Вырубова стал монитор “Ураган”, предназначенный для обороны побережья мелководной Балтики.
Перед сыном начальника ковровской полиции открывались перспективы блестящей карьеры, но к тому времени мичман Вырубов увлекся модными среди молодежи революционными идеями. Он вел пропаганду в Кронштадте среди матросов и заводских рабочих, на его квартире собирался революционный кружок нижних чинов. В 1880-м. Вырубов вошел в состав “Черного передела” – одной из народовольческих революционных организаций. Для терактов народовольцев Вырубов, используя возможности офицера военного флота, добывал динамит. Дома он хранил запрещенную литературу и даже завел ручной печатный станок, на котором печатал листовки. Подобная деятельность закончилась увольнением с флота, арестом и заключением в Петропавловскую крепость. И хотя Вырубов был уличен еще и “в дерзких отзывах о Государе”, с учетом заслуг отца и офицерского прошлого самого революционера, Сергея Алексеевича, в конце концов, отправили не на эшафот и даже не в Сибирь, а всего лишь в ссылку в родовое имение во Владимiрской губернии под надзор полиции.
Там бывший моряк поступил на службу по земству. В либеральных земских кругах, находившихся в оппозиции к Правительству, Вырубова демонстративно избрали членом Владимiрской губернской земской управы […] В данном качестве бывший народоволец вновь оказался под прицелом властей. И если заключение в крепости не сломило Вырубова, то теперь Петербург действовал изощреннее. Сергею Алексеевичу предложили видный пост в Министерстве внутренних дел – в том самом, которое прежде вело на него охоту! И революционер с 20-летним стажем не устоял перед соблазном […]
…Из мичманов (младших лейтенантов) он вскоре “вырос” до коллежского советника, гражданского чина, равного полковнику. Возможно, он стал бы и генералом, но в 1904 году неожиданно умер, находясь в командировке в Варшаве, всего лишь в 46-летнем возрасте.



Сергей Алексеевич Вырубов (1858–1905).

К 1917 году из трех братьев Вырубовых в живых остался только Николай Алексеевич, к тому времени уже вышедший в отставку. Бывший высокопоставленный жандарм не смог пережить потрясений февральской революции. У него случился инфаркт, и 11 марта 1917-го он скончался в Одессе».
https://www.liveinternet.ru/users/5114887/post252822824/
Родство для дочери потомственного главноупраляющего ЕИВ канцелярией, как видим, было не очень-то завидное.


Александр Сергеевич Танеев (5.1.1850–25.1.1918) – окончил юридический факуль-тет С.-Петербургского университета (1873). Дядя композитора С.И. Танеева, он и сам обучался музыке заграницей у Н.А. Римского-Корсакова и А.А. Петрова. Были изданы многие его музыкальные произведения. Статс-секретарь (28.3.1904), обер-гофмейстер Высочайшего Двора (6.12.1906), член Государственного Совета по назначению (2.4.1906). Главноуправляющий Собственной Его Величества канцелярией (1896-1917), член Верховного совета по призрению семей лиц, призванных на войну, председатель и попечитель различных обществ и комитетов.
Надежда Илларионовна Танеева (1859–13.3.1937), урожденная графиня Толстая – дочь генерал-лейтенанта И.Н. Толстого, правнучка генерал-фельдмаршала М.И. Голенищева-Кутузова.
Внизу дворянский герб Танеевых.



Как бы то ни было, свадьба была решена. 4 февраля 1907 г. А.В. Вырубов был представлен Государю как жених А.А. Танеевой («Аня Танеева представила своего жениха – Вырубова»).
Венчание проходило 30 апреля в церкви Большого Царскосельского Дворца. «Ночью шел дождь, – записал в дневнике Государь, – целый день дул шторм. Имел три доклада. Раньше 3-х час. поехали во Дворец. Аня одевалась наверху под венец. Благословили ее и затем пошли в церковь». «Их Величества, – вспоминал очевидец, – смотрели с хор, которые известны тем, что, как говорят, еще Екатерина II, женя Своих фаворитов, любила смотреть оттуда на эти развязки. Венчал духовник Их Величеств, престарелый протоиерей Благовещенский, который после свадьбы спутал жениха и поздравил Н.П. Саблина как такового, хотя он был только шафером» (Н.В. Саблин «Десять лет на Императорской яхте “Штандарт”». С. 84).



Анна Александровна в свадебном платье.

«После бракосочетания, – продолжает Царь Свою дневниковую запись, – все поздравляли молодых в церковной зале. Вернулись домой в 4 ½. Побежал в сад. Аня с мужем пили с Нами чай. Затем простились с ними».
«Я познакомилась с ней, – вспоминала этот недолгий период безмятежного счастья одна из знакомых Анны Александровны, – на музыкальном вечере у барона О.С. Она тогда только вышла замуж и была счастлива. Муж ее круглолицый брюнет, моряк, не отходил от нее и смотрел ей в глаза. Она без конца смеялась и, казалось, радовалась жизни. Музыку она слушала с пониманием и серьезно» («Из недавнего прошлого». Пг. 1917. С. 13).




Произведенный вскоре после женитьбы в следующий чин старшего лейтенанта, А.В. Вырубов был назначен делопроизводителем и помощником начальника Морской походной канцелярии ЕИВ. Совместная жизнь, однако, не задалась. Весной 1908 г. брак был расторгнут. (Официально развод был оформлен лишь в 1917 г.) В том же 1908 году А.В. Вырубова отправили на лечение в Швейцарию. В 1910 г. он завел новую семью, был избран Полоцким уездным предводителем дворянства (оставаясь им вплоть до 1917 г.).
С 1910 г. Александр Васильевич проживал в Кисловодске с Марией Александровной Киреевой, по второму мужу Бемберг (ум. 5.2.1936 в Лозанне). С ней были прижиты две дочери: Мария (9.4.1912–8.12.2000 в Париже), замужем за Светлейшим князем Константином Александровичем Горчаковым (1906–1994), и Ольга (1.12.1916–сент. 1969 в Веве, Швейцария), в замужестве за графом Сергеем Михайловичем Толстым (1911–1996), внуком писателя. Что касается А.В. Вырубова, то он, как дворянин и офицер, был расстрелян большевиками в 1919-м в том же Кисловодске.
Весьма значимы в связи со сказанным свидетельства брата Анны Александровны – Сергея Танеева: «Замужество сестры не было счастливым. Александр Вырубов был милым человеком, обладал чувством юмора. Возможно, унаследовал нервность и неустойчивость, которыми многие страдали в его семье. Эта нервность усугубилась после того, когда во время Японской войны он как морской офицер участвовал в Цусимском бою. Когда судно его было потоплено, он много часов боролся за жизнь в воде, хватаясь за разные обломки корабля. Они прожили года два вместе и развелись. Он много времени был в санатории и впоследствии женился, был счастлив и создал семью. Интересно, что задолго до своей смерти он написал моей сестре, прося простить ему то, что он ей причинил. Я очень ценю и уважаю его за этот жест, не многие обладают мужеством признать себя виновным вслух. Сестра же стала одинокой, и это одиночество всё усиливалось, и дружба с Императрицей поэтому стала еще большей ценностью» («Из воспоминаний С.А. Танеева» // «Новый Журнал». Кн. 127. Нью-Йорк. 1977. С. 172).



Сергей Александрович Танеев (19.2.1887–1.2.1975) – церемониймейстер Высочайшего Двора. Окончил два курса Института путей сообщения и математический факультет С.-Петербургского университета. Кандидат математических наук. В ранней молодости играл на виолончели, перейдя затем на скрипку. Во время Великой войны призван на военную службу. После революции эмигрировал в США. Скончался в Нью-Йорке. Автор мемуаров.

Тем не менее, развод этот в среде известных своей крепкой корпоративной солидарностью флотских офицеров, имел для Анны Александровны негативные последствия. «…Весной, – вспоминал один из офицеров “Штандарта”, – Вырубовы развелись, и это совершенно, в общем, никого не касавшееся событие имело своими последствиями какое-то неуловимое и неясное действие. Что-то произошло, и общая любимица, предмет общих ухаживаний, всегда веселая и жизнерадостная, А.А. Вырубова перестала быть тем, кем была до сих пор. […] …Положение ее стало двусмысленным, однако сильное влияние, которое она оказывала на придворную и штандартскую жизнь, сохранилось» (Н.В. Саблин «Десять лет на Императорской яхте “Штандарт”». С. 108).


Николай Павлович Саблин (16.4.1880–21.8.1937) – окончил Морской корпус (1898). В 1912-1915 гг. старший офицер «Штандарта», а с 1916 г. последний его командир. Капитан I ранга. Флигель-адъютант. Во время гражданской войны эвакуировался из Одессы. В эмиграции в Константинополе, Германии, Франции. Председатель Объединения Гвардейского Экипажа. Скончался в Париже.

Более того, по словам баронессы С.К. Буксгевден, «после этого Императрица стала уделять еще больше времени Своей бездетной и одинокой юной подруге и пыталась внести новые интересы в ее жизнь. К этому времени Аня познакомилась с Распутиным. […] …Она стала искренне верующей, что стало еще одним связующим звеном с Императрицей. Теперь Аня сосредоточила всю свою жизнь на Александре Феодоровне. Она могла проявлять заботу и делать Ей маленькие подарки; при неофициальном их характере это было допустимо для подруги, но не для члена придворной Свиты. Императрица считала ее непритязательной и безхитростной и была счастлива снова найти преданного друга […] Императору и Детям она нравилась, и все обходились с ней как с членом Семьи. Если Аня случайно один день не виделась с Императрицей, она по-детски была в отчаянии. Ее Величество подсмеивалась над ней, но была тронута» (Баронесса С.К. Буксгевден «Жизнь и трагедия Александры Феодоровны, Императрицы России. С. 183-184).
«Я была как дочь совершенно», – заявила сама Анна Александровна следователям ЧСК в 1917 г. («Дорогой наш Отец. Г.Е. Распутин-Новый глазами его дочери и духовных чад». Автор-составитель С.В. Фомин. М. 2012. С. 170).
Мнение фрейлины Государыни С.К. Буксгевден вполне подтверждали и другие очевидцы, причем придерживавшиеся противоположных позиций. Точно то же писал, например, воспитатель Наследника швейцарец Пьер Жильяр, протестантизм и республиканские убеждения которого не давали ему возможности оценить глубину христианских чувств Императрицы, о которых он пишет как о некой патологии.
«Несчастие, – писал Жильяр, имея в виду развод А.А. Вырубовой, – сблизило ее с Императрицей, Которая Сама испытала страдания и Которую всегда притягивало чужое горе; Она любила утешать других, Ею овладела жалость к молодой женщине, на долю которой выпало такое тяжелое испытание; Она приблизила ее к Себе на всю жизнь той добротой, которую Она ей выказала» («Император Николай II и Его Семья». По личным воспоминаниям П. Жильяра. Вена. 1921. С. 53).



П. Жильяр с Цесаревичем Алексеем Николаевичем на Императорской яхте «Штандарт».
«Жильяр был настоящим швейцарцем, – вспоминал один из офицеров “Штандарта”, – как бы пропитанным законностью и порядком, что, однако, совершенно не соответствует русской душе и русской натуре. […] Все с симпатией и уважением относились к господину Жильяру, но многие, и, в частности, [Флаг-капитан адмирал] Нилов, говорили, что не следует к будущему Монарху назначать республиканца» (Н.В. Саблин «Десять лет на Императорской яхте “Штандарт”». СПб. 2008. С. 325-326).


А вот слова брата Анны Александровны: «Отношение сестры к Императрице была искренняя и дружеская привязанность, какая бывает между двумя женщинами, тем более, что в лице Императрицы Александры Анна Вырубова видела женщину старше себя, вооруженную развитым интеллектом, опытом и сильной волей. Возможно, что искренность и простота, которой обладала Анна, помогли создать такую дружбу. Среди приближенных Императрицы с их преувеличенным и официальным отношением к Ней в соответствии с этикетом Двора, сестра Аня была неуклюжа и слишком искренна. Как раз эти качества заинтересовали Императрицу. […]
Рядом с чувством безграничной преданности Царствующей Семье объединял ее с Императрицей интерес к музыке. Анна, выросшая в музыкальной атмосфере в доме своего отца, посещавшая концерты и впитавшая в себя преданность и любовь отца к музыке, любила и понимала это высокое искусство. Анна, не будучи хорошей пианисткой или певицей, обладала приятным сопрано и пониманием серьезной музыки. Эти ее качества привлекали Императрицу, у Которой был альт. Их обоюдным удовольствием было петь дуэтом. […] При Дворах всегда процветают ревность, интриги и сплетни. Возможно, что критическое отношение к моей сестре началось потому, что ничем не блещущая, простая по всему девушка с каждым днем становилась ближе к Царской Семье.
Императрица Александра была лютеранкой. По закону, став Женой Наследника Русского Престола, Она должна была стать православной. И, как часто случается, стала более православной, чем рожденные таковыми. Для Нее и аскетизм Православной Церкви, и всякая литература на эти темы стали интересны и привлекательны. Анна Вырубова, воспитанная в религиозной семье во время нашего пребывания в имении Рождествено, была свидетельницей простой веры и преданности церковным службам, веры в благословенность полей и т.д.» («Из воспоминаний С.А. Танеева» // «Новый Журнал». Кн. 127. Нью-Йорк. 1977. С. 172-173).



Императрица Александра Феодоровна с А.А. Вырубовой на борту яхты «Штандарт».

По свидетельству начальника канцелярии Министерства Двора и Уделов генерала А.А. Мосолова, А.А. Вырубова «занимала при Дворе Александры Феодоровны исключительное положение, хотя не имела никакого официального звания и не искала его. Каждый день Государыня приглашала Анну Александровну во Дворец. Они вместе играли в четыре руки, вышивали и рукодельничали, беседуя долгими часами. Царица называла Вырубову Своим “личным другом”. […] Сближение Государыни с Танеевой всех очень удивило. Анна Александровна при заурядной внешности не выделялась особым умом; это была просто светская барышня весьма веселого нрава» (А.А. Мосолов «При Дворе последнего Российского Императора». М. 1993. С. 41-42).
«Я никогда не дам Анне официального места при Дворе, – заявляла Государыня Ю.А. Ден. – Она Моя подруга, Я хочу, чтобы она ею и осталась. Неужели Императрицу можно лишить права, какое имеет любая женщина, – права выбирать себе друзей? Уверяю Вас, Лили, Своих немногочисленных подлинных друзей Я ценю гораздо больше, чем многих лиц Моего окружения» (Ю. Ден «Подлинная Царица. Воспоминания близкой подруги Императрицы Александры Феодоровны». СПб. 1999. С. 45).
«Помню, как Она возразила Своему брату, – писала А.А. Вырубова, – когда последний просил Её дать мне специально место при Дворе. “Тогда уже Я не смогу иметь ее всегда при Себе”» («Дорогой наш Отец». С. 212).



Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner