?

Log in

No account? Create an account

August 27th, 2019


Княжна В.И. Гедройц.


Очерк о княжне Вере Игнатьевне Гедройц (1870–1932), старшем враче Царскосельского лазарета Императрицы Александры Феодоровны был специально написан нами для книги «“Скорбный Ангел”. Царица-Мученица Александра Новая в письмах, дневниках и воспоминаниях» (СПб. 2005).



Герб князей Гедройц.


Вера Игнатьевна Гедройц происходила из обедневшего, но знатного древнего литовского княжеского рода. Ее отец, статский советник князь Игнатий Игнатьевич Гедройц, будучи подростком, принимал участие в польском восстании 1863-1864 гг., после разгрома которого выехал в Россию, где, при помощи друзей, устроился и прожил всю оставшуюся жизнь.
Ко времени рождения дочери он был мировым судьей. Имение его находилось в селе Слободище Брянского уезда Орловской губернии неподалеку от села Дятьково – столицы промышленного заводского округа. В этом имении и жила с братом и двумя сестрами Вера Игнатьевна, появившаяся на свет 7 апреля 1870 г. в Киеве.
По обычаю того времени первоначальное образование она получила дома. Затем училась в Брянской женской прогимназии (среди преподавателей которой был В.В. Розанов) и в Орловской женской гимназии. В 15 лет, проявив интерес к медицине, поступила на Петербургские курсы известного врача и педагога П.Ф. Лесгафта.
Здесь она сошлась с революционно настроенной молодежью. Вошла в нелегальный кружок В.А. Вайнштока. Арестованный в 1892 г. по делу о «О гектографировании в Петербурге преступных воззваний к рабочим», тот показал, что познакомился с В. Гедройц в Орле летом 1891 года. Будучи выслана домой под надзор полиции, В. Гедройц бежала в Швейцарию – Мекку революционеров всех мастей.
Некоторые считают, что бежала княжна по подложным документам, под чужим именем. Под другим именем точно, но вот по подложным ли?.. За этим незначительным, на первый взгляд, эпизодом скрывается неведомая часть ее биографии не столько романтического, сколько революционного свойства.
Речь идет о ее браке с капитаном Николаем Афанасьевичем Белозеровым, длившемся почти 12 лет. В послужном списке Веры Игнатьевны значится «копия о бракосочетании за № 225 от 5 сентября 1894 года». Примечательно, что место бракосочетания не указано.
Родился Николай Афанасьевич в Акмолинской области 28 октября 1866 года; окончил Сибирский кадетский корпус и 2-е Константиновское училище; в 1886 г. выпущен подпоручиком во 2-й Западно-Сибирский батальон. В послужном списке офицера значатся все его передвижения по службе: 1887 г. – делопроизводитель дисциплинарного суда, 1888 г. – батальонный адъютант, 1889 г. – библиотекарь, 1890 г. – поручик Восточно-Сибирского линейного батальона, 1892 г. – командир 4-й роты, член батальонного дисциплинарного суда, 1893 г. – заведующий конвойной командой при ссыльнокаторжных командах, прикомандировывается к Иркутскому юнкерскому училищу.
Именно в этот период, безусловно, рискуя своей весьма скромной карьерой, он вступает в брак с отданной под надзор полиции княжной. Лишь анализ автобиографических повестей В.И. Гедройц, изданных в 1931 г. в Ленинграде («Кафтанчик», «Лях» и особенно «Отрыв»), позволяет понять причину заключения этого странного брака: принадлежность Н.А. Белозерова к социалистам.



Сергей Гедройц «Кафтанчик». Ленинград. «Издательство писателей в Ленинграде». 1930.

Получив новый паспорт, Вера Игнатьевна и смогла безпрепятственно выехать из России. Пока она училась Н.А. Белозерова переводят во Владивосток (1897 г.), а затем вновь возвращают в Иркутск. В 1901 г. ему, «как отличнейшему работнику» (определение аттестации), «в виде исключения за ревностную службу, постоянное усердие, энергию и преданность делу», было присвоено звание младшего офицера. В следующем году он становится адъютантом училища. Во время русско-японской войны Николай Афанасьевич был назначен временно исполняющим должность заведующего хозяйством в Иркутском военном училище.


Титульные листы еще двух повестей Сергея Гедройца: «Отрыв» и «Лях», вышедших также в «Издательстве писателей в Ленинграде» в 1931 г.

Предполагается, что впоследствии Н.А. Белозеров посещал Слободищи, а Вера Игнатьевна, в свою очередь, навещала семью супруга в Омске. Известно также, что они переписывались. А 22 декабря 1905 г. брак с капитаном Н.А. Белозеровым был расторгнут по инициативе Веры Игнатьевны. 1 февраля 1907 г. ей было разрешено именоваться фамилией, принадлежавшей ей до замужества с присовокуплением прежнего титула – княжна Гедройц.
Однако вернемся к швейцарскому периоду жизни Веры Игнатьевны. Оказавшись там, она решила продолжить медицинское образование, поступив в Лозанне на медицинский факультет университета, который и закончила в 1898 г. со степенью доктора медицины.



Швейцарский университет Лозанны, где княжна Гедройц изучала медицину и хирургию.

Учителем ее была местная знаменитость – профессор хирургии Цезарь Ру, выделявший среди других способную русскую студентку, уделяя специальное внимание ее профессиональной подготовке. Здесь Гедройц также находила время для общения с революционной эмиграцией из России.
Будучи оставленной ординатором при терапевтической клинике, вскоре она перешла в клинику профессора Ру, где была сначала младшим, а потом старшим ассистентом. Через некоторое время на правах приват-доцента она уже читала спецкурс.



Цезарь Ру (1857–1934) – швейцарский хирург; один из основоположников современной хирургии. Профессор кафедры клинической хирургии (с 1890 г.); впоследствии (до 1926 г.) – оперативной хирургии в Лозанне. Блестяще владел хирургической техникой. Автор около 100 научных трудов.

Однако вскоре княжна вынуждена была возвратиться домой. В 1900 г. она получила короткое письмо: «Саша [сестра Веры] умерла от воспаления легких, мать нервнобольная, приезжай! Я никогда не звал тебя, но это необходимо. Заканчивай службу и домой. В семи верстах от нас строится новый завод, нужен хирург, я дал слово за тебя. Не могу писать – тяжело! Отец».
Профессор Ру отпустил свою лучшую ученицу с большим сожалением…
Несколько слов следует сказать и о месте будущей работы Веры Игнатьевны. Дело в том, что еще в августе 1899 г. близ деревни Боровка Жиздринского уезда Калужской губернии акционерным обществом Мальцовских заводов был заложен цементный завод, уже через год выдавший свою первую продукцию. Одновременно с производственными помещениями, жилыми домами для специалистов и бараками для рабочих была построена больница на 10 коек. Князь И.И. Гедройц, отец Веры, был близким другом известного русского промышленника С.И. Мальцова (1825–1884). Так и состоялось это назначение…
К своим обязанностям врач Гедройц приступила весной 1901 года. По существовавшим правилам предстояло еще подтвердить иностранный диплом. К тому же в то время женщины в России еще не могли получить высшего медицинского образования. Княжна с успехом выдержала весной 1902 г. экзамен медицинской испытательной комиссии при Московском университете, и была официально утверждена хирургом в больнице, штат которой состоял из фельдшера, сиделки, экономки и сторожа.
Молодой заводской врач много оперирует. Обобщая накопленный материал, пишет научные статьи, которые охотно публикуют медицинские журналы. Наконец, ее приглашают на 3-й съезд хирургов, состоявшийся в декабре 1902 года. «В. И. Гедройц, – писал о ней участник съезда В.И. Разумовский, – первая женщина-хирург, выступавшая на съезде и с таким серьезным и интересным докладом, сопровождаемым демонстрацией. Женщина поставила на ноги мужчину, который до ее операции ползал на чреве как червь. Помнится мне и шумная овация, устроенная ей русскими хирургами. В истории хирургии, мне кажется, такие моменты должны отмечаться».
Наконец, 21 февраля 1903 г. кн. В.И. Гедройц получает диплом, который давал ей право заниматься врачебной практикой в Российской Империи и удостоверял ее звание женщины-врача. Следует подчеркнуть, что согласно официальной статистике в 1904 г. женщины-врачи в России составляли всего лишь 3 или 4 процента.
Физическое напряжение и психические перегрузки, свойственные профессии хирурга, которые, безусловно, трудно было нести женщине, усугубило полученное ею письмо из Лозанны от любимого человека: «Не жди, я рвусь к тебе, но не могу оставить детей и дело. Разбивая свою, а, быть может, и твою жизнь, я исполняю долг, легший бременем на наши плечи. Вера, я так страдаю!» Гедройц стрелялась. Жизнь ее держалась буквально на волоске. Ее спасли коллеги, оказавшиеся в тот момент в больнице…
С началом русско-японской войны Вера Игнатьевна, не раздумывая, в составе сформированного Красным Крестом передового Дворянского отряда отправилась на театр боевых действий в качестве хирурга.
Это была война нового типа – с массовыми жертвами. Только из хирургов за 13 месяцев войны двое было убито, 21 ранен, трое покончили жизнь самоубийством, семеро пропали без вести, 28 попали в плен, из которого впоследствии вернулись лишь 20.



Дворянский передовой госпиталь из Москвы в Тавагоузе. На переднем плане (в короткой серой шубке) хирург княжна В.И. Гедройц. Фото Р.В. Апухтина (журнал «Нива»).

Княжна В.И. Гедройц лично доставляла раненых с передовой. Оперировали в китайской фанзе, натянув брезентовый потолок и завесив стены простынями. Между тем операции были сложные, требующие от хирурга не только знаний, но и полной самоотдачи. Только за один месяц осенью 1904 г. через руки княжны и ее коллег прошло 1255 раненых. Особенно тяжелым был январь 1905 г., когда пришлось развертывать лазарет в открытом поле на двадцатиградусном морозе. Позже она заведовала специальным вагоном, оборудованным для операций. Во время больших сражений оперировали круглосуточно.
«Среди тех, кто пошел на фронт в качестве хирурга Красного Креста, – читаем в рапорте о русско-японской войне, – была княжна Гедройц – главный хирург санитарного поезда, оборудованного с помощью дворянства 40 русских уездов. Она всегда была на переднем крае, оперируя в специально сконструированном вагоне, в то время как враги вели обстрел поезда».
За работу во время боев у реки Шахэ княжна В. И. Гедройц была награждена золотой медалью за усердие на Анненской ленте. За героические действия по спасению раненых при Мукдене главнокомандующий Маньчжурской армией генерал от инфантерии Н.П. Линевич вручил ей Георгиевскую серебряную медаль «За храбрость». Позднее, по личному указанию Императрицы Александры Феодоровны, Вере Игнатьевне вручили знаки отличия Российского общества Красного Креста – золотой, серебряный и бронзовый.
Авторитет женщины-хирурга среди своих коллег был настолько высок, что ее избрали председателем совещания врачей передовых отрядов.
«Среди пленных японцев, – писала близкая знакомая княжны по Киеву Ирина Дмитриевна Авдиева, – оказался раненый японский принц – попал в госпиталь к Гедройц, и по окончании войны Вере Игнатьевне воздавали благодарственные почести. В киевской квартире у нее висели шелковые, ручной вышивки, панно, на письменном столе стояли божки благополучия из слоновой кости. Принц японский прислал дары Русским Монархам и написал высокопарные слова о “дарительнице жизни, обладательнице рук исцеляющих, Гедройц”» («Из воспоминаний И.Д. Авдиевой» // «Лица». Вып. 1. СПб. 1992. С. 310).
Полученный ею уникальный опыт Вера Игнатьевна обобщила и обнародовала. По возращении с войны она выступила с отчетом о работе передового Дворянского отряда в Брянском обществе врачей 27 июля 1905 г., напечатав его впоследствии в Москве. Чем ближе к театру военных действий находился госпиталь, – утверждала она, – тем продуктивнее была его работа. Такие госпитали могли заботиться, как о тех, кто вскоре мог вернуться в строй, так и о тех, кого было невозможно эвакуировать в тыл из-за тяжелого состояния. Рассказывала она и о преимуществах ранней диагностики всех проникающих ранений в область брюшины, продемонстрированных ею в вагоне-операционной.




Научная и практическая деятельность княжны В.И. Гедройц во время боевых действий получила высокую оценку современного известного британского ларинголога Джона Беннета. «Всерьез я заинтересовался княжной Верой, – пишет он, – когда мы на Западе осознали, что она первой в истории медицины стала делать полостные операции – и не в тиши больничных операционных, а прямо на театре военных действий, во время русско-японской войны 1904 года. В ту пору в Европе мы попросту оставляли без всякой помощи людей, раненных в живот. Другим европейским странам потребовалось целое десятилетие, чтобы освоить технику полостных операций, которую княжна Вера разработала самостоятельно, без чьей-либо подсказки – и в невероятно трудных условиях. Но это еще не все. В 90-е годы нашего века в Великобритании появились женщины-хирурги, удостоившиеся профессорского звания. Об этом писали с гордостью как о достижении на пути к профессиональному равноправию женщин. А Вера Гедройц была профессором хирургии уже в 1929 году!»
По возращению домой княжна В.И. Гедройц была назначена главным хирургом заводов Мальцовского акционерного общества, а также заведующей хирургией в больнице Людинова Калужской губернии.
Уездный санитарный совет на одном из своих заседаний 1908 г. высоко оценил ее труды: «Ее влияние на развитие более серьезной хирургической деятельности в уезде огромно и несомненно. Врачи, благодаря ее любезности, могут знакомиться с операционной техникой всех серьезных операций, новыми способами хирургического лечения. Совет признает ее заслуги перед уездом. Составленный ею отчет показывает, что нет ни одной области больного человеческого тела, где бы ни коснулась талантливая рука Веры Игнатьевны, возвращая больному жизнь и здоровье».



Памятная доска, открытая в сентябре 2013 г. на здании Людиновской больницы, в которой в 1906-1909 гг. работала княжна В.И. Гедройц.

Но не только высокий профессионализм отличал молодого хирурга. Противоправительственная деятельность оставалась второй, хотя и не всем ведомой, ее натурой. Она не только симпатизировала революционно настроенным рабочим, но и прятала, например, у себя противоправительственные листовки. В секретном документе на имя начальника Орловского губернского жандармского управления, составленном после волнения мастеровых в Мальцовском округе, в списке наиболее видных руководителей «конституционно-демократической партии (партии народной свободы)» ее имя значилось под первым номером: «Вера Игнатьевна Гедройц, ст. Боровка, Мальцовской железной дороги в цементном заводе».
И тем не менее, в 1908 году княжну Гедройц пригласили на работу в …Царскосельский Дворцовый госпиталь.



Уведомление о предоставлении вакансии в придворном госпитале хирургу княжне В.И. Гедройц от 27 ноября 1908 г.

Главным в этом новом назначении, несомненно, было личное желание Императрицы Александры Феодоровны, имевшей вполне определенные представления о профессиональных качествах Веры Игнатьевны. Напомним, что во время русско-японской войны 1904-1905 гг. под непосредственным патронажем Государыни находился Центральный эвакуационный пункт, в ведении которого находились санитарные поезда с их персоналом.
Высокую профессиональную оценку княжны, несомненно, подтвердил и весьма близкий Царской Семье Лейб-медик Е.С. Боткин, в годы войны бывший главным уполномоченным Российского общества Красного Креста, отвечавший за работу лазаретов и летучих отрядов.



Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner