?

Log in

No account? Create an account

August 23rd, 2019




Обращение к Архиепископу Викентию


«Отныне никто не сможет жить так, как жил, и вряд ли кто сохранит то, что считал своим…»
Дж.Р.Р. ТОЛКИЕН.


19 августа 2008 г. в газете «Завтра» (№ 34/770) было опубликовано открытое письмо Шоты Чиковани Архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию о возне вокруг т.н. «екатеринбургских останков», одну из главных ролей в которой играл прокурор В.Н. Соловьев.
Считаем нелишним присовокупить и этот документ к нашей публикации, поскольку речь в нем идет и об убийстве Императорской Семьи и о книге Роберта Вильтона; при этом раскрывается подлинное значение последней для Царского дела.




Владыке Викентию,
Архиепископу Екатеринбургской и Верхотурской епархии


Ваше Высокопреосвященство!

Судьбе или Всевышнему было угодно, что Вы служите в непосредственной близости от урочища Четырех Братьев, где были уничтожены останки Царской Семьи и куда сегодня, в 90-ю годовщину злодеяния, стекаются многочисленные толпы паломников.
Вы пользуетесь известным авторитетом у прихожан, которые Вам безмерно благодарны уже за то, что Вы возродили один из светлых православных праздников – День святых жен-мvроносиц. Слухи о Вашем образцовом служении распространились далеко за пределы Екатеринбургской епархии. Вот почему я апеллирую к Вам.
Затеянный вокруг «царских» останков в смутное для России время балаган не прекращается по сей день. Для того, чтобы в полной мере осознать всю эту бесовщину, следует окунуться в недавнее прошлое: когда, где и кем было найдено первое «захоронение», кто лоббировал эти «останки», кто курировал новое «Царское дело», как проводилась генетическая и историческая экспертиза. Последняя сознательно либо полностью игнорировалась, либо целенаправленно и планомерно фальсифицировалась, чтобы дискредитировать объективное расследование судебного следователя Николая Алексеевича Соколова.
Если верить курирующему «Царское дело» прокурору В. Соловьеву, Соколова постоянно преследовала маниакальная концепция мiрового «жидо-масонского заговора», что мешало ему быть объективным. Английские «исследователи» Мангольд и Саммерс идут еще дальше: «Одни намекают на то, что он был отравлен, другие – что умер сумасшедшим...» (курсив мой. – Ш.Ч.). У самого Соколова о «жидо-масонском заговоре» мы ничего не находим, но прокурор Соловьев во всех своих интервью на все лады муссирует эту тему. Соколову, правда (как это сделали англичане), можно поставить в вину встречу с Генрихом Фордом – автором книги «Мiровое еврейство», только вряд ли это умалит его профессиональные качества.
Болезненно чувствительному к любой критике Соловьеву очень хотелось бы занять место в истории, и в этом ему активно помогает Гелий Рябов, по утверждению которого, Соловьев «...повторил подвиг Николая Алексеевича Соколова...» и даже, по его «...глубокому убеждению превзошел его...». Сам Соловьев в телефонном разговоре рассказал мне о том, что он нашел в городе Пензе личное дело Соколова, которое говорит о том, что тот раскрыл только одно убийство! Как Вам нравится такой критерий оценки? Известно, что в советское время существовал производственный план. Надо полагать, прокурор Соловьев выполнял план по количеству раскрытых преступлений.
Согласно материалам правительственной комиссии, «наиболее объективными (курсив мой. – Ш.Ч.) представляются воспоминания коменданта Дома особого назначения (“Дома Ипатьева”) Я.М. Юровского...» (стр. 275, из письма генерального прокурора Российской федерации Ю.И. Скуратова на имя Патриарха Алексия II). Как говорится, «приехали»! Верьте больше расстрельщику Янкелю, нежели следователю Соколову!
Для сотрудника Российского Госархива Людмилы Лыковой подлинность «записки» Юровского не вызывает ни малейших сомнений, и перед телезрителями она объясняет это так: «Надо знать психологию коммуниста,… врать перед партией, фальсифицировать перед партией не было нужды,… Юровский знал, чем это чревато...» и т.д. Избрав для своей диссертации столь сложную тему, г-жа Лыкова взвалила на свои плечи непосильную для нее ношу. Она не знает, что подобного рода отчеты могли производиться только в устной форме. Г-жа Лыкова не допускает мысли о том, что врал-то Юровский не перед партией, а перед народом, и врал он вместе с историком Покровским как раз по заданию партии. Г-жа Лыкова плохо знакома с «психологией коммуниста».
В том же письме на имя Патриарха Алексия II Скуратов пишет, что «записка» Юровского появилась раньше книг Соколова и Дитерихса. Скуратову можно простить, что он не читал Вильтона, но г-жа Лыкова, если она взяла для своей диссертации эту тему, должна знать о том, что «записка» появилась после выхода в свет книги Р. Вильтона, в которой автор разоблачал самого Юровского.
Горячо отстаивая официальную версию о «захоронении», г-жа Лыкова умалчивает о том, что уничтожением останков занимались бывшие уголовники. Если Янкель Юровский был судим за кражу, то Ермаков и Ваганов еще до революции являлись отпетыми грабителями и убийцами, и, если они убивали и грабили для пополнения партийной кассы, это их никак не оправдывает. Заметая следы чудовищного преступления, то есть уничтожая останки жертв, эти люди действовали соответственно психологии любого убийцы.
Генерал М.К. Дитерихс пишет: «В основной идее уничтожения всей Царской Семьи и прочих Членов Дома Романовых – предотвратить в народных массах возможность пробуждения духовных начал – сокрытие тел, конечно, должно было быть настолько полным, чтобы ни в коем случае их нельзя было бы найти. А это достигалось только при уничтожении самих тел...» Для г-жи Лыковой это звучит недостаточно убедительно.
У правительственной комиссии странным образом почему-то всякий раз меняется состав членов Президиума Уралсовета и коллегии Уральской областной ЧК, которые принимали решение о расстреле Царской Семьи. Если, согласно материалам той же комиссии (стр.261-262), там было только три еврея, то сегодня, в 90-ю годовщину, Радзинский сократил это число до одного. И всё это преподносится народу в то время, когда он сам уже давно раскаялся в убийстве своего Царя. А что, если на воре шапка горит?
Не следует забывать о том, когда появилось новое «Царское дело». В стране царили хаос и безпредел: людей брали в заложники и убивали; улицы городов были усеяны трупами от криминальных войн; наверху заправляли находящиеся сегодня в бегах фавориты; природные богатства страны разворовывались. Остается только удивляться, почему никому не пришло в голову найти останки самого Создателя.
Изначально удивлял, а потому и настораживал слишком пестрый состав «поисковой группы». На «дело» взяли жен. Сам Авдонин о поисковой группе: «Все мы дополняли друг друга. В наших делах участвовали жены...» Поскольку этих людей никто не уполномочивал, их назвали «энтузиастами». Как говорится, «дело вели знатоки»!
«...Я профессионал. Меня, смею думать, чему-то научили, недостатки обучения я восполнил практикой...» – пишет в своей книге следопыт Гелий Рябов, вспоминая, как они с Авдониным обнаружили в лесу следы от грузовиков.
Открытие злополучного мостика, под которым лукавый Янкель тщательно упрятал Царские косточки, принадлежит художнику – другу Авдонина. Это он, по словам Авдонина, забравшись на дерево, с высоты узрел тот мостик, мимо которого в свое время прошел нерадивый «белогвардейский» следователь! Найденные одним «профессионалом» косточки были переданы другому профессионалу из Генеральной прокуратуры. Была создана правительственная комиссия, которую возглавил незабвенный г-н Немцов – большой специалист по продаже автомобилей и «Царскому делу». Борис Ефимович к тому времени уже успел прочесть «Жизнь и смерть» – фундаментальный труд величайшего историка всех времен и народов – Эдварда Радзинского, и потому, будучи хорошо подготовленным, на пресс-конференции в грязь лицом не ударил. На вопрос журналиста М. Леонтьева, почему Ельцин и его помощники создали комиссию по захоронению не известно чьих останков до окончания экспертизы, Борис Ефимович отфутболил его к Радзинскому.
Простите мне, Владыка, ядовитую манеру изложения, – это говорит справедливый гнев.



Шота Чиковани.

Был выпущен пресловутый сборник материалов правительственной комиссии «Покаяние», на 8-й странице которого вовсе не случайно поместили фотографию Патриарха Алексея II в окружении пиарщиков. Дескать, и Церковь с нами. Составитель сборника – Виктор Аксючиц, редактор и художественный оформитель – Инна Аксючиц. На 11-й странице этого замечательного семейного альбома Аксючиц готов поклясться, что в комиссии нет ни единого номенклатурщика, и как бы в доказательство тому приводит имена двух общественных деятелей – художника Ильи Глазунова и писателя Радзинского. Я считаю оскорбительным для Глазунова, что его поставили на одну доску с Радзинским. И. Глазунов – единственный человек из комиссии, который не пошел на сделку с совестью, и в эфире «Эхо» заявил, что больше верит Соколову и Вильтону. Беречь таких людей надо, но мне думается, что он тем самым только лишних врагов себе нажил.
Несмотря на многочисленные протесты здравомыслящих людей, «останки» были перезахоронены. Можно ли судить беднягу Ельцина, который лишь «очищал» свою совесть? Судить надо тех, кто пиарил косточки!
Как ни старались, Церковь убедить не удалось. Для этого как «последний аргумент» нужно было кровь из носа найти еще одно «захоронение». И что Вы думаете? Оно было найдено! Наивные люди могут подумать, что «останки» цесаревича Алексея и его сестры были найдены в результате долгих и мучительных поисков работников Генеральной прокуратуры. Ничего подобного! Снова «энтузиасты» и снова геологи.
В 2006 году у наших геологов появилась «новая концепция», а в 2007 году в районе проводившихся с 1991 года «широкомасштабных археологических» раскопок была обнаружена полянка, на которой некий товарищ Вохмяков «копнул», как он сам выразился перед телекамерами, и сразу «нашел». Нашел при помощи волшебного металлического прутика от арматуры буквально в двух шагах от первого «захоронения» чуть ли не на поверхности земли. «Ильфо фер» (уметь надо), как говорят французы. Зураб Церетели должен увековечить товарища Вохмякова в монументальной скульптуре с тем самым «прутиком» в руках.
Из материалов правительственной комиссии (стр. 33): «...Два трупа, для того, чтобы в случае обнаружения захоронения их невозможно было опознать по количеству, сожгли. Следствием установлено, что сожжены были трупы царевича Алексея и Великой княжны Марии Николаевны. Место их сожжения не установлено, хотя в этом районе проводились широкомасштабные (курсив мой. – Ш.Ч.) археологические исследования...».
Из интервью прокурора-криминалиста В. Соловьева: «Место, где их сожгли, мы не нашли и, судя по всему, никогда не найдем. Место это достаточно открытое и бойкое, там и строительные работы велись, и третий лес уже вырос...» («Итоги», № 22, 312).
Владыка, я провел сравнительный анализ работы следственной группы
Соколова: генерала М.К. Дитерихса, капитана П. Булыгина, Р.А. Вильтона (которого я впервые напечатал в оригинале на русском языке) и «поисковой группы» Авдонина. Мною собраны материалы всех оппонентов Соколова – как западных, так и российских, в которых я нашел много вопиющих противоречий и, не побоюсь этого слова, неприкрытой лжи!
Мне совершенно справедливо могут заметить: «А как же результаты экспертизы ДНК, которые, по словам Немцова и Соловьева, “признаны во всем мiре”»? Владыка, мы знаем немало случаев, когда после ошибочных заключений судебных экспертов ни в чем не повинных людей отправляли на гильотину, после чего их семьям выплачивали денежные компенсации. В случае с Российской Императорской Семьей цена такой ошибки будет слишком велика! И потом, если по утверждению судебно-медицинского эксперта П. Иванова, японские генетики воруют в России «объекты», то кто нам может гарантировать, что в недалеком прошлом заслуженные чекисты сегодня не способны на подлог тех же «объектов»?
Владыка, может случиться непоправимое – эти люди способны «перезахоронить» найденные товарищем Вохмяковым косточки. Если все эти «перезахоронения» нужны для «примирения», то сам-то народ давно уже примирился. Тогда к чему устраивать весь этот маскарад? На памятнике судебному следователю Соколову начертано «Правда Твоя – правда во веки». Рано или поздно правда эта откроется, только внуки наши нам очередного «перезахоронения» не простят. Мы должны объединить наши усилия, чтобы не допустить этого. Я уповаю на Вашу помощь и на милость Божию.
Примите, Владыка, мои искренние заверения в самом высоком уважении к Вашей особе,


Шота ЧИКОВАНИ.

Париж, 29 июля 2008 года.


Окончаниеследует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner