?

Log in

No account? Create an account

July 13th, 2019


Фрагмент византийской ткани, хранящейся в ризнице одного из монастырей на Святой Горе Афон.


Хорошая погода, о которой писал В.В. Розанов (см. прошлый наш пост) требует особого комментария (На эту тему нам приходилось писать не раз. См.: «Россия перед Вторым пришествием». Изд. 3-е. Т. 1. СПб. 1998. С. 420; «…И даны будут Жене два крыла». Сб. к 50-летию Сергея Фомина. М. 2002. С. 584; С.В. Фомин «Последний Царский Святой». СПб. 2003. С. 475-476; «Царица Небесная – Державная Правительница Земли Русской. Коломенская икона Божией Матери “Державная”». М. 2007. С. 89-92).
Присутствовавший на Коронации 14 мая 1896 г. граф С.Д. Шереметев записал в дневник: «Яркое, ослепительное солнце обдало всех, когда спускались по ступеням…» («“Картина была потрясающая!” (Из дневника С.Д. Шереметева о Коронации Николая II)». Публ. Л.И. Шохина // «Отечественные Архивы». 1996. № 1. С. 86).



Их Величества на Красном крыльце.
https://humus.livejournal.com/6419602.html

Участвовавший в качестве камер-пажа в торжествах по случаю 300-летия Дома Романовых в Москве (26.5.1913) полковник А.С. Гершельман (1893–1977) вспоминал: «После сбора Царской Семьи начался выход. Шествие должно было через залы Дворца выйти на Красное Крыльцо, спуститься по нему и пройти в Успенский Собор, где митрополит Московский и Коломенский Владимiр ожидал Царя для служения торжественного молебна. Выход двинулся. Помнится, сквозь окна Дворца, выходящих на Замоскворечье, глядело пасмурное весеннее утро, пахло дождем и у меня мелькнула мысль: жаль, если выход из Дворца на Красное Крыльцо будет под дождем. [...] При выходе Царя на древнее Крыльцо произошло чудо [...] Порыв ветра мгновенно разорвал покрывавшие небо тучи и радостное весеннее солнце залило своим светом Царя, сходящего с Крыльца к толпе Своего народа, запрудившего все свободное между соборами пространство. Звон колоколов, музыка оркестров и крики “ура” несметной толпы, – все слилось в ликующий, радостный, какой-то “весенний” аккорд» (А.С. Гершельман «Моя служба камер-пажом при Дворе Императора Николая II». Машинопись. Архив автора).


Во время Коронационных торжеств на Ходынке.
https://humus.livejournal.com/6327517.html

В 1913 г., отмечали и другие очевидцы, «за все время пребывания Государя в Москве погода стояла прекрасная, но когда Царский поезд отошел от платформы и скрылся с глаз, пошел опять сильный дождь. Москва плакала, проводив своего Царя. Замечательно то, что когда Государь приезжал куда-нибудь, погода всегда прояснялась, дождь прекращался и светило яркое солнце и погоду называли Царской. И не раз, когда мы бывали на парадах на Марсовом Поле, шел ли дождь или небо было покрыто тучами, как только приезжал Государь верхом, а за Ним в открытом [sic!] экипаже Государыня, то выглядывало яркое солнце и погода становилась прекрасной, а небо безоблачным» («Из воспоминаний Е.С. Бехтеевой о Государе Императоре Николае Александровиче» // «Православная Жизнь». Джорданвилль. 1968. № 5. С. 36).
Особую связь с Солнцем Царя-Мученика отмечали многие наблюдательные Его современники. Недаром говорилось: «Царь – Солнце России».
«Как солнце разгоняет тучи, – писал в 1915 г. игумен Серафим (Кузнецов), – так и добрый Царь, сидящий на престоле суда, разгоняет очами Своими – одним взглядом Своим всё зло» (Игумен Серафим (Кузнецов) «Православный Царь-Мученик». М. 1997. С. 47).
Буквальным комментарием к этим словам служат два публикуемые далее отрывка.
Первый – декабрьская статья 1917 г. (т.е. уже после большевицкого переворота) священника И. Дмитриевского:
«8-го августа 1914 года, как известно, было солнечное затмение. Особенно знаменательно то, что в момент затмения бывший Император въезжал в Троице-Сергиеву Лавру. Факт этот в своё время остановил на себе внимание и был отмечен таким положительным, вовсе не мистически настроенным человеком, каким является натуралист, профессор Московской Академии С.С. Глаголев. И нужно было, конечно, быть только живым человеком, пережить это, чтобы почувствовать невольную жуткость этой картины. Когда бывший Император входил в ворота Лавры, то солнце совсем скрылось и почти ночная тьма окутала все.
И это было при входе в обитель Преподобного Сергия, того Сергия, который всегда был помощником нашему Отечеству в годины его несчастий. “Смело иди, князь, не бойся, надейся на помощь Божию!” – говорил он в своё время Димитрию Донскому, благословляя его на поход против татар» (С.В. Фомин «Последний Царский Святой». СПб. 2003. С. 475-476).



Посещение Императором Николаем II Троице-Сергиевой Лавры. 22 мая 1896 г.
https://humus.livejournal.com/3861115.html

Другой отрывок – запись в дневнике Л.А. Тихомирова (8.8.1914), очевидца этого события: «Приезд Государя только сегодня. Через ½ часа, т.е. в 3 часа дня – ждут Его. Наши, почти целый дом, ушли встречать. Остался только я да Настасья Дмитриевна. Погода гнуснейшая. Холод 7 градусов, дождь время от времени. Сегодня же – и тоже в 3 часа – солнечное затмение. Но его не будет видно из-за туч. Да и Государя, по случаю затмения, не будет видно. У нас с террасы поезда видно как на ладони. Но в темноте, конечно, ничего не различить. Однако – иду дежурить на террасу […]
Прямо чудеса – не поверил бы!.. Как только зазвонил лаврский колокол, возвещая приближение Царского поезда, ветер стих, тучи совсем разошлись и засветило солнце, хотя имевшее только около половины всей величины (от затмения). Всё время пребывания Государя (с час времени) стояла превосходная погода. После отъезда начала опять портиться, и теперь, в 9 часов вечера, снова отвратительная, холод и сырость. Встречал Посад Государя и Его Семью (все были) горячо, сердечно и шумно. Конечно, был прибран и украшен, хотя приказано [?] было встретить просто, без торжества…» («…И даны будут Жене два крыла». Сборник к 50-летию С.В. Фомина. М. 2002. С. 584).
В раннесредневековой (еще православной) Европе также верили и знали, что Король Своим явлением приносит хорошую погоду, солнце.
Сегодняшнее непонимание всего этого рабами «позитивизма и научности» не может не шокировать нормального человека. (Да где его ныне взять?)
Приведем для примера отрывок из программы «Кремлёвские палаты» радиостанции «Эхо Москвы». В качестве гостя туда была приглашена старший научный хранитель сектора тканей Музеев Московского Кремля С. Амелёхина. Речь шла о Коронации Императора Николая II 14 мая 1896 г.
К. Басилашвили: Говорят, что еще дождь шёл в этот день?
С. Амелёхина: Чего-то по поводу дождя…
К. Басилашвили: Нет?
С. Амелёхина: …во время Коронации Николая II мне не помнится. Я точно знаю, что из всех…
К. Басилашвили: Прогоняли тучи.
С. Амелёхина: На всех Коронациях – а я занималась ими всеми, понемногу – всегда была дивная погода. Как они умудрялись вычислить этот день и назначить именно… (Радиостанция «Эхо Москвы». Кремлевские палаты. Суббота, 3 июня 2006 г.)
Да, таковы мы ныне: «прогонять», «вычислять»…



Высочайший выход из Грановитой палаты Московского Кремля во время празднования Пасхи 1903 г.
https://humus.livejournal.com/6452901.html

Известнейший русский мыслитель ХХ века Алексей Федорович Лосев, изучавший труды древнегреческого философа Платона, отмечал:
Определяя сущность политики (этого «некоторого рода знания властвования над людьми» (Политик, 292 а–с), обозначаемого греческим термином «episteme» и переводимого и как «знание» и как «умение»), Платон пользуется сравнением ее с деятельностью врача или ткача (292 – 293 с; 279 b – 281 d). Управление людьми в своём диалоге «Политик» он называет «Царским плетением» (305 е – 306 а, 309 b, 311 bc). При этом под Царем Платон понимает «Того, Кто даже и без законов умеет идеально управлять людьми». Ведь законы философ трактует как нечто негибкое и косное, слишком зависящее от временных обстоятельств (292 d – 297c).
Искусство Царственного ткача существует при сочетании твердых и мягких принципов. «Мужественные активные характеры, считает Платон, – это прочная ткацкая основа, а умеренные и рассудительные характеры – это ткацкий уток». Только в результате такого взаимодействия возникает «политическая жизнь, т.е. великолепнейшая и пышнейшая ткань» (311 с) (А.Ф. Лосев «Античная философия история». СПб. 2000. С. 151-152).



Император Николай II благословляет образом новопрославленного Преподобного Серафима Саровского отправляющихся на войну с Японией. Новгород. 1904 г.
https://humus.livejournal.com/6452901.html

Часто приходится читать даже у серьезных исследований о «непостоянстве» Государя, «коварстве», «неблагодарности» и даже «византизме» (слово в известных кругах до сих пор служащее синонимом коварства), едва ли не произвольном «возвышении» и «падении» министров или «фаворитов» (в действительности советников). Все это в последние годы Царствования Императора Николая II переросло, мол, даже в «министерскую чехарду».
Объясняя это явление, приверженцы Самодержавия говорят о самоуничтожении слоя правящей элиты. Последнее верно, но всё же далеко от объяснения смысла самого явления.
По справедливому замечанию одного из первых исследователей последнего Царствования С.С. Ольденбурга, часто «внешнюю оболочку принимали за сущность. Император Николай II, внимательно выслушивавший самые различные мнения, в конце концов, поступал сообразно Своему усмотрению, в соответствии с теми выводами, которые сложились в Его уме, часто – прямо вразрез с дававшимися Ему советами. Его решения бывали порою неожиданными для окружающих именно потому, что свойственная Ему замкнутость не давала никому возможности заглянуть за кулисы Его решений. Но напрасно искали каких-либо тайных вдохновителей решений Государя. Никто не скрывался “за кулисами”. Можно сказать, что Император Николай II Сам был главным “закулисным влиянием” Своего Царствования!» (С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II». С. 190).
«…Государь с молодости отличался большой замкнутостью, мало кому доверял даже малую долю Своих планов, Своих задушевных дум. Разве только Императрица Александра Феодоровна действительно знала Государя до конца» (Там же. С. 43).
Приведенные рассуждения профессора подтверждает свидетельство К.П. Победоносцева, приводившего, со слов одного из сановников, высказывание Государя: «Зачем вы постоянно спорите? Я всегда во всем со всеми соглашаюсь, а потом делаю по-Своему» («Из дневника А.А. Половцова (1895-1900 гг.)» // «Красный Архив». Т. 46. М.-Л. 1931. С. 131).
В юности Государь немало занимался самовоспитанием. Он рассказывал А.А. Вырубовой, что «с детства работал над Собой, чтобы побороть вспыльчивый характер. “Работал Я и над Своим голосом, т.к. не хотел иметь громкого голоса Своих дядюшек”, – добавлял Государь» («Самоцензура. Неизвестные фрагменты “Воспоминаний” Анны Вырубовой». Публ. В. Козлякова // «Родина». М. 1998. № 2. С. 64).



Их Величества на торжественном открытии Троицкого моста в дни празднования 200-летия Санкт-Петербурга. 16 мая 1903 г.
https://humus.livejournal.com/6452901.html

Или вот этот случай, описанный в дневнике А.А. Половцова за 1908 г.: «…Мой двоюродный брат Андрей Петрович назначается флигель-адъютантом. Он служит в Военно-походной канцелярии, и его начальник, министр Императорского Двора барон Фредерикс, уже два года сряду просил Государя о таком назначении, но Государь всякий раз отвечал, что Он Сам определит время такого отличия. 6 мая утром назначен был флигель-адъютантом сын умершего Линевича, и только под вечер, убедясь, что никто Ему не повторяет прежнего ходатайства, Государь сюрпризом для всех назначил Андрея Своим флигель-адъютантом. Выразительная черта характера!» («Дневник А.А. Половцева» // «Красный Архив». Т. 4. М.-Пг. 1923. С. 127).
Дневниковая запись военного министра генерала А.Н. Куропаткина в какой-то мере приоткрывают завесу над этой тайной Государевой (16.2.1903): «…Мы, министры, по местным обстоятельствам задерживаем в осуществлении Его мечтаний, но все разочаровываем; Он всё же думает, что Он прав, что лучше нас понимает вопросы славы и пользы России. Поэтому каждый Безобразов, который поет в унисон, кажется Государю более правильно понимающим Его замыслы, чем мы, министры. Поэтому Государь и хитрит с нами…» («Дневник А.Н. Куропаткина» // «Красный Архив». Т. 2. М.-Пг. 1922. С. 31-32).
Это прекрасно понимал, например, министр иностранных дел граф В.Н. Ламздорф, писавший: «Моя обязанность заключается в том, чтобы сказать Государю, что я о каждом предмете думаю, а затем, когда Государь решит, – я должен безусловно подчиниться, и стараться, чтобы решение Государя было выполнено» (С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II». С. 155).
«Они напортят – а отвечать Мне» – так, в упрощенной, конечно, форме рассуждал Государь. При этом «Он всегда ставил дело выше лиц, а при несогласии с действиями Своих министров отстранял их, независимо от их прошлых заслуг» (Там же. С. 37).



Царская Семья на торжественном открытии Музея изящных искусств имени Императора Александра III в Москве. 1912 г.
Левее Государя (лицом к зрителю с орденской лентой) стоит член-корреспондент С.-Петербургской Академии Наук, профессор Московского университета, создатель и первый директор музея, тайный советник Иван Владимiрович Цветаев (1847–1913), отец Марии Цветаевой, описавшей этот торжественный день в автобиографической прозе «Отец и его музей».

https://humus.livejournal.com/6452901.html


По поводу статс-секретаря А.М. Безобразова, к действиям которого на Дальнем Востоке генерал А.Н. Куропаткин, принадлежа к «триумвирату», созданному С.Ю. Витте, относился крайне отрицательно, у военного министра с Царем 19 августа 1903 г. состоялся интересный разговор: «Я заговорил о Безобразове. […] Что я не считаю, чтобы он не принес известной пользы. Да, – прибавил Государь, – он разбудил многое. Государь при этом сказал: “Разве Мне приятно было слышать два года тому назад Безобразова, когда он говорил Мне, что мы избрали ложный путь на Дальнем Востоке. Но Я признал, что он был прав. Конечно, скверно, что он критикует всех министров и всё и всех. Критиковать легко, особенно неответственному человеку”. Тогда я сказал: он фанатически увлекается. Что полезное действие его уже произведено. Что в руках Государя Безобразов, мечтающий, что он руководит политикой Царя, является только орудием. Взяв это орудие в Свои руки, Государь колол им нас, Своих министров, больно. Безобразов в руках Государя явился как бы горчичником, который был приставлен и к людям и делу. Требовалось произвести известный процесс» («Дневник А.Н. Куропаткина» // «Красный Архив». Т. 2. С. 58. О действиях и мыслях самого А.М. Безобразова см. в перлюстрированных Департаментом полиции частных письмах: «Николай II и самодержавие в 1903 г.» // «Былое». 1918. № 2. С. 213-214).


В ожидании прибытия Императора в дни 300-летия Дома Романовых. Новоспасский монастырь в Москве. 1913 г.
http://humus.livejournal.com/3957615.html

31 августа 1903 г. опытнейший человек, министр внутренних дел В.К. фон Плеве поделился своими наблюдениями с А.Н. Куропаткиным: «…Черта недоверия к министрам и издание важных актов без их посредства обща всем Государям, начиная с Александра I. Эта черта находится в связи с основным принципом Самодержавия. [Плеве выразился так: “Уступают внешним образом министрам, а на стороне ищут союзников в защиту Самодержавия”.] Самодержцы по наружности выслушивают Своих министров, наружно соглашаются с ними, но почти всегда люди со стороны находят легкий доступ в Их сердца или вселяют Государям недоверие к Своим министрам, представляя их покусителями на Самодержавные права. Отсюда двойственность действий. Даже такой сильный характер, какой был у Императора Александра III, не был чужд сему образу действий» («Дневник А.Н. Куропаткина» // «Красный Архив». Т. 2. М.-Пг. 1922. С. 45).
Тут нужно было бы сделать весьма существенную оговорку: «люди со стороны» потому только и «находят легкий доступ» к сердцу Государя, что их мысли в данном конкретном случае оказываются вполне созвучными мысли Царевой. Они укрепляют, оформляют и углубляют чувства Того, чьё сердце находится в руке Божией. Иногда они будят эту мысль (услышав ее, Государи понимают, что это Их Собственная, дремавшая до сей поры, мысль).
Обретённую формулу А.Н. Куропаткин попытался даже выразить Государю во время одного из докладов по частному вопросу, с которым, на основе чисто внешних и неполных (что признавал и сам генерал) данных, он был не согласен: «Я высказал Государю, что никто из Его подданных даже думать не должен проникнуть в помыслы Государя при свершении Им тех или других деяний. Государи ответственны в Своих путях, избранных Ими для блага народа, только перед Богом и историею. Что поэтому я даже, будучи противником […], вовсе не имею претензии полагать, что моё мнение правильно. Поэтому я преклонился бы перед каждым решением Государя и приложил бы все силы к наилучшему выполнению его» (Там же. С. 47).



Император Николай II среди офицеров Ставки. Могилев. Август 1915 г.
http://humus.livejournal.com/2064746.html

Однако к таковому исполнению своего долга многие, увы, были не готовы.
И С.Ю. Витте, на словах готов был, «если Государь ему прикажет быть дворником при Его доме, то и тогда он употребит все силы, дабы с успехом выполнить возложенную на него задачу» (Там же. С. 55). И даже сам генерал А.Н. Куропаткин, заявлявший Государю, что «если Он пожелает, чтобы я стал простым часовым у дома Его, то я стану и буду твердо стоять, не пожалев себя, а если придется, то и умру на этом посту» (Там же. С. 56).
Все они, однако, так и не смогли в итоге преодолеть себя, понести крест истинных верноподданных, слуг Самодержавия.
Когда С.Ю. Витте в августе 1903 г. во время доклада Государю в ответ на предложение принять пост председателя Комитета министров заявил, что в этом случае он бы «просил совсем уволить» его «от всех должностей». «Зачем это вам?» – удивился Государь. Последовал ответ, что «до призыва на государственную службу он получал на частной службе до 60 000 руб. в год. Никогда ранее и тем более теперь казна не могла его так обезпечить. Поэтому он и просит вернуть его в первобытное состояние».
После того как Витте был всё-таки отставлен от Министерства финансов его жена Матильда «со слезами говорила: “Разве можно так поступать с министром, работавшим 11 лет? Так не поступают с лакеями. И тех предупреждают об увольнении. Мы только что сдали в наём свой дом, который готовили для себя. Мы уже послали вперед в Сочи прислугу”. Далее она говорила, что на посту министра они прожили те сбережения, которые отложены были за время частной службы Витте» (Там же. С. 55).
Вот вам и «дворник»!..
Это самомнение Сергея Юльевича сопровождалось полным непониманием Государя. Витте буквально бесил «уклончивый, ускользающий характер» Царя («Дневниковые записи С.Д. Шереметева о С.Ю. Витте». Публ. Л.И. Шохина // «Отечественная История». 1998. № 2. С. 158).
Чрезвычайно характерно для него и непонимание сути Царской власти.
В период управления Министерством внутренних дел Д.С. Сипягина (1899–1902) С.Ю. Витте пытался сбить с толку этого консерватора, преданного идее неограниченной власти Императора Всероссийского: «Вы говорите – Царь самодержавен – Он создает законы для подданных, а не для Себя; я – ничто, я только докладчик. Царь будет решать, ergo никаких правил не нужно; тот, кто требует правил, желает ограничить Царя; тот, кто сомневается, что Царь, а не я будет решать, полагает, что значит Царь Сам не может решать; тот, кто хочет ограничить число и форму решений, хочет отделить Царя от подданных… Ваша теория, дорогой, милый, крепко любимый Дмитрий Сергеевич, имеет много общего с непогрешимостью папы…» (С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II». С. 154).
К чему, в конце концов, под подобного рода рассуждения мы пришли, слишком хорошо известно…



Последний приезд Государя в Троице-Сергиеву Лавру.

По слову Господню, «сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите – и не уразумеете, и глазами смотреть будете – и не увидите, ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем […] …Многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали» (Мф. 13, 14-15, 17).

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner