?

Log in

No account? Create an account

July 11th, 2019

ЦАРСТВЕННЫЙ ТКАЧ (1)


Фрагмент византийской ткани, хранящейся в ризнице одного из монастырей на Святой Горе Афон.


Начавшееся вслед за убийством революционерами Императора Александра II Царствование Его Сына было скорее реакцией на это безпрецедентное преступление, нежели соответствовало свойствам характера Самого Александра III.
Успешное осуществление контрреформ, составлявшее существенную часть Его правления, как бы соблазняло и дальше идти по этому пути, что между прочим и обезпечило в истории этому Монарху славу «Сильного и Державного».
Между тем к концу этого Царствования были истрачены многие резервы, в том числе и во взаимоотношениях с нарождавшемся в России обществом, шедшим по общему для стран Запада пути.
Слой этот по сравнению с огромной массой русского мiра, жившей по традиционным законам, мизерный, однако, как показала история, игравший непропорционально большую, по сравнению со своей малочисленностью, роль, а потому одними цифрами не стоило бы соблазняться…


Далее мы публикуем одну из глав нашей книги «А кругом широкая Россия…» (2008).


Император Александр III на смертном одре.

«Перемена Царствования, – вспоминал известный либеральный деятель А.А. Кизеветтер, – тотчас возбудила надежды на просветление политического горизонта. […] Ловили малейшие признаки для предположительного обоснования своих надежд. Так, женитьба Николая II на Принцессе Гессенской, почти совпавшая с Его воцарением, учитывалась как обстоятельство, дающее основание ожидать, что новое Царствование будет либерально-прогрессивным, а опирались эти оптимистические предсказания всего лишь на то, что Александра Феодоровна слушала в Германии университетские курсы и имела степень доктора» (А.А. Кизеветтер «На рубеже двух столетий. Воспоминания. 1881-1914». М. 1997. С. 141-142).
Это чисто профессорское заблуждение о том, что любой университет, будь то германский или английский, подобно русским, является источником революционной заразы, как-то застряла в сознании многих.
Вот две дневниковых записи графа А.А. Бобринского на ту же тему (18.10.1904, 27.11.1904): «Говорят, что Императрица Александра Феодоровна стоит за конституцию»; «Повторяют с разных сторон, что молодая Императрица принимает активное участие в политике и стоит теперь во главе конституционной партии». Вскоре, правда, сам граф Бобринский убедился в неосновательности этих слухов. («Дневник А.А. Бобринского (1910-1911)» // «Красный Архив». 1928. Т. 1 (26). С. 129, 143).
Есть запись на эту тему и в дневнике графа В.Н. Ламздорфа (4.12.1894): «Некоторые наши политические группировки боятся […] либерального влияния молодой Государыни, весьма сведущей и весьма склонной к парламентскому режиму, поскольку Она полуангличанка» (В.Н. Ламздорф «Дневник 1894-1896». М. 1991. С. 97).
Так рассуждали тогда, но в наши дни – после того, что случилось – подобные утверждения выглядят просто глупыми (В. Острецов «Масонство, культура и история». М. 1998. С. 391, 411, 414, 427).




Пробным шаром либеральной общественности были приветственные адреса, с которыми многие земские собрания обратились к новому Монарху. Наиболее примечательным был адрес Тверского земства. «Мы уповаем, – писали тверичи, – что счастье наше будет расти и крепнуть при неуклонном исполнении закона как со стороны населения, так и со стороны представителей власти, ибо закон должен стоять выше случайных видов отдельных представителей этой власти. […] Мы ждем, Государь, возможности и права для общественных учреждений выражать свое мнение по вопросам, их касающимся, дабы до высоты Престола могло достигать выражение потребностей и мыслей не только администрации, но и всего народа русского».
На докладе министра внутренних дел об этом вызывающе дерзком послании Государь начертал: «Я чрезвычайно удивлен и недоволен этой неуместной выходкой 35-ти гласных тверского губернского земского собрания», а 17 января 1895 г. на Высочайшем приеме в Николаевской зале Зимнего Дворца депутаций от дворянских обществ, земств, городов и казачьих войск, принесших поздравления по случаю бракосочетания, Государь сказал: «Я рад видеть представителей всех сословий, съехавшихся для заявления верноподданнических чувств. Верю искренности этих чувств, искони присущих каждому русскому. Но Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся безсмысленными мечтаниями об участии земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что Я, посвящая все Свои силы благу народному, буду охранять начала Самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял Мой незабвенный покойный Родитель».
В тексте заготовленной речи было: «безпочвенными метаниями». До сих пор многие считают это оговоркой. Однако Император «Собственноручно написал эту речь» (С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II». Изд. 2-е. Вашингтон. 1981. С. 49).



Посещение Императором Николаем II и Императрицей Александрой Феодоровной Городской думы в Москве. 1896 г.
http://humus.livejournal.com/3862881.html

Выслушав отповедь Государя, некоторые земцы демонстративно не поехали на молебен в Исаакиевский собор (В.А. Оболенский «Моя жизнь. Мои современники». Париж. 1988. С. 131).
Куда там молиться!
Царская речь, по словам уже цитировавшегося нами профессор А.А. Кизеветтера, «вызвала в широких общественных кругах чрезвычайное раздражение. Немедленно появилась и пошла по рукам прокламация, составленная в форме обращения к Николаю II. Она начиналась словами: “Вы сказали Ваше слово; вчера мы еще совсем не знали Вас; сегодня всё стало ясно; Вы бросили вызов русскому обществу, и теперь очередь за обществом; оно даст Вам свой ответ”. […] Земская среда с этого именно времени стала серьёзно готовиться к политической схватке…» (А.А. Кизеветтер «На рубеже двух столетий». С. 143-144).
Даже знаменитый историк проф. В.О. Ключевский в эти дни заявил: «…Николаем II закончится Романовская Династия; если у Него родится Сын, Он уже не будет Царствовать» (Там же. С. 145). Это забвение знаменитым историком того, на чём, собственно, всегда стояла Русская Земля, поистине вопиюще. В очередной раз подтверждалась древняя мудрость: кого Бог хочет наказать, у того отнимает разум.
«Едва окончилось Царствование усопшего Государя, – писал молодому Императору К.П. Победоносцев, – как те же люди и прежние их сподвижники проснулись и готовились возобновить ту же агитацию. Тотчас же пущена была смута во всех концах России» (Л.Г. Захарова «Кризис Самодержавия накануне революции 1905 года» // «Вопросы Истории». 1972. № 8. С. 120).



Император Николай II с Императрицей Александрой Феодоровной и Их старшей дочерью Великой Княжной Ольгой Николаевной у входа в харьковский Спасов Скит. 1902 г.
http://humus.livejournal.com/4032607.html

Вопреки не раз печатавшимся в эмиграции «заветам» почившего Государя Александра III Своему Сыну (С.Д. Позднышев «Распни Его». Париж. 1952. С. 43-45), верно передающими дух почившего Государя, но фантастическими с точки зрения самого факта их существования, никаких в действительности конкретных советов (а тем более письменных) Император Николай Александрович от Отца не получил.
«Я ничего не знаю, – признавался Государь в первые дни Своего правления министру иностранных дел. – Покойный Государь не предвидел Своего конца и не посвящал Меня ни во что» (В.Н. Ламздорф «Дневник 1894-1896». С. 85).
То же самое, судя по записям в дневнике Великого Князя Константина Константиновича, молодой Император рассказывал и ему: «Я спрашивал, слышал ли Он советы от Отца перед кончиной? Ники ответил, что Отец ни разу не намекнул Ему о предстоящих обязанностях. Перед исповедью о. Янышев спрашивал умиравшего Государя, говорил ли Он с Наследником? Государь ответил: Нет; Он Сам всё знает. Ники прибавил, что и ранее, посылая Его за границу, к чужестранным Дворам, Отец никогда не давал Ему наставлений и предоставлял действовать как вздумается; что от этого Ему бывало и легче и труднее» (А. Мейлунас, С. Мироненко «Николай и Александра. Любовь и жизнь». М. 1998. С. 130).



Император Александр III с Семьей.

В эти нелёгкие времена Императора Николая II, особенно при принятии ответственных решений, наставлял один и тот же вопрос, который Он задавал самому себе: «Как поступил бы в данном случае Его Отец?» (Великий Князь Александр Михайлович. «Воспоминания». М. 1999. С. 172). Такое самоощущение молодого Царя дало почву для клеветников, придумавших впоследствии вздорную историю с вызовом на спиритических сеансах духа Императора Александра III, которому якобы задавались всевозможные вопросы.
В советниках, разумеется, недостатка не было, тем более, что молодой Царь Сам сначала охотно обращался с вопросами и выслушивал всё, что Ему говорили. Среди советников, кроме вдовствующей Императрицы, были многочисленные Августейшие Дядья, министры, служившие еще Его Отцу.
Не все, к сожалению, выдержали это искушение. Некоторые стали воображать о себе Бог весть что. Советы часто перерастали в наставления. То, что им не всегда следовали, сначала раздражало, а потом нередко обращало «советчиков» на путь непозволительного злословия.
Преклонявшиеся перед мощной фигурой Отца, пытались смотреть на Сына снизу вверх:
«Кто мог предвидеть, что Александр III умрет в возрасте 49 лет от роду […], вручив судьбу шестой части мiра в дрожащие руки растерявшегося юноши» (Великий Князь Александр Михайлович. «Воспоминания». С. 130).
«Не такие характеры могут успешно водить людские массы» («Дневник А.А. Половцева» // «Красный Архив». Т. 3. М. 1923. С. 121).
«Государь, при наилучших пожеланиях, не имеет никаких твердых взглядов» (Там же. С. 122).
«Что-то будет, гнетет мысль об общем положении, поворотный, решительный момент наступает. Куда должна направиться будущая Россия, куда ее повернут теперешние хозяева? И всё это “искусственно”, а пожалуй потом найдутся историки, которые будут толковать, что это было “неизбежно”. Нет, тысячу раз нет! Ведь всё, после такого наследия было в руках… Только иди прямо и честно по этому пути, без виляний и уловок, без лжи» (Л.И. Шохин «Дневник графа С.Д. Шереметева (1894-1917 гг.)» // «Памяти Лукичёва. Сб. статей по истории и источниковедению». Сост. Ю.М. Эскин. М. 2006. С. 485. Запись от 15.4.1899).



Император Николай II с траурной повязкой в память Отца.

Все эти люди забыли не только о том, что Царь никогда не будет им ровней, но и то, что Государь – человек необыкновенный. Единственный из людей Земли, который помазывается Св. мvром дважды. Таким образом, они просто забыли о… Боге.
Так что, в конечном счете, всё зависело от веры в Бога, личного благородства, наличия верноподданнического чувства, часто просто от обычной воспитанности. Но не все обладали такими качествами.
Подлинный характер молодого Государя знали немногие. Прежде всего, те, которые искренне любили Его. Но и те, кому, в силу тех или иных причин, надлежало знать действительное положение дел.
«О Русском Императоре, – писал президент Франции Эмиль Лубэ, – говорят, что Он доступен разным влияниям. Это глубоко неверно. Русский Император Сам проводит Свои идеи. Он защищает их с постоянством и большой силой. У Него есть зрело продуманные и тщательно выработанные планы. Над осуществлением их Он трудится безпрестанно. Иной раз кажется, что что-либо забыто. Но Он всё помнит. […] Под личиной робости, немного женственной, Царь имеет сильную душу и мужественное сердце, непоколебимо верное. Он знает, куда идет и чего хочет» (С.С. Ольденбург «Царствование Императора Николая II». С. 437-438).
Эту самостоятельность, особенно по контрасту с недавними обращениями за советами, многие принимали за упрямство и чуть не за капризы не сумевшего преодолеть инфантильность человека.
Что касается Самого Государя, то Он был спокоен к превратностям т.н. «общественного мнения. еще в 1903 г. Он говорил министру Императорского Двора и Уделов барону В.Б. Фредериксу, что «Ему все равно, как будут судить Его поступок другие. Он знает, что многие в Его поступках находят только дурное. Он считает Себя обязанным слушаться только голоса совести…» («Дневник А.Н. Куропаткина» // «Красный Архив». Т. 2. М.-Пг. 1922. С. 87).



Император Николай Александрович. 1896 г.

Это самоощущение Государя не осталось незамеченным таким опытным бюрократом, как А.А. Половцов:
(22.7.1901): «Юный Царь все более и более получает презрение к органам Своей Собственной власти и начинает верить в благотворную силу Своего Самодержавия, проявляя его спорадически, без предварительного обсуждения […] Страшно сказать, но под впечатлением напечатанной на днях Шильдером книги [“Павел I”] начинает чувствоваться что-то, похожее на Павловские времена» («Дневник А.А. Половцева» // «Красный Архив». Т. 3. М. 1923. С. 99).
(23.5.1902): «…Юного Царя сбили с толку негодяи, как Сипягин, Мещерский и т.п., уверившие Его, что Он, следуя исключительно Своему личному внушению, тем самым осуществляет веления Божеского Промысла, и что, следовательно, никакая посторонняя Его личным намерениям инициатива не должна быть допущена […] В эпоху падения Римской Империи то же самое делалось просто: Императоров просто провозглашали богами!» (Там же. С. 151).



Церемониймейстеры и герольды объявляют москвичам о дне Священного Коронования. 1896 г.
https://humus.livejournal.com/3856566.html

Это укрепление самостоятельной политики Государя отмечал также в своём дневнике Л.А. Тихомиров (16.5.1902): «Вообще, говорят, Государь стал действовать очень самостоятельно и даже резко. Должно быть, надоели и Ему, наконец, интриги министров. Немудрено. На эту самостоятельность и неуступчивость Государя жалуется и Витте, приписывающий однако всё это каким-то неведомым влияниям. Никаких влияний однако никто не знает» (ГАРФ. Ф. 634. Оп. 1. Д. 10. Л. 131).


Фрагмент украшения Тверской улицы (пентакли) в Москве во время торжественного въезда Их Величеств в Москву для Коронации. 1896 г.
https://humus.livejournal.com/3856566.html
На нижнем снимке: магендовиды на берегу Днепра. Иллюминация Киева 17 июля 1888 г. во время празднования 900-летия Крещения Руси в 1888 г. Фрагмент эскиза специального корреспондента-художника петербургского журнала «Всемiрная Иллюстрация».


Тайна Царственности Избранного Свыше Рода была ведома, однако, мальчику, воспитывавшемуся вместе с будущим Императором Николаем Александровичем в Аничковом Дворце.
«Потом, уже в зрелые годы, – вспоминал он уже в эмиграции, – я осознал свою аничковскую жизнь и понял, что тайна Династий заключается в том, что они несут в себе особенную, я сказал бы, – козлиную кровь. Пример: если вы возьмете самого лучшего, самого великолепного барана и поставите его во главе бараньего же стада, то рано или поздно он заведёт стадо в пропасть. Козлишко же, самый плохонький, самый шелудивенький, приведет и выведет баранов на правильную дорогу.



Великий Князь Николай Александрович: 1871, 1875, 1878-1879 гг.

На земле много учёных, но никому в голову не приходило изучить загадку Династий, козлиного водительства, ибо таковая загадка несомненно существует. И еще другое, ибо: стада человеческие, увы, имеют много общего со стадами бараньими. Я имею право сказать это, ибо едал хлеб из семидесяти печей.


Великий Князь, Наследник Цесаревич Николай Александрович: 1880, 1881, 1890 гг.

И когда Ники, этот козлёнок, поправляя меня в пении, повелевал мне не ошибаться, Он смотрел на меня такими глазами, которых я нигде не видал, и я чувствовал некоторую робость, совершенно тогда необъяснимую, как будто огонек прикасался к моей крови» (И.Д. Сургучев «Детство Императора Николая II». Париж. «Возрождение». Б.г. С. 144-145).
Чуткие уши не могут не уловить то, что почуял воспитывавшийся вместе с будущим Царем офицер.
Приведем размышления по этому поводу известных русских мыслителей.
«Царская власть есть чудо, – писал В.В. Розанов. – В Царской власти и через ее таинственный институт побеждено чуть не главное зло мiра, которое никто не умел победить и никто его не умел избежать: злая воля, злое желание, злобная страсть. Злоумыслить что-нибудь на Царя и отказать Ему в повиновении – ужасная вещь в отношении всей истории, всего будущего, тысячи лет вперед. Вот отчего истребление всяких врагов Государя и всякой вражды к Государю есть то же, что осушение болот, что лучшее обрабатывание земли, что дождь для хлеба. Никакого чёрного дня Государю, все дни его должны быть белы, – это коренная забота народа» (В.В. Розанов «О подразумеваемом смысле нашей Монархии». СПб. 1912).



Император Николай II со Свитой на Красной площади у Воскресенских ворот в день торжественного въезда в Москву Их Императорских Величеств на Коронацию.
https://humus.livejournal.com/3856566.html

А вот предвоенная запись того же В.В. Розанова 1914 г.: «Государь [...] Один и исключительно смотрит на вещи не с точки зрения “нашего поколения”, но всех поколений Отечества, и бывших и будущих... у Него есть что-то или скрыто в Нем. Что-то есть “подземное”, – а “современного” нет ничего и не должно быть. [...]
Есть особая тайна, “тайна Царева”, которая совершенно никому не рассказана и никогда не будет рассказана, ибо уже с рождения, как бы “a priori” (терминология Канта) Царю [нрзб.] то, что “под глазом Его все умаляется” до пыли, до мелочи, до “преходящего” и “ненужного”, и взгляд этот имеет соотношение только “с границами вещи”, с тем, что лежит “за нашим поколением”, далеко впереди Него и далеко позади Него. Вечность. Царь. Отечество. [...]
Государь не может смутно не чувствовать, что заключенное в сердце Его (“тайна Царства”) вообще не рассказуемо, не объяснимо, не выразимо. Как мы можем выразить “отношение к Отечеству” жестами, так Государь может выразить “суть Себя” жестами же, поступками. Бытие. Вот Его область. Великое “быть по сему”.
Мне хочется сказать то, чего я не умею объяснить, что в “быть по сему” никогда не может заключиться ошибки, хотя бы “быть по сему” иногда не удалось, повяло от горечи и несчастья (несчастная война). [...] Царь есть часто носитель великих неудач, т.е. корифей великих хоров трагедий: и мы должны кидаться вслед за Ним во всякую трагедию с мыслью, что “погибнем”, но “за лучшее”.
Царь – всегда за лучшее. Вот Его суть и подвиг. Царь (и это есть чудо истории) никогда не может быть за низкое, мелочное, неблагородное. [...]
Суть и тайна Царя в значительной степени заключается в том, что Он просто делает “хорошую погоду”; делает эту чудную и Божественную вещь, столь всем нужную. Суть “Царя” в значительной степени сливается с сутью “мужик”, как он дан от Рюрика до теперь и символизирует весь русский народ. Отчего же связь “мужика” и “Царя” и их взаимное понимание или, вернее, чувство. Мужику нужна “хорошая погода”, и Царь изводит из себя “хорошую погоду”: тем, что не торопится и не нагоняет облачков» (В.В. Розанов «Чёрный огонь». Париж. 1991. С. 86-90).



Окончание следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner