?

Log in

No account? Create an account

May 23rd, 2019




…У кострищ и «на полянке врачей»


«… Русский читатель […] не прочтет этих страниц без слез. Автор, там в Екатеринбурге, в застенке, где был замучен с Семьей Русский Царь, на руднике, в глухом лесу, где так невероятно надругались над Их останками, страдал сам и не мог без слез писать о подробностях Их ужасной в заключении жизни и Их столь жестокой смерти».
Роберт ВИЛЬТОН.
Предисловие к русскому изданию. Париж. 11-24 сентября 1920 г.


Вскоре после приезда Роберта Вильтона в Екатеринбург, на Урале потеплело, сошел снег и появилась возможность наконец-то выехать на Ганину Яму.
«В момент прибытия автора вместе с генералом Дитерихсом на Урал в руках Соколова была вся истина. Он знал и детали.
Генерал Дитерихс, понимавший всё громадное значение Царского дела, понял, что многое может дать рудник, куда были увезены трупы.
Судебный следователь Н.А. Соколов при авторе посвятил генерала во все детали дела, установленные им в его отсутствие, и указал, что точка зрения генерала на то, что трупы где-либо схоронены на руднике, может быть ошибочна. Соколов уже тогда допускал, что трупы на руднике были уничтожены.
Автор прибыл в Екатеринбург в конце зимы. Снег еще не совсем сошел с полей. [По календарю, напомним, этот был апрель. – С.Ф.] Н.А. Соколов страшно торопился использовать все данные, чтобы по голой земле, не покрытой еще травой, осматривать рудники.
К этому моменту, т.е. к моменту осмотра рудников, произошло одно очень важное событие, сильно подкрепившее точку зрения судебного следователя.
Как раз в это время в Екатеринбурге военным контролем была обнаружена большевицкая организация. Был пойман сам глава всей разведки красных в тылу Адмирала. Это был человек, носивший имя Антона Валека. Н.А. Соколов, получив сведения об этом, тотчас же стал его допрашивать. Валек рассказал ему, что он виделся с главарем, распорядителем убийства евреем Голощекиным и расспрашивал его об убийстве. Голощекин ему сказал, что вся Семья Романовых расстреляна, а трупы их сожжены» (Paris. 2005. С. 91-92).
В берлинском издании 1923 г. (с. 77) текст более лаконичный: « Я приехал в Екатеринбург в самом начале весны; снег должен был скоро сойти. Генерал Дитерихс, уверенный, что трупы Семьи были уничтожены в лесу, торопился начать раскопки, как только почва достаточно оттает». Чекист Валек передает слова Голощекина о телах Царственных Мучеников: «уничтожены» вместо «сожжены».
Помянутый Антон Яковлевич Валек (1887–1918) был преступником отнюдь не рядовым. Родом он был из Харькова, родился в семье железнодорожника-поляка. Уже в пятом году принимал участие в вооруженном восстании в родном городе.



Антон Валек с семьей в окрестностях Алапаевска. 1916 г.

В июле 1918 г. вместе с Рейнгольдом Берзиным (1888–1938), представителем большевицкой военной инспекции в Сибири и командующим Северо-Урало-Сибирским фронтом, Антон Валек осуществлял контроль за Царской Семьей.
Будучи оперуполномоченным Отдела военного контроля РВС перешел линию фронта с целью организации красной разведки в Омске, Томске, Красноярске, Иркутске. В начале октября приезжал в Москву, чтобы проинформировать ЦК РКП(б) и большевицкую разведку. Отправленный назад, прибыл в Екатеринбург в начале января 1919 г., но в ночь на 1 апреля был арестован, а 4 апреля вместе с 8 подельниками предан военно-полевому суду. В это время его и допрашивал находившийся в Екатеринбурге Н.А. Соколов.
Согласно документу Антон Валек был «начальником контрразведки красных всей Сибири до Иркутска включительно и главой тайной коммунистической организации г. Екатеринбурга».
Казнь состоялась 8 апреля 1919 г. в лесу на «Васькиной горке», близ Верх-Исетского завода. Впоследствии большевики создали героическую легенду, о том, что группу Валека «пьяные» казаки будто бы зарубили шашками, заставив самого предводителя перед смертью наблюдать, как убивают его товарищей. Сам же он от переживаний умер-де от разрыва сердца до того как дошла до него очередь. Однако, как выяснилось, этот красный миф не имеет ни одного документального подтверждения.

http://www.ural.aif.ru/society/persona/krasnoe_podpole_na_urale_mify_i_pravda_o_bolshevike_antone_valeke
В том же 1919 году Екатеринбургский горсовет переименовал Большую Съезжую улицу в улицу Антона Валека. По ней и сегодня ходят и обитают в стоящих на ней домах жители Екатеринбурга – города цареубийства и цареубийц.
Она идет – и ныне! – параллельно проспекту Ленина. С одной стороны в нее втекают улицы Володарского, Урицкого, Вайнера; с другой – Февральской революции…



Антон Валек с подельниками. Сидят (слева направо): М.Ш. Брод, М.О. Авейде, А.Я. Валек, В.А. Вожанов. Стоят: С.М. Буадес, В.А. Голубь, Ф.О. Вальтер, Е.К. Коновина. (Все, как на подбор, борцы за русское будущее.) Почтовая карточка, выпущенная тиражом в 10 тысяч экз. московским ИЗОГИЗом в серии «1-й поход Антанты».

Благодаря сохранившемуся протоколу осмотра «рудника и окружающей его местности» точно известно время выезда и следственных действий на Ганиной Яме: с 23 мая по 17 июля 1918 г. Происходило это в присутствии судебного следователя Н.А. Соколова, генерала М.К. Дитерихса, прокурора Екатеринбургского Окружного суда В.Ф. Иорданского, генерала С.А. Домонтовича и «великобританского подданного Роберта Альфредовича Вильтона», подписавших протокол.
«К северу от города, верстах в 14-ти, – вспоминал Вильтон, – находятся железные рудники, принадлежащие Верх-Исетскому заводу. Здесь, в урочище под названием Четыре Брата, находится старый, давно заброшенный рудник. Многочисленные шахты расположены по обе стороны дороги, ведущей в деревню Коптяки» (Берлин. 1923. С. 79).
Гораздо больше подробностей содержит парижская книга 2005 г. (с. 93). Сразу же видно, что написано это человеком, когда-то прошедшим эту дорогу:
«Сейчас же за городской чертой Екатеринбурга начинаются леса, идущие на сотни верст по Уралу. Приблизительно, в 10-11 милях от города к северо-востоку от линии железной дороги, идущей на Пермь, есть железнорудничные копи, ранее принадлежавшие графине Н.А. Стенбок-Фермор, а теперь принадлежащие акционерному обществу Верх-Исетских заводов. В этой местности вблизи дороги, идущей из Екатеринбурга на д. Коптяки, много заброшенных шахт».



План окрестностей Екатеринбурга в районе Коптяков. Из нью-йоркского издания книги Р. Вильтона 1920 г.

«Картина, несмотря на упущенное лето 1918 года, все-таки была ясна глазу наблюдателя. […]
Около открытой шахты имеется большая площадка, состоящая из насыпанной глины, которую здесь насыпали уже давно, когда еще разрабатывали шахту. Слой глины очень высок. Вот почему на глиняной площадке нет никакой растительности. Кругом же вырастает высокая трава.
На этой площадке и уничтожались трупы. Сначала они рубились острорежущими предметами, а затем сжигались на кострах. Всего костров было три. Остатки их совершенно ясно были видны при нашем осмотре: так велики они были и так сильно была выжжена здесь земля. […] Было обнаружено очень много ценнейших предметов, с полной очевидностью указывавших на факт сожжения здесь трупов. […]
Автор был в числе тех весьма немногих лиц, которые были допущены к самым первоначальным действиям по осмотру всей местности как на самом руднике, так и вокруг него. […]
Автор уже рассказывал ранее, как поступили [Великие] Княжны ч драгоценностями, когда Им пришлось ехать из Тобольска в Екатеринбург. Они спрятали их в одежду и преимущественно в лифчики.
Конечно, все эти драгоценности были обнаружен у шахты, когда жертвы были раздеты. Их было много. Они рассыпались по глиняной площадке, когда разрывались лифчики и некоторые, более мелкие, были втоптаны в верхние слои площадки. Некоторые из них разрубались при расчленении тел. Слишком ясная картина, установленная положительно специалистами-экспертами по камням и металлу.
Нет возможности перечислить всё, что здесь найдено и что неопровержимо дает яркую картину уничтожения трупов» (Paris. 2005. С. 99-101).
Наряду с другими на руднике фотосъемку вели Роберт Вильтон и его соотечественник Чарльз Сидней Гиббс, воспитатель Наследника, активно помогавший следствию на всех его этапах. Многие из этих снимков сохранились и опубликованы в разных изданиях.
Так, пятый том следственного дела (23 мая–23 июля 1919 г.) вместе с протоколом осмотра местности и подробным чертежом, содержит, согласно описания, многочисленные фотографии, сделанные британским журналистом.
«Автор, – пишет далее Вильтон, – осматривал лес и то место в лесу в десяти милях к северу от Екатеринбурга, где были найдены драгоценности и разные вещи. Автор лично видел сохранившиеся признаки прохождения автомобилей, прокладывавших себе путь к заброшенной шахте.
Здесь кругом были обнаружены важнейшие улики, давшие верный путь судебному дознанию. Тут были найдены драгоценные камни: бриллианты, аметисты, жемчуга, изумруды, куски оправ, пуговицы, пряжки, крючки, пластинки от корсетов, петли, кнопки, обугленная обувь, вставные зубы, куски человеческой кожи, человеческий палец, части одежды и т.п. Все эти зловещие остатки, изрубленные, изломанные, носили явные следы уничтожения огнем тел, одежды и обуви. […]
Автор лично осматривал место страшной трагедии. Он нашел здесь некоторые драгоценности и, в частности, несколько топазов, которые носили молодые Царевны» (Paris. 2005. С. 42).



Драгоценности, принадлежавшие Царской Семье, найденные на руднике. Из лондонского издания книги Р. Вильтона 1920 г.

Дальнейшие находки лишь подкрепили первоначальную версию: «В кострищах было найдено несколько револьверных пуль. Некоторые из них представляли одну только стальную или мельхиоровую оболочку, свинца же не было. Но скоро он также был найден в виде капель. Картина ясная была. Трупы в расчлененном виде сжигались. В некоторых из них, конечно, должны были сохраниться пули. Эти пули, когда на них действовал огонь, отдавали свинец, и вот он находится здесь же в виде расплавленных капель.
Около глиняной площадки имеется полянка. На ней имеется пень. Стали осматривать тщательно эту полянку. Генерал Дитерихс нашел здесь около пня яичную скорлупу. Генерал Домонтович нашел на самой полянке вырванные из медицинской книжки листки, а Соколов – обрывки газеты на немецком языке как раз с соответствующей датой.
Картина была ясна. Комиссары завтракали у этого пня. Здесь же, кроме яиц, были еще найдены кости цыпленка. А на самой полянке они отправляли свои потребности. Один из них воспользовался медицинской книжечкой, вырвав из нее листик в отделе “алфавита” [указателя. – С.Ф.], а другой – газетой на немецком языке. Характерна эта газета. В ней сохранился текст одной статьи, где большевики всячески бранят чехов как друзей союзников. На ней же и лозунг “третий интернационал”. [В берлинском издании 1923 г. Вильтон уточняет (с. 88): “Читатель не забыл, должно быть, про яйца, заказанные монахиням; он поймет, без моей подсказки, при чём тут была книга об анатомии и что означали немецкие газеты”. – С.Ф.] […]
Автор был здесь и сам обнаружил многие вещи. Ему совершенно ясна была вся картина изуверства, небывалого в истории уголовной практики кощунственного надругательства над трупами» (Paris. 2005. С. 102).

Об этих находках на «полянке врачей» см.:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/269407.html
«Придя уже к определенному и неопровержимому выводу об уничтожении трупов, Н.А. Соколов при личном свидании с Адмиралом, как раз тогда прибывшего на фронт, получил от него указания, что руководство работами возлагается им на Дитерихса, о чем сам Соколов просил Колчака, так как весьма спешил с допросами, производимыми им тут же на месте.
Адмирал дал средства. Под наблюдением генерала Дитерихса, когда осмотр был уже окончен, несколько тысяч человек приступили к работам вокруг рудника. Была раскрыта сама шахта до самого ее дна. Были раскрыты многие другие шахты и шурфы, вызвавшие хоть какое-либо сомнение.
Когда работы были в самом разгаре, генерал Дитерихс получил назначение главнокомандующим фронтом. Дальнейшие работы были возложены на генерала Сергея Алексеевича Домонтовича. Это был весьма распорядительный начальник и военный служака. Он был глубоко благородный человек, преданный Царю. Генерал погиб от тифа во время катастрофического отхода Армии Адмирала на Восток. Автор сохранил о нем самые светлые воспоминания» (Paris. 2005. С. 100-101).
Этот текст Р. Вильтона нуждается в пояснении: 1 июля 1919 г. генерал М.К. Дитерихс был назначен командующим Сибирской армией, а 22 июля – командующим Восточным фронтом и, одновременно, 10 августа – начальником штаба Верховного главнокомандующего и 12 августа – Военного министра. Помощником М.К. Дитерихса, осуществлявшим по приказу Верховного Правителя «общее руководство по расследованию и следствию», специально для проведения розыскных работ и раскопок был назначен начальник Военно-административного управления Екатеринбургского района генерал-майор С.А. Домонтович (1883–1920).



Следователь Н.А. Соколов (в центре), генерал С.А. Домонтович (слева) и его адъютант близ старой березы у края костра, на котором были сожжены тела и одежда. Фото Роберта Вильтона, помещенное в лондонском издании его книги 1920 г.

Огромная роль Н.А. Соколова с раскрытии тайны изуверского убийства Царской Семьи безспорна.
Вспоминая общую со следователем охотничью страсть, Роберт Вильтон так писал о нем: «Опытный и неутомимый в преследовании диких зверей, он проявил тут же смелость и неутомимость и в обнаружении убийц. Благодаря его энергии, безстрашию и упорству собран неопровержимый, полный материал для будущего суда. Составлена несокрушимая цепь улик и доказательств, продолжающих увеличиваться и теперь.
Несмотря на железную руку большевицкого режима, на все хитросплетения большевицкой лжи, Екатеринбург-Пермь-Омск и окружающие первый леса выдали Соколову свои тайны и правда Царского дела теперь раскрыта» (Paris. 2005. С. 39).
Сделать это было не так-то легко. «В летописях уголовных преступлений, – писал Р. Вильтон, – не встречается другого такого преступления, в котором бы авторы его употребили столько уловок и столько предусмотрительности, чтобы уничтожить все улики своего злодеяния или навести следователя на ложный след, как в избиении Семьи Романовых. В этом деле они:
1) придумали в и выпустили ложное объявление народу;
2) уничтожили тела своих жертв:
3) организовали “похороны”;
4) устроили и инспирировали ложный суд над мнимыми убийцами» (Paris. 2005. С. 93).
Кроме большевиков были и иные силы, заинтересованные в сокрытии правды.
Следствие, а затем и первые попытки обнародования его результатов с достаточной очевидностью выявили их.
«Безчисленное количество разных версий сплелись умышленно вокруг Царского дела в один гордиев узел. Тщательно пропагандировалась официальная большевицкая версия, что Царь Николай II убит после “суда” Над Ним, а Его Жена и Дети перевезены в безопасное место. Эта версия распространялась большевицкими агентами и всеми симпатизирующими большевицким тенденциям.
Эта версия была на руку многим. Действительно, самые злейшие враги покойного Николая II не могли бы хладнокровно отнестись к безсмысленному и варварскому избиению Детей бывшего Царя, не принимавших никакого участия в политической жизни.
Чудесное якобы спасение Семьи было также на руку всем тем русским партиям и лицам, которые придерживались немецкой ориентации, ибо это спасение приписывалось германскому влиянию.
Наивно симпатизировали этой фантастической версии монархисты, которые клали ее в фундамент своих надежд на восстановление Монархии в будущем» (Paris. 2005. С. 40-41).
Именно тогда, будучи еще на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, английский журналист столкнулся с той, на первый взгляд, противоестественной спайкой, о которой писала его знакомая соотечественница Неста Уэбстер (см. прошлый наш пост).
Роберту Вильтону дано было ощутить реальную силу, изворотливость всех этих формально совершенно разнородных людей, при достижения своих целей не ведавших ни законов, ни совести, ни чести.

Но если он скажет: «Солги», – солги,
Но если он скажет: «Убей», – убей.

Эдуард БАГРИЦКИЙ.
Еще в своей книге «Русская Агония» (Лондон. 1919) Вильтон писал: «Большевизм – не является русским – он, по существу, вненационален, почти все его лидеры были изгоями, давным-давно утратившими свою страну и государственность».


Жерло шахты. Фото Роберта Вильтона из нью-йоркского издания его книги 1920 г.

Сильнее всего всех этих людей «без цвета и запаха» безпокоила еврейская тема расследования. Даже высокое положение генерала Альфреда Нокса и его британское подданство, как увидим далее, не гарантировали его от нападок. Ведь он посмел затронуть этот вопрос, пусть даже и в конфиденциальной февральской 1919 г. записке, адресованной в Военное министерство (не в лондонские же газеты!).
Одним из «людей цепи» был министр юстиции Сергей Созонтович Старынкевич (1874–1933), еще в молодости замеченный во многих антиправительственных делах. После февраля 1917 г. он возобновил свою революционную деятельность, опираясь в том числе и на своего близкого знакомого А.Ф. Керенского.
«После назначения, по настоянию Колчака, Соколова, – вспоминал Вильтон, – заговорщики омского Министерства “юстиции” стали более задорны. В марте 1919 года эсеровская газета “Заря” напечатала сущность того, что заключалось в деле и, между прочим, весьма секретный рапорт Соколова о предшествовавшем следствии.
Адмирал Колчак был возмущен и навел справку. Выяснилось, что эту “нескромность” учинили трое официальных лиц: Старынкевич, Тельберг и Новиков, редактор “Зари”.
Новиков был прокурором Сената в Омске; Тельберг был преемником Старынкевича на посту министра юстиции и впоследствии обнародовал протоколы дела в Америке.
Сообщение “Зари”, понятно, дало возможность виновным с полным удобством принять “предосторожности” – упразднить неудобных свидетелей и т.п.
Никогда судебный следователь не бывал ещё жертвой такой циничной измены со стороны своих начальников» (Берлин. 1923. С. 107).
По существу, замечает Вильтон, «это был клич большевикам: спасайся, кто может! Но это было и натравливание, направленное на Соколова: во всеуслышание было объявлено и имя этого человека и его планы.
Чрезвычайно характерна та роль, которую играл Старынкевич по отношению к евреям в Екатеринбургском избиении [цареубийстве]. Как это ни странно, но Старынкевич категорически отвергал участие евреев в этом убийстве, несмотря на неопровержимые улики следствия. Это может быть удостоверено документально письмом секретаря Еврейского комитета [“Аllianсе Israelite”], который пишет о своем интервью со Старынкевичем следующее:
“Министр юстиции Старынкевич выдал мне удостоверение, в котором собственной рукой написал: «Удостоверяю, что, как по данным предварительного следствия, так и по другим, в числе привлеченных по делу убийства последнего Императора Николая II и Его Семьи нет ни одного человека еврейского происхождения»”.
Далее в том же письме говорится следующее:
“Я (секретарь еврейского комитета) задал министру (Старынкевичу) вопрос: «Как он объясняет тот факт, что генерал Нокс послал в Британское Военное министерство рапорт противоположного содержания?» Старынкевич объяснил, что русские военные круги энергично отстаивали свое убеждение, что убийство Царской Семьи – дело еврейских рук. С этим убеждением ему, Старынкевичу, пришлось бороться, и хотя данные предварительного следствия вполне выяснили полное отсутствие евреев, но военные круги настойчиво стояли на своем и заставили Министерство взять дело из рук члена Суда Сергеева и передать другому судебному следователю. Эта военная компания была так сильна, что Старынкевич был вынужден подчиниться. Но и новый судебный следователь Н.А. Соколов также не нашел участия евреев в этом деле”
Всё это, сказанное Старынкевичем секретарю еврейского комитета, есть ложь» (Paris. 2005. С. 111-112).



Наставник Наследника Ч.С. Гиббс (крайний слева в пальто, перехваченном поясом) на «Ганиной яме» во время осмотра «рудника и окружающей его местности», проходившего в период с 23 мая по 17 июля 1919 г. В фуражке с тросточкой в руках заглядывает в шахту Роберт Вильтон. Между Гиббсом и Вильтоном стоит с тросточкой в руках в фуражке полковник П.П. Родзянко (1880–1965), служивший в Британской военной миссии при генерале Альфреде Ноксе. Из лондонского издания 1920 г.

Характерно, что даже удаление одиозного министра не очень-то содействовало нормализации обстановки: 2 мая 1919 г. уволенного с поста министра юстиции («по личному прошению») эсера С.С. Старынкевича сменил кадет Г.Г. Тельберг, о котором мы уже писали:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/224882.html
Обнародованные им в марте 1919 г. в омской газете «Новая заря» (№ 46) некоторые следственные документы по цареубийству были лишь первой пробой пера.
«Застрельщиком еврейской пропаганды, – писал А. Ирин, один из близких знакомых Н.А. Соколова, – явился Тельберг , бывший министром юстиции Омского правительства после Старынкевича. Воспользовавшись первоначальными рапортами Соколова, которые он оставил у себя, Тельберг, приехав в Америку, громогласно заявил о полной еврейской невиновности в деле цареубийства. Сигнал, подданный Тельбергом из Америки, был подхвачен в Париже».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/225854.html
31 июля 1920 г. в еженедельнике «Saturday Evening Post», с которой сотрудничал Г.Г. Тельберг, появилась его статья «Последние дни и смерть Российского Императора и Его Семейства в официальных документах». Эмигрировав в США, этот экс-министр юстиции колчаковского правительства выступал с публичными заявлениями «о полной еврейской невиновности в деле цареубийства».
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/233425.html
Эти же люди содействовали продвижению мифа о «чудесном спасении» Царской Семьи, опиравшуюся на доклад американского разведчика майора Слаутера, а в публичном пространстве продвигавшуюся американским журналистом Карлом Аккерманом, представлявшим газету «New York Times», принадлежавшую еврею Адольфу Оксу. Характерно, что его книга, вышедшая в 1919 г. в Нью-Йорке, в пятой главе которой была представлена эта фальшивка, находилась в личной библиотеке Ленина.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/235441.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/235525.html

В берлинской книге 1923 г. (с. 108) Вильтон упомянул об этом эпизоде: «Корреспонденты американских газет, приезжавших в Екатеринбург для “расследования” дела, передали фантастические истории, рассказанные им красными агентами о самолетах, кои таинственно прилетали, чтобы спасти Царя, о слугах, проникших в Ипатьевский дом, чтобы содействовать бегству…»
Причины такой покладистости властей коренились не только в их принадлежности к «тайным обществам», «происхождении» или в «коварстве союзников». Было, конечно, и такое, но и нечто еще…
Вспомним, например, весьма точное замечание А.И. Солженицына о том, что практика оглядки на евреев стала распространяться среди значительной части бюрократии Российской Империи уже после первой революции: «действовал закон двойного осмотрения». Рассуждали примерно так: «Не попавши в струю, можно безповоротно погубить свою долголетнюю безпорочную службу».
После большевицкого переворота речь шла уже не о карьере – о жизни: собственной и своих близких.
Говоря о предшественниках Н.А. Соколова, Роберт Вильтон подчеркивал: «…Наметкин и Сергеев, пренебрегая истиной, ожидавшей их в лесу, оказались совершенно сбитыми с толку; но и тот и другой имели полное основание полагать – об этом говорил весь Екатеринбург – что к убийству причастны люди весьма влиятельные, которые не простят им обнаружения этой истины. Прямо указывалось на участие евреев» (Берлин. 1923. С. 90-91).



«Красная инквизиция». Снимок из парижского издания книги Роберта Вильтона 1921 г. с подписью (в русском берлинском издании 1923 г. она отредактирована): «Комната еврейских комиссаров в Перми, украшенная еврейскими надписями, приветствующими Третий Интернационал, и портретами Ленина, Троцкого, Карла Маркса и Свердлова. (Фото сделано после убийства Романовых.) В столе на сцене находилось всё снаряжение для средневековых пыток».
Оригинал снимка, с которого он воспроизводился, находится в копии дела, принадлежавшего Роберту Вильтону:
http://statearchive.ru/assets/images/docs/385/


Английский журналист многое понимал, однако более точному видению ситуации ему порой мешала германофобия, через призму которой он рассматривал процесс:
«Красное самодержавие ко времени убийства Романовых состояло исключительно из евреев… Деятельность евреев преследовала реальную цель: овладение Россией.
Стремясь к этой цели, евреи не забывали традиции (временно нарушенной военными действиями) и продолжали служить посредниками между Германией и Россией. Между евреями “буржуями” и евреями-большевиками существовали разногласия, но скорее поверхностные, и план, которому следовал Свердлов совместно со сторонниками германского империализма, был вполне тождественен плану Германии республиканской, так тесно связанной с современным красным самодержавием. План этот имел в виду мiровое экономическое крушение, которое позволит Германии покончить со своими долгами и сильнее наложить руку на Россию.
“Американизм” Троцких боролся сперва с “германизмом” Свердловых, но в экономической политике наступило течение в пользу западного капитализма, и сторонники “американизма”, чтобы сохранить власть, объединились с крылом Троцкого; это случилось после того, как правительство Вильсона решительно, хоть и слишком поздно, отвернулось от красного режима.
Подсчет советских чиновников по народностям […] указывает на участие 15-ти немцев. Эти представители, искусно распределенные в разных учреждениях – не считая военных в красной армии – обезпечивали связь, которая прекрасно действовала, несмотря ни на какие изменения внешних обстоятельств» (Берлин. 1923. С. 110).



Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner