?

Log in

No account? Create an account

May 10th, 2019




Омск – Владивосток – Лондон (окончание)


«…И об одежде Моей метали жребий».


В первом лондонском издании книги «Последние дни Романовых» 1920 г. Роберт Вильтон пишет (р. 14, 156): «В марте 1919 года, возвращаясь из Омска с кратким визитом во Владивосток, я встретил генерала Дитерихса, старого знакомого по русским западным армиям. […]
Многие сотни реликвий были собраны в Екатеринбурге и вокруг него по закону, и в особенности военными, офицерами Белого правительства. Большинство их не имело значения в качестве улики. Это были личные вещи – драгоценности, одежда, белье, – украденные до и после убийства. По приказу адмирала Колчака эта собственность была доставлена во Владивосток генералом Дитерихсом в феврале 1919 года и отправлена сестре Царя, Великой Княгине Ксении, в качестве ближайшей родственницы».
Тот же самый текст – во французском издании (Paris. 1921. P. 12-13) и в авторизованной машинописи Вильтона на русском языке, изданной Ш. Чиковани в Париже в 2005 г. (с. 38).



Генерал М.К. Дитерихс с английским полковником Джоном Уордом (слева) во Владивостоке.
С марта 1918 г. Михаил Константинович был начальником штаба Чехо-Словацкого корпуса, с которым прошел до Владивостока, освободив в июне город от большевиков. Перешел на службу в Русскую армию адмирала А.В. Колчака (8.1.1919), начальник штаба Западного фронта (до 4.2.1919). Особым предписанием Верховного Правителя от 17/30 января 1919 г. на Дитерихса возлагалось «общее руководство по расследованию и следствию по делу об убийстве на Урале Членов Августейшей Семьи и других Членов Дома Романовых».


Более подробные сведения о том же находим в русском переводе книги Роберта Вильтона, выполненным князем А.М. Волконским (Берлин. 1923. С. 10-11):
«Я находился в Сибири для выполнения одного поручения; в марте 1919 года я встретился во Владивостоке с генералом Дитерихсом. Он прибыл от адмирала Колчака для сдачи английскому капитану-командору вещей, оставшихся от Императорской Семьи (драгоценности, одежда и проч.); они подлежали дальнейшей передаче родственникам в Европе.
Мы были с ним давнишние знакомые по русскому фронту. Генерал отвел чешские эшелоны на восток; затем он принял командование Уральским фронтом, но интриги вынудили его оставить армию. Верховный Правитель приказом от 17-го января 1919 г. возложил на М. К Дитерихса особые полномочия по расследованию убийства Царской Семьи на Урале.
Я сделался его спутником и сопутствовал ему в течение всего 1919 года, столь обильного трагическими событиями».



Доставка реликвий Царской Семьи к месту стоянки крейсера «Кент» во Владивостоке. Март 1919 г. Коллекция генерал М.К. Дитерихса.

В другом месте (с. 105) Вильтон еще прибавляет: «На доставку Царских, чисто семейных вещей, во Владивосток для передачи Английскому Королю, М.К. Дитерихс получил другой приказ от Верховного правителя. Уезжая из Омска, он выделил вещественные доказательства и передал нужные для дела только что назначенному с его, Дитерихса, согласия Н.А. Соколову».
В вышедшей в 1921 г. в одном из лондонских изданий аналитической статье Роберта Вильтона находим и еще нечто: «Вернувшись во Владивосток в марте 1919 года, я неторопливо пересмотрел всю Сибирь. Генерал Дитерихс предложил мне место в его поезде. Он был отстранен от командования за то, что не поддержал государственный переворот, и получил от Колчака разрешение оказать помощь в расследовании дела об убийстве Романовых.
Огромное количество реликвий было найдено в магазинах и домах Екатеринбурга и других местах на Урале. Большинство этих вещей не интересовало следователя, и адмирал Колчак решил отправить их родственникам несчастной Императорской Семьи» (R. Wilton «The Rush for Siberia: Causes of the Present Crisis in the Pacific» // «The Fortnightly Review». London, 1921. Vol. CX (New series). (Vol. CXVI Old series). July to December 1921. Р. 795).

https://ru-history.livejournal.com/3843959.html


Генерал М.К. Дитерихс (сидит в центре) у своего штабного вагона. Январь 1919 г. Собрание А.А. Васильева.

Относительно личности капитана английского крейсера «Кент», на котором были отправлено имущество Царской Семьи, в последнее время возникла разноголосица. Причиной ее стала публикация в 2012 г. перевода мемуаров баронессы С.К. Буксгевден.
В прошлом по́сте мы уже приводили отрывок из ее воспоминаний (с. 459) о том, что среди пассажиров штабного поезда генерала Альфреда Нокса был «коммодор Вольф Мюррей с корабля Его Величества британского крейсера “Кент”». При этом коммодор / Commodore (воинское звание Королевского флота между капитаном / Captain и контр-адмиралом / Rear Admiral) было ошибочно переведено как «командир».
Звание коммодора мог носить любой офицер, назначенный для управления более чем одним кораблем одновременно. «Капитаном» же традиционно именуют командира одного судна, даже если официальное звание офицера является более низким. Коммодор имел право выбрать флагманский корабль и поднять на нем собственный брейд-вымпел.
К числу таких и относился Джеймс Вольф Мюррей (1880–1930), уроженец Суррея, сын офицера Королевской артиллерии. Службу на Королевском флоте он начал в 1915 г. В феврале 1918 г. вместе с бронированным крейсером «Суффолк» Мюррей прибыл во Владивосток, возглавив в следующем году Британскую морскую миссию в России.
Некоторые подробности о его деятельности можно найти в книге: Thomas Henry Jameson «Expedition to Siberia. The Great War. Eastern Front». London. 1987.




Из двухтомника воспоминаний баронессы С.К. Буксгевден ошибка перекочевала в книгу «Наставник» (2013), рассказывающую о Ч.С. Гиббсе (с. 182).
В действительности в связи с перевозкой Царских вещей следует говорить о другом человеке.
В цитировавшейся уже нами ранее статье 1921 г. Вильтон совершенно определенно писал о том, что «реликвии Императорской Семьи […] были переданы коммодору Эдвардсу с “Кента”» (R. Wilton «The Outlook in Siberia». P. 130).
И еще в одной публикации: «Генерал Дитерихс принес их и передал коммодору Эдвардсу с “Кента”, находившегося в то время во Владивостоке» (R. Wilton «The Rush for Siberia». Р. 795).



Погрузка Царских вещей на крейсер «Кент» во Владивостоке. Март 1919 г. Коллекция генерал М.К. Дитерихса.

Офицер Королевского флота Джон Дуглас Эдвардс (1871–1952) получил звание капитана 31 декабря 1909 г., перед выходом в отставку в 1926 г. став вице-адмиралом.
Капитан Эдвардс участвовал в морских сражениях Великой войны. В Ютландской битве командовал шлюпом «Фалмут», пораженным 16 августа 1916 г. немецкой торпедой и затонувшим. В июне 1918 г. Эдвардс был назначен капитаном крейсера «Кент», как раз выходившим из Плимута, получив приказ сменить крейсер «Суффолк» во Владивостоке.
Накануне Рождества 1918 г. корабль покинул Гонконг и – через Шанхай и Нагасаки – 3 января 1919 г. вошел в порт Владивостока.



Крейсер «Кент».

Будучи свидетелем передачи Царского имущества на борт крейсера «Кент», Роберт Вильтон не преминул телеграфировать об этом событии в газету.
Его сообщение датировано 1/14 марта 1919 г.:
«РЕЛИКВИИ РОМАНОВЫХ
ВЫЯСНЕНИЕ СУДЬБЫ ЦАРЯ
(от нашего специального корреспондента)
Владивосток, 14 марта.
Генерал Дитерихс доставил сюда реликвии Романовых, собранные во время расследования убийства в Екатеринбурге. Он показал мне личные драгоценности, личные вещи и дневники, посылаемые безопасным путем за границу. Дневник Царя был увезен в Москву.
Теперь нет уже никаких сомнений в том, как убивали и что сделали с телами. Царь Николай, Его Супруга Александра и Дети были брошены голыми в глубокие шахты в соседнем лесу, откуда они будут эксгумированы этой весной. Тела были раздеты, а одежда и другие предметы были сожжены возле шахты. Поломанные драгоценности, частично подписанные и признанные принадлежавшими Императорской Семье, были обнаружены среди углей и в болотистой почве.
Безусловно, убийства были спланированы и выполнены по приказу еврейской группы Московского Совета, и все было сделано для того, чтобы устранить все следы преступления и сами жертвы, но было открыты компрометирующие документы и многочисленные другие вещественные доказательства, которые будут в ближайшее время переданы в судебные инстанции. Не пощадили никого из свиты Царя»
(«The Times». 28.3.1919. Р. 11).

https://jan-pirx.livejournal.com/40707.html



Эта краткая информация не менее интересна, чем приводившаяся нами ранее в одном из по́стов телеграмма генерала Альфреда Нокса от 5 февраля 1919 г. Оба документа, напомню, составлены еще до начала следствия, на которое был поставлен Н.А. Соколов.
Но, выходит, что уже к тому времени многое уже было известно…
И еще одно важное замечание. Разумеется, адресатом этой посылки, исходя хотя бы из реального местоположения на момент отправления груза ближайших Царских Родственников, была вовсе не Великая Княгиня Ксения Александровна или вдовствующая Императрица Мария Феодоровна (почему-то вовсе нигде не упомянутая), а те из законных наследников, кто останется жив и выберется из России. Место же (Англия) диктовалось как ближайшим родством, так и наличием средств доставки.
Однако адресат груза, как выясняется, всё же был. Помогавший в расследовании цареубийства капитан П.П. Булыгин, на пути из Владивостока в югославский Дубровник, получил 5 июля 1920 г. от русского консула в Гонконге Владимiра Оттоновича фон Эттингена документ (переданный им впоследствии в Париже Н.А. Соколову), сообщавший о встрече и разговоре с ним 12 августа 1919 г. старшего офицера английского крейсера «Кент», перевозившего вещи Русской Императорской Семьи Королеве Александре (Л.А. Лыкова «Следствие по делу об убийстве Российской Императорской Семьи». М. РОССПЭН. 2007. С. 187. Со ссылкой на: ГАРФ. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 13. Л. 1, 1 об.).

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/238621.html


Расписка о получении от генерала М.К. Дитерихса на борт крейсера «Кент» для перевозки 29 ящиков груза. 5/18 марта 1919 г. Архив М.К. Дитерихса.

По словам историка Н.Г. Росса, из первоначальных пятидесяти ящиков оставшиеся целыми после разграбления во время перевозки по железной дороге «эти 29 ящиков были сданы 18 марта капитану английского крейсера “Кент”, привезены в Англию и предоставлены [Великой Княгине] Ксении Александровне. Но по вскрытии их обнаружилось, что большая часть содержания была изъята и заменена разным мусором. […] О пропаже вещей Великая Княгиня информировала генерала Дитерихса, за границей знал о ней и Соколов. В 1930 году узнал об этих событиях и Вильтон. Но они хранили молчание» («Гибель Царской Семьи». С. 15).


Письмо Великой Княгини Ксении Александровны настоятелю лондонского прихода протоиерею Михаилу Польскому (1901–1960) о передаче ему вещей, принадлежавших Царской Семье, с условием, «когда в России с падением безбожной власти, нашей Святой Церкви можно будет объявить о них».

В ссылке к этому месту (с. 571) исследователь уточняет источник своих сведений: «Обстоятельства, связанные с отправкой ящиков, в Европу, описаны у Тревина, в частном письме Соколова от 22 апреля 1922 г., в частном письме ген. Дитерихса от 11 апреля 1933 г. и в письме полковника А. Дэвидсона Р. Вильтону от 25 сентября и 23 ноября 1930 г. (Эти письма хранятся в папке № 1 материалов Вильтону в Хаутонской библиотеке Гарвардского университета: Letters of Colonel A. Davidson, from Sandringham, to Robert Wilton. Ms. Russian – 35, 1)».
Н.Г. Росс имеет в виду книгу Джона Тревина, биографа Ч.С. Гиббса «Tutor to the Tsarevich: an intimate portrait of the last days of the Russian imperial family». Macmillan London. 1975. (В американском издании: «The House of Special Purpose. An Intimate Portrait of the Last Days of the Russian Imperial Family». Stein and Day. New York. 1975). Книга эта ныне доступна: она вошла в состав сборника «Наставник», вышедший в Москве в 2013 г.; отрывки из дневников Гиббса из него (теми же, что пользовался Н. Росс) мы уже приводили ранее.
Те же сведения вкратце привел Н.Г. Росс и в более поздней своей книге: Nicolas Ross «La mort du dernier Tsar. La fin d`un mystère?» (L`Age d`homme. Lausanne. 2001. P. 16, 275, 299).



Список Царских вещей, переданных Великой Княгиней Ксенией Александровной в 1948 г. отцу Михаилу Польскому.


Что касается датировки писем полковника Дэвидсона Вильтону от 25 сентября и 23 ноября 1930 г., то тут мы, несомненно, имеем дело с ошибкой: английский журналист скончался, как известно, в 1925 г., а полковник – 16 октября 1922 г. Исходя из последней даты, с достаточной уверенностью можно датировать эти письма 1920 годом (в крайнем случае – 1921-м).
Не менее важно понять, кем был автор этих писем.
Полковник сэр Артур Дэвидсон (1856–1922) – служил в Индии, участвовал во второй Афганской войне 1878-1880 г., первой Бурской войне 1881 г., в экспедиции в Бечуаналенд 1885 г., выйдя в 1902 г. в отставку.



Полковник Артур Дэвидсон.

С восшествием на Престол Короля Георга V в 1910 г. он рыцарь-командор ордена Бани. Затем последовало назначение его конюшим (придворное звание, эквивалентное роли адъютанта) к Георгу V и Королеве-матери Александре, которым он состоял вплоть до своей кончины в Сандрингеме – частной усадьбе Виндзорской династии в Норфолке. Ее посещал Император Николай II. Тут 20 ноября 1925 г. скончалась Королева Александра – супруга Короля Эдуарда VII, мать Георга V, сестра вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны, и, соответственно, тетка Царя-Мученика.
Одно из этих писем полковника Артура Дэвидсона к Роберту Вильтону цитируется в книге Уильяма Малпаса Кларка (род. 1922) «The Lost Fortune of the Tsars» (Weidenfeld & Nicolson. London. 1994. Р. 155-156). В нем говорится о том, что ящики были получены осенью 1920 г.



Обложка первого издания книги Уильяма Кларка.
Автор – экономист, доктор Лондонского университета, в 1956-1966 гг. финансовый редактор «Таймса», впоследствии работал в банковской системе.


Весьма важные сведения на интересующую нас тему содержатся также в статье эксперта английской фирмы «Сотбис» Джона Стюарта (1940–2003), русским знакомым и покровителем которого был управлявший когда-то имуществом Великой Княгини Ксении Александровны – граф В.П. Клейнмихель.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/264525.html


Свадьба графа Владимiра Петровича Клейнмихеля (1901–1982) с княгиней Марией Георгиевной Голицыной (1893–1979), урожденной графиней Карловой. Лондон 14 июня 1929 г. Из книги: Баронесса Софья Буксгевден «Жизнь и трагедия Александры Федоровны, Императрицы России. Воспоминания фрейлины в трех книгах». М. 2012.

«Хотя и были разногласия по поводу того, распаковывать ли некоторые вещи, поврежденные и выпавшие из коробок, – сообщает Джон Стюарт, – приняли решение этого не делать, а поместить их, как есть, в бо́льшие ящики, “так как некоторые из этих вещей не были предназначены для глаз посторонних людей”.
Когда Великая Княгиня Ксения [Александровна] в конце концов получила и распаковала эти ящики, большая часть одежды и белья, по-видимому, погибла от плесени, и пришлось ее уничтожить. (Считается, что, так как советчики Великой Княгини не знали, что делать с этими вещами, они были сожжены в Виндзорском замке. Деяние, которое впоследствии сочли ошибкой.) […]
…Образки и другие памятные вещи были распределены между Членами Семьи Романовых и их друзьями. В то же время Русской церкви в Лондоне были подарены шинель и зимние ботинки Императора» (Дж. Стюарт «Правда о смерти Царя – правда о страданиях России» // «Наше Наследие». Вып. 33. М. 1995. С. 42, 44).
Всё это находит подтверждение в некоторых мемуарах современников. Вот что пишет, например, в своих воспоминаниях Матильда Кшесинская, имея в виду вещи Алапаевских мучеников, которые также, наряду с Царскими, были в тех ящиках: «Все мелкие вещи, найденные на телах, были адмиралом Колчаком пересланы Великой Княгине Ксении Александровне, которая и разослала их членам семьи по принадлежности. Так я получила то, что было найдено на Великом Князе Сергее Михайловиче…»
В дополнение процитируем книгу американских авторов Грега Кинга и Пенни Уилсон, пусть в целом и весьма тенденциозную и ненадежную по изложенным в ней фактам:
«При распаковке и разборке вещей присутствовали Король Георг V и Королева Мария, а также Великая Княгиня Ксения Александровна. Содержимое чемоданов было тщательно просмотрено, а затем было решено, что оно не представляет особой материальной ценности. […]
Возникли упорные слухи, что в руках Британского монарха оказался и небольшой ларец с останками Романовых. Говорили, что в Мальборо Хаус Королеве Александре их доставил тот же Лампсон, как вспоминала впоследствии леди Виолетта Киркпатрик, служившая при бывшем верховном комиссаре в Министерстве иностранных дел. Она писала, что однажды в 1920 г. “мистер Лампсон пришел в мою комнату и оставил какую-то кожаную сумку. Вскоре он вернулся и сказал, что у него очень трудное поручение. Он собирался отправиться в Мальборо Хаус и передать эту сумку Королеве Александре, поскольку в ней находятся останки Членов Императорской Семьи, уцелевшие и не сго-ревшие в костре”.
Достоверность этой истории подтвердил сэр Томас Престон, который сам слышал ее от Короля Георга V в феврале 1921 г. Рассказывая об этом, Георг V сетовал: “Останки находились в таком состоянии, что их было необходимо дезинфицировать, прежде чем к ним можно было прикоснуться”.
Существуют еще два свидетельства о передаче этих останков членам британского Королевского дома; по иронии судьбы они принадлежат двум русским эмигрантам. Князь Феликс Юсупов в разговоре с князем Сергеем Оболенским в 1971 г. заявил, что он собственными глазами видел в Букингемском дворце ларец с останками. А Князь Димитрий Александрович, сын Великой Княгини Ксении [Александровны], публично объявил, что ларец с его мрачным содержимым в 1950-е гг. находился в Виндзорском замке» (Г. Кинг, П. Вильсон «Романовы. Судьба Царской Династии. М. 2005. С. 633-634).
В процитированном отрывке речь идет о сменившем Чарльза Элиота на посту британского Верховного комиссара в Сибири Майлсе Лэмпсоне (1880–1964), исполнявшем эти обязанности с 8 ноября 1919 г. по 1 февраля 1920 г.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/237124.html


Виндзорский замок – резиденция Британских монархов в графстве Беркшир.

Еще один сюжет с ящиками связан с баронессой С.К. Буксгевден.
«Через несколько месяцев к Великой Княгине [Ксении Александровне], – пишет Н.Г. Росс, – обратилась баронесса Буксгевден с вопросом о том, нашла ли она в ящике драгоценности, принадлежавшие Александре Федоровне, указав ей, что они были завернуты в сверток из старой одежды покойной графини Гендриковой. Драгоценности эти были действительно найдены, возможно, они сохранились потому, что были завернуты в одежде, показавшейся маловажной для дела» («Гибель Царской Семьи». С. 15).
Судя по цитате в книге Уильяма Кларка 1994 г., об этой истории сообщал в 1920 г. полковник Дэвидсон в одном из своих писем Вильтону.



Великая Княгиня Ксения Александровна в период своего пребывания в Англии.
В 1925 г. из-за тяжелого материального положения Великая Княгиня переехала из Дании, где жила с матерью, в Англию, где Король Георг V предоставил ей коттедж Фрамор в Виндзорском парке.



Есть сведения об этом и в приводившейся уже нами статье Джона Стюарта (с. 42); «Через несколько месяцев после того, как [Великая Княгиня] Ксения Александровна получила ящики в свое распоряжение, ее посетила фрейлина, баронесса София Карловна Буксгевден, которая, разделяя судьбу Царской Семьи в Тобольске, чудом избежала смерти от рук большевиков. Она спросила Великую Княгиню, нашла ли та драгоценности, спрятанные в одежде. В самом деле, они нашлись.
Между ними был безценный рубин, который Царь подарил [Императрице] Александре Феодоровне, когда в возрасте 15 лет, Она впервые с Ним встретилась. Она всегда носила его на цепочке на груди. Он был найден в высокой траве возле шахты. Был там и легендарный бриллиант, проданный наследниками Великой Княгини после ее смерти в 1960 году».
Достоверность этого свидетельства весьма велика, поскольку автор опирается на сведения, полученные им от его крестного – графа В.П. Клейнмихеля, не только, как мы уже писали, управляющего имуществом Великой Княгини Ксении Александровны, но и, одновременно, опекавшего жившую в Лондоне баронессу С.К. Буксгевден.



Незадолго до второй мiровой войны Великая Княгиня Ксения Александровна переехала в Хэмптон-Корт – особняк, подаренный ей Королем Эдуардом VIII.

Одной из целей (последствий) цареубийства было ограблений Царской Семьи, в связи с которым следует говорить не только об организаторах, но и о тех, кто посчитал не зазорным поживиться добычей убийц. В книге Роберта Вильтона обозначена эта сцепка; в каждом издании, правда, по-разному.
В лондонском 1920 г. (р. 156) оценка более сдержанная. В парижском 1921 г. (р. 141) – текст более пространный и внятный. В русском берлинском 1923 г. (с. 115) – дан по существу перевод этой последней версии:
«Немедленно после убийства Царской Семьи красное правительство издало декрет, по которому всё имущество Романовых было отобрано в казну. Банки в России были “национализированы” (иначе говоря, захвачены большевиками), а заграничные банки, по приказу Государя, вложили все Его деньги в боны русских военных займов, таким образом, оставшиеся в живых Члены Дома Романовых лишились всяких средств, за исключением некоторых драгоценностей, спасенных заботами адмирала Колчака и отправленных в Европу.
Декрет имел более положительную цель, а именно: “узаконить” кражу драгоценностей, забранных на членах Династии и других лицах и уже “национализированных” советским правительством.
Красные миссии, отправлявшиеся в Европу, перевозили в своих сундуках огромное количество вещей, краденных у русских. Этим путем оплачивалась большевицкая пропаганда».
В авторизованном русском машинописном тексте (Paris. 2005. С. 119) есть существенное уточнение этого последнего абзаца: «Эти драгоценности стали предметом постыдного торга на континентальных и Лондонском рынках. Всевозможные красные миссии открыто стали промышлять драгоценностями, принадлежавшими Русской Короне и лично Романовым, а также и другим частным лицам, от которых они были “национализированы” в том же духе, как были взяты и у Царской Семьи. Одна миссия Красина привезла в Лондон 24 тяжелых, обшитых кожей сундука. Что находилось в них?»
О том же писала в своих опубликованных в 1923 г. в Париже мемуарах и княгиня О.В. Палей. Наряду с английским премьер-министром Ллойд Джорджем в русских бедах Ольга Валериановна особо винила одного из членов его правительства – Роберта Хорна.



Роберт Стивенсон Хорн (1871–1940) – член правительства Ллойд Джорджа: министр труда (1919-1920), председатель Совета по торговле (1920-1921) и канцлер казначейства (1921-1922). Именно в этом качестве он и подписал 16 марта 1921 г. Англо-советское торговое соглашение, знаменовавшее признание Королевством РСФСР.

«Надо-де налаживать торговые отношения, – рисует княгиня логику соглашательской политики с Советами этого английского правительства. – Хорн по этому поводу заявил:
– Мы знаем, что российское золото – краденое и что на нем кровь. Но деньги не пахнут. Так что возьмем, не поморщимся» (Княгиня Ольга Палей. Воспоминания. М. «Захаров». 2005. С. 22).
Этот сюжет нашел отражение и в одной из наших прошлых публикаций:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/31839.html


Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner