?

Log in

No account? Create an account

April 23rd, 2019

«ПЕТЛЯ СТОЛЫПИНА» (1)


Памятник П.А. Столыпину в Москве. Установлен 27 декабря 2012 г. у Дома Правительства РФ.


Заключительная часть нашего триптиха «Деньги и Власть» посвящена другому крупному государственному деятелю последнего Царствования – Петру Аркадьевичу Столыпину (1862–1911).
Очерк сначала вошел в четвертый том нашего «расследования» о Царском Друге «Судья же мне Господь!», вышедший в 2010 г., а затем был напечатан в составе другой нашей книги «Ждать умейте!» (2011).
Настоящая публикация исправлена, дополнена и сопровождается иллюстрациями.



«Медаль Столыпина» – правительственная награда РФ двух степеней, учрежденная 26 мая 2008 г. Вручается «за заслуги в решении стратегических задач социально-экономического развития страны».
Среди награжденных А.Л. Кудрин, А.В. Улюкаев, С.С. Собянин, Ю.Я. Чайка, В.И. Матвиенко, Н.А. Тимакова, Т.А. Голикова, В.Р. Мединский, И.И. Шувалов, С.Э. Прихолдько, С,В. Степашин, Д.О. Рогозин, Г.О. Греф, В.Ю. Сурков, Б.В. Грызлов, В.В. Жириновский и др.
На лицевой стороне медали изображение П.А. Столыпина и надпись «ВО СЛАВУ РОССИИ, ВО БЛАГО РОССИЯН».



ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ



«…Скрипят подземные рули».
Николай КЛЮЕВ.


Имевший возможность в течение длительного времени близко наблюдать деятельность П.А. Столыпина, сменившего на посту председателя Совета министров И.Л. Горемыкина, известный государственный деятель В.И. Гурко писал: «Кроме врожденной интуиции – этого высшего качества истинно государственных деятелей – Столыпин обладал и другим свойством – способностью вселять в своих слушателей и вообще в лиц, с которыми он имел дело, уверенность в искренности высказываемых им суждений. Какими-то невидимыми флюидами он привлекал к себе людей и внушал к себе доверие и даже привязанность. В сущности, Столыпин был рожден для лидера крупной политической партии, и, родись он в стране с упрочившимся парламентским строем, он, несомненно, таковым и был бы» (В.И. Гурко «Черты и силуэты прошлого». М. 2000. С. 543).
То же подтверждал и хорошо знавший Петра Аркадьевича И.И. Тхоржевский, писавший о том, что премьер «был не столько администратором, сколько политиком» (И.И. Тхоржевский «Люди, делавшие историю» // «Возрождение». № 4030. Париж. 1936. 17 июня).
Столыпин слишком резко скакнул во власть: всего три месяца потребовалось Саратовскому губернатору, чтобы сесть в кресло Председателя Совета Министров. Сторонники Петра Аркадьевича видели в этом одну лишь положительную сторону: «Не “объезженный” в петербургских канцеляриях…» (И.И. Тхоржевский «П.А. Столыпин» // «Возрождение». № 4042. Париж. 1936. 5 сентября). Но как все-таки быть – при любых способностях – с отсутствием опыта чиновника общероссийского масштаба?..
Лишь немногие (вроде престарелого князя В.П. Мещерского, писавшего о П.А. Столыпине, что «он чист, как хрусталь, и честен, как агнец») считали высшей похвалой для чиновника его чуждость бюрократии.



П.А. Столыпин в бытность Ковенским губернским предводителем дворянства. 1899 г.

Далеко не все думающие современники, заметим, восхищались деятельностью нового премьера, подчеркивая, что «в качестве политического деятеля у Столыпина был серьезный пробел, а именно полнейшее отсутствие какой-либо собственной строго продуманной, сколько-нибудь целостной программы» (В.И. Гурко «Черты и силуэты прошлого». С. 541). Даже идея т.н. «Столыпинской» аграрной реформы на самом деле принадлежала Государю. Она разрабатывалась Им на протяжении долгого времени, о чем мы подробно писали в нашей книге «А кругом широкая Россия…» (М. 2008).
Упоминали мы там и о личной жертве Государя: безвозмездной передаче Им для безземельных и малоземельных крестьян-переселенцев принадлежавших Ему лично земель на Алтае.



Алтай. Долина реки Катунь около впадения реки Тогус-Кан. Из серии снимков, выполненных в 1907-1911 гг. фотографом Сергеем Ивановичем Борисовым (1859–1935).
https://humus.livejournal.com/tag/Томская%20губерния#post-humus-6163072

По словам помощника начальника Переселенческого управления И.И. Тхоржевского, «в Сибирь шло ежегодно по несколько сотен тысяч крестьян, в особенности со времени отдачи под переселение всех Кабинетских земель Алтая.
Этот широкий “алтайский” жест Русской Монархии прошел, кстати сказать, незамеченным, неоцененным. Единственный сибирский “помещик” – Кабинет Его Величества – отдал даром, без всякого выкупа от казны, громадные, ценнейшие земли Алтая, в заветнейшем крестьянском раю, переселенцам – Именем Государя. “И никакой благодарности”. Помню эти спокойные слова отнюдь не политика, старого и спокойного министра Двора, графа В.Б. Фредерикса. В них не было укора, не было даже особой горечи: был просто факт, исторический и совершенно безспорный…» (И.И. Тхоржевский «Столыпин в Сибири» // «Возрождение». № 2812. Париж. 1933. 12 февраля).



Русское село Черга на Алтае.
https://humus.livejournal.com/tag/Томская%20губерния#post-humus-6163072

Секрет этой «незамеченности» Царской жертвы открыл после февральского переворота 1917 г. во время допросов в ЧСК известный думец и масон А.И. Шингарев.
«…Интересна была история, – говорил Андрей Иванович, – с легальным титулом по землям Алтайского округа, перешедшим к Кабинету. Эта история возникла в бюджетной комиссии потому, что Кабинет уступил (это уступил вместо пожертвовал лучше всего характеризует личную непорядочность думцев. – С.Ф.) под переселение […] несколько тысяч десятин земли […] Нас интересовал вопрос, почему, собственно, эти земли принадлежат Кабинету, откуда получилась собственность Кабинета на Алтайский округ. Опять стали приставать к ним, очень долго приставали, требуя легального титула. Этот вопрос так и не разъяснился, потому что нам сообщили опять-таки копию какого-то [sic!] Указа Елизаветы Петровны, Которая купила у Демидова на Алтае завод, медные и еще какие-то рудники и земли, вокруг лежащие. И вот земли, вокруг лежащие, оказались десятками тысяч десятин всего Алтайского округа. Причем самый Указ в подлиннике не предъявлен. Сказали, что хранится где-то в Барнауле, в каком-то управлении в малахитовой коробке. Мы его не видели» («Падение Царского режима». Т. VII. Л. 1926. С. 15).
А что, спросим, съездить было трудно, если уж так свербело? Что, Барнаул находился в каком-то недоступном для думских пролаз Беловодье или Опоньском царстве? Скорее всего, все-таки в Таврическом дворце знали, что бумага имеется и потому почли за лучшее оставить всё как бы под сомнением. Таким образом, когда «лучшие русские люди» поняли, что опорочить Царский дар им не удастся, они его просто надежно замолчали.



Русские дети на улице в селе Черный Ануй на Алтае. Снимок С.И. Борисова.
https://humus.livejournal.com/tag/Томская%20губерния#post-humus-6174700

Но это думцы. А что же высшая бюрократия?
«По старинной традиции, – писал чиновник старого склада Ю.С. Карцов, – Царский министр не дерзал быть популярным. Обаяние власти ставя выше всего, благое и популярное предоставлял он Царю, а неблагодарное и возбуждающее ненависть безропотно принимал на себя. Наступило время, когда, вместо того, чтобы закрыть Царя грудью, министры в союзе в общественностью против самовластия Его принимали меры. […] В конце концов слуги Царя расхватали все, что могли, и ничего не оставили Царю, чем бы приобрести Ему любовь народа и укрепить Свою власть» (Ю.С. Карцов «Хроника распада. П.А. Столыпин и его система» // «Новый журнал». № 137. Нью-Йорк. 1979. С. 111, 115).
Всё это было весьма характерно уже в годы правления Императора Александра II. «Люди, создавшие у нас новые судебные учреждения, – писал К.П. Победоносцев, – сами не знали, что делали; но они успели раздуть и прославить свое создание и в мнении нашего невежественного общества, и в мнении ближайших советников покойного Государя» («К.П. Победоносцев и его корреспонденты». Т. I. Минск. 2003. С. 61).
Да, при Императоре Николае Павловиче такое было немыслимо.
Вернемся, однако, к новому русскому премьеру. По словам товарища министра внутренних дел В.И. Гурко, у прибывшего в Петербург П.А. Столыпина «было только весьма туманное в смысле способа его осуществления стремление примирить общественность с государственной властью» (В.И. Гурко «Черты и силуэты прошлого». С. 541). Такую политику Петр Аркадьевич проводил еще в его бытность в Саратовской губернии по отношению к местным земцам.



П.А. Столыпин в Зимнем Дворце. 1908 г.

Русский дипломат и чиновник Ю.С. Карцов в специальном очерке так обрисовывал систему компромисса П.А. Столыпина между Царем и общественностью: «Интересы города и деревни, экономически противоположные, расходились в отношении идеала политического строя. Интеллигенция, – профессора, адвокаты, доктора и т.п., в честолюбивой уверенности, что судьбами России распорядятся они лучше, стремились из рук Царя вырвать или, по крайней мере, поделить с Ним власть, и требовали конституции. Нажившее деньги купечество мечтало о господстве плутократии и водворении в России буржуазной монархии короля Людовика Филиппа с ее девизом: – обогащайтесь! Сельское население, в вопросах права ничего не смыслившее, ждало материальной помощи, – земли и более обильных оборотных средств и, как всегда, с высоты Престола. Ограничению Царской власти по этой причине оно не сочувствовало.
Склонил весы в пользу города и против деревни заведомый сторонник городского населения и враг сельского – С.Ю. Витте. Когда Первая Государственная дума была разогнана, а вторая распущена, Правительство, при желании, имело возможность Самодержавную власть, которой оно себя лишило, восстановить в полном объеме. Дойти до конца, однако, оно не решилось и ограничилось полумерами. Избирательный ценз оно повысило и долю участия окраин поубавило. Законодательные права государственной думы остались нетронутыми, как они были. Для проявления Самодержавия придумана была лазейка: 87 статья Основных Законов. […]
Значения исторического Самодержавия, создавшего и объединившего Россию, как надежного оплота в борьбе с революцией, Столыпин и Гучков не признавали. По их мнению, оно себя пережило и превратилось в балласт, который надлежало выбросить. Столыпин старался укрепить власть, но власть эта была власть Правительства вообще, т.е. бюрократии. Царю противопоставлял он Государственную думу, отодвигал Его и ставил в тень» (Ю.С. Карцов «Хроника распада. П.А. Столыпин и его система». С. 109-111).



П.А. Столыпин на палубе Императорской яхты «Штандарт». Среди присутствующих командир яхты контр-адмирал И.И. Чагин и Дворцовый комендант генерал В.А. Дедюлин. 1908 г.

«Не забывайте, – внушал П.А. Столыпин директору Департамента полиции генералу П.Г. Курлову, – что Государю Императору благоугодно было даровать Русскому народу представительные учреждения. На нас лежит священная обязанность стараться, чтобы они могли правильно функционировать» (П.Г. Курлов «Гибель Императорской России». Берлин. 1923. С. 111).
При этом – подчеркнем – убеждения Петра Аркадьевича базировались вовсе не на возникших (при его непосредственном активном участии!) юридических реалиях. Близко знавший премьера И.Г. Щегловитов так характеризовал его: «…Столыпин был человеком своеобразным, очень одаренным, очень пылким человеком, который юридической стороне придавал наименьшее значение, и если для него какая-нибудь мера представлялась необходимой, то он никаких препятствий не усматривал […]
Тут его рассуждения были таковы, что, когда в государственной жизни создается необходимость какой-нибудь меры, – для таких случаев закона нет… Отсюда и попавшее в Манифест, который сопровождал акт 3 июня, выражение об исторических правах, которые принадлежат Монарху. Это, собственно говоря, и была та подкладка, которая должна была сглаживать эту незакономерность, которая едва ли может быть оспариваема…» («Падение Царского режима». Т. II. Л. 1925. С. 439).



Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner