?

Log in

No account? Create an account

March 19th, 2019





В поисках себя (начало)


«Кто ты, мой ангел ли хранитель,
Или коварный искуситель:
Мои сомненья разреши.
Быть может, это всё пустое,
Обман неопытной души!
И суждено совсем иное...»

А.С. ПУШКИН «Евгений Онегин».


Описанные нами ранее поездки Роберта Вильтона в Лондон с русскими писателями и журналистами и на фронт под Барановичи были безусловно яркими, запоминающимися эпизодами. Ну, а какова была его повседневная жизнь как корреспондента «Таймса» в последний предреволюционный год?
В этой самой влиятельной английской газете работали профессионалы своего дела, обладавшие надежными каналами информации. Потому к «Таймсу» прислушивались и в коридорах власти, учитывая публикации при анализе той или иной политической ситуации, принимая ответственные решения.
Печатавшиеся там статьи были, однако, всего лишь видимой частью айсберга. Газета не только информировала читателей; она еще давала ясные политические сигналы, была центром, куда сходилась информация. Некоторые написанные статьи – исходя из политических интересов страны – так и не увидели полосы. (В этих обстоятельствах появлявшиеся там время от времени резкие публикации приобретали особое звучание.) А ведь были еще и телеграммы корреспондентов, отправленные в редакцию…
Всё это тщательно собиралось и классифицировалось; заслуживающее внимания передавалось в Foreign Office и в соответствующие спецслужбы (подробнее об этом мы поговорим далее).
Одним из поставщиков ценнейшей информации был Роберт Вильтон. Причем, благодаря публикациям в двух появившихся в разное время изданиях, мы знаем не только о его статьях, написанных для газеты (как опубликованных, так и оставшихся в рукописях), но и о телеграммах, направленных им в Лондон.
Кроме уже известной нам книги журналиста отдела расследований газеты «The Sunday Times» Филиппа Джорджа Найтли «The First Casualy: From the Crimea to Vietnam», вышедшей в Нью-Йорке в 1975 г., это – первая часть четвертого тома «Истории “Таймса”», напечатанная в 1952 г. в Лондоне.



Две части четвертого тома «The History of The Times. The 150-th Anniversary and Beyond. 1912-1948» (New York. The Mackmillan Company. 1952) в издательских суперобложках. Part I. 1912-1920; Part II. 1921-1948.

Обозревая сложившуюся в России к 1916 г. обстановку в связи с войной и союзниками, следует учитывать данность, т.е. не то, что «хотелось бы видеть» или «могло бы быть», а вещи совершенно очевидные, оставляемые тем не менее часто за скобками.
К тому, что впоследствии получило название Антанты (L’Entente Cordiale / «Сердечного Согласия») Россия присоединилась совершенно свободно, по доброй воле.
Более того, фундамент Русской катастрофы 1917 г., имея в виду внешнеполитический аспект, был предопределен союзом с Французской республикой, заключенным Императором Александром III при деятельной поддержке Супруги – Императрицы Марии Феодоровны. (Вот основные вехи этого союза: 1891 г. – соглашение о создании Франко-русского союза; 1892 г. – подписание секретной военной конвенции; 1893 г. – заключение оборонительного союза.)



Таким представлялся Император Александр III после того, как Он взошел на Трон, французским карикатуристам. Обложка венского журнала «Der Floh» 20 марта 1881 г.

Обременение это, таким образом, было получено Царем-Мучеником по наследству. Попыткой вырваться из него было Русско-германское соглашение в Бьорке 11 июля 1905 г., немедленно купированное дружными усилиями правящей российской элиты и некоторыми влиятельными Членами Династии.
С тех пор начало войны для России было лишь делом времени и случая, что и произошло вскоре после выстрелов в Сараеве…
Решающую роль при этом сыграла «Партия Войны» во главе с Царским дядюшкой – Великим Князем Николаем Николаевичем, в которую входили влиятельные государственные и общественные деятели-антантофилы, включая министров и депутатов Государственной думы. Роль массовки, как и всегда, исполняла одурманенная патриотическим угаром толпа, которая – как это также почти всегда случается – при первых же неудачах и трудностях затянувшейся войны быстро сменила восторги на столь же дружную и решительную критику власти.
Но – самое главное – смысл войны ускользал от понимания большинства русских людей. Это прорывалось сначала в частных разговорах, а к 1916 г. дело дошло даже до открытых публикаций в русской прессе. Но именно в это время для союзников Русский фактор играл уже не просто решающую роль; для них участие Русской Армии стало к этому моменту вопросом жизни и смерти.
Ценя ее главным образом за неисчислимые (в то время) людские ресурсы, западные союзники именовали эту армию «паровым катком»
Заключение же сепаратного мира, о котором открыто заговорили в русском обществе, означало для Франции и Англии в ту эпоху крайнего напряжения всех сил военно-политическую катастрофу.
Отсюда весьма чуткое отношение и крайне болезненная реакция на малейшие проявления неверности союзническому долгу, которые, кстати, и Император Николай II также одобрить не мог. Государь был человеком весьма щепетильным, кристальной чистоты, настоящим «невольником чести».
Да ведь и в народе говорят: «Не давши слово, крепись, а уж давши – держись».



Русская Императорская Семья на борту одного из кораблей эскадры Королевского флота, прибывшей под командованием адмирала Дэвида Битти в июне 1914 г. с визитом в Кронштадт. Рядом с Императором Николаем II граф В.Б. Фредерикс, а за ним – английский посол Дж. Бьюкенен.

Еще в марте 1916 г., когда посетившая Англию делегация русских писателей и журналистов находилась на пути домой, на имя председателя IV Думы М.В. Родзянко из Лондона пришло новое приглашение. На сей раз туда отправлялись 17 человек: шестеро членов Государственного Совета и 11 депутатов Думы. Выехали 16 апреля. В Англии делегация находилась с 22 апреля по 7 мая.
26 апреля (9 мая) состоялась аудиенция в Букингемском дворце.
П.Н. Милюков вспоминал: «…Король выразил уверенность, что необходимо довести борьбу до конца: иначе (в один голос со мной) через 10 лет придется воевать снова. Он говорил о необходимости нашего сближения, чтобы устранить взаимные недоразумения (тогда в печати появились взаимные обвинения в недостаточной поддержке). Я ответил, что эти недоразумения значительно преувеличены, переложил ответственность на статьи “Таймса” и заметил, что хотя массы вообще мало знают о других народах, но культурный класс России лучше осведомлен об Англии, нежели Англия о России».
Дневниковая запись Павла Николаевича мало чем отличается от его воспоминаний. Король, по его словам, «выразил уверенность, что необходимо бороться до конца: иначе (в один голос со мной) через 10 лет придется опять воевать. Поговорил о необходимости сближения для устранения взаимных недоразумений. Я сказал, что толки о недоразумениях значительно преувеличены, что статья в “Times”, вызвавшая кампанию, неосновательно, что, конечно, везде массы плохо знают другие народы, но культурный класс России лучше знает Англию, чем Англия Россию» («Красный Архив». Т. 54-55. М.-Л. 1932.С. 35).
Автор комментария к тесту дневника отмечает: «Не установлено, о какой статье газеты “Times” идет речь». Неизвестно это и до сих пор, хотя сделать это было бы, вероятно, не так уж сложно…



Король Георг V.

Что же касается сути вопроса, весьма безпокоившего англичан (его по сути и затронул Король в разговоре с П.Н. Милюковым), то вот дневниковая запись К.И. Чуковского (29.3.1922), в которой он вспоминал слова, сказанные ему В.Д. Набоковым шесть лет назад во время поездки: «…В 1916 году, после тех приветствий, которыми встретила нас лондонская публика, он однажды сказал:
– О, какими лгунишками мы должны себя чувствовать. Мы улыбаемся, как будто ничего не случилось, а на самом деле...
– А на самом деле – что?
– А на самом деле в армии развал; катастрофа неминуема, мы ждем ее со дня на день...
Это он говорил ровно за год до революции, и я часто потом вспоминал его слова».
Как еще совсем недавно (в марте) его коллега по кадетской партии В.Д. Набоков, Павел Николаевич Милюков также встречался и беседовал с наиболее известными британскими государственными деятелями и политиками: премьер-министром Гербертом Асквитом, министром иностранных дел Эдуардом Греем, военным министром Ллойд Джорджем, морским министром Артуром Бальфуром, помощниками статс-секретаря по иностранным делам Арчером Никольсоном и Чарльзом Хардингом, историком и юристом лордом Джеймсом Брайсом, редактором отдела внешней политики газеты «Таймс» Уикхемом Стидом.
И – как вишенка на торте: был обед у одного из Ротшильдов, на котором звучали обещания равноправия евреям («Падение Царского режима». Т. VI. М.-Л. 1926. С. 338).
Знакомясь даже с одним списком имен, трудно отделаться от мысли об устроенных Павлу Николаевичу кем-то своего рода «смотринах»…
Многое (и даже более того – главное) осталось, однако, за кадром: Милюков не доверил это ни дневнику, ни написанным даже уже во время второй мiровой войны мемуарам.



Члены Государственной думы в Лондоне. Сидят (слева направо): Д.Н. Чихачев, В.Я. Демченко, А.Д. Протопопов, П.Н. Милюков и И.А. Шингарев. Стоят: А.А. Ознобишин, А.А. Родкевич и М.М. Ичас.

Сегодня (да и раньше) много пишут об интригах «треклятых англичан».
Военный министр генерал В.А. Сухомлинов (тот, который накануне войны докладывал Императору, что Русская Армия готова к ней вплоть «до последней пуговицы») сетовал в своих, написанных уже в эмиграции, мемуарах на то, что британский посол Бьюкенен вообще-де «не признавал никаких других интересов, кроме английских» (В.А. Сухомлинов «Воспоминания». Минск. 2005. С. 306). Но позвольте, а чьи же интересы посол иностранной державы должен был бы отстаивать? – Поразительный инфантилизм готовившего армию к войне министра и генерала!
Чего греха таить, их образ мыслей, некоторые действия и поступки нам не нравятся (да и не должны!), однако и перекладывать на них все грехи, в том числе и наши, тоже вряд ли разумно.
Другое дело, что явно недостаточно внимания мы уделяли выявлению и пресечению связанных с иностранными посольствами российских общественных деятелей, которые – при попустительстве и халатности ответственных за это людей – и привели в конце концов страну к катастрофе. Не стоит забывать, что, как говорится в английской пословице: «Самое печальное в предательстве – это то, что оно никогда не исходит от твоих врагов».
«Что касается участия в подготовке русской революции союзными державами, – пишет человек, безусловно, хорошо информированный – начальник Петроградского охранного отделения генерал К.И. Глобачев, – то я это тоже положительно отрицаю. Говорят, будто бы Англия помогала нашему революционному центру в государственном перевороте при посредстве своего посла сэра Дж. Бьюкенена. Я утверждаю, что за всё время войны ни Бьюкенен и никто из английских подданных никакого активного участия ни в нашем революционном движении, ни в самом перевороте не принимали. […] Что касается Франции, то об этом не приходится даже и говорить. Ни посол и никто из французов никакого вмешательства во внутренние русские дела себе не позволяли» (К.И. Глобачев «Правда о русской революции» М. 2009. С. 134-135).
Объясняет далее Константин Иванович и то, на чем зиждилась уверенность в существовании такого влияния: «Такой взгляд в русском обществе создался исключительно благодаря личным близким отношениям английского посла с Сазоновым, большим англофилом и сторонником Прогрессивного блока, а также некоторыми другими главарями революционного настроения, как Милюков, Гучков и пр.» (Там же. С. 135).
Подтверждают это авторитетное мнение и другие хорошо информированные мемуаристы.
Так полицейский и жандармский генерал П.Г. Курлов в своих мемуарах, вышедших в 1923 г. в Берлине, писал: «…Розыскные органы ежедневно отмечали сношения лидера кадетской партии Милюкова с английским посольством. (К счастью, документы, относящиеся до этого вопроса, сохранены моими подчиненными от революционеров, и я надеюсь, что буду иметь возможность опубликовать их при втором издании этой книги.)» (П.Г. Курлов «Гибель Императорской России». М. 1992. С. 241).
К сожалению, Павел Григорьевич так и не смог осуществить этого своего намерения, скончавшись 20 июня 1923 г. вскоре выхода своих мемуаров.



Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner