?

Log in

No account? Create an account

February 23rd, 2019

ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ (3)




Вспоминая о министре путей сообщения в 1872-1874 гг. графе Алексее Павловиче Бобринском (1826–1894), служивший под его началом Сергей Юльевич Витте в рукописных заметках замечал: «Это был благороднейший и честнейший человек […] За свое благородство он угодил, будучи министром путей сообщения, на гауптвахту (не потрафил княгине Долгорукой (Юрьевской) в ее денежных аферах), а затем вышел в отставку и более не являлся в столицу» («Из архива С.Ю. Витте. Воспоминания». Т. 2. С. 452).
В опубликованных недавно стенографических записях этот эпизод освещен гораздо более подробно:
«…Алексей Бобринский, будучи министром путей сообщения, вел дело крайне самостоятельно. В это время приходилось строить Ростово-Владикавказскую дорогу и явился вопрос: кому дать концессию Ростово-Владикавказской дороги?
В это время Император Александр II уже влюбился и интимно жил со Своей будущей морганатическою женою княгинею Юрьевскою, урожденною княжной Долгорукой. Эта княжна Долгорукая не брезговала различными крупными подношениями, и вот она через Императора Александра II настаивала, чтобы дали концессию на постройку Ростово-Владикавказской дороги – не помню кому: или инженеру Фелькерзаму или какому-то другому железнодорожному концессионеру – чуть ли не Полякову.



Иван Крамской. Портрет графа Алексея Павловича Бобринского.

Граф Алексей Бобринский, как человек очень порядочный, конечно, очень возмущался тем, что концессии даются грязным способом, а потому всячески этому сопротивлялся. Вот как-то раз он был в Царском у Императора Александра II; Император с ним заговорил о том, что, вот, Он дал концессию такому-то… (?) И почему он, Бобринский, со своей стороны, не хочет этого сделать? Тогда Алексей Бобринский ответил, что он не хочет этого делать потому, что считает то лицо, которому предполагается дать концессию, человеком неблагонадежным, который много денег заберет себе в карман, и что он считает невозможным так тратить государственные деньги.
Тогда Александр II рассердился на Бобринского и сказал ему много неприятного. В конце концов, Он сказал: “Ну, так ты в таком случае выбери своего концессионера из людей, которых считаешь честными, и представь его сегодня же, чтобы вопрос о том, кому будет дана концессия, был бы сегодня же кончен”, и что ждать Он не намерен. […]
Но подобного рода действия Алексею Бобринскому даром не прошли. Как-то, через некоторое время, Александр II проезжал по Варшавской железной дороге, Его встретил граф Бобринский, который при этом был одет в несоответствующую форму. Увидев это, Император Александр II приказал ему идти на гауптвахту; Бобринский отправился на гауптвахту, но затем, конечно, подал в отставку…» («Из архива С.Ю. Витте. Воспоминания». Т. 1. Кн. 1. С. 115-116).



Сергей Юльевич Витте (1849–1915).

Учитывая охватившую Россию в Царствование Императора Александра Николаевича железнодорожную лихорадку, еще 20 декабря 1870 г. были утверждены тщательно разработанные правила, призванные предупредить злоупотребления: «Министр путей сообщении, по соглашению с министром финансов, вырабатывал нормальный проект концессии и через Комитет министров представлял этот проект на Высочайшее утверждение. По утверждении проекта министр путей сообщения вел переговоры с конкурирующими соискателями концессии и, выбрав из них “благонадежнейшего”, представлял поддерживаемую им кандидатуру – также через Комитет министров – на Высочайшее утверждение. Таков был законный порядок при получении концессии» («Красный Архив». Т. 56. М. 1933. С. 145).
На это малодоступное и, одновременно, единственное действенное место («Высочайшую волю») и делали ставку рвавшиеся к многомиллионным барышам дельцы. Ключиком к заветной дверце была (согласилась быть!) Царская метресса.
Сведения об этом содержались не только в уже приводившихся нами воспоминаниях С.Ю. Витте, поступившего на службу в железнодорожное ведомство еще в 1870 г. по протекции министра графа А.П. Бобринского и дослужившегося в 1892 г. до поста министра путей сообщения; их можно найти также в мемуарах барона А.И. Дельвига (1813–1897), прослужившего на разных должностях в том же министерстве около сорока лет.
В своих редко упоминаемых ныне мемуарах «Полвека русской жизни», вышедших в двух томах в 1930 г., Андрей Иванович пишет, что выдача концессии на строительство железных дорог зависела «от лиц, приближенных к Государю» – «каких-то Зубкова и князя Долгорукова... действующих на Государя через сестру последнего – княжну Долгорукую». (Речь тут идет о князе Михаиле Михайловиче Долгоруковом (1838–1902), старшем брате Екатерины Михайловны.)



Илья Репин. Портрет барона А.И. Дельвига. 1882 г.

Всех этих свидетельств, однако, было все же недостаточно для доказательства причастности княжны Е.М. Долгоруковой вместе с образовавшимся вокруг нее кружком к организации системы взяточничества. Это стало возможным только после обнаружения и публикации после революции весьма информативных подробных дневников сенатора (1873) и Государственного секретаря (1883-1892) А.А. Половцова.
Александр Александрович был в формировавшейся в России во второй половине XIX в. системе власти человеком «своим». В 1861 г. подававший большие надежды, однако весьма скромного достатка, молодой чиновник А.А. Половцов составил весьма выгодную партию. Его супругой стала одна из богатейших невест того времени – приемная дочь последнего придворного банкира Российской Империи барона Александра Людвиговича фон Штиглица (1814–1884).



Барон Александр Людвигович фон Штиглиц. 1865 г.

Сей управлявший в 1860-1866 г. Государственным банком человек был, несмотря на прокламируемое лютеранское исповедание, вовсе не немцем, а евреем (Я.И. Рабинович «В поисках судьбы. Еврейский народ в круговороте истории». Кн. 1. М. 2001. С. 214). Лютеранство в то время в России принимали многие евреи и эта уловка введения в заблуждения была хорошо известна. По замечанию современного еврейского исследователя, «введенные впоследствии опросные листы для чиновников […] содержали вопрос: “Из какого вероисповедания перешли в православие?” Ответ мог гласить – из лютеранства. Крещёные мерзавцы […] таким путем избегали упоминания слова “иудаизм”» (С.Ю. Дудаков «Этюды любви и ненависти». М. 2003. С. 273).
До сих пор нет единого мнения, кем же на самом деле была супруга А.А. Половцова. Одни утверждают, что Надежда Михайловна была приемной дочерью барона, «подброшенной» ему «по договоренности» в июне 1843 г. (отсюда происходила ее девичья фамилия Юнина / Июнева). Настоящими же ее родителями были Великий Князь Михаил Павлович (1798–1849), брат Императоров Александра I и Николая I, и «фрейлина К». Другие говорят, что она была внебрачной дочерью самого Штиглица. Вряд ли, конечно, сама эта официально дозволенная двойственность была случайна.
Как бы то ни было, а после смерти в 1884 г. приёмного отца Н.М. Половцова стала единственной наследницей огромного состояния, доходившего, по некоторым оценкам, до 38 млн. руб. Недвижимое имущество составляли имения, особняки, дачи, доходные дома, процентные бумаги, фабрики в Нарве и Петербурге, заводы на Урале. Барону Штиглицу принадлежала треть всех уральских приисков (в северо-западной его части). Один из крупнейших металлургических заводов там был назван в честь приемной дочери – Надеждинском / ныне Серов (А. Гребенкин «Надежда Михайловна Половцова» // «Верую. Православная газета». Надеждинск/Серов. 2007. № 7 (29). С. 9-10).



Александр Александрович (1832–1909) и Надежда Михайловна (1843–1908) Половцовы.

Первая публикация дневников А.А. Половцова произошла вскоре после революции (таким образом, интерес нового режима в их обнародовании очевиден), однако ценности содержащейся в них информации это не умаляет.
Наиболее заметной такого рода публикацией была появившаяся в 1933 г. в «Красном архиве» (т. 56) подборка фрагментов дневников А.А. Половцова под названием «Романовы и железнодорожные концессии в 70-е гг. XIX в.».
Вот одна из записей (от 28 июля 1871 г.), рассказывающая, со ссылкой на информированных из первых рук родственников, о грозе, разразившейся над предшественником уже упомянутого нами министра путей сообщения (в 1872-1874 гг.) графа А.П. Бобринского – графом Владимiром Алексеевичем Бобринским, занимавшим этот пост в 1869-1871 гг.: «Владимiр Бобринский получил от Государя приказание отдать Севастопольскую дорогу Губонину, т.е. Михаилу Долгорукову [брату княжны Е.М. Долгоруковой. – С.Ф.]. Никакие возражения не были выслушаны. В. Бобринской написал письмо за границу Государю, сказав, что считал обязанностью исполнить это приказание, но за сим почитает себя обезчещенным и просит об увольнении. Из другого источника мне известно, что Долгорукий за исходатайствование этой концессии получает 800 тыс. руб. Сестра его всё время писала письма Государю в Эмс о деле и получала телеграммы, успокаивавшие её об успехе; потом она сама поехала в Эмс под фамилиею мадемуазель Schoultz и получила из рук в руки 100 тыс. руб. Взявши эти деньги у Шувалова, командовавшего Главною квартирою, Александр Николаевич приказал не показывать их взятыми единовременно, а разбить их по счетам, т.е. сделать подлог. Александр Николаевич бывает у княжны Долгорукой почти ежедневно между 7 и 8 часами. Два шпиона, сопровождающие его, получают от него поручения, и таким образом он думает, что никто его не видит, тогда как разумеется другие два продолжают следить и представлять донесения Шувалову».
К сожалению, далеко не все дневники А.А. Половцова опубликованы. Вот две записи на ту же тему, выписанные непосредственно в архиве:

См. комменты wasiliy_kot к по́сту: https://il-ducess.livejournal.com/247672.html


Борис Кустодиев. Александр Александрович Половцов. Портретный этюд к картине «Торжественное заседание Государственного Совета». 1902-1903 гг.

6 августа 1879 г.: «Преображенский праздник. Во время развода княжна Долгорукова на главном подъезде дворца сидит в креслах, имея возле себя своего сеттера, составляющего повторение собак, сопровождающих Государя. […]
Кстати, расскажу ещё историю о княжне Долгоруковой. Граф Владимiр Бобринской, бывши министром путей сообщения, получил от Государя приказание отдать концессию на какую-то железную дорогу княжне Долгоруковой и её брату. После подтверждения Бобринской принёс проэкт указа об этом и после подписания указа Государем контрассигновал этот указ, но тотчас вслед за тем вынул из кармана просьбу об отставке и тем же пером подписал эту вторую бумагу, которую одновременно подал Государю, принявшему с молчанием, отличающим Его посредственность. К этому надо прибавить, что уже перед тем Бобринской отказал в выдаче концессии принцу Дармштадскому, брату Императрицы, несмотря на многочисленные полученные от Неё по сему предмету записочки».



Император Александр II в 1880 г.

9 ноября 1880 г.: «Обстоятельства отставки Бобринского особенно замечательны. Для устранения злоупотреблений при исходатайствовании концессий было постановлено в Совете под председательством Государя, что на будущее время министр путей сообщения вместе с министром финансов будут рассматривать наиболее выгодные и серьёзные предложения и затем вносить своё заключение в Комитет министров. Для двух линий, составлявших в сложности 1200 вёрст, были сделаны предложения, и по рассмотрении их Бобринский остановился на предложении, кажется, Варшавского, ценою, кажется, 33 т. за версту. Провожая Государя за границу до Вержболова, Бобринский стал докладывать ему это дело и, поименовав конкурентов, сказал, что считает справедливым отдать тем, кои просят наименьшую цену. Выслушав, Государь отвечал, что Он желает отдать другому, который просил не 33, а 36 т. Бобринский сказал, что, вероятно, неясно выразился, и повторил сказанное, но Государь ему отвечал: “Да, Я понял; ты избираешь одного, а Я избираю другого”. Бобринский стал доказывать, что избирает того, который просит дешевле, и что это составляет разницу около шести миллионов, но Государь, запрошенный княжною Долгоруковою, стоял на своём. Тогда Бобринский сказал Ему:
– По закону я в качестве министра должен внести это от своего имени; так Ваше Величество требуете, чтобы я так и сделал?
– Да, Я тебе это предписываю.
– У меня честь одна и я её никому не отдам, – был ответ.
– Довольно! – закричал разбешенный властелин».



Граф Владимiр Алексеевич Бобринский (1824–1888).

Другой весьма важный эпизод – борьба за получение концессии на строительство Владикавказской железной дороги. Об этом пишут в своих воспоминаниях и граф С.Ю. Витте и барон А.И. Дельвиг, однако они не раскрывают движущих пружин этой истории.
Представление о том, как всё это происходило, дают опять-таки записи из дневника хорошо информированного А.А. Половцова, приведенные в публикации 1933 г. в «Красном Архиве».
Первая из них датируется 18 июня 1871 г., то есть временем много ранее того, когда была утверждена сама концессия (2 июля 1872 г.).
«Последнее время, – пишет А.А. Половцов, – шла горячая борьба о том, кому отдать постройку Кавказских железных дорог. Были три кандидата: некто Фалькенгаген, кандидат министра путей сообщения гр. А. Бобринского, Поляков – кандидат В[еликого] Кн[язя] Михаила Николаевича, наместника Кавказа, и Ефимович – кандидат Долгорукой, – следовательно, Высочайше патронированный. В городе рассказывали, что каждый из патронов хвалился, что покинет свое место, если его кандидату не будет дано предпочтение. Дело кончилось тем, что Поляков, подъехав к Долгорукой, обещал дать больше денег, чем Ефимович, и получил концессию. Бобринский преспокойно остался на месте, а Поляков заплатил два с половиной миллиона. Виноват не Поляков, а матушка Россия».



Самуил Соломонович Поляков (1837–1888) – концессионер и строитель железных дорог в Российской Империи.

Вторая, более подробная запись в дневнике А.А. Половцова относится уже ко времени после убийства Императора Александра II.
В ней приводится рассказ генерал-адъютанта ЕИВ графа Петра Андреевича Шувалова, в 1866-1874 гг. шефа жандармов и начальника Третьего отделения, получившего за свое большое влияние на Государя прозвище «Петр IV».
Разговор состоялся на охоте в имении брата графа П.А. Шувалова и сразу же был занесен А.А. Половцовым в дневник.
18 декабря 1883 г.: «Первый рассказ: покойный Государь находился в Ливадии с княжною Долгорукою. В Комитете министров рассмотрен был вопрос о том, кому отдать постройку Кавказской железной дороги. Комитет решил единогласно отдать концессию Фалькенгагену, предложившему наиболее выгодные условия. Журнал Комитета был отправлен в Крым и вернулся оттуда с Высочайшею резолюцией такого содержания: “Пересмотреть вновь с тем, чтобы отдать Полякову”. […]
Между тем на бирже и по всему городу ходили слухи, что Поляков дал взяток на 7 миллионов рублей, чтобы постройка была отдана ему. Вернувшись из Комитета, я послал за Поляковым и встретил его. словами: “Вы распространяете ложные слухи о том, будто заплатили семь миллионов взяток для получения концессии; если вы не представите мне доказательств справедливости этого факта, то я вас арестую и назначу следствие”.



Граф Петр Андреевич Шувалов. 1880-е гг.

Напуганный Поляков тут же сел и собственноручно написал список лиц и сумм, им обещанных: 3 ½ миллиона было обещано княжне Долгорукой, a 3 ½ разным должностным лицам на Кавказе.
Через несколько дней Государь возвратился из Ливадии […]
Доклад всегда происходил у окна кабинета […]
На вступительные Его слова: “Ну, что вы мне скажете, мой дорогой Шувалов?” я прямо отвечал: “Ваше Величество, я очень огорчен, что мне приходится начать свой доклад с крайне неприятного дела. Биржа и город, полны слухов о взятке, которую Поляков обещал за получение концессии на Кавказскую линию железной дороги”.
Слова эти произвели перемену и лице и дрожание карандаша.
Государь: “Что вы хотите сказать? Что Меня обвиняют в получении взятки?”
Шувалов: “Я слишком искренний Ваш верноподданный, чтобы подобная мысль могла у меня возникнуть. Однако говорят о 3 ½ миллионах, обещанных одной особе, и о 3 ½, обещанных группе лиц”.
Государь: “Я вам запрещаю произносить имя этой особы. Она слишком высока по своим моральным качествам, она вне всяких подозрений, и вообще всё это клевета”.
Шувалов: “Ваше Величество, неужели Вы считаете, что я так прост, чтобы выставлять такие обвинения, не имея подтверждающих документов? Вот документ с обещаниями, сделанными Поляковым, документ, написанный его собственной рукой”.
Государь взял список и долго и внимательно его рассматривал.
После довольно продолжительного разговора Государь согласился на то, чтобы концессия была немедленно отдана министром путей сообщения графом Алексеем Павловичем Бобринским не Фалькенгагену и не. Полякову, а какому-то третьему кандидату.



С.Л. Левицкий «Император Александр II в рабочем кабинете» 1880 г.

Шувалов, довольный результатом разговора, ушел в свою комнату и собрался ехать к Бобринскому, когда был снова позван к Государю, повидавшему в промежуток времени княжну Долгорукую. На этот раз произошел крайне оригинальный разговор. Государь настаивал на одном лишь обстоятельстве, что девица Шебеко, родственница княжны Долгорукой, получила от своих родителей 300 тыс. руб., что брат ее, кавалергардский офицер, выманил у нее эти деньги и растратил их, что справедливость требует, чтобы этот капитал в 300 тыс. руб. был восстановлен в руках девицы Шебеко и что поэтому Шувалов может делать, как хочет, но обязан представить эти деньги.
Выслушав подобное заявление, Шувалов поехал к Бобринскому и рассказал ему все это. Поразмыслив, они решили сообща, что триста тысяч составляют сумму гораздо меньшую, чем семь миллионов, и потому, вызвав немедленно кандидата, предназначенного для получения концессии, объявили ему, что он получит концессию в продолжение 2 ¼ часов, но под двумя условиями: во-первых, не говорить никому ни слова, а во-вторых, внести триста тысяч иа известные нм обоим расходы. Разумеется, концессионер принял такое объявление с восхищением.
В следовавшие за этими событиями дни докладов Шувалов всякий раз возил Государю портфель, набитый тысячей сторублевых бумажек. Ко дню третьего доклада концессионер не мог представить всей суммы ста тысяч, а привез лишь 60, обещая в самом непродолжительном времени доставить остальные 40, но Государь, полный недоверия, отказался принять портфель до восполнения его недостающим числом портретов Своей Прабабки». (На сторублевых банкнотах того времени были изображения Императрицы Екатерины Великой.)



Окончание следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner