?

Log in

No account? Create an account

January 2nd, 2019



Впервые о книге «Екатеринбургская трагедия» у нас узнали в мае 1997 г., когда журнал «Огонек» (№ 17) опубликовал отрывок из нее с комментариями литературоведа, д.ф.н. Всеволода Ивановича Сахарова и историка, к.и.н. Владимiра Ивановича Хрусталева «Кочедаев Андрей: “Всё могло быть иначе…”».
«Автор, – пишут публикаторы, – прекрасно знал, как опасна сообщаемая им информация, и, по-видимому, “Андрей Кочедаев” – это псевдоним. Осторожность его не спасла: по некоторым данным мемуарист погиб, пытаясь опубликовать на Западе свою повесть. А это уже о многом говорит: ведь чекисты “убирали” только тех эмигрантов, чьи неудобные знания могли нарушить или просто раскрыть стратегические планы тоталитарного государства и его всесильных многоликих спецслужб. Значит, в повести “Екатеринбургская трагедия” есть своя опасная правда.
Да, это художественное произведение, которое никак не может быть историческим документом, достоверным свидетельством. Но автор был советским чиновником в екатеринбургском областном Комиссариате снабжения, служил под началом руководившего цареубийством комиссара П.Л. Войкова, знал близко многих организаторов и исполнителей цареубийства, записывал их признания, вёл дневник. Он неглуп, образован (как минимум гимназия), не лишен литературного дара, иногда, впрочем, приближающегося к литературщине. Потому и удалось ему сплести в эмиграции столь связное и убедительное повествование. Здесь ощущается реальная документальная основа, избежавшая навязчивой чекистской “редактуры”.
В первую очередь это касается цитат из интимной переписки царя и царицы, А. Вырубовой и Г. Распутина, тогда только отобранной у обречённой семьи и не опубликованной. Их подлинность подтверждается документально. А раз эти цитаты не придуманы беллетристом, зачем да и как ему, не знакомому с канцелярскими правилами и тайнами посольств, фальсифицировать секретные агентурные письма немецкого посла Мирбаха, доселе неизвестные? Вообще всё, сообщаемое Кочедаевым о “немецком следе” в Екатеринбурге, до сих пор не было ведомо историкам, нуждается в спокойном осмыслении и оценке».
Эту последнюю тему разрабатывал известный русский историк-эмигрант С.П. Мельгунов. Причем основывался он не только на документах и воспоминаниях современников, но и на том, чему сам был свидетелем.



Сергей Петрович Мельгунов (1879–1956) в Шампиньи-сюр-Марн (Франция).

Еще в 1925 г. в выходившей в Париже милюковской газете «Последние Новости» в номере от 15 февраля, была опубликована его статья «Приоткрывающаяся завеса», специально посвященная связям большевиков с немцами в 1917-1918 гг. – теме, разработке которой в связи с цареубийством особое внимание уделял следователь Н.А. Соколов и ближайшие его сотрудники: генерал М.К. Дитерихс, капитан П.П. Булыгин и английский журналист Роберт Вильтон.
Особый интерес в истории этих связей представляет т.н. «монархический проект», которому исследователи не уделяют почти что никакого внимания.
«Многое неправдоподобное, – завершает свою статью С.П. Мельгунов, – становится в освещении фактов правдоподобным. Когда я перелистываю свой дневник за это время, где записаны сообщения современников, я наталкиваюсь на факты, которые могут вызвать лишь ироническую улыбку у скептиков. И, к сожалению, я должен закрывать свой дневник до времени, ибо опубликование всех этих апокрифических рассказов имеет смысл лишь при упоминании имен. Этого я сделать не могу. Между тем открытия будут подчас самые неожиданные.
Я не знаю, каковы были реальные отношения между Вырубовой и Коллонтай. Все ли следует отнести к легендам, как утверждает Вырубова в своих воспоминаниях, из того, что рассказывали в Совдепии? Но я не сомневаюсь в том, что Вырубова в Смольном не заседала; возможно, что обе упомянутые дамы не творили проектов возведения на Престол Наследника Алексея под регентством Леопольда Баварского и Генриха Прусского.
Но вот что для меня лично несомненно: в конце еще 17 года и в начале 18 г. среди некоторых большевиков, разочарованных в возможности социальной революции, шли разговоры о “сдаче” власти и для ускорения социальной революции в будущем они предпочитали сдать власть самому крайнему реакционному монархизму. Для такого утверждения у меня, как это ни странно, имеются авторитетные свидетельства.
Это сказка? Подождем и увидим. И кто знает, не послужили ли эти мысли некоторых ответственных большевиков, в связи с переговорами, которые вели другие с немцами, истинной причиной екатеринбургской трагедии. Ведь это также одна из таинственных страниц недавнего прошлого».




В следующем году статья с некоторыми изменениями была перепечатана в первом номере «Голоса минувшего на чужой стороне» – парижском «журнале истории и истории литературы», выходившем под редакцией С.П. Мельгунова.
http://emigrantika.ru/images/pdf/g1.pdf



Дневники, о которых писал в 1925 г. С.П. Мельгунов, вместе с воспоминаниями были опубликованы лишь совсем недавно. Сделаем из них несколько выписок на интересующую нас тему.
«…С весны 1918 года, – читаем в мемуарах историка, – Москва была окружена кольцом то там, то здесь вспыхивающих крестьянских волнений. Красная гвардия совершенно разложилась. Солдатские банды в значительной степени распылились. Распылились и матросы. Реально защищать Совнарком могли или наемные китайцы, или интернациональные группы из военнопленных и латыши, сплоченность и единство которых значительно ослабели. Совершенно естественно, что сами большевики считали себя на волоске, и не только в дни Бреста, когда Ленин давал три недели существования, если не будет подписан мир. Совсем не фантастичны записи П.Е.М. о готовности большевиков уйти и передать власть монархии».
«П.Е.М.» – это Прасковья Евгеньевна Степанова-Мельгунова (1881–1974), супруга Сергея Петровича, также историк.



С.П. Мельгунов. «Воспоминания и дневники». М. «Индрик». 2003.

В подтверждение своих слов С.П. Мельгунов приводит выписки из ее дневников 1918 года.
Ну, а мы (для большей точности) сделаем это, воспользовавшись их недавним изданием, выполненным по оригиналу, хранящемуся в Государственном архиве Российской Федерации.
1 января 1918 г.: «Были у Сашечки, она рассказывала, что видела Толстую, бабушку Вырубовой, и та ей говорила, что у нее была мать Вырубовой – Танеева и была весела, как никогда, и мечтала пожить в ее чудесном имении. О Вырубовой же Сашечка слышала следующую версию: когда Коллонтай и Ленин изверились в социальной революции, Коллонтай решила отыскать Вырубову, явилась к ней, и они вдвоем составили план возведения на Престол Алексея при регентстве Леопольда Баварского и Павла Александровича. По Сережиному [С.П. Мельгунова] рассказу одна его знакомая была у Ленина с ходатайством за Третьякова. Ленин послал ее со своей карточкой в свою канцелярию, и там к ней вышла Вырубова, которую она знает лично».
31 января 1918 г.: «А между тем Великий Князь Михаил Александрович продал евреям свое Брасово за 25 миллионов рублей и половину получил наличными. […] С. [С.П. Мельгунову] говорили, через Курова, что большевики два часа уговаривали Михаила Александровича принять корону, он отказался, потому что не на что опереться – армии нет, а на немцев он не хочет. […] Теперь большевики переговариваются с Павлом Александровичем. А здесь, в Москве, черносотенцы мечтают и, кажется, не только мечтают о восстановлении Николая II, причем якобы он согласен на один месяц, а потом передаст Алексею. При этом условие – полная амнистия. Будто Николай II согласен».



П.Е. Мельгунова-Степанова «Дневник. 1914-1920». М. «Кучково Поле». 2014.

18 февраля 1918 г.: «Был Жилинский и подтвердил рассказ Осколкова, что большевики в переговорах с монархистами и октябристами и дадут им захватить власть – им нет выхода, это очевидно и из слов Левенсона, большевика присяжного поверенного, бывшего у Симсона, он говорил, что дольше двух недель они не продержатся, так как у них полный развал».
22 февраля 1918 г.: «Говорят, что в Псков к немцам ездили монархисты для обсуждения вопроса о восстановлении монархии. Вообще, и в тех рассказах о Японии у “Русских Ведомостей” говорилось, что Германия хочет ввести неограниченную монархию (союзники – конституционную), говорят (Титов), что многие прежние сановники приглашены в Петербург немцами».
6 марта 1918 г.: «Перед открытием съезда Советов на крыши многих домов в Москве поставили пулеметы и заняли квартиры на седьмых этажах, утешая жильцов, что только на три дня. […] Везде и всюду немцы. Сегодня Карякин пошел в Кремль за документами. Кремль охраняется военнопленными, а между тем туда свезена масса вооружения. Они переряжены русскими солдатами. С ним вместе подошел офицер в русской форме с немецким лицом и прямо обратился к солдатам на чистом немецком языке».
В апреле 1918 г. в Москву прибыл посол Германской Империи при правительстве РСФСР граф Вильгельм фон Мирбах-Харфф, которого с ведома Ленина и не без участия ЧК убили 6 июля.



Германский посол граф Мирбах (1871–1918). 1917 г.

Сразу же вслед за этим один за другим происходят убийства Царской Семьи в Екатеринбурге и Великих Князей в Алапаевске. (Великого Князя Михаила Александровича убили перед этим, 13 июня, в Перми.)
Так большевики сумели развязаться с «монархическим проектом».
Были ли, однако, кроме рассказов, другие источники, подтверждающие эти сведения?
Некоторые из них тот же С.П. Мельгунов привел в своей вышедшей уже после второй мiровой войны книге «Судьба Императора Николая II после отречения». Сведения эти сосредоточены главным образом в четвертой ее главе «Закулисные дирижеры»:
«…Французский посол Нуланс, имевший сношения с Троцким в момент брестских переговоров, свидетельствует, что Троцкий не скрывал, что он предпочитает монархическую реставрацию республиканскому правительству, буржуазному или социалистическому. Домерг, со своей стороны, ссылается на разговоры с последователями Ленина о предпочтительности для большевиков, в случае неудачи, монархического режима перед демократией».
«Петербургский “День” 3 декабря [1917 г.] отмечал даже прокламацию, которая появилась на местных заводах по поводу предстоящей оккупации столицы и возведения на Престол Наследника Алексея с регентством одного из германских принцев».



С.П. Мельгунов «Судьба Императора Николая II после отречения. Историко-критические очерки». Париж. «La Renaissance». 1951.

О контактах А.А. Вырубовой с доктором И.И. Манухиным (1882–1958), тесно связанным с Максимом Горьким и Лениным (на его квартире вождь большевиков скрывался в июльские дни 1917 г.), мы уже писали:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/93457.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/218506.html

Особо следует сказать о роли Великого Князя Павла Александровича, которую ему, видимо, отводили большевики в «монархическом проекте».
К сожалению, публикатор дневников П.Е. Мельгуновой-Степановой, сотрудник ГАРФа к.и.н. В.Д. Лебедев в своих комментариях все подобные контакты категорически отвергает: «Никаких данных, подтверждающих факт подобных переговоров, не обнаружено». Ссылаясь на мемуары дочери Великого Князя Павла Александровича Марии Павловны Младшей, он пишет: «В конце 1917 – начале 1918 г. Великий Князь никаких переговоров не вел и объективно не мог этого делать. Аресты и обыски, страх за близких людей – всё это составляло суть их образа жизни».
Между тем об этом совершенно открыто писали петроградские газеты.
В одной из них («Вечерний Час» от 29 ноября 1917 г.) читаем: «Как уже сообщалось в печати несколько времени тому назад, представителями петроградского военно-револком., по их собственной инициативе, был задержан и доставлен в Смольный б. Вел. Кн. Павел Александрович. Здесь б. Вел. Кн. находился 4 дня, затем был освобожден.
Большой интерес в связи с текущими событиями представляет отношение обитателей Смольного к Павлу Александровичу. Как рассказывает один из постоянных посетителей Смольного, б. Вел. Кн. за все время пребывания своего в Смольном пользовался не только исключительным вниманием, но и особенным, странным для того места почетом... Его все без исключения, начиная с главы народных комиссаров, Ленина, называли не иначе как Ваше Императорское Высочество.
В распоряжении б. Вел. Кн. был свой штат, ему было предоставлено лучшее в Смольном помещение и подавалась лучшая пища. Ни о каких допросах не было и речи. В самой почтительнейшей форме главари большевиков испрашивали у него аудиенции, причем аудиенции эти носили строго конституционный характер и продолжались очень долго. Павел Александрович не был лишен свободы и из Смольного несколько раз выезжал, причем ему подавался лучший из автомобилей или великолепный открытый экипаж. Многие, знающие Великого Князя в лицо, видели его спокойного, без всякой охраны, подъезжающим к Смольному. Сейчас б. Вел. Кн. проживает в Петрограде, в своем дворце, и пользуется абсолютной свободой».
«О том, что это не газетная “утка”, – пишет исследователь Л.Е. Болотин, – свидетельствует и несколько упоминаний о пребывании Великого Князя Павла Александровича в Смольном в трехтомном сборнике документов “Петроградский военно-революционный комитет”. М. “Наука”. 1966. Но и там не говорится о содержании переговоров» (Л. Болотин «Куда ведет дорога Великого Князя?» // «Царь-колокол». № 1. М. 1990. С. 35).

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/57578.html
Тема этих встреч и переговоров в Смольном присутствовала на страницах столичной прессы и в первых числах декабря 1917 года.









Прибавим к этому запись фрейлины Марии Александровны Васильчиковой (1859–1934), относящуюся к тому же периоду (5.12.1917): «…Знаю из достоверных источников, что когда привезли В.К. Павла Александровича арестованным в Смольный институт, то там при его появлении все депутаты и народные комиссары встали, при разговоре с ним называли Его Императорским Высочеством, очень скоро отпустили, вызвав для него Царский автомобиль, который отвез его в Царское».



Сам Великий Князь Павел Александрович рассказывал впоследствии об обстоятельствах своего ареста графу Луи де Робьену (1888–1958), атташе французского посольства в Петрограде в 1914-1918 гг.
Охрана, по его словам, вела себя вежливо, матросы называли его «товарищ Величество», спрашивали разрешения закурить. Великий Князь читал им газеты.
«Судя по всему, это была удивительная картина: один из Романовых, в генеральской форме, с Георгиевским крестом, величественный, сидит в кресле, в белой комнате бывшего пансиона для благородных девиц и читает “Правду” уважительно слушающим его вооруженным матросам» (L. de Robien «Journal d`un diplomate en Russie. 1917-1918». Ed. Albin Michel. Paris. 1967. P. 169).

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/26790.html


Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner