?

Log in

No account? Create an account

April 12th, 2017


Чекист Глеб Бокий.


Под контролем ЧК


Существует, однако, и другая (на наш взгляд, более обоснованная) версия: о том что Г.И. Бокий, совместно с Ф.Э. Дзержинским, организовали и контролировали канал, используя который, большевики по тем или иным причинам (не всегда материального свойства) разрешали выезд из страны некоторым Членам Дома Романовых.
Однако речь шла, конечно, не только о Высочайших Особах (иначе о маскировке и доходности можно было бы сразу забыть).
По словам современного петербургского историка, «Бокию принадлежала блестящая идея выкачивания денег из заложников. Не хочешь сидеть за решеткой – плати, и ты на свободе. Это золотое в прямом смысле слова правило председатель Петроградской ЧК применял к своим особо богатым клиентам. Заложников арестовывали тайно, то есть, попросту говоря, похищали, затем держали на конспиративных квартирах и после получения выкупа переправляли через финскую границу – все честно» (Е.Н. Шошков «Судьбы. Звезда и смерть Глеба Бокия» // Родина. 2000. № 7).



Феликс Дзержинский.

Таким образом, это был сплав двух важнейших для большевиков линий: денег для Революции и контроля за Романовыми.
Глеб Иванович Бокий, чекист, оккультист и масон (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/174288.html), пользовался особым доверием не только Дзержинского, но и Ленина. Последний 28 января 1921 г. назначил его главой Специального отдела ВЧК, которым он продолжал оставаться вплоть до 25 декабря 1926 г.
По словам одного из работников центрального чекистского аппарата, «несмотря на то, что Бокий только начальник отдела, он, в исключение из правил, подчиняется непосредственно Центральному Комитету партии и имеет колоссальное влияние в ОГПУ» (Г. Агабеков «ГПУ. Записки чекиста». Берлин, 1930). И это не случайно, поскольку в число задач Спецотдела входил сбор компромата непосредственно на лидеров партии.
Выбор Ленина был не случайным: «товарищ» был вполне надежный, проверенный и крепкий.
В существовавшей в той среде системе ценностей Бокий был своим человеком по всем статьям.
Сама его фамилия «происходит от древнееврейского слова, означающего “сведущий человек”, имела распространение среди евреев Украины» (Н.А. Зенькович «Самые секретные родственники». М. 2005. C. 284).
Жена Софья Александровна была тоже вполне подходящей: дочь обрусевшего француза Доллера и еврейки-народоволки Шехтер – женщины фанатичной, страстной ненавистницы Царской России, с сильными психическими отклонениями.
Правда в 1920-х жена ушла к его другу – товарищу по учебе в Горном институте и по Ордену розенкрейцеров, также крупному партийному функционеру И.М. Москвину, к которому, свидетельствовал зять Бокия – чекист и писатель Лев Разгон, тем не менее «почти каждую неделю приезжал один или с женой Глеб Иванович». Эти необычные межсемейные отношения продолжались вплоть до самого ареста последнего.
Не случайной в этом контексте выглядит организация Бокием выезда из СССР главы хасидов Шнеерсона.



Г.И. Бокий.

Этот почти что замолчанный и явно недооцененный красный монстр, о котором соловецкий сиделец академик Д.С. Лихачев высказывался следующим образом: «...Этот живой человек, в честь кого был назван пароход, – людоед – главный в той тройке ОГПУ, которая приговаривала людей к срокам и расстрелам...»
Глеб Иванович был одним из организаторов красного террора в Петрограде и первых советских концлагерей, которые он впоследствии и курировал. А еще, оказывается, был он создателем лаборатории ядов и препаратов, которые бы могли оказывать влияние на сознание арестованных (В.А. Кутузов, В.Ф. Лепетюхин, В.Ф. Седов, О.Н. Степанов «Чекисты Петрограда на страже революции». Кн. 2. Л. 1989).



Бокий и Горький на пути в Соловецкий лагерь.

Непосредственное участие в палачестве разбудило в нем инфернальное, вскоре ставшее заметно даже его «товарищам по цеху».
По словам крупного разведчика-нелегала, чекиста-перебежчика Г.С. Агабекова (1895–1937), Г.И. Бокий, находясь в 1919-1920 гг. в Туркестане качестве полпреда ВЧК, буквально «терроризировал» край. «О нем еще и сейчас, десять лет спустя, ходят легенды в Ташкенте, что он любил питаться сырым собачьим мясом и пить свежую человечью кровь» (Г. Агабеков «ГПУ. Записки чекиста». Берлин, 1930).
И это отнюдь не «легенда», как пишут некоторые, В выходившем в начале 1920-х в Берлине «Архиве русской революции» приведено вот такое признание одного из работников харьковской чрезвычайки: «Мучился, да товарищ научил выпить стакан крови человеческой. Выпил – сердце как каменное стало».



Иван Владимiров. В подвалах ЧК. 1919 г.

Получить представление об имевшей к этому непосредственное отношение общей атмосфере можно из Доклада Центрального Комитета Российского Красного Креста о деятельности Чрезвычайной Комиссии в Киеве, опубликованного в шестом томе «Архива Русской революции» (Берлин. 1922).
Описана она и в повести писателя В.Я. Зазубрина (1895–1937) «Щепка» (1923), основанной на беседах автора с сотрудниками ЧК, исполнявшими казни в Сибири.
Вот строчки из этого страшного свидетельства о находящемся по ту строну человеческого:
«Запах крови, парного мяса будил в Срубове звериное, земляное. Схватить, сжать эту синеглазую. Когтями, зубами впиться в нее. Захлебнуться в соленом красном угаре…»
«А для Срубова он уже не человек – тесто, жаворонок из теста. Нисколько не жаль такого. Сердце затвердело злобой».
Последние слова, как видим, полностью корреспондируются со словами харьковского палача-чекиста.
А логика зла вела Бокия всё дальше и дальше.
В сфере уже не разрушения и борьбы, а в области т.н. «созидания» была организованная им еще за некоторое время до 1921 г. в подмосковном Кучино (по Курской железной дороге) т.н. «Дачная коммуна».



Усадьба Рябушинских в Кучине.

«…Ее существование, – показывал на следствии служивший в Спецотделе чекист Н.Я. Клименков, – тщательно скрывалось от сотрудников отдела, и знали об этом только приближенные Бокия. […] …Накануне каждого выходного дня каждый член “коммуны” выезжает на дачу и, приехав туда, обязан выполнять все установленные “батькой Бокием” правила. […] …Участники, прибыв под выходной день на дачу, пьянствовали весь выходной день и ночь под следующий рабочий день. […]
На даче все время топилась баня. По указанию Бокия после изрядной выпивки партиями направлялись в баню, где открыто занимались групповым половым развратом. Пьянки, как правило, сопровождались доходящими до дикости хулиганством и издевательством друг над другом: пьяным намазывали половые органы краской, горчицей. Спящих же в пьяном виде “хоронили” живыми, однажды решили похоронить, кажется, Филиппова и чуть его не засыпали в яме живого. Все это делалось при поповском облачении, которое специально для “дачи” было привезено из Соловков. Обычно двое-трое наряжались в это поповское платье, и начиналось “пьяное богослужение”. […]
На дачу съезжались участники “коммуны” с женами. Вместе с этим приглашались и посторонние, в том числе и женщины из проституток. Женщин спаивали допьяна, раздевали их и использовали по очереди, предоставляя преимущество Бокию, к которому помещали этих женщин несколько. Подобный разврат приводил к тому, что на почве ревности мужей к своим женам на “Дачной коммуне” было несколько самоубийств...»
Член чекистской коммуны доктор Гоппиус в своих показаниях дополнял Клименкова: «Обязательным было также посещение общей бани мужчинами и женщинами. В этом принимали участие все члены коммуны, в том числе и две дочери Бокия. Это называлось в уставе коммуны “культом приближения к природе”. Участники занимались и обработкой огорода. Обязательным было пребывание мужчин и женщин на территории дачи в голом и полуголом виде…»

http://www.newlookmedia.ru/?p=5276



Вернемся, однако, к основной теме: организации контролируемого чекистами канала для выезда заграницу и причине его закрытия.
Согласно одной из версий, всё дело было в том, что организаторы «не делились»: «…Огромные деньги не значились ни в одной ведомости, ни в одном приходном ордере. Об астрономических суммах, получаемых таким образом, правительство узнало из донесения пламенной большевички В.Н. Яковлевой – заместителя Бокия. Следствие, проведенное по прямому указанию Ленина, установило причастность к тайной операции верхушки ЧК во главе с “железным Феликсом”. Впрочем, раздувать огонь не стали, и Бокий с подельниками отделался легким испугом – его всего лишь временно отстранили от занимаемой должности» (Н.И. Шошков «Судьбы. Звезда и смерть Глеба Бокия» // Родина. 2000. № 7).
Примерно в том же ключе пишет о Бокие в своей книге «Золото партии» Игорь Бунич: «Его умение выкачивать деньги из заложников вызывали зависть и восхищение в Москве. Именно ему принадлежит блестящая идея кормить зверей в столичном зоопарке мясом расстрелянных. Экзотические звери стоили дорого, и их еще надеялись кому-нибудь напоследок продать».



Г.И. Бокий.

На наш взгляд, всё это слишком упрощенный взгляд, «по понятиям», без учета наличия в то время различных, остро конкурирующих между собой, группировок среди большевиков.
Помянутая Варвара Николаевна Яковлева (1884–1941), революционерка, чекистка, народный комиссар финансов РСФСР в 1929-1937 гг., в августе 1918 г., сразу же вслед за убийством Урицкого, была направлена в Петербург, получив назначение заместителем председателя ЧК при СНК Северной области. Ее подпись стояла под расстрельными списками Петрочека. По свидетельству голландского дипломата Виллема Аудендейка, Яковлева отличалась нечеловеческой жестокостью (William J. Oudendyk. «Ways and by-ways in diplomacy». Peter Davies. London. 1939).



Варвара Николаевна Яковлева.

Яковлева, пишет далее в своей книге Игорь Бунич, подготовила секретный донос о фактах коррупции в этой организации. В нем, в частности, сообщалось, что в Петрограде отлажен специальный механизм по освобождению за взятки высокопоставленных заложников и переправки их за границу. Именно таким образом будто бы было осуществлено освобождение и отъезд из России Великого Князя Александра Михайловича с супругой, Великой Княгиней Ксенией Александровной (Царской сестрой) и шестью их детьми.
На очереди было освобождение содержавшихся в Петропавловской крепости Вели-ких Князей Павла Александровича, Николая Михайловича, Григория Михайловича и Дмитрия Константиновича.
Эта версия вполне вписывается в существовавшую систему игр с Членами Царского Дома, которые большевики начали сразу же после октябрьского переворота (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/316718.html).
Затем, подключив к этому чекистов, продолжили в других местах пребывания Романовых: на Северном Кавказе (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/87394.html), в Крыму (http://sergey-v-fomin.livejournal.com/86638.html), Москве (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/298532.html), Петрограде.
Об одном из случаев предоставления возможности покинуть советскую Россию мы узнаем из воспоминаний морганатической супруги Князя Гавриила Константиновича (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/53341.html).
Происходило это при участии писателя Горького (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/218506.html), которого историк С.П. Мельгунов именовал «Красным Искариотом», и масона доктора И.И. Манухина (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/93457.html). Оба теснейшим образом были связаны с Бокием и Лениным (на петербургской квартире врача вождь большевиков скрывался в июльские дни 1917 г.).



Иван Иванович Манухин (1882–1958).

Курировал же всю эту операцию непосредственно сам Г.И. Бокий.
С содержавшимися же в Петропавловской крепости Великими Князьями дело не задалось из-за доноса Яковлевой.
Повод к этому, по всей вероятности, дал князь М.М. Андроников, внимание к которому привлекла не только неуемная личная жадность этого авантюристической складки человека, но его дурная дореволюционная слава, известная всем, кто читал выходившие в ту пору газеты. Не трудно было сопоставить все эти общедоступные сведения с фактом его назначения на пост начальника приграничной Кронштадтской ЧК.
За этим назначением стояли Дзержинский и Бокий, которых и наказали. Правда, еще один из тех, чья рекомендация способствовала тому, что «товарищ Андроников» возглавил кронштадтских чекистов, – Ленин – остался не только неуязвим, но и ушел в тень. Более того, от его имени и карали пойманных. А не попадайся!
После того, как страсти улеглись, нашли и виновного: ответственность за взятки в Петрочека возложили на возглавлявшего одну из районных чрезвычаек Козырева.
Ну, а самих Великих Князей расстреляли в Петропавловской крепости:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/57578.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/285830.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/286037.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/281646.html

Точную дату убийства – 17/30 января 1919 г. – приводит в опубликованном нами впервые письме княгиня О.В. Палей – вдова расстрелянного Великого Князя Павла Александровича (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/320091.html).


Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner