February 6th, 2017

ЯВЛЕНИЮ «ДЕРЖАВНОЙ» СТО ЛЕТ




«У Царицы-Владычицы Русь в горсти»


2/15 марта мы в очередной раз вспомним явление Державной иконы Божией Матери в Царском подмосковном селе Коломенском, случившееся в 1917 году. Нынче этому переломному событию в Русской и Мiровой Истории исполнилось ровно сто лет.

***

Статья эта была написана ровно десять лет назад и опубликована в «Политическом журнале» (М. 2007. № 7/8) под названием «Открытие иконы явилось вовремя…»

***

Спору нет, каждая икона Пресвятой Богородицы – Великая Святыня, но Державная – образ особый. И по значимости для нас – как видимый символ прикровенного правления Ею Россией. Это Она всё это время, начиная с черного дня нашей истории 2 марта 1917 г., когда МЫ (наши предки и мы – скованные в единую неразрывную цепь греха) позволили Помазаннику Божию оставить нас, – правит нами.
«У Царицы-Владычицы Русь в горсти» (Владимiр Карпец). Ни у Временного правительства, ни у Совета народных комиссаров, ни у Совета министров, ни у ЦК, ни у какого-либо иного Правительства. Ни у министра-председателя, ни у генерального секретаря, ни у президента. – Это надо твердо помнить и нам, и им. В интересах тех и других.
(Писатель и публицист В.И. Карпец даже предлагал, чтобы в любом правительственном здании находилась Державная икона. «И любое правительство, – пишет он, – должно осознавать себя как сугубо временное и твердо исповедовать Самодержавие, как принцип, какая бы форма власти ни была». – Здравая идея. Но кто же сегодня в здравом уме?)
Державный образ знают все, но чтят ли по-настоящему? По слову Господнему книжникам и фарисеям: «Люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мк. 7, 6-7).
Могут возразить, привести много примеров, как такой-то батюшка, такой-то подвижник, такой-то мiрянин или мiрянка делают это, на что можно возразить: но делают ли это в достаточной степени общецерковно, соборно. Недостаточно выпускать в Софрино иконки, иметь образ в храме – нужно Державной Владычице молиться, просить Ее, ясно отдавая себе отчет, о чем. И не только Пресвятую Богородицу, нашу общую Мать, но и конкретно – Правительницу Земли Русской. И вот в этой-то последней ипостаси знаем ли мы Ее?
А напоминает нам Она, ох как о многом!..
Хотя задумываемся ли мы в полной мере, что же означает Ее явление. Чего мы удостоились по молитвам Царя-Мученика? Что это была за молитва? Не до кровавого ли пота?
Державный образ напоминает о том, что мы неблагодарны, недостойны той молитвы. Ведь разве вскоре после Ее явления у нас не отобрали эти Ее иконы? Разве дали нам напечатать службы, воздвигнуть храмы. Но большевики-безбожники (нисколько не оправдывая их самих) – только орудие, находящееся в руках …Божиих.
Но и еще: там, где это было возможно, разве мы чтили Державный образ. Нам опять-таки могут возразить: всем хорошо известны акафисты, изданные за океаном, которые привезли потом и в Россию. Но, во-первых, печатать-то их стали там уже после войны. А, во-вторых, сами-то службы, написанные здесь, в России, еще до Карловацкого откола, там так и не издали. И не служили.
Так что опять-таки почитание было чисто внешним, по касательной. (И личное почитание иконы отдельными клириками и мiрянами зарубежья, как и на Родине, ничего по сути не меняет, хотя, разумеется, не может, как таковое, не иметь ценности в очах Божиих).



Храм Вознесения Господня в Коломенском – место явления Державной иконы Пресвятой Богородицы.

Из великого множества храмов, воздвигнутых в годы первой и второй русских эмиграций, только три (!) были посвящены Державной иконе. Причем, строго по одному в юрисдикциях Московской Патриархии, евлогиан и Зарубежной Церкви. Первое – прямо скажем – просто удивительно! И нельзя во всем этом не видеть Промысла Божия. Но далее.
На Афоне, в Ее Уделе, до недавнего времени, исключая, возможно, нашу Пантелеимонову обитель, Державный образ был неведом. А виноваты в этом мы – русские монахи, русские священники, русские паломники. («…Этой иконы на Афоне не было, – писал в 1996 г. игумен Алексий (Просвирин). – На Святой Земле нам она однажды встретилась – в древневизантийском исполнении, – если не ошибаюсь, было это в Кане Галилейской. А вот на Святой Горе этот иконописный образ нам встречать не приходилось...»)
Но всё это не может быть просто случайностью. Произойти без Промысла Божия!
Вот внесли в Православный церковный календарь на 2006 г. изменение, выделив название иконы полужирным шрифтом. (Это значит, что Державная икона Владычицы поставлена в один ряд с самыми почитаемыми в России Ее иконами), а служить по Церковному уставу в этот день нельзя.
«И так бывает почти всегда, поскольку этот день обычно приходится на Великий пост», – писал в своем обращении в Синодальную богослужебную комиссию редакция газеты «Русь Державная» (2005. № 12).
В обращении предлагается рассмотреть на комиссии вопрос о внесении в Церковный календарь Русской Православной Церкви второго дня празднования Державной иконы – 14/27 июля (Ее второго обретения, возвращения в 1990 г. к Себе в Коломенское).
В этом, конечно, есть свой резон.
На вопрос, чем же помочь нашей матушке России, блаженная Любушка Сусанинская в свое время отвечала: «Никто не поможет. Только Бог. Надо, чтобы священники молились» (свидетельство о. Николая Булгакова, настоятеля храма Державной иконы Божией Матери в поселке Кратово под Москвой).
Но, с другой стороны, нельзя ли в этой невозможности (точнее редкой возможности) служить, согласно Церковного Устава, усмотреть и какого-либо запрета на это Свыше?
Ведь могло быть и так, что Бог во гневе затворил щедроты Свои (Пс. 76, 10). Что наложена Там до времени печать неразрешимого поста. Обойти чисто внешне, конечно, можно. Но пойдет ли это нам на пользу?..