?

Log in

No account? Create an account

September 3rd, 2015


Казанская духовная академия.


Казанские знакомства (начало)


Казань в жизни Г.Е. Распутина сыграла большую роль. В этом в то время крупном православном духовном центре он обрел важные знакомства. Именно через этот город лежал его дальнейший путь в столицу.
Учитывая происхождение его духовного наставника – старца Макария (Поликарпова), уроженца Казанской губернии, – это была не случайная точка на карте.
Попал он в Казань через свою знакомую И.А. Башмакову – владелицу золотого прииска в Тобольской губернии.
У Ирины Александровны в Свияжском уезде жила близкая родственница, к которой она часто наведывалась, подолгу останавливаясь в Казани. Сюда привезла она и своего тогда еще безвестного земляка – Г.Е. Распутина, познакомив его не только с именитыми купцами, но и со знакомыми благочестивыми людьми.
Случилось это, как полагают, в 1903-1904 гг. По свидетельству жандармского генерала А.И. Спиридовича, по долгу службы собиравшего сведения о Г.Е. Распутине, перед появлением в Петербурге Григорий Ефимович «отправился на богомолье в Киев и сравнительно долго жил на обратном пути в Казани…»
«…В своих паломничествах, – вспоминал впоследствии митрополит Вениамин (Федченков), – Григорий Ефимович добрался и до Казани. Там он познакомился с монахами – профессорами и студентами Духовной академии и произвёл на них сильное впечатление».



Казанская духовная семинария.

С казанскими духовными школами так или иначе связаны были многие хорошие знакомые Григория Ефимовича. Ректорами местной духовной академии были: в 1900-1905 гг. епископ Алексий (Молчанов), впоследствии Тобольский Преосвященный, освободивший Г.Е. Распутина от ложного навета в хлыстовстве; а в 1905-1912 гг. – епископ Алексий (Дородницын), будущий Саратовский Владыка.
Преемник последнего по поволжской кафедре, епископ Палладий (Добронравов), в сане архимандрита, был в 1897-1899 г. наблюдателем миссионерских курсов при Казанской духовной академии.
Завел связи Григорий Ефимович и с местной семинарией. По свидетельству дочери Матрены, ее отец «познакомился с одним профессором Духовной академии, чье имя выпало у меня из памяти, и который очень заинтересовался его мыслями. Они вместе устраивали беседы».
Эти слова дочери Григория Ефимовича косвенно подтвердил упоминавшейся нами генерал А.И. Спиридович, утверждавший, что в Казани, тот «познакомился с неким отцом Михаилом, имевшим какое-то отношение к местной духовной академии. Отец Михаил очень заинтересовался необычайным странником Григорием. Он видел в нём человека сильной веры и характера, работающего над собой, и он увлёкся им. Покровительствуя Григорию, отец Михаил толкнул его на мысль отправиться в Петербург и снабдил его рекомендательным письмом…»
Речь идет об архимандрите Михаиле (Богданове, 1867†1925) – выпускнике Казанских духовных семинарии (1888) и академии (1900), происходившем из вдовых священников.



Епископ Михаил (Богданов), в 1905-1907 гг. ректор Казанской духовной семинарии.

В 1905-1907 гг. он был ректором семинарии, а 30 августа 1907 г. его хиротонисали во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии.
Скорее всего, в ту же пору произошло знакомство Г.Е. Распутина и с будущим Владыкой Феодором (Поздеевским), в 1902-1904 гг. инспектором Казанской духовной семинарии в сане иеромонаха.
Этому, на наш взгляд, способствовало благожелательное отношение к «Опытному страннику» духовного отца – старца Гавриила Седмиезерского, о котором речь впереди.



Продолжение следует.

Спасо-Преображенский монастырь в Казани.


Казанские знакомства (окончание)


Другим памятным казанским знакомым Григория Ефимовича был архимандрит Андрей (князь Ухтомский, 1872†1937).
С 1899 г. он был наблюдателем Миссионерских курсов при Казанской духовной академии. 4 октября 1907 г. о. Андрей был хиротонисан во епископа Мамадышского, епископа Казанской епархии.
Происходило это в Спасо-Преображенском монастыре, определенном местопребыванием нового Владыки. До этого настоятелем обители был епископ Алексий (Дородницын).
Расположенный в юго-западной части Казанского кремля и основанный в 1556 г. этот монастырь, по статусу и значимости в епархии, занимал второе место после Успенской Свияжской обители. Именно в нем, на квартире епископа Андрея часто бывал и даже иногда останавливался Г.Е. Распутин.
У них было немало общего. Для обоих был непререкаем авторитет о. Иоанна Кронштадтского.



Епископ Мамадышский, викарий Казанской епархии Андрей (князь Ухтомский). Фото 1907 г.

Будучи человеком, ведущим подчеркнуто аскетический образ жизни, епископ Андрей был активным сторонником воздержания от алкоголя и непримиримым борцом с пьянством.
Известно также, что Владыка в то время придерживался правомонархических (черносотенных) взглядов. Всё это также сближало его с Г.Е. Распутиным.
«Знаю там Ухтомского, – рассказывал в августе 1907 г. Г.Е. Распутин тобольскому священнику, – архимандрита Андрея. Много любви в нём! Весь полон любви. Ни одного человека не знаю я, в ком было бы столько любви».
В свою очередь, Преосвященный, как свидетельствовали после переворота 1917 г. «Московские ведомости», называл Григория Ефимовича «святым старцем»; он даже рекомендовал своему брату, жившему в Петербурге, принять Г.Е. Распутина к себе на квартиру.
Как раз в описываемое время в Спасо-Преображенском монастыре проходил послушание обучавшийся на Миссионерских курсах духовный сын Владыки Андрея будущий «Апостол Камчатки» митрополит Нестор (Анисимов, 1885†1962).



Иеромонах Нестор (Анисимов), Камчатский миссионер. Казань. 1907 г.

В 1907 г., поочередно приняв монашеский постриг и рукоположение в иеродиакона и иеромонаха, он отправился к месту своего подвига, напутствованный благословением о. Иоанна Кронштадтского.
Таким образом, и этот будущий прославленный Архиерей не мог не видеть и не знать Г.Е. Распутина.
К сожалению, впоследствии епископ Андрей, под влиянием разных обстоятельств, полностью изменил свои взгляды: из монархиста он превратился в либерала, сторонника радикальных церковных реформ; из друга Г.Е. Распутина – в его гонителя, дойдя до того, что называл его «государственным преступником».
Изменил он, в конце концов, и вере.
В 1917 г. епископ играл видную роль в «революционном Синоде», в дальнейшем он выступал с осуждением церковных властей, в том числе Патриаршего Местоблюстителя митрополита Крутицкого Петра (Полянского), вполне предсказуемо закончив переходом в старообрядчество.
Начав с осуждения Царского Друга, он столь же закономерно пришел к клевете на Государя и Его Семью, увенчав это братанием с советской властью. Владыка называл Ленина «одним из великих русских деятелей»; в собственноручном письме 1933 г. предсовнаркому В.М. Молотову, призывал того дать ему возможность созвать церковный собор, целью которого будет «нравственное оправдание социализма».
Однако большевики не оценили усердия архиерея-рюриковича, постоянно отправляя его на нары, а потом и вовсе расстреляли.



Продолжение следует.

Седмиезерная Казанская Богородицкая пустынь. Литография XIX в.


Преподобный Гавриил Седмиезерский


Одно из важнейших знакомств Григория Ефимовича в Казани была встреча его с преподобным Гавриилом (Зыряновым, 1844†1915), схиархимандритом, наместником (1902–1908) Седмиезерной Казанской Богородицкой пустыни.
Монастырь находился в 17 верстах от города. Старец жил в обители с 1883 г. и пользовался особым почитанием у студентов и преподавателей Казанской духовной академии, преимущественно из числа монашествующих, для которых он стал духовным отцом и наставником.
От этих-то последних об о. Гаврииле, видимо, и услышал Г.Е. Распутин, а узнав, не мог не попытаться встретиться с подвижником.
В доме Григория Ефимовича в Покровском на почётном месте хранилась фотография, на которой хозяин был снят с отцом Гавриилом.
Покровский священник Феодор Чемагин вспоминал, что ещё в 1905 г. Григорий Ефимович «рассказывал, что бывал во многих монастырях России и ведёт знакомство со схиархимандритом Гавриилом Седмиезерной Казанской пустыни и показывал карточку, на которой он снят с ним».



Схиархимандрит Гавриил (Зырянов).

У странника и схимника нашлось немало точек соприкосновения. Отец Гавриил тоже был крестьянским сыном. Родился он в Ирбитском уезде Пермской губернии.
Он также был особым чтителем св. праведного Симеона Верхотурского, к мощам которого в юном возрасте совершил не одно паломничество, и также, как и Григорий Ефимович, удостоился видения Праведника.
Были у них и общие знакомые. Наиболее примечательный из них уже упоминавшийся нами епископ Мелетий (Заборовский), земляк Г.Е. Распутина, направивший его по пути духовных поисков.
Восприемником этого будущего Владыки при монашеском постриге в 1898 г. был старец Гавриил.
Интересно, что после революции, будучи уже в Харбине, Владыка Мелетий находился в тесном общении с другим Архиереем, тепло относившимся к Г.Е. Распутину – епископом Михаилом (Богдановым).
Занимавший с 1914 г. самостоятельную Самарскую и Ставропольскую кафедру, в 1918 г. Преосвященный Михаил вслед за отступающей Белой армией уехал на восток, став в 1919 г. епископом Владивостокским и Приморским.
В 1922 г. он навсегда покинул Россию. Проживал в Токио, а затем в Харбине, где и скончался.



Группа дальневосточных епископов после хиротонии Софрония (Старкова, 1875†1932) во епископа Селенгинского, викария Забайкальской епархии (справа). Кроме него, все Владыки знали Г.Е. Распутина. В центре архиепископ Харбинский и Маньчжурский Мефодий (Герасимов), участвовавший в 1916 г. в прославлении святителя Иоанна Тобольского. Справа от него – епископ Забайкальский и Нерчинский Мелетий (Заборовский). Слева – епископ Владивостокский и Приморский Михаил (Богданов), бывший ректор Казанской духовной семинарии. Крайний слева – епископ Камчатский и Петропавловский Нестор (Анисимов). Свято-Николаевский собор в Харбине. 23 апреля 1922 г.


Один из духовных сыновей старца Гавриила, впоследствии архиепископ Западно-Американский и Сан-Францисский Тихон (Троицкий, 1883†1963), в бытность свою воспитанником Казанской духовной академии, вместе со своими сотоварищами часто посещавший старца, вспоминал о замечательной встрече отца Гавриила с Сибирским странником:
«Раз группа студентов посетила старца Гавриила, который, по обычаю, пригласил чайку попить в 4 часа. На чае был молодой Владыка Тихон и среди гостей был и Распутин. В то время он считался all right и был в почёте, посещал старца и очевидно был на большом счету у него.
Старец Гавриил позже рассказывал Владыке Тихону, что когда Распутин говорил ему, что он собирается в Петербург, то старец про себя подумал: “пропадёшь ты в Петербурге, испортишься ты в Петербурге” (у о. Гавриила был в этом отношении свой печальный опыт. – С.Ф.), на что Распутин, прочитав его мысль, вслух сказал: “А Бог? А Бог?”
Это слышал Владыка Тихон, но не знал к чему, так что позже старец объяснил этот явный случай прозорливости Распутина».
Такую настойчивость и целеустремленность Григория Ефимовича можно объяснить исполнением данного ему послушания.
Подтверждение этому мы находим в неизвестных до недавних пор отрывках из воспоминаний А.А. Вырубовой. По её словам, Г.Е. Распутин на её расспросы часто говорил: «Я дам ответ Богу за все мои поступки, и должен делать то, на что я послан».



Образ преподобного Гавриила Седмиезерского.



Сохранился свидетель этих исторических собеседований двух старцев в Седмиезерной пустыни…
Осенью 1892 г. о. Тихон (таково было монашеское имя будущего схимника) надорвался, вытягивая монастырский воз из оврага.
В тот же день он получил еще и сильный ожог пищевода и желудка уксусной эссенцией.
В ожидании кончины 5 октября 1892 г. он принял постриг в великую схиму с именем Гавриил.
Последующие пять лет он был прикован к постели, дав обет в случае исцеления написать икону тогда еще не прославленного преподобного Серафима Саровского.
Чудо произошло: о. Гавриил встал на ноги.
Старец заказал дивеевским монахиням написать икону.
Чтобы не нарушать церковные каноны, было решено изобразить на ней посещение Царицей Небесной с Иоанном Крестителем, Иоанном Богословом, двумя ангелами и двенадцатью девами Великомученицами в канун Благовещения 1831 г. келлии преподобного Серафима в присутствии дивеевской монахини Евпраксии.
Этот келейный образ, принадлежавший старцу Гавриилу, написанный на кипарисовой доске, пришёл к автору этих строк тотчас после выхода в свет первого издания книги «Россия перед Вторым Пришествием»…



«Явление Божией Матери старцу Серафиму в день Благовещения». Икона из келлии преподобного Гавриила.

За долгие годы болезни о. Гавриил стяжал дары старчества, прозорливости.
В 1902 г. его назначили наместником пустыни и возвели в сан архимандрита. (Случай довольно редкий, учитывая предшествующий его постриг в великую схиму.)



Надпись на обороте иконы: «Образ сей из келлии старца схимо-архимандрита Гавриила».

25 декабря 1996 г. было от Патриарха Алексия II получено благословение совершить прославление в лике местночтимых святых Казанской епархии преподобного Гавриила (Зырянова).
В следующем году были обретены мощи святого, первоначально находившиеся в храме праведного о. Иоанна Кронштадтского в Казанской духовной семинарии.
В 2000 г. их передали в восстановленную Седмиезерную пустынь.



Окончание следует.

Епископ Хрисанф (Щетковский).


«Я в Казани знал Преосвященного Хрисанфа…»


Исходя из имеющихся данных, можно с большой долей уверенности утверждать, что решающую роль в том, что Г.Е. Распутин был принят в Петербурге в духовных кругах, сыграл епископ Чебоксарский, викарий Казанской епархии Хрисанф (Христофор Петрович Щетковский, 1869†1906).
Есть свидетельства, что с архимандритом Феофаном (Быстровым) Г.Е. Распутина познакомил также этот Архиерей.
Родился Владыка Хрисанф в семье диакона Донской епархии. После окончания Донской духовной семинарии (1890) он был определен псаломщиком, а затем посвящён в священники (1891).
Овдовев (1895), он поступил в Казанскую духовную академию, будучи студентом которой принял монашеский постриг (1898).
После окончания Академии со степенью кандидата богословия (1899) о. Хрисанфа назначили начальником Российской Духовной миссии в Корее (сентябрь) с возведением в сан архимандрита.



Архимандрит Хрисанф со своим сыном, двоюродным братом Александром Михайловичем Щетковским (помощником инспектора Донской духовной семинарии) и его супругой – Анной Федоровной Щетковской, урожденной Поповой. Фотоателье С.А. Ханжонкова. Новочеркасск.


Он открыл в Сеуле школу для детей корейцев, в течение двух лет содержа её за счёт личных средств. Занимался переводами богослужения и Св. Писания на корейский язык, строительством зданий Миссии.
Большую поддержку ему оказал о. Иоанн Кронштадтский, поддерживавший с миссионером тесные связи.
Вскоре, однако, после открытия Японией военных действий против России на Дальнем Востоке, Миссию пришлось эвакуировать. Возобновила она свою деятельность лишь в 1907 г. Однако к тому времени о. Хрисанфа уже не было в живых…



Оборотная сторона предыдущей фотографии.

Получивший после приостановки миссионерской деятельности новое назначение, он 17 мая 1904 г. в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры был хиротонисан во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии.
27 августа 1905 г., по болезни, Владыка получил назначение в Херсонскую епархию, став там викарным архиереем Елисаветградским.



Родной брат епископа Хрисанфа – священник Григорий Петрович Щетковский.

22 октября 1906 г. он скончался от скоротечной чахотки в Одессе, где был погребен в Успенском монастыре.
Известно, что эту обитель впоследствии не раз посещал во время своих паломничеств Г.Е. Распутин.



Оборотная сторона предыдущей фотографии с дарственной надписью о. Григория Щетковского.

Сохранился отзыв Григория Ефимовича об этом безвременно почившем Владыке: «Я в Казани знал Преосвященного Хрисанфа. Хороший епископ!»
Биография епископа Хрисанфа помогает нам уточнить время получения от него Г.Е. Распутиным рекомендательного письма для поездки в С.-Петербург.
Архиерейская хиротония Владыки состоялась в столице в середине мая 1904 г. Перевод в Елисаветградскую епархию датируется концом августа 1905 года.
Следует заметить, что и адресат этого рекомендательного письма – епископ Сергий (Страгородский) – был выбран не случайно. Дело в том, что он был одним из участников архиерейской хиротонии Владыки Хрисанфа.
Какую-то роль при этом сыграли и профессора Казанской духовной академии (в том числе, как мы писали, и архимандрит Михаил (Богданов), будущий епископ), о чем вспоминал позднее в своих мемуарах митрополит Вениамин (Федченков):
«Они порекомендовали ему отправиться в Санкт-Петербургскую духовную академию, где тогда ректором был епископ Сергий, а инспектором – известный по своей подвижнической жизни и учености архимандрит Феофан.
Оба эти человека были безукоризненно чистые люди, глубоко религиозные монахи, пользовавшиеся заслуженным авторитетом в церковных кругах, а о. Феофан – уже и в некоторых великосветских, как духовник и богослов.
К ним в Казанской академии дали сопроводительное письмо Распутину».



АМИНЬ И БОГУ НАШЕМУ СЛАВА!


СВЯТЫЙ МУЧЕНИЧЕ ГРИГОРИЕ, МОЛИ БОГА О НАС!

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner