?

Log in

No account? Create an account

August 27th, 2015


Странник. Фото М.П. Дмитриева.


Архиереи – чтители старца


Саратовскую и Царицынскую кафедру, после смещения Гермогена, поочередно занимали два архиерея: в 1912-1914 гг. – епископ Алексий (Дородницын, 1859†1919), а в 1914-1917 гг. – епископ Палладий (Добронравов, 1865†1922).
И тот и другой близко знали Григория Ефимовича, хорошо относясь к нему, за что и пострадали после февральского переворота.
Епископа Алексия Г.Е. Распутин знал еще по Казани: с 1905 г. тот был там викарным Чистопольским епископом, а также ректором Казанской Духовной академии, к которой старец был также близок.



Епископ Алексий (Дородницын).

Сближало их еще и то обстоятельство, что Владыка был активным деятелем Казанского общества трезвости, а также членом Совета Казанского отдела Русского собрания.
Архиерей называл Царского Друга «Великим старцем».



Дарственная надпись Владыки Алексия на его книге Г.Е. Распутину и ответная благодарность старца.

Обвиненный в близости с Г.Е. Распутиным, он был уволен с формулировкой за «отрицательное отношение к обновлению общественной жизни».
Епископ Палладий был также «казанцем»: в 1897 г., в бытность архимандритом, он возглавлял миссионерские курсы при Духовной академии.
В каких бы епархиях не приходилось служить Владыке Палладию, всюду он стяжал любовь народа и большинства духовенства.



Епископ Палладий (Добронравов).

Однако после февральского переворота 1917 г. нашлись всё же среди его собратий те, что выдвинули против него обвинения в «позорном его общении с Григорием Распутиным» и «приверженности распутинскому строю».
Отправленный на покой, впоследствии он получил назначение настоятелем Новоспасского монастыря в Москве, долгие годы тесно связанного с Г.Е. Распутиным.
До последнего времени полагали, что Владыка скончался от астмы. Однако недавно были обнаружены документы, из которых стало известно, что Архиерей в 1922 г. находился в заключении.



Продолжение следует.

И.К. Айвазовский. «Бухта Золотой Рог. Турция». 1845 г.


Царьград – Иерусалим – Афон (начало)


«Я человек православный, – заявлял Г.Е. Распутин своим собеседникам. – С самой юности моей я почувствовал призвание к странствованиям и исходил все святые места России, побывал даже в Иерусалиме, поклонился Гробу Господню, что и укрепило меня в моей вере».
Травля Царского Друга в прессе и обществе, развязанная не без участия недавних его друзей, епископа Гермогена и иеромонаха Илиодора, привели старца к решению отправиться к Гробу Господню и святыням Афона помолиться.
Отъезд его состоялся в середине февраля 1911 г. Попрощавшись с Царской Семьей, он отправился в путь.
Вернётся он лишь через четыре месяца.



К Земле Обетованной. Русские паломники на корабле.

Свое паломничество Григорий Ефимович опишет затем в особой книжке:
«Как только отправился из Одессы по Черному морю – тишина на море и душа с морем ликует и спит тишиной; видно блистают маленькие валочки, как златница и нечего более искать.
Вот пример Божий: насколько душа человека драгоценна; разве она не жемчужина? что и море для нее?..
Безо всякого усилия утешает море. […]
Море пробуждает от сна сует, очень много думается, само по себе, безо всякого усилия. […]
Солнце по минутам уходит за горы, душа человека немного поскорбит о его дивных светозарных лучах…
Смеркается. О, какая становится тишина… нет даже звука птицы и от раздумья человек начинает ходить по палубе и невольно вспоминает детство и всю суету и сравнивает ту свою тишину с суетным мiром и тихо беседует с собой и желает с кем-нибудь отвести скуку, нагнанную на него от его врагов…
Тихая ночь на море и заснем спокойно от разного раздумья, от глубоких впечатлений… Христово море. На тебе дивные чудеса. Самим Богом посещено и чудесами сотворено».
От Одессы до Яффы плыли в те времена две недели, но до этого паломнический пароход зашел в Константинополь.



Бронзовый знак Императорского Православного Палестинского Общества.

Подобно тому, как многовековой путь паломников к Вифлеему, Голгофе и Горе Елеонской непременно пролегал через Константинополь, есть мистическая взаимозависимость Святой Земли и Царьграда, существующих как бы во образ Богомудрой Благочестивой Двоицы: Царя-Помазанника Божия и Вселенского Патриарха (первого по диптиху).
Прибавьте к этому вполне сознательное устроение Русской земли Царями, первоиерархами Церкви, святыми и подвижниками благочестия во образ Святой Земли и Царьграда.
Всё это, разумеется, вовсе не случайно, находит свое богословское обоснование в концепциях «Руси – нового Израиля» и «Москвы – Третьего Рима» (преемницы Нового, Второго Рима – Константинополя), составляющих такое понятие, как Святая Русь.
«В Св. Софии и до сих пор, – замечал в 1915 г. доктор церковной истории И.С. Пальмов, – ощущается какое-то неизъяснимое веяние святыни. “Вы чувствуете, – пишет один из посетителей Софии А.В. Вышеславцев, – что вы – в храме Бога Истинного, несмотря на то, что чуждый вам культ на время поселился в этом храме и дерзко нарушил его гармоническое единство, вывесив по углам на громадных зеленых щитах изречения из корана, написанные исполинскими золотыми буквами”».



Святая София.

«Здесь ключ к мiровой истории, – записывал в конце 1922 г. “у входа в Царьград” о. Сергий Булгаков, – здесь Иустиниан, здесь Константин Великий, здесь: Иоанн Златоуст, Фотий, Византия и ее падение, здесь узел политических судеб мiра, и доныне не распутанный, а еще сильнее затянутый!»



А вот что увидел Опытный Странник в 1911 году: «Как облако на горизонте, так и Софийский храм. О горе! как Господь гневается за нашу гордость, что предал Святыню нечестивым туркам и допустил Свой Лик на посмешище и поругание – в нем курят. Господи, услыши и возврати, пусть храм будет ковчегом!
По преданию говорится, что именно из-за гордости был отнят храм у Православных, ибо не признавали сего ковчега, имели дом гулянья и роскоши. Господь прогневался на долгое время и повелел кощунствовать над Своей Святыней. Обождем – Господь смилуется и вернет ее с похвалой, почувствуем и покаемся».



Продолжение следует.



Царьград – Иерусалим – Афон (продолжение)


Благодаря вышедшему через четыре года после паломничества его описанию нам сегодня известен дальнейший путь Григория Ефимовича: Митилена – Смирна – Эфес – остров Патмос – Родос – Кипр – Мерсина – Бейрут – Триполи.
Но вот и венец странствия – Святой Град.
«Завидя Иерусалим, центр святынь палестинских, – вспоминал один из поклонников Великим Христианским Святыням, – паломники наши еще менее бывают в силах владеть собой и своими чувствами.
Потрясенные до глубины души, обнажив головы, сняв обувь, они повергаются ниц с пламенной к Богу молитвой, целуют и орошают слезами драгоценную Землю, с какою-то страстностью простирают руки к Святому Городу, восклицая бурно-радостное приветствие: “Иерусалим, Иерусалим!”
Все забыто: и трудность дальнего пути, и лишения, и горе, – и одна у всех мысль: они во гра¬де Велико¬го Царя; одну молитву шепчут уста – благодарение Всевышнему, удостоившему их дойти до цели желаний».




«При переходе от великой волны в земной рай тишины, – передавал свои чувства Григорий Ефимович, – первым делом отслужили молебен.
Впечатление радости я не могу здесь описать, чернила безсильны – невозможно, да и слезы у всякого поклонника вместе с радостью протекут.
С одной стороны всегда “да воскреснет Бог” поет душа радостно, а с другой стороны великие скорби Господни вспоминает: Господь здесь страдал.
О, как видишь Матерь Божию у Креста!
Все это живо себе представляешь и как за нас так пришлось ему в Аттике поскорбеть».




«Что реку о такой минуте, когда подходил ко Гробу Христа, – вспоминал свои переживания Григорий Ефимович. – Так я чувствовал, что Гроб – гроб любви и такое чувство в себе имел, что всех готов обласкать и такая любовь к людям, что все люди кажутся святыми, потому что любовь не видит за людьми никаких недостатков. Тут у гроба видишь духовным сердцем всех людей, своих любящих и они дома чувствуют себя отрадно.
Сколько тысяч с Ним воскреснет посетителей. И какой народ? Все простячки, которые сокрушаются – их по морю Бог заставил любить Себя разным страхом; они постятся, их пища – одни сухарики, даже не видят, как спасаются. […]
О, какое впечатление производит Голгофа. Тут же в храме Воскресения, где Царица Небесная стояла, на том месте сделана круглая чаша и с этого места Матерь Божия смотрела на высоту Голгофы и плакала, когда Господа распинали на Кресте. Как взглянешь на место, где Матерь Божия стояла, поневоле слезы потекут и видишь перед собой, как это было.



В Вербное воскресенье перед храмом Гроба Господня.

Боже, какое деяние совершилось! и сняли Тело и положили вниз. Какая тут грусть и какой плач на месте, где Тело лежало!
Боже, Боже, за что это? Боже, не будем более грешить, спаси нас Своим страданием.
Повели нас в Патриарший Двор, стали умывать ноги. Боже, какая восстает в уме картина. Умывают ноги, утирают полотенцем и полились слезы у верующих, все изумлены глубиной поучения, как нас учат смиряться. Что я здесь еще опишу? Боже, смири нас – мы Твои!
Вот усадили нас рядами и наставили старого завета кувшины иудейские, так в душе и восстает Тайной Вечери беседа: с нее начались великие события и был первый намек ученикам о расставании с Ним. Велики страдания, велика любовь Твоя за нас, Сокровище наше, не гневайся на нас – мы не можем быть без Тебя.



Пасхальное разговение русских паломников на Сергиевском подворье в Иерусалиме.

Повели нас ночевать. По нотам пели у Гроба акафисты и на Голгофе. Боже, какая отрада! так сердце трепещет от умиления и слез. Потом утром в двенадцать часов – обедня и запели Пасху. Тут я посмотрел вокруг и сказал: Рай земной, не отступи от меня, будь во мне!
Тут в пещере Воскресения крест Царя Константина и матери его Елены, которые, как говорится в истории, нашли три креста и Господь указал, на котором был Он распят.
Запели все “Кресту Твоему поклоняемся…” Крест Твой во ограждении чудес послужил. Крест с нами, яко и Бог в нас. […]



Сад во дворе Сергиевского подворья Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме.

Повели нас к Красным воротам, где Господа в последний раз осудили. О, как посмотришь, что такое суд!?
Кто ежели страдал, всякий про него скажет: нет, – вот за то его и преследуют; ах, мне-то еще мало этого; но за то, за что говорят, теперь невинен, а ранее согрешил; но Господь ни теперь, ни прежде не грешил».



Напутственный молебен перед выступлением каравана паломников напротив Елизаветенского и Сергиевского подворий в Иерусалиме.

Пробыв несколько дней в Иерусалиме, Григорий Ефимович отправился дальше.
«Побыл на Иордане». Помолился в греческих обителях в Иорданских пустынях, в Сорокадневном монастыре, монастыре Георгия Хозевита, Лавре св. Саввы.
Описывая «хорошие монастыри на Востоке», епископ Варнава (Беляев) писал: «Нужно выйти на монастырский двор ночью, окошечки открыты, оттуда разносится речитатив иноков, сливающийся в одну сплошную воркотню…»
Посетил «в Иерихоне дом Закхея», «Мамврийский дуб», в Вифании, «где Господь видел Марфу». В Вифлееме поклонялся яслям Спасителя (то место «облобызали страннички и паломники и у всех радость на лице!»), ходил в пещеру избитых Иродом младенцев.



Выступление каравана паломников с русских подворий Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме.

«Русские паломники с ужасом посмотрели на Иродово зло и на его коварную зависть, а о младенцах невинных, чьи косточки лежат здесь – поплакали! Каково было матерям с ними расставаться.
Зло и зависть до сих пор в нас, между большим и более великим и интрига царствует в короне, а правда, как былинка в осеннюю ночь, ожидает восхода солнца, как солнце взойдет, то и правду найдут!»
«Святыня любит страх, – делился опытом Г.Е. Распутин. – Для Иерусалима нужно побывать везде раз только: посетить все места и оценить. […]
Первый раз непонятная для тебя радость является, а во второй раз начнем хулить и безверье в нас вкоренится».



Продолжение следует.

Ночь на Святой Горе…


Царьград – Иерусалим – Афон (окончание)


Удивительно сегодня, почти сто лет спустя, узнавать о тех, кого встретил Григорий Ефимович в 1911 году в Святой Земле.
«Через много лет после этого, когда я была в Валаамском монастыре в Финляндии, – вспоминала А.А. Вырубова, – я встретила там монаха, теперь уже покойного. Это был отец Михаил, духовник монастыря.
Он рассказала мне о своей встрече с Распутиным в Иерусалиме, когда старец, вместе с другими паломниками, направлялся ко Гробу Господню».
Иеросхимонах Михаил Старший (1871†8.5.1934) родился в Кронштадте в семье небогатых мещан.
Восемнадцатилетним юношей он прибыл на Валаам. Вскоре туда же пришли и два его брата.
Через десять лет его постригли в монахи с именем Маркиан, а еще четыре года спустя (в 1903 г.) рукоположили во иеромонаха.



Иеросхимонах Михаил, духовник Валаамского монастыря, ходивший в Святую Землю вместе с Г.Е. Распутиным.

«В 1911 году, – говорится в его жизнеописании, – отец Маркиан совершил продолжительное паломничество в Палестину и на Афон. […]
Поездка по Святым местам началась в Одессе 8-го января после Крещения. 22-го числа того же месяца утомленные путешествием паломники прибыли на пароходе “Принцесса Ольденбургская” в Палестину.
В Святой Земле о. Маркиан провел весь Великий пост и Пасху. Он ознакомился со святынями Иерусалима, посетил монастыри в его окрестностях и исторические святые места, связанные с библейскими событиями.
Не раз он совершал богослужения и молился у Гроба Господня и в других святых местах, связанных со страстями, смертью, воскресением и вознесением Спасителя».
«С высоты Елеонской горы, – записал свои впечатления от увиденного на крыше русской обители о. Маркиан, – открываются окрестности в даль на многие версты.
Вот там Мертвое море в лунном серебряном переливе! Дальше высятся величественные Моавитские горы. Слева безмолвствует Иерусалим.
Темный силуэт мечети Омара резко выделяется на общем фоне. У подошвы горы долина Кедрон и Гефсимания.
Сколько святых воспоминаний будит в душе этот библейский пейзаж. Как это все дорого христианскому сердцу!»
«После Святой Земли, – читаем далее в жизнеописании, – отец Маркиан остановился на несколько недель на Афоне, с целью ознакомиться с монастырями и келлиям пустынников. Здесь он искал общения с духовными подвижниками и находил у них ответы на многие вопросы монастырской жизни».
Пересеклись ли на Святой Горе Афонской пути валаамского иеромонаха и Опытного Странника, неведомо. Но такое вполне могло случиться.
Завершив паломничество, Григорий Ефимович прежде всего встретился с Царем и Царицей. «После обеда, – записал 4 июня 1911 г. в дневнике Государь. – имели радость видеть Григория по возвращении из Иерусалима и с Афона».



Титульный лист книги Г.Е. Распутина «Мои мысли и размышления» (Пг. 1915).

В 1915 г. в Петрограде в типографии В.Д. Смирнова на Екатерининском канале (дом № 45) была напечатана 55-страничная книжка Г.Е. Распутина «Мои мысли и размышления», содержавшая его рассказ о паломничестве в Святую Землю.
По свидетельству издателя и автора предисловия А.Ф. Филиппова, вышла она «по настоянию» А.А. Вырубовой. Корректура была сделана Государыней.



Продолжение следует.

Москва. Храм Христа Спасителя и Каменный мост.


Моленная Распутина в Москве

Городом, с которым Г.Е. Распутин был издавна связан, и особенно в последние годы, несомненно, была Москва.
Приезжая в Первопрестольную, он, как правило, останавливался в доме Анисьи Ивановны Решетниковой (1836†1916), вдовы потомственного почетного гражданина московского 1-й гильдии купца Ивана Степановича Решетникова (1820†1897), совладелицы Товарищества по торговле мануфактурными товарами «И.С. Решетников и Ко».
Дом этот, всякий раз во время приездов в Москву старца превращавшийся в его штаб-квартиру, располагался неподалеку от Новодевичьего монастыря: Большая Царицынская (ныне Большая Пироговская), 35 а, строение 1.
Еще не так давно жившие поблизости старожилы рассказывали о находившейся некогда там моленной Григория Ефимовича.
Первоначально дом этот с толстыми метровыми стенами был двухэтажным, с изломанным профилем (эта часть была трехэтажной).
В 1961 г. он был надстроен еще тремя этажами, с эркерами, превратившись в шестиэтажную постройку. После революции потомков владелицы, сестер Решетниковых, переселили на третий этаж.
В 1927-1933 гг. здесь жил писатель Михаил Булгаков вместе со второй супругой Любовью Евгеньевной Белозерской; тут он начал писать свой знаменитый роман «Мастер и Маргарита».
Именно сюда ему звонил Сталин.
«В древние времена, – вспоминала Л.Е. Белозерская, – из Кремля по прямой улице мимо Девичья Поля ехали в Новодевичий монастырь тяжелые Царские колымаги летом, а зимой расписные возки. Не случайно улица называлась Большая Царицынская.
Если выйти из нашего дома и оглянуться налево, увидишь стройную шестиярусную колокольню и очертания монастыря. Необыкновенно красивое место. Пожалуй, одно из лучших в Москве.
Наш дом (теперь Большая Пироговская, 35 а) – особняк купцов Решетниковы, для приведения в порядок отданный в аренду архитектору Стую.
В верхнем этаже – покои бывших хозяев. Там была молельня Распутина, а сейчас живет застройщик-архитектор с женой».
Иными словами, до сего времени в Москве существует не только дом, тесно связанный с именем Царского Друга, но и место его молитвенных подвигов.



Дом Решетниковых в Москве на Большой Царицынской, в котором не раз останавливался Г.Е. Распутин.

В 1933 г. во дворе построил себе дом и мастерскую П.Д. Корин; в ней он планировал осуществить свой главный замысел – написать полотно «Русь уходящая».
В дом Решетниковых повидаться с Г.Е. Распутиным приходил старец-митрополит, Московский Преосвященный Макарий (Парвицкий-Невский, 1835†1926).
Знакомы они были с давних пор: еще в бытность свою на Алтае, Владыка приглашал Григория Ефимовича погостить у него.
После назначения Архиерея на Московскую кафедру (25.3.1912) эти отношения продолжились. Святитель называл Царского Друга «святым человеком».
«Святым» именовал «Апостола Алтая» и «Опытный странник».



Митрополит Московский и Коломенский Макарий (Парвицкий-Невский).

Оба близко знали сына А.И. Решетникова – Николая Ивановича (1857†1928), устроителя и заведующего лазаретом А.А. Вырубовой в Царском Селе.
Он был частым гостем в петербургской квартире Г.Е. Распутина и находился в доверительных отношениях к Владыке.



Александра Ивановна Решетникова, урожденная Лобанова, сестра директора правления Волжско-Камского банка Василия Ивановича Лобанова. Невестка Анисьи Ивановны Решетниковой. Вместе со своим супругом Николаем Ивановичем она не раз навещала Г.Е. Распутина в Петербурге.


Епископ Варнава (Накропин) писал в сентябре 1915 г. Императору Николаю II в связи с противодействием некоторых архиереев-синодалов прославлению Святителя Иоанна Тобольского:
«…А вот святой старец Макарий Митрополит, тот не только выразил радость о пропетом величании, прислал телеграмму и сказал Николаю Ивановичу Решетникову, что с радостию поедет и докончит начатое святое дело…»
Это, как мы знаем, и случилось: митрополит Московский и Коломенский Макарий на следующий год возглавил торжества прославления Великого Тобольского Святителя.
Сразу же после февральского переворота 1917 г. противозаконно смещенный с кафедры, митрополит Макарий был прославлен в лике святых на Соборе 2000 г.



Продолжение следует.

Кремль и Красная площадь с храмом Василия Блаженного – последним местом служения протоиерея Иоанна Восторгова.


«Он мудрый, богат разумом…»


Был близок Г.Е. Распутин и с другими представителям московского духовенства, также впоследствии прославленными в лике святых.
Одним из них был протоиерей Иоанн Восторгов (1864†1918) – выдающийся проповедник, миссионер, известный церковный писатель и деятель монархического движения, ближайший сотрудник митрополита Макария.
В нелегкое для Г.Е. Распутина время он во всеуслышание заявил, что Григорий Ефимович «истинный христианин».



Протоиерей Иоанн Восторгов.

В то время голос отца Иоанна звучал на всю страну.
Именно благодаря его трудам Церковь справилась с задачей удовлетворения духовных нужд переселенческого движения, возникшего в результате осуществления П.А. Столыпиным крестьянской реформы.
Отец Иоанн не только организовал духовное окормление переселенцев, но и создал семинарские курсы, на которых учителей, псаломщиков и других достойных и способных людей готовили к пастырской деятельности.
Не раз он бывал и в Тобольской епархии. Известно, например, о пребывание его там летом 1912 года в связи с устройством миссионерских курсов.
Недавно московский Царский музей «Наша эпоха» пополнился ценнейшим экспонатом – книгой епископа Тобольского и Сибирского Алексия (Молчанова) «Св. Киприан Карфагенский и его учение о Церкви», вышедшей в Казани в 1888 г., когда автор ее был еще священником.



Книга с автографом, подписанная о. Иоанну Восторгову. Собрание музея "Наша Эпоха" (Москва).

Дарственная надпись датирована 2 августа 1912 года.



Владыка Алексий, напомним, снял обвинение с Г.Е. Распутина в хлыстовстве.


Печать-экслибрис о. Иоанна Восторгова на книге, подаренной ему епископом Алексием (Молчановым).

Не исключено также, что о. Иоанн Восторгов встречались с Г.Е. Распутиным во время этого пребывания миссионера в Тобольской губернии. Возможно, даже, что священник побывал и в Покровском…
Помощь эта отца Иоанна Григорию Ефимовичу не осталась безнаказанной.
Клеветали на Царского Друга, клеветали и на о. Иоанна Восторгова, обвиняя в блуде, покрытии убийства и разграблении казённых денег.
«Вы знаете, по рассказам ваших смутьянов, усердно распространяемых здесь на моей родине, – обратился 24 августа 1908 г. о. Иоанн к односельчанам (в станице Ново-Александровской Кубанской области), – я будто бы за что-то сослан в Сибирь, совершал преступления, убил жену, бежал даже в Америку. Всё это клевещут за то одно, что я остался верен долгу и присяге Богу, Царю и отечеству…»
«Протоиерей Восторгов, – вспоминал митрополит Евлогий (Георгиевский), –познакомил меня со своей женой. “Вот жена, которую я отравил…” – шутливо сказал он…»
«– Да вот, родной мой, – пытался толковать Григорий Ефимович журналисту, – об отце Восторгове!.. Оправданий никаких не надо, не требуется, конечно… Для чего? Ведь Один Бог – без греха. И несть человек, иже жив будет, и не согрешит…
И о. Восторгов, конечно, как все мы, люди смертные, делал ошибки, но в ошибках своих и прегрешениях он даст отчет перед общим нашим Судьёй, что там, в Небесах. На земле же отец Восторгов вот какой: у него дар, дар от Бога, доподлинный…
Он мудрый, богат разумом, красноречив и может благие дела делать… Вот что, родной…»
В мае 1913 г. о. Иоанн был назначен настоятелем московского Покровского собора на Рву (храма Василия Блаженного), в котором он служил до самых последних дней своей земной жизни.
В 1915 г., в самый разгар Великой войны в этот храм из Белосток
а были привезены мощи святого мученика младенца Гавриила, ритуально закланного талмудистами в 1690 году.


Икона священномученика Иоанна.

С этой почитаемой православными христианами святыней и был связан арест и расстрел о. Иоанна, по доносу своих собратий-священников обвиненного в антисемитской пропаганде.
В 2000 г. на Соборе протоиерей Иоанн Восторгов был прославлен в лике святых.



Продолжение следует.

Новоспасский монастырь. Фото С.М. Прокудина-Горского.


Собеседования в Новоспасском


Другим московским знакомым Г.Е. Распутина был будущий священномученик Макарий (Гневышев, 1858†1918).
Встреча эта состоялась, как полагают, не без содействия о. Иоанна Восторгова.
Будущий Владыка был не менее известным проповедником, миссионером и монархистом-черносотенцем, чем о. Иоанн. Он также был женатым священником, но в 1908 г., овдовев, был пострижен в монашество и назначен настоятелем Высокопетровского монастыря в Москве с возведением в сан архимандрита.
Уже в следующем году его перевели на такую же должность в Новоспасский монастырь. Назначение это означало большое доверие не только со стороны церковных властей, но, прежде всего, Царской власти.



Епископ Макарий (Гневышев).

В обители, напомним, находилась усыпальница бояр Романовых, а архимандрит Макарий пребывал в должности настоятеля вплоть до лета 1914 г., т.е. и во время юбилейных торжеств 300-летия Дома Романовых в 1913 г.
Именно в это время в монастыре происходили встречи Г.Е. Распутина с о. Макарием, причем нередко с участием о. Иоанна Восторгова.
Об этом, имея в виду профессора Московской духовной академии Д.И. Введенского, упоминал в своей дневниковой записи Л.А. Тихомиров (21.1.1914): «Раз, при приезде Распутина в Москву, Введенский лично спрашивал Восторгова, правда ли, что Распутин остановился у Макария (Гневышева) в Новоспасском монастыре? Восторгов ответил, что ничего не знает, а между тем был в Новоспасском, где они втроем – Восторгов, Макарий и Распутин сидели и беседовали о чем-то».
Заметим попутно, что Новоспасский монастырь, даже и впоследствии, уже после переворота, был своего рода местом притяжения для близких Г.Е. Распутину лиц.
Так, после изгнания из епархии, в том числе и за близость Царскому Другу, епископа Екатеринбургского Серафима (Голубятникова) местом пребывания ему была назначена именно эта обитель. Здесь он и принял смерть от большевиков в 1918 г., став первым узником монастыря-тюрьмы.
Настоятелем Новоспасского монастыря в 1919-1922 г. был другой Преосвященный, епископ Саратовский и Царицынский Палладий (Добронравов), уволенный за доброе отношение к Г.Е. Распутину. Он также почил здесь, правда от астмы.
Что касается архимандрита Макария, то 11 июля 1914 г. он был хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии, а 28 января 1917 г. переведен на самостоятельную кафедру, став епископом Орловским и Севским.
Однако пребывание на новом месте продолжалось недолго. Уже 9 апреля 1917 г. «Комитет общественной безопасности Орла заявил, что Макарий (Гневышев), известный “ревнитель старого режима, сподвижник Восторгова и других темных деятелей, вносивших смуту в русскую государственную и церковную жизнь, неуместен и даже опасен в качестве иерарха при новом порядке”, и потребовал удалить его с Орловской кафедры. […]
10 мая съезд духовенства и мiрян принял решение о срочном удалении Макария […] 26 мая Макарий был уволен…»
Сначала Владыку Макария назначили управляющим Спасо-Авраамиевым монастырем Смоленской епархии на правах настоятеля, затем (в августе 1918 г.) – епископом Вяземским, викарием Смоленской епархии.
Своими проникновенными проповедями Преосвященный завоевал любовь верующих. Большевики подсылали к нему убийц, но те поссорились, в результате чего один убил другого.
Тогда епископа решили арестовать, за контрреволюционную деятельность приговорив к расстрелу.



Икона священномученика Макария.

4 сентября Архиерея вместе с другими приговоренными привезли в пустынное место под Смоленском. Владыка горячо молился по четкам за каждого; упавших духом, подходя, благословлял. Убили его последним.
Епископа Макария прославили в лике святых на Архиерейском Соборе 2000 г.



Продолжение следует.

Свято-Данилов монастырь.


Владыка Феодор (Поздеевский) – «ставленник Распутина»


Среди пострадавших после февральского переворота 1917 г., как «ставленник» Г.Е. Распутина, был епископ Волоколамский, викарий Московской епархии Феодор (Поздеевский, 1876†1937).
В 1909-1917 гг. Владыка был ректором Московской Духовной академии. Все студенчество и половина корпорации преподавателей добились удаления епископа Феодора с поста ректора с 1 мая 1917 г.
Современному читателю излишне напоминать о том, что епископ Феодор был широко известен как строгий монах и аскет, знаток святоотеческого богословия и канонического права, пользовался большим уважением среди верующих и архиереев.
Не исключено, что его знакомство с Г.Е. Распутиным произошло в период между 1902 и 1904 гг, когда он был инспектором Казанской Духовной семинарии.



Епископ Феодор (Поздеевский).

Владыка Феодор был известен также своей монархическо-черносотенной деятельностью и борьбой с революционной крамолой.
В 1906 г., когда он был ректором Тамбовской духовной семинарии, в него стрелял один из одурманенных разрушительной пропагандой воспитанников.
В том же году его назначили ректором Московской духовной семинарии, а три года спустя – ректором Московской академии. (Тогда же его хиротонисали и во епископа.)
Он был близок к митрополиту Московскому и Коломенскому Макарию и о. Павлу Флоренскому. Будучи строгим монахом-аскетом и сторонником святоотеческого богословия, он уволил разглагавших на своих лекциях воспитанников духовных школ либеральных преподавателей.
Когда пришло время, те ему отомстили, настояв на увольнении Владыки Феодора с поста ректора после февральского переворота 1917 г.
С 1 мая 1917 г. епископ Феодор был назначен настоятелем Свято-Данилова монастыря в Москве, руководя там деятельностью неофициальной Высшей богословской школы.
По обвинению а антисоветской деятельности он не раз арестовывался и, в конце концов, был расстрелян.



Священномученик и исповедник архиепископ Феодор Волоколамский. Икона Русской Зарубежной Церкви.

Собором Русской Православной Церкви Заграницей 1981 г. был прославлен как священномученик и исповедник.


Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner