?

Log in

No account? Create an account

July 10th, 2015


Григорий Ефимович Распутин. Российский Государственный исторический архив (С.-Петербург).


На пороге новых открытий


В предыдущих наших книгах мы рассказывали о пока что ненайденных киносъёмках Г.Е. Распутина, выполненных на ЕГО родине и в других местах. По всей вероятности, была сделана и запись голоса Григория Ефимовича.
Живший в Петербурге неподалеку от Смоленского кладбища критик А.А. Измайлов, к которому ходили В.В. Розанов и Г.Е. Распутин, был увлечен записями голосов на пластинки.



Александр Александрович Измайлов (1873†1921) – происходил из семьи священника, служившего на Смоленском кладбище. Литературный критик. Окончил С.-Петербургскую Духовную академию. Печатался преимущественно в «левой» печати: «Биржевых ведомостях» (под псевдонимом Смоленский и Аякс), «Русском слове». Поддерживал связи с поэтом Н.А. Клюевым.

Погибли эти записи или нет, неизвестно. Но если собрание А.А. Измайлова уцелело, то на одной из пластинок, возможно, сохранился голос Распутина. Об одной такой пластинке с записью беседы Г.Е. Распутина, рассказывавшего, между прочим, о посещении им Царской Семьи, свидетельствует сохранившийся протокол обыска, прошедший 11 апреля 1915 г. на квартире близкого старцу А.Ф. Филиппова.
Вполне возможно открытие новых снимков Г.Е. Распутина. Развязанная в 1910 г. и далее всё более усиливавшаяся клеветническая кампания против Царского Друга, а затем и разразившаяся революция заставила многих – с целью самосохранения – предать забвению свои связи со ставшим теперь опасным знакомым, уничтожив все следы этого общения.
Не исключено, однако, что кое-что и у нас в России и за границей (у потомков эмигрантов) могло сохраниться.



«Мы то мы, а вы-то то ище луче. Григорий». Фото из книги Арона Симановича, по словам правнучки Григория Ефимовича Лоранс, похитившего ее и другие документы (через свою дочь) у ее бабушки Матрены после выезда последней в эмиграцию.

Большие надежды в этом отношении мы возлагаем на утратившие после революции, гражданской войны и террора своих былых хозяев архивные фонды провинциальной России. Мы верим, что рано или поздно будут выявлены фотографии, на которых Г.Е. Распутин был когда-то запечатлен со светскими и духовными лицами.


Недавняя парижская находка.

Основанием для таких надежд являются некоторые известные нам факты.
В доме Г.Е. Распутина, по свидетельству очевидцев, было множество фотографий. Журналист А.И. Сенин в 1907 г. видел там, по его словам, «массу фотографических снимков, на которых фигурирует сам Григорий Ефимович. Вот он среди профессоров и студентов Петербургской Духовной академии; среди игуменов, архиереев и архимандритов. […]
И не как-нибудь снят Григорий Ефимович, а всюду и везде – центральная фигура: серый, невзрачный, с большим носом, с глубоко сидящими безцветными глазами, грубый сибирский мужик в одной русской рубахе или в синем деревенском кафтане.
А на письменном столе, на самом видном месте, большой портрет Иоанна Кронштадтского, за ним высокопоставленных лиц, архиерея Сергия, Гермогена, Антония Волынского и мн. др. […] Круг знакомства между высшими духовными и светскими лицами у Распутина оказался громадный».
Такое впечатление вынесли и осматривавшие в том же году покровский дом работники Тобольской духовной консистории: «…Все комнаты увешаны иконами и картинами религиозного содержания […], по столам и стенам – масса карточек; на некоторых Распутин-Новый снят с Великими Князьями и другими светскими и духовными особами».
В консисторском деле сохранилось описание некоторых подобных снимков. Так, настоятель покровской церкви о. Петр Остроумов вспоминал, что еще в 1905 г. Г.Е. Распутин показывал ему «карточки фотографические, на которых он снят с разными епископами, монахами и студентами С.-Петербургской академии».
На почётном месте в доме Григория Ефимовича хранилась фотография, на которой хозяин был снят с известным старцем Гавриилом (Зыряновым). Покровский священник Феодор Чемагин вспоминал, что ещё в 1905 г. Григорий Ефимович «рассказывал, что бывал во многих монастырях России и ведёт знакомство со схиархимандритом Гавриилом Седмиезерной Казанской пустыни и показывал карточку, на которой он снят с ним».
Тот же о. Феодор свидетельствовал, что Г.Е. Распутин был близко знаком с епископом Бийским Иннокентием (Соколовым, 1846†1937), ближайшим сотрудником Святителя Макария (Парвицкого), и даже был запечатлён вместе с Владыкой на фотографии.



Архиепископ Бийский и Алтайский Иннокентий (Соколов).

Помянутый нами журналист А.И. Сенин видел в покровском доме фотографии Григория Ефимовича с петербургским священником Романом Медведем.


Священник Роман Иванович Медведь (1874†1937).


Анна Николаевна Медведь.

К делу были приобщены ряд снимков. В описи числились фото Г.Е. Распутина и его последователей, а также карточки Григория Ефимовича «со старцами». Все они после революции исчезли.
Сохранилось описание лишь некоторых находившихся когда-то в деле снимков: «На обороте первой фотографии, изображающей самого Распутина, сделана чьею-то рукою такая надпись: “28 мая 1906 г. в 8 час. 45 мин. утра на прист. Товар. г. Тоб Бол. От кр[естьяни]на села Покровского, Григория Евфимова Распутина”; это – “петербургская” фотография; на обороте второй, изображающей того же “Распутина” вместе с тремя его спутниками: Ил. Арсеновым [Араповым], Ник. Распутиным и Ник. Распоповым, – надпись (карандашом) передаёт эту карточку “на молитвенное воспоминание” “батюшке о. Феодору и матушке Граше” [ Покровскому священнику Феодору Афанасьевичу Чемагину и его матушке Глафире Николаевне. – С.Ф.]; также говорится о том, что, “хотя мы у неверующих в позоре, а” (но) (у) “верующих – в славе” и высказывается пожелание “нам и вам достигнуть единокупно вышняго Сиона”; на обороте третьей карточки надпись: “снимался в Екатеринбурге лет 8 назад”».



Священник Феодор Афанасьевич Чемагин (1878†1959) в кругу семьи.

Фотографии из дома Г.Е. Распутина погибли вместе со своими обитателями, снимки из дела утрачены, но скорее всего не уничтожены, а выкрадены. Вполне вероятна также находка снимков, принадлежавших лицам, снимавшимся когда-то с Григорием Ефимовичем.
Немало проблем существует и с уже известными снимками Г.Е. Распутина. Мы пока даже не знаем, сколько именно их дошло до нас. Насущной задачей является также их атрибуция: определение времени создания, места и обстоятельств, в которых проходила съемка, установление лиц, с которыми был снят Григорий Ефимович и, наконец, определение имени фотографа.
Между тем, даже труды солидных, вроде бы, авторов, специально пишущих о Григории Ефимовиче, полны грубых ошибок. Ярким примером может служить книга доцента С.-Петербургского университета, кандидат исторических наук А.В. Терещука «Григорий Распутин. Последний “старец” Империи», вышедшая в 2006 г издательстве «Вита Нова», специализирующегося «на выпуске малотиражных коллекционных изданий».
По словам издателей, печатающиеся ими книги – это «сочетание академической подготовки текстов с лучшими традициями книгопечатания». Однако, вопреки этим заявлениям, смелость датировки в этой книге снимков Г.Е. Распутина не соответствует не только историческим фактам, но даже самой элементарной человеческой логике.



Фото Г.Е. Распутина с дарственной надписью неизвестной духовной дочери: «О дорогусинька излеваю от серца моево во благо поскорея помощь друг друга. Григорий». Государственный архив Российской Федерации.

Грешат этим даже наиболее авторитетные архивы, на которые, казалось бы, можно было бы положиться. Тот же каталог Центрального Государственного архива кинофотофонодокументов в Петербурге, специализация которого позволяла надеяться на получение хоть какой-то достоверной информации, как выяснилось, увы, не может служить опорой.
Между тем, интерес к личности Г.Е. Распутина, выражающийся, в частности, во всё увеличивающемся потоке книг и других публикаций о Царском Друге, делает эту проблему насущной. В нашем альбоме мы попытаемся ответить на некоторые вопросы, по возможности ликвидировав ряд белых пятен.



Продолжение следует.

Снимок Г.Е. Распутина, выполненный в фотоателье К.К. Буллы на Невском проспекте, д. 54. Российский Государственный архив кинофотодокументов (г. Красногорск Московской области).


В ателье славного петербургского фотографа Карла Буллы


Снимали Г.Е. Распутина в фотоателье различных городов Российской Империи. Благодаря работам многих мастеров (малоизвестных, ныне забытых и тех, чьи имена до сих пор на слуху) мы и можем судить сегодня об облике Г.Е. Распутина.
Одним из тех, кто снимал старца, был прославленный фотограф Карл Карлович Булла (1855–1929).



К.К. Булла.

Уроженец Пруссии, он 10-летним мальчиком с родителями приехал в Петербург. Начинал он посыльным в фирме, торговавшей фотопринадлежностями, а уже в 1875 г. молодой труженик открыл свое первое фотоателье.
На следующий год Карл Карлович принял присягу подданного Российской Империи.
В 1896 г. он получил звание фотографа Министерства Императорского Двора и специальный знак «фотограф Санкт-Петербурга». В 1904 г. К.К. Булла впервые снял Государя.
С 1897 г. снимки мастера стали печататься в массовом популярном журнале «Нива». Он становится отцом российского фоторепортажа и фотожурналистики. Однако интерес к павильонной съемке Карл Карлович пронес через всю свою жизнь.
Многим петербуржцам были памятны его ателье на Екатерининском канале (д. 66), и на Невском проспекте (сначала в д. 110, а затем в д. 48, в здании Пассажа).
В 1908 г. К.К. Булла купил помещение на том же Невском в доме № 54. Оно было оборудовано по последнему слову техники, считалось наиболее респектабельным и пользовалось большой популярностью.



Семейство К.К. Буллы. 1916 г.

Сняться у «знаменитого Буллы» почиталось весьма престижным. И это не была лишь дань моде. Фотопортреты его производства отличаются удивительными для того времени естественностью и непринужденностью.
Виной тому было не только мастерство, но и потрясающая контактность мастера. Он мог расположить к себе любого человека, разговорить завзятых молчунов.
Ателье К.К. Буллы было переполнено заказами. Годовой доход фирмы исчислялся в 250 тысяч рублей. Наследие его также впечатляюще: около 230 тысяч негативов.
Фотографии Буллы на знаменитых коричневатых паспарту с золотым тиснение хорошо известны любому историку.
Пожалуй, самой известной фотографией Г.Е. Распутина является всё же его совместный снимок с офицерами князем М.С. Путятиным (1861†1938) и Д.Н. Ломаном (1868†1918).




Она публиковалась и в советских изданиях, и в известной книге Рене Фюлопа-Миллера, вышедшей в 1927 г. в Лейпциге, и в изданиях русской эмиграции.
Снимок, как правило, датируется 1904-1905 гг., реже 1910 г., авторство приписывается фотоателье К.К. Буллы. (Такие сведения, в частности, сообщатся в каталоге Центрального Государственного архива кинофотофонодокументов в С.-Петербурге.)
Князь М.С. Путятин во время съемки полковник (с 1904), состоял штаб-офицером (с 1900) для поручений при управлении Гофмаршальской части Министерства Императорского Двора. Д.Н. Ломан запечатлен на снимке капитаном (с 1902). В 1905 г. он был переведен в Царское Село в состав Сводно-Гвардейского батальона.
Что касается самой фотографии, то недавно была предпринята достойная упоминания попытка уточнить время появления снимка. На основе изучения особенностей военной формы и наград автор статьи пришел к выводу: «День, когда был сделана фотография, можно с большей долей вероятности отнести к довольно короткому периоду между 1 ноября 1907 и 8 апреля 1908 гг.» (Kalimera. Я возвращаю ваш портрет).



Оборот знаменитого паспарту К. Буллы.

Далее, однако, слабая информированность автора в области биографии Г.Е. Распутина приводит его к тотально-нигилистической оценке вообще всех источников, связанных со старцем.
Так, автор приводит свидетельство журналиста из политических ссыльных А.И. Сенина, побывавшего в Покровском у Григория Ефимовича: «…Стены оклеены обоями, в углу большие иконы с лампадками, превосходной работы в золоченных рамах портреты высокопоставленных особ (личные подарки, по уверению Распутина) […] Вот он в обнимку с О.В. Л[охтиной], со священником пересыльной тюрьмы Медведем. Вот сидит Григорий на стуле, а сзади его почтительно стоят два блестящих придворных генерала: Путятин и Ломан».



Нижняя часть паспарту К.К. Буллы периода Великой войны.

Однако, по словам самого журналиста, посетил он Г.Е. Распутина в конце февраля 1907 г., на масленице, когда, согласно тщательно проведенной атрибуции лиц на фотографии, этого снимка не могло существовать.
Таким образом, противоречие это мнимое.
Приведенная цитата происходит из статьи 1912 года. Сенин же, как было установлено нами, начиная с 1908 г., состоял в переписке не только с лидером своей партии П.Н. Милюковым, но и с некоторыми местными покровскими священниками, подробно сообщавшими ему все новости о Григории Ефимовиче.





Могила П.Н. Милюкова парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Фото Шалико Чиковани.

Далее о возможном пребывании Г.Е. Распутина в Петербурге во время предполагаемой съемки.
Несмотря на слабую пока что изученность его биографии (особенно раннего периода), даже согласно составленной нами краткой хронологии, известно, например, что супруга Григория Ефимовича П.Ф. Распутина приезжала в столицу в ноябре 1907 г. повидаться с мужем.
В конце января 1908 г. Г.Е. Распутин действительно был у себя на родине, но потом уезжал в Петербург, из которого вернулся в Покровское в конце апреля, на Пасху.
Так что съемка в петербургском фотоателье К.К. Буллы в указанные сроки была вполне вероятна.


Продолжение следует.



«Ей Богу, он далеко пойдет»


Остается рассказать о дальнейшей судьбе запечатленных на фотографии офицеров.
В 1911 г. князь М.С. Путятин был произведен в генерал-майоры и занял должность начальника Царскосельского Дворцового управления (1911). В 1913 г. он редактировал «Летописный и лицевой изборник Дома Романовых» (1913). После 1917 г. Михаил Сергеевич находился эмиграции во Франции, скончав свои дни в 1938 г. в Русском доме под Парижем. Похоронен в Кламаре.



Князь М.С. Путятин.

Начиная с 1901 г. Дмитрий Николаевич Ломан состоял ктитором временной полковой церкви и членом комитета по постройке храма для Собственного ЕИВ Сводного пехотного полка, освященного в честь Преподобного Серафима Саровского.
Одновременно он входил в состав Строительного комитета по возведению Феодоровского Государева Собора, старостой которого после его освящения в 1912 г. он стал.
Д.С. Ломан был известен как почитатель о. Иоанна Кронштадтского, которого не раз посещал вместе со всей семьей. Он был доверенным лицом Государыни и другом Г.Е. Распутина.



Полковник Д.Н. Ломан.

В годы Великой войны полковник (с 1913) Д.Н. Ломан, состоявший к тому времени штаб-офицером для поручений при Дворцовом коменданте, был начальником Царскосельского лазарета № 17 и уполномоченным по военно-санитарному поезду Государыни.
Именно к нему осенью 1915 г. обратился Г.Е. Распутин, хлопоча за поэтов С.А. Есенина и Н.А. Клюева:
«Милой, дорогой, присылаю к тебе двух парешков. Будь отцом родным, обогрей. Робяты славные, особливо этот белобрысый. Ей Богу, он далеко пойдет».



Сергей Есенин и Николай Клюев. Петроград. Сентябрь-октябрь 1916 г.

Эту, как всегда недатированную, записку обнаружил в начале 1930-х искусствовед А.М. Кучумов, разбирая архив Екатерининского Дворца, погибший во время Великой Отечественной войны.
На службу санитаром в Царскосельский Ея Императорского Величества Александры Феодоровны военно-санитарный поезд № 143, С.А. Есенин (1896†1925), с соизволения Государыни, был назначен 11 февраля 1916 г.



Одна из палат лазарета в Царском Селе, где служил санитаром С.А. Есенин.

В Царское Село поэт прибыл 20 апреля. Позднее в поэме «Песнь о Великой Матери» (1929–1934) Н.А. Клюев писал об этом так:

Капралы орут: «Становись, мужики!
Идет благородие с правой руки...
Ась, два! Ась, два!»
Эх, ты родина – ковыль-трава!..
– «Какой губернии, братцы?»
– «Русские, боярин, лопарцы!..»
– «Взгляните, полковник, – королевич Бова!»
– «Типы с картины Сурикова...»
– «Назначаю вас в Царское Село,
В Феодоровский собор, на правое крыло!
Тебя и вот этого парю!..
Наверно, понравитесь Государю.
Он любит пажитный... стебель.
Распорядись доставкой, фельдфебель!»



Санитар Сергей Есенин (третий справа в первом ряду) среди персонала Царскосельского лазарета № 17 для раненых воинов. Июль-август 1916 г.

Позднее С.А. Есенин рассказывал, что бывал на квартире у Григория Ефимовича на Гороховой, передавал обрывки разговоров: «Ты из Рязани, я – сибирский… Не проведет Рязань Сибирь…»
«…О встрече своей с Распутиным, – удивлялись собеседники поэта, – он рассказывал в 1922, шесть лет после смерти Распутина, пять лет после того, как самое имя Распутина потеряло какую бы то ни было значительность».
В том же Царском Селе, правда в другом лазарете, служил санитаром сын Г.Е. Распутина Дмитрий.
Одна из сестер милосердия лазарета Царицы вспоминала, что С.А. Есенин был одним из шести ее знакомых, которые «за несколько дней знали […] что убьют Распутина».
По странному стечению обстоятельств, в 1925 г. Сергей Александрович женился на С.А. Толстой (1900†1957). Софья Андреевна была не только внучкой великого писателя, но и супругой (с 1921 г.) одного из убийц Царского Друга – поручика С.М. Сухотина.

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/24596.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/24974.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/25105.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/25347.html



Портрет С.А. Есенина, выполненный цветными карандашами его сослуживцем, санитаром Павлом Семеновичем Наумовым (1884†1942), живописцем и графиком. Дарственная надпись: «П. Наумов. На память любимому Сереженьке. 916 г. 22 ноября. Ц.С.». ИМЛИ.

Во время самого убийства старца С.А. Есенин находился в Царском Селе.
Один из знакомых поэта, описывая посещение им в июле 1924 г. Царского Села, свидетельствовал: «…Он знал и о захоронении Распутин в Александровском парке. По его словам, “Царица Александра хоронила его где-то в Царском Селе”».
Что касается полковника Д.Н. Ломана, знакомого Г.Е. Распутина и опекуна С.А. Есенина, то он был убит в 1918 г. в Петрограде во время красного террора.



Продолжение следует.


«И на груди молодецкой крест просиял золотой»


Фотография, открывающая этот пост, безусловно, сделана в том же ателье К.К. Буллы.
Не только облик самого Григория Ефимовича, но даже и само кресло, на котором он сидит, идентичные предыдущей фотографии его с офицерами, выполненной, как уже говорилось, между 1 ноябрем 1907 г и 8 апреля 1908 г.
А вот с атрибуцией второго, также широко известного, снимка всё обстоит не так просто.




Однако вначале обратим внимание на одну деталь, характерную для снимков Г.Е. Распутина, сделанных в этот период в ателье К.К. Буллы.
Мы имеем в виду шнурок на шее, уходящий в карман подрясника.
Что это? Часы? Но почему на шнурке, а не на цепочке?
Кстати говоря, эта деталь на других снимках Григория Ефимовича больше ни разу не встречается.
Ни в одних воспоминаниях или газетной статье не упоминается, что у него вообще когда-либо были карманные часы.
Настенные имелись и в деревенском доме, и в петербургской квартире, а вот о карманных нет ни одного свидетельства.
Зато не раз писали о Царском подарке – золотом наперсном кресте.
О нем в известном своем стихотворении «Мужик» (1918) писал Н.С. Гумилев:


И на груди молодецкой
Крест просиял золотой.



Николай Гумилев. 1915 г.

О нем упоминалось также и в одном из документов дела Тобольской духовной консистории по обвинению Г.Е. Распутина в мнимом хлыстовстве (май 1908): «Распутин надевает полумонашеский чёрный подрясник и золотой наперсный крест».
Писали об этом и в газетах: «Во время […] беседы поддёвка блаженного распахнулась, и из-под неё мелькнул массивный золотой крест. Мы попросили дать нам посмотреть этот крест. После минутного колебания блаженный согласился. Крест большой, около 2 ½ дюймов длины. На лицевой стороне – распятие, на оборотной надпись: “Спаси и сохрани”».
В газетах сообщалось, что настоятель Покровской церкви о. Петр Остроумов потребовал от Григория, чтобы тот не являлся на клирос в своем золотом кресте, который Григорий имел обыкновение надевать на шею поверх своего синего кафтана. Григорий повиновался».
Единственное, что опять-таки смущает: на фото явно не цепочка, а шнурок. Но и часы на веревочке – это, согласитесь тоже как-то «не убеждает».
И все же в «Записке о Верховной власти», написанной для ЧСК Временного правительства в 1917 г., А.Д. Протопопов, возглавлявший после убийства Г.Е. Распутина поиски его тела, подтверждал, что тот носил на шее крест «на золотой цепи».



Министр внутренних дел Российской Империи А.Д. Протопопов.

Наши сомнения рассеяло свидетельство иеромонаха Вениамина (Федченкова), будущего митрополита, в брошюре 1911 г. недвусмысленно писавшего о «трезвеннике» А.И. Чурикове и «хлысте» (под которым он разумел Г.Е. Распутина):
«…На груди крест серебряный, похожий на иерейский, только не на цепочке, а на шелковой ленте. Вид его мне сразу напомнил и московских братцев и бывшего лично мне известным хлыста».
Таким образом, и меньший размер креста, и шелковая лента или шнурок вместо цепочки должны были подчеркивать неиерейский характер этого символа. Золотая цепочка к кресту у Г.Е. Распутина появилась, видимо, позднее, когда он стал носить свой крест уже на груди под рубахой.
В своих опубликованных в 1943 г. за границей воспоминаниях расстрига Илиодор упоминает еще одну важную подробность – «особый шелковый карманчик», в котором Григорий Ефимович хранил «золотой крест длиною с указательный палец, с инициалами Царя Николая и Царицы Александры, полученный им лично от Царей».
А на наших фото, похоже, как раз и виден этот карманчик.




После гибели Григория Ефимовича дорогая реликвия находилась в Царской Семье.
В предреволюционных письмах Царицы Государю крест упоминался не раз.
(23.2.1917): «Надевай же крестик иногда, если будут предстоять трудные решения, – он поможет Тебе».
(2.3.1917): «Носи Его крест, если даже и неудобно, ради Моего спокойствия».
В годовщину убиения Григория Ефимовича, 17 декабря 1917 г. Государыня писала А.А. Вырубовой из Тобольска:
«…Крест Его [Г.Е. Распутина] был у Нас и во время всенощной лежал на столе)».



Окончание следует.

Фото Г.Е. Распутина на паспарту фотоателье «К.Е. фон Ган и Ко». ГАРФ.


Фотограф Его Величества фон Ган


Фотографию Г.Е. Распутина в рост с левой рукой на груди, опубликованную нами в предыдущем посту, чаще всего считают, выполненной в ателье К.К. Буллы в Петербурге.
Каталог Центрального Государственного архива кинофотофонодокументов в Петербурге датирует ее 1910-1916 гг., а архивисты Библиотеки Йельского университете (США) считают, что сделана она была «около 1910 г.».
Мало бы кому в голову пришло сомневаться в подобной атрибуции, однако недавно архимандрит Тихон (Затёкин) выявил и опубликовал хранящуюся в Государственном архиве Российской Федерации фотографию на оригинальном паспарту, свидетельствующую о том, что она была сделана в другом известном в то время фотоателье «К.Е. фон Ган и Ко».
Владельцем его был Александр Карлович Ягельский, приехавший в Царское Село из Варшавы.



А.К. Ягельский.

Открытая в 1891 г. фотография располагалась на улице Широкой, в доме Бернаскони, близ вокзала.
В 1899 г. заведение получило звание Поставщика Двора Его Императорского Величества.
16 апреля 1911 г., по случаю 20-летней службы при Высочайшем Дворе, А.К. Ягельскому было пожаловано звание «Фотографа Его Величества».
Александр Карлович не раз удостаивался личных благодарностей Императора и Императрицы. В его фотоателье была выполнена большая часть фотографий, запечатлевших жизнь Царской Семьи. Только в 1910 г. там было изготовлено до двух тысяч снимков.



Оборот фирменного паспарту ателье А.К. Ягельского.

Скончался А.К. Ягельский в июле 1916 г. в своем доме в Вырице. 1 августа его отпели в Царскосельском католическом костеле. Похоронили на Казанском кладбище.
Учитывая специализацию и местоположение фотоателье «К.Е. фон Ган и Ко», было бы странным, если бы Г.Е. Распутин, часто бывавший в Царском Селе, ни разу там не сфотографировался.
Однако при этом следует учитывать и некоторые особенности работы фотографов того времени.
Так, в рекламном объявлении петербургского заведения К.К. Буллы читаем: «В павильоне производятся портреты и группы с натуры. Увеличение портретов с визитных или кабинетных карт, в какой угодно форме. Переснятие копий визитных или кабинетных карточек, картин, гравюр, рисунков».
Таким образом, нельзя принимать то или иное паспарту за абсолютное свидетельство принадлежности снимка тому или иному мастеру. Ведь существовала практика передачи негатива из одного ателье другому, не говоря о пересъемке.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner