?

Log in

No account? Create an account

May 15th, 2015



Накануне ухода


Не узнали ангела в путнике убогом –
Бедному изгнаннику рай отверз врата.
Скорби и гонения – это дружба с Богом,
А любовь – несение креста.

Геннадий ПОНОМАРЕВ



Мы помещаем здесь снимки Г.Е. Распутина, сделанные в течение трех последних лет его жизни.
Первая из фотографий, как мы уже отмечали в одном из прошлых наших постов, была сделана в период с октября 1913 г. по февраль 1914 г., когда Григорий Ефимович жил в доме на Английском проспекте:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/40626.html




Выдвинутые в последние время некоторыми авторами предположения о подложности этой фотографии, не имеют под собой никаких оснований. Как известно, он был Собственноручно вклеен Государыней в один из Ее альбомов.



Есть и другие снимки, сделанные в это время.
Один из них – фото Григория Ефимовича, выполненное предположительно в 1915 г., находящееся ныне в собрании В.Л. и М.Ю. Смирновых в Тюмени.




Другая фотография, сделанная, вероятно, в те же последние годы, пока что никак не атрибутирована.




Продолжение следует.

«Памятник петербургскому фотографу» работы скульптора Б.А. Петрова, открытый 25 января на Малой Садовой улице. Рядом на Невском проспекте, в доме № 54 находилось знаменитое фотоателье Карла Буллы.

Среди безчисленных Оцупов

На фоне Пушкина снимается семейство.
Фотограф щелкает, и птичка вылетает.

Булат ОКУДЖАВА.

Вполне возможно, что некоторые из приведенных нами в предыдущем посте последних снимков Г.Е. Распутина, сделаны фоторепортером Михаилом Авдеевичем Оцупом (1887–1959), происходившим из плодовитого сефардского еврейского рода из Испании, представители которого перебрались в Царствование Петра Великого, через Голландию, в Россию.


Михаил Авдеевич Оцуп.

Обосновавшись здесь, семейство занялось привычным делом – торговлей. В середине 1870-х два сына одного из гешефтмахеров подались из Пскова в столичную губернию. Старший Авдей осел в Царском Селе, младший Абель/Адольф – в Кронштадте.
Сыновья Авдея Марковича/Мордуховича Оцупа и Елизаветы Семеновны/Рахили Соломоновны (в девичестве Зандлер) осчастливили русскую словесность. Старший Александр (1882–1948) числится «прозаиком и поэтом», средний Николая (1894–1958) – «поэтом и переводчиком», младший Георгий (1897–1963) – просто «поэтом».
Семья другого брата Абеля/Адольфа и Хаи Оцупов дала фотографов.
Наиболее известным из них до революции был, несомненно, Александр Адольфович/Ханкель Абелевич Оцуп (1870–1920).
Фотография его размещалась на углу Литейного и Бассейной (№ 2/36, кв. 2).




С 1911 г. А.А. Оцуп – поставщик Высочайшего Двора и Великих Князей Андрея и Бориса Владимiровичей, а также Великих Княгинь Елены Владимiровны (с 1903) и Марии Павловны (с 1909), фотограф Учреждений Императрицы Марии Феодоровны. В течение более чем двух десятков лет он обслуживал войска Императорской Гвардии.
С 1904 г. Александр Адольфович – потомственный почетный гражданин. Впоследствии был удостоен Высочайших наград и благодарностей Императорского Двора.
При этом от еврейства он не отставал, заключив в 1897 г. брак в петербургской хоральной синагоге с Розалией Брахман.



Снимок Цесаревича Алексия Николаевича на оригинальном паспарту фотомастерской Александра Адольфовича Оцупа.

Другой брат, Иосиф Адольфович Оцуп (1875–1934), с 1904 г. сотрудничал в знаменитом ателье К.К. Буллы в Пассаже, а затем в собственной мастерской на Литейном проспекте (дом 41). Он снимал особ Императорского Двора, известных политических деятелей и людей искусства. Фотографии его часто публиковались в газетах и журналах.
Наиболее известен третий из братьев – Петр Адольфович Оцуп (1883–1963). Работал он в фотоателье на Николаевской улице (ныне Марата, дом 70). Будучи мастером фоторепортажа, за полвека на почти что 40 тысячах снимков он зафиксировал крупнейшие исторические события: русско-японскую войну 1904-1905 гг., революции 1905-1907 и 1917 гг., первую мiровую войну.



Петр Оцуп. На охране Смольного. Петроград, октябрь 1917 г.

После октябрьского переворота 1917 г. он снимал красногвардейцев у Смольного, Ленина на трибуне, став, в конце концов, официальном фотографом партии большевиков.


Петр Оцуп. Отряд красногвардейцев у Смольного перед отправкой на выполнение боевого задания. 1917 г.

Наряду с аптекарями, ювелирами, гинекологами, адвокатами, часовщиками, дантистами и журналистами, профессия фотографа была давно облюбована евреями.
Вспомним того же цареубийцу Янкеля Юровского (1878–1938), внука раввина из Полтавской губернии Ицки и сына сосланного в Сибирь за кражу уголовника Хаима.




В 1912 г. он открыл в Екатеринбурге фотоателье. Товарищ Юровского по партии позднее вспоминал: «Фотографируя знатных людей, он оставлял себе негативы с точными данными о них. Когда он стал председателем ЧК, вся коллекция фотографий находилась у него на столе в доме советов. Когда революционным трибуналом производились аресты, по приказанию Мебиуса (начальника революционного штаба – С.Ф.), Юровский приносил свою коллекцию, откуда черпались сведения о многих арестованных».
Уникальную фотокартотеку на политических деятелей Королевской Югославии собрал соплеменник Юровского – также промышлявшей фотографией Моше Пьяде (1890–1957). Этот будущий автор конституции СФРЮ, соратник Тито (псевдоним, расшифровывающийся по первым буквам, как «Тайная интернациональная террористическая организация»), происходил, как и Оцупы, из семьи евреев-сефардов. Свой архив впоследствии он также широко использовал для репрессий.



Тито и Пьяде. Ноябрь 1943 г. Digital Library of Slovenia.

Согласно версиям некоторых исследователей, Юровский перед убийством расставил Царственных Мучеников в подвале Ипатьевского дома якобы для проведения там фотосъемки…



У расстрельной стены затем разрешалось фотографироваться в виде своего рода поощрения заслуженным коммунистам.
Этим правом воспользовались, в частности, приезжавшие в 1928 г. в Екатеринбург из Москвы депутаты VI конгресса Коминтерна.





Продолжение следует.

Николаевская мужская гимназия в Царском Селе. Улица Набережная, 12 (ныне Малая, 66).

Царскосельская оранжерея для еврейских отроков


«Иудеи – это уж такой народ, что или их вовсе нет, или от них деваться некуда».
С.П. БЕЛЕЦКИЙ.


Интересующий нас в связи с Г.Е. Распутиным Михаил Оцуп происходил, как мы уже писали, из семьи Авдеевичей.
Шестеро из них окончили Николаевскую мужскую гимназию в Царском Селе: четверо с золотой, двое с серебряной медалями.
«Золотые медали, – хвастливо писал их соплеменник Э. Голлебрбах, – срывали один за другим безконечные Оцупы».
Это к вопросу о пресловутых «гонениях на евреев» и «процентной норме», о которых всем нам прожужжали уши. Но, как видите, факты не таковы.



Выпуск Царскосельской Николаевской гимназии 1905 г. Второй слева стоит, заложив руку за борт шинели, Михаил Оцуп.

Евреев в Царском Селе проживало сравнительно немного (хотя тенденция к росту их числа также не подлежит никакому сомнению): в 1864 г. – 18 человек, в 1910 г. – уже 236:
http://www.proza.ru/2010/12/19/1199
Однако в гимназии концентрация их была весьма заметной.


Здание Николаевской гимназии. Современный снимок.

Вот некоторые наиболее заметные имена из выпускников:
Дипломат Григорий Абрамович Виленкин (1882, серебряная медаль).
Лидер и идеолог меньшевизма Юлий Осипович Цедербаум/Мартов (1891).
Журналист и юрист Аркадий Вениаминович Руманов (1896, золотая медаль).
Финансист Михаил Ипполитович Вавельберг (1899).
Юрист, офицер, еврейский активист Александр Абрамович Виленкин (1901, серебряная медаль).
Но были еще и братья Оцупы: Александр (в 1900), Сергей (в 1908), Павел (в 1910) и Николай (в 1913) получили золотые медали. Михаил (в 1905) и Георгий (в 1916) – серебряные.
См. о них на сайте К.И. Финкельштейна:

http://kfinkelshteyn.narod.ru/Tzarskoye_Selo/Uch_zav/Nik_Gimn/NG_Tserkov.htm
Подробнее о представителях этой семьи можно узнать также из книги Рудольфа Оцупа «Оцупы – моя семья. Генеалогическое исследование» (Тель-Авив. 2007).


Актовый зал гимназии. Дореволюционное фото.

Рядом с этим кагалом учились весьма полезные для евреев лично и важные для их общего дела люди: сыновья свитских генералов и лейб-медиков, в том числе сын Е.С. Боткина, состоявшего председателем родительского комитета гимназии, – Глеб.
В 1913-1916 гг. здесь учился сын другого придворного врача – Николай Владимiрович Деревенко (1906 † после 2003), личный друг Цесаревича Алексия Николаевича, единственный ученик Николаевской гимназии, перешагнувший рубеж XXI столетия.



Цесаревич Алексий Николаевич с Николаем Деревенко на Императорской яхте «Штандарт».


Цесаревич Алексей Николаевич с Колей Деревенко помогают взобраться на стену ледяной крепости Великой Княжне Анастасии Николаевне. Внизу им помогают Государь Николай II и Великая Княжна Ольга Николаевна. Царское Село.


Николай Владимiрович Деревенко. Фото В.В. Седалова. Бразилия. 2003 г.

Один из Авдеевичей, Михаил Оцуп, выбился все же из дружного семейного промысла «русских литераторов», став – под псевдонимом «Снарский» – широко известным репортером и фотокорреспондентом.
В этом помог ему друг семьи, известный журналист Аркадий Вениаминович Руманов (1878–1960). Он был тоже золотым медалистом Царскосельской гимназии, а происходил из Ковенской губернии. Настоящее его имя было Абрам-Исаак Бениаминович.



А.В. Руманов в период обучения в Николаевской гимназии.

Начинал Руманов в 1906 г. в «Биржевых ведомостях», а затем в течение 10 лет возглавлял петербургское отделение «Русского слова», считаясь «правой рукой» И.Д. Сытина. Влиятельность его, однако, определялась его близостью к С.Ю. Витте, чьи интересы он активно лоббировал в российской прессе.
Еврейские связи Руманова прослеживаются до конца его дней. Будучи уже в эмиграции, после второй мiровой войны он был представителем по еврейским делам во Франции вдовы американского президента Анны Элеоноры Рузвельт, активной сторонницы Крымского еврейского проекта.



Элеонора Рузвельт. «Первая леди Америки» без грима и прикрас.


А вот ее облагороженный образ в российском фильме Сергея Мокрицкого «Битва за Севастополь» (2015) в исполнении английской актрисы Джоан Блэкхем. Как говорится, небо и земля.

Именно этот влиятельный человек (А.В. Руманов) и рекомендовал Михаила Оцупа в редакциях солидных в то время газет: «Новое время», «Биржевые ведомости», «Вечернее время» и «Русское слово».

Продолжение следует.

Дом А.Н. Штальмана («доходный дом Мусиных-Пушкиных») в Казачьем переулке, в котором в 1916 г. поселился Михаил Оцуп/Снарский. Здание было построено по проекту архитектора И.Ю. Мошнского в 1906-1907 гг. Слева – собор Введения во Храм Пресвятой Богородицы, ныне не существующий. Фото К.К. Буллы. 1910-е годы.

Несостоявшийся убийца

Быстро превратившегося (благодаря своей природной пронырливости) в популярного городского хроникера, Михаила Оцупа/Снарского подсунули, как только представилась такая возможность, Г.Е. Распутину. Способствовал этому всё тот же друг семьи А.В. Руманов, сам давно установивший контакты со старцем.


Портрет А.В. Руманова работы Зинаиды Серебряковой.

Однако решающую роль сыграл при этом всё же другой известный журналист А.Ф. Филиппов (1870–1950-е гг.). Происходивший из семьи-еврея-кантониста, Алексей Фролович был весьма близок Г.Е. Распутину. Будучи хозяином банкирского дома «А.И. Зейдман и Ко», он принимал даже участие в издании книги старца «Мои мысли и размышления». После 1917 г. А.Ф. Филиппов был сотрудником ВЧК, женился на родственнице Дзержинского, участвовал в создании советской военной разведки.


Алексей Фролович Филиппов.

Дав сначала поработать для себя (фотографировать Г.Е. Распутина оказалось делом весьма прибыльным: снимки шли нарасхват и в газетах, и среди обывателей), Михаила Оцупа-Снарского вскоре пристегнули к общему делу.
Через еще одного журналиста и одновременно сотрудника Охранного отделения, также еврея, И.Ф. Манасевича-Мануйлова (1869–1918) участвовавшие в заговоре министр внутренних дел А.Н. Хвостов и директор Департамента полиции С.П. Белецкий планировали использовать Снарского в качестве подсадной утки для того, чтобы, заманив Г.Е. Распутина в квартиру фоторепортера, избить (а, может, и убить?) «под видом мести мужа за поруганную честь жены».



Министр внутренних дел А.Н. Хвостов (в центре) у Курского вокзала в Москве.


И.Ф. Манасевич-Мануйлов за обеденным столом во время банкета.

С увольнением высокопоставленных провокаторов (министра и директора Департамента полиции) цепочка, однако, не распалась, что лишний раз доказывало, что дело это было выдумано вовсе не в министерских кабинетах. Остававшиеся в тени злоумышленники не отказались от своих планов убить Царского Друга.
В 1916 г. Снарский поселился поблизости от дома Г.Е. Распутина – в доме № 13 по Казачьему переулку (угол Загородного проспекта, 45).



Современный снимок дома, в котором снимал квартиру Михаил Оцуп/Снарский. На следующих фотографиях детали внешнего декора дома и вход в парадное.









К тому времени Михаил Оцуп давно был знаком с одним из будущих убийц старца – князем Ф.Ф. Юсуповым. Встреча их произошла на одном из петербургских кортов во время игры в лаун-теннис.
А.В. Руманов также каким-то образом имел касательство к этому антираспутинскому заговору. В конце 1920-х – начале 1930-х гг. он был статс-секретарем Великого Князя Александра Михайловича, осуществлявшего в декабре 1916 г. координацию Великокняжеской части заговора, а также прикрытие своего зятя – князя Ф.Ф. Юсупова – от царского гнева.



Аркадий Вениаминович Руманов со второй своей женой Лидией Ефимовной, урожденной Цинн. Фото К.Д. Померанцева.

Именно А.В. Руманов записал воспоминания Великого Князя Александра Михайловича, оформив затем их в виде известной ныне книги.
Не секрет также, что еврей Руманов инициировал операцию по продаже оказавшихся у его Августейшего патрона Ключей от Гроба Господня Абиссинскому Императору. Как оказалась сама эта ценнейшая православная реликвия у Августейшего масона после убийства Царя-Мученика неизвестно.



Продолжение следует.

Бюст Сергея Авдеевича Оцупа перед входом в музей La Casa Grande в городке Торрехон де Ардос под Мадридом. Автор – Карлос Веласкес, потомок великого испанского художника Диего Веласкеса.


«Генерал Серхио», «кошерный фон» и Штирлиц


После революции почти всем Оцупам из Авдеевичей удалось бежать за границу.
На разведку первым отправился Сергей Авдеевич (1889–1976). Через Финляндию и Швецию он перебрался в Германию, где завел бизнес, будучи, кроме всего прочего, и кинопродюсером.
Именно он материально обезпечивал своих братьев, которые, вскоре покинув Россию, перебрались к нему в Берлин.
Так бы, наверное, они там и жили, если бы не приход к власти Гитлера. Положение осложнялось еще и тем обстоятельством, что за пределы Рейха предстояло вывезти большую коллекцию русских икон, представлявших большую культурную и материальную ценность.
Осуществлению этого предприятия способствовал сводный брат Рейхсмаршала – Альберт Геринг. (Детство братьев, напомним, прошло под Нюрнбергом, в замке их крестного отца – Германа фон Эпельштайна – принявшего католичество еврея. В связи с этими младшими Герингами поговаривали даже о возможном отцовстве этого кошерного «фона».)



Альберт Геринг с женой-чешкой Миландой Клазаровой. Брату Рейхсмаршала на расовые законы было наплевать.

Известная фраза Геринга о том, что он сам определяет, кто у него еврей, прекрасно корреспондируется с необъяснимой, с точки зрения здравого смысла, и преступной, если иметь в виду законодательство, перегруженностью соседствующей с Царской резиденцией гимназии евреями.
В том и другом случае нарушение закона под видом «исключения из правил», «служебной необходимости», «гуманности» и других подобного рода отговорок-оправданий и привело, в конце концов (наряду, конечно, с другими причинами), обе – совершенно отличных друг от друга – Империи к крушению.
В который раз подтвердилась старая мудрость о том, что благими намерениями вымощена дорога в ад.
Альберт Геринг помог Сергею Оцупу обзавестись подложными документами о том, что он, Sergio Otzoup, природный испанец.
Далее всё было просто: «испанская грусть» тянула Серхио Оцупа на родину предков…
Отчасти это было правдой. Еврейские предки Оцупа действительно обретались в Испании, начиная со II в. по Р.Х., и жили там вплоть до конца XV столетия, когда, не пожелав принять христианство, перебрались в Голландию, из которой, вместе с мастеровыми и торговыми людьми, при Государе Петре Алексеевиче выехали в Россию.
О том, как протекала жизнь «Серхио Оцупа» в Испании, нет почти что никаких достоверных известий. Правда имя его однажды появляется в одном из популярных в советское время романов о Штирлице Юлиана Семенова (Ляндреса) «Экспансия-I».
Действие произведения происходит в Испании, где разведчик оказывается после окончания второй мiровой войны:
«Генерал Серхио Оцуп встретил его у порога; дверь была отворена; жил он в громадной квартире, в самом центре старого Мадрида, в узком доме начала прошлого века, на третьем этаже; запах здесь был – и это поразило Штирлица – русским: ладан, старые книги и самовар, именно самовар с сосновыми шишками, с особым теплом, которое существовало для него только в России.
– Заходи, заходи, хозяин барин, – сказал Оцуп по-русски, и эти слова его, петербургский говор, смешинка в глазах, некоторая суетливость, как предтеча дружеского застолья, свойственная именно русским, когда те ожидают гостей, поразили Штирлица.
– Простите? – спросил он Оцупа непонимающе; его испанский после года, прожитого в Мадриде, стал совершенно изысканным. – Что вы изволили сказать? Я не понял вас...
– Так и не должны, – весело ответил Оцуп. – Это я по-родному говорю, по-русскому, драпанул оттуда в восемнадцатом. Петечку звал с собою, младшенького, а он Ленина фотографировал, не захотел, служил делу революции. Он и поныне правительственный фотограф в Кремле, а я генерал у Франко... Так-то вот... Разметало братьев, стоим друг против друга, библейский сюжет! Раздевайтесь, милости прошу в дом. Сначала посмотрим коллекцию, потом гости подойдут, перезнакомлю...
В первой комнате, заставленной огромными шкафами красного дерева, оборудованными под музейную экспозицию, хранились русские складни: крохотные, деревянные, скромные; иконы, убранные серебром.
– А здесь, – Оцуп распахнул дверь во вторую залу, – у меня самое прекрасное, что есть. Милости прошу».
Вот так описана встреча двух «истинно русских» людей: Оцупа и Ляндреса, с милым, правда, библейско-ветхозаветным подтекстом.
Перемены переменами, а глубинные связи не ослабевают. Их чувствуют… кровью…



Портрет Серхио Оцупа на фоне его коллекции:
Я надену русскую рубашку,
Подвяжусь расшитым пояском,
Разукрашу звёздами мордашку
И пойду по мiру с посошком…

Николай МАРУТА

Кое-что удалось найти и о самой коллекции икон. Первую из них, старинный Иверский образ Божией Матери, С. Оцуп приобрел еще в России в 1909 году, последнюю – у испанца, воевавшего на Волховском фронте в составе «Голубой дивизии», которому удалось вывезти награбленное из России на родину.
Были в этой коллекции и свои жемчужины. Например, икона Божией Матери, подаренная некогда Великим Князем Иваном III одному из Римских пап, вероятно, тому, что хлопотал об устройстве брака Ивана Васильевича с Софьей Палеолог.
Кроме русских образов, представлены в ней болгарские и греческие, даже византийские X века. По оценкам экспертов, коллекция Оцупа – одно из самых обширных собраний в мiре. Всего в ней числится более чем 1300 экспонатов.
Иконы хорошо известны специалистам. В 1951 г. часть коллекции была представлена в Мадриде на международной выставке The Holy Land, а в 1955 г. – в Мадридской библиотеке. В 1965 г. коллекция была выставлена полностью, заняв восемь залов. Выставка называлась «Иконы Серхио Оцупа». Ее посетило более ста тысяч человек, включая Принца Хуана Карлоса и Принцессу Софию, будущих Короля и Королевы.


Принц Хуан Карлос и Принцесса София на выставке икон Сергея Оцупа.

Незадолго до смерти Оцуп продал всё свое собрание испанскому предпринимателю Дон Рафаэлю Ариза Оньева. В настоящее время оно демонстрируется в городке Торрехон де Ардос под Мадридом в музее La Casa Grande, располагающемся в здании XVI в., построенном Императрицей Марией Австрийской, сестрой Короля Филиппа II.



Иконы из коллекции Сергея Авдеевича Оцупа, вывезенной им в Испанию.

Сергей Авдеевич Оцуп скончался 25 марта 1974 года. В настоящее время братья Оцупы: Александр, Сергей и Михаил (тот самый, несостоявшийся убийца Г.Е. Распутина!) покоятся под общей могильной плитой на мадридском кладбище…


Продолжение следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner