?

Log in

No account? Create an account

May 5th, 2015


В.Г. Распутин во время встречи с В.В. Путиным. Байкал. 2 августа 2009 г.

Путин – Распутин

Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар.

Александр БЛОК

Опыт общения В.Г. Распутина с Властью не прошел для него даром. Внимательно, насколько это было возможно, всматривался он в лицо нового Президента.
А для настороженности, учитывая истоки этой самой власти, были все основания. «…В ельцинские годы, – высказывался в марте 2004 г. Валентин Григорьевич, – управляли не столько из Кремля, сколько из квартиры Маши Слоним, журналистки Би-би-си […] Оттуда же пристально разглядели Путина».
Тут мы сделаем небольшую остановку, чтобы разобраться, о чем тут идет речь.
Мария Ильинична Слоним родилась в 1945 г. и была внучкой бывшего нарокома иностранных дел СССР Максима Максимовича Литвинова (1876-1951), в действительности Меера-Геноха Моисеевича Валлаха, и англичанки, а на самом деле опять-таки дочери еврейских эмигрантов из Венгрии, Айви Лоу (1889-1979), всю жизнь сохранявшей подданство Великобритании и выехавший туда в конце концов в 1972 году.
Другой внук наркома, а также двоюродный брат Марии Ильиничны, Павел Михайлович Литвинов, был известным советским диссидентом, участником шумной «демонстрации семерых» на Красной площади против ввода советских войск в Чехословакию 1968 г. Внук его Дмитрий Литвинов, гражданин одновременно США и Швеции, пресссекретарь скандальной Greenpeace арестовывался за участие в провокационной акции на нефтеплатформе «Приразломная» в сентябре 2013 г.
Как говорится, «шпионов целая семья». Пробы негде ставить!
Что касается М.И. Слоним, то она, окончив МГУ, выехала в 1974 г. из СССР. Некоторое время жила в США, затем уехала в Лондон к бабушке, устроившись на работу на русскую службу BBC, где вела передачи «Глядя из Лондона». Свою квартиру она превратила в постоялый двор. Здесь обитали Владимiр Буковский и Зиновий Зиник (Грузберг), «израильский репатриант» из СССР.
Набравшись опыта и выйдя замуж за барона Роберта Филлимора, в конце 1980-х Маша Слоним отправилась корреспондентом BBC в Москву, где действовала в полном соответствии с ленинским определением СМИ, не только как «коллективного агитатора», но, прежде всего, как «организатора» масс. Мария Ильинична создала здесь закрытый клуб политических журналистов, освещавших Съезд народных депутатов СССР, не без остроумия назвав его «Клуб любителей съезда». В соответствии с царившими тогда здесь нравами, она в течение нескольких лет вела на федеральном телеканале РЕН ТВ телепрограмму «Четвертая власть», а также преподавала в школе журналистов некоммерческой организации «Нитерньюс», существовавшей за счет иностранных грантов.
Широкой популярностью в западнических кругах пользовался также политический клуб Маши Слоним. На политические посиделки в ее дом ходили Анатолий Чубайс, Альфред Кох, Борис Немцов, Сергей Ястржембский, Александр Лившиц, Михаил Ходорковский, Сергей Дубинин, Татьяна Дьяченко (дочь ЕБН).



Вручение ордена «За заслуги перед Отечеством» III степени. 8 марта 2008 г. Указ о награждении был подписан В.В. Путиным еще 15 марта 2007 г. в связи с 70-летием со дня рождения писателя. Тем же орденом IV степени В.В. Путин лично наградил В.Г. Распутина 26 декабря 2002 г.

Атмосферу этих встреч описала одна из молодых протеже хозяйки дома – Елена Трегубова. Именно из книги последней, вероятно, почерпнул свои сведения В.Г. Распутин. Потому придется рассказать и о ней.
После окончания факультета журналистики МГУ Елена Викторовна работала в «Независимой газете», на радио «Немецкая волна», затем снова в газетах: «Сегодня», «Русский телеграф», «Известия», «Коммерсант». В 1997-2001 гг. она входила даже в т.н. «кремлевский пул» – круг журналистов, аккредитованных при Президенте РФ.
В 2003 г. Е.В. Трегубова издала книгу «Байки кремлевского диггера», в которой приоткрыла некоторые стороны закулисной жизни российской политической верхушки, в частности, борьбу «Семьи» против Лужкова и Примакова, а также назначение Путина. Стержнем книги был разговор в неформальной обстановке с директором ФСБ В.В. Путиным, которого журналистка оценила как человека «вполне среднего, советского образования и заурядного интеллекта, но гибкого».
Сразу же после появления книга Трегубовой стала чрезвычайно популярной. В кратчайшие сроки было распродано 300 тысяч экземпляров. Ее сразу же перевели на многие языки. Голливуд даже предложил написать на основе книги сценарий.
Описанное ясно показывает, что некоторые (по крайней мере) из этих журналистов призваны были не столько освещать события, сколько сигнализировать политикам, куда идти нужно, куда можно, куда не стоит, а куда и вовсе опасно, ибо, в результате, не сносить головы.
Однако с такой публичной поркой вряд ли кто-либо смог бы смириться, не рискуя потерять лицо. Трегубову уволили из «Коммерсанта» с формулировкой «за прогул», на другую работу не брали. А тут еще у ее квартиры произошел странный взрыв, о причинах которого толковали по-разному. Сама журналистка утверждала, что это дело рук ее «кремлевских читателей», описав все свои злоключения с «Байками» в новой книге «Прощание кремлевского диггера» (2004).
Очередной информационный повод подоспел с убийством в октябре 2006 г. Анны Политковской, «совпавшим» с днем рождения В.В. Путина. Трегубова тут же написала и опубликовала открытое письмо Канцлеру ФРГ Меркель «Молчание является соучастием», в котором уже прямо обвинила Президента РФ в убийстве коллеги, а также в нарушении свободы слова и прав человека в стране, потребовав изменить политику в отношении России. Прокричав заготовку, Трегубова тут же покинула Россию, приземлившись на заранее приготовленное, в соответствии с заслугами, место в Англии, продолжая активно раздавать интервью и строчить статьи, требуя взять в отношении Москвы жесткий курс. Успокоилась она только после того, как ей предоставили политическое убежище.



Здесь и далее фотографии, сделанные во время Байкальской встречи 2 августа 2009 г.

Всё это, вроде бы, свидетельствовало о том, что ставленник вышел из-под контроля. И все-таки некий осадок оставался…
Отвечая на вопрос своего визави «Продолжают говорить о загадке Путина. Для вас есть такая загадка?», Валентин Григорьевич отвечал:
«Особой загадки тут, мне кажется, нет: Путин расчетлив, осторожен, он выжидает больше, чем делает. Все, что он делал до сих пор во внутренней политике, это чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Попытки договориться с олигархами, чтобы они поделились с государством награбленным, приведут к ничтожным результатам: эта порода людей на милосердие не способна, а требовать именем закона Президент не в состоянии, у нас нет таких законов. Попытки вытащить народ из черной нищеты тоже привели к ничтожным результатам: прибавки жалованья и пособия тут же съедаются нарастающей дороговизной жизни…»
«Наши упования связаны, как правило, с патриотическими декларациями Президента и искренностью их произношения, а наши разочарования – с тем, что в действительности от них мало что меняется».
«…Откуда-то сверху было высказано пожелание, чтобы телевидение делало хотя бы видимость плюрализма… Того самого, да, того самого, о котором, оседлав власть, и думать забыли. Мол, пора делать вид, будто мы всем даем слово. А это “всем” – одно мнение на тысячу противоположных. Такое теперь “равенство”. В исправление телевидения я тоже не верю при теперешних его хозяевах. Больно уж выгодное это занятие – безчестить Россию и развращать народ».
«Себя власть защитить умеет. Увидела опасность в Березовском с Гусинским – и побежали они за границу чуть ли не в женских платьях, как Керенский из Петрограда в 1917-м. Пригрозил неосторожно банкир Ходорковский своим могуществом – и поехал под конвоем в декабристские места в Забайкалье. И правозащитные вопли не помогли. Но отчего та же самая власть не хочет защитить народ и избавить его от гоголевских персонажей с Лысой горы? Почему она потворствует порядку, при котором процветают зло и бесовство? Почему отпетые ненавистники России, такие, как господин Познер, получают из рук Президента высшую государственную награду – орден “За заслуги перед Отечеством”? Это у познеров-то заслуги перед Отечеством?! Полноте, перед кем мечется бисер!»
Из приведенных нами цитат ясно вытекает одно: не имея достоверных данных об истоках власти нового Президента, Валентин Григорьевич не мог до конца понять его устремлений, не был уверенным в направленности его действий.
Эта двойственность В.В. Путина уже давно стала общим местом. Вот, наугад, отрывок из недавней газетной публикации: «Знаете, у Путина есть одна важная особенность – он не увлекается идеологическими обобщениями и красивыми системными мысленными конструкциями. Его взгляд на мiр носит не ценностно-эмоциональный, а вполне себе рационально-практический характер».
В этом его сила, но, одновременно, и слабость.
Определение «ни рыба, ни мясо» тут вряд ли годится, а вот слова «ты ни холоден, ни горяч» из Откровения – в опасной близости.
Впрочем, можно посмотреть на это и под другим углом: «свой среди чужих, чужой среди своих». Гораздо точнее понять суть дела можно из слов: «У НАСТОЯЩЕГО ШПИОНА НЕТ НИ ДРУЗЕЙ, НИ ВРАГОВ». Слова эти, когда-то слышанные во время одного из закрытых собраний на Лубянке от самого Л.П. Берии, передал мне еще в начале 1980-х знакомый историк Юрий Трофимович Горб, оформлявший когда-то документы Зои Космодемьянский при поступлении ее в истребительный батальон.
Природа же людей во власти вообще, а Путина, учитывая его первоначальные занятия, в частности, в чем-то соответствует профессиональным качествам разведчика.
Вот с такой неопределенностью властью В.Г. Распутин и имел дело. Однако других вариантов не было. Подобно охотнику, не имевшего твердого пути, он вынужден был идти через зыбун.
Да ведь с русским писателем и всегда так. Один из самых ярких примеров – Михаил Афанасьевич Булгаков, у которого в «Мастере и Маргарите» всё по этому поводу сказано, со ссылкой, кстати говоря, на гётевского «Фауста»:

…Так кто ж ты, наконец?
− Я − часть той силы,
что вечно хочет зла и
вечно совершает благо.




«И все же, – это признавал и сам В.Г. Распутин, – какие-то перемены происходят. Путинское время чем-то уже отличается от ельцинского. Хотя есть здесь, по-моему, немало оснований для новых тревог».
Наиболее тесные контакты В.Г. Распутина с В.В. Путиным возникли в связи с проблемами Байкала, о которых мы уже, отчасти, писали.
Складывавшуюся там в первой половине 2006 г. обстановку в связи с проектом строительства нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» [ВСТО] весьма точно обрисовал в интернет-публикации журналист Алексей Мазур:
«…Драматические события, развернувшиеся вокруг проблемы прокладки нефтепровода вдоль берега Байкала, требуют пристального внимания – хотя бы потому, что в них, как в капле нефти, отразились все политические тенденции современной России.
Действующие лица:
Компания “Транснефть” во главе с Семеном Вайнштоком – главный инициатор и “реализатор” нефтепровода ВСТО. Последовательно проводила линию по его форсированной постройке. Ее позиция проста: нефтепровод – стратегический интерес России; все, кто против нефтепровода, – пособники тех, кому невыгодно усиление России на внешних рынках; прокладка нефтепровода вдоль берега Байкала – единственно возможный вариант, а “Транснефть” сделает нефтепровод абсолютно безопасным.
Администрация Президента – поддерживала “Транснефть” до последнего момента, выкручивая руки депутатам, губернаторам и СМИ. После визита в Иркутск замруководителя администрации Владислава Суркова активность всех представителей иркутской власти в борьбе против проекта “Транснефти” резко сошла на нет.
Государственная Дума – при принятии Водного Кодекса приняла поправку иркутских депутатов, запрещающую деятельность, которая может угрожать экологии Байкала. Но уже через две недели депутаты Госдумы отменяют эти поправки, что дает “Транснефти” “зеленый свет” на прокладку нефтепровода по берегу Байкала. […]
Главгосэкспертиза во главе с Константином Пуликовским – в январе 2006 года дала отрицательное заключение на проект нефтепровода. Отрицательную реакцию вызвала именно то, что часть нефтепровода проходит вдоль Байкала. После этого в экспертной комиссии были проведены “кадровые изменения” […] В результате при повторном рассмотрении проект нефтепровод получил положительное заключение […]
Партия “Единая Россия” – одновременно в Иркутске заявляла, что она “за Байкал” и голосовала “против Байкала” в Госдуме. […]
Полпред президента в СФО Анатолий Квашнин – поддержал в своем письме Владимiру Путину предложения иркутских ученых о прокладке нефтепровода по “северному варианту” через Якутию. Однако уже через две недели отрекся от своего письма и занял сторону “Транснефти”.
Губернатор Иркутской области Александр Тишанин – практически единственный представитель власти (кроме Владимiра Путина, конечно), которому удалось сохранить лицо в этой истории. […]
Законодательное собрание Иркутской области – первоначально активно включилась в борьбу “за Байкал”. […] Но после визита в Иркутск Суркова иркутское Заксобрание резко утратило свой пыл. […]
…О происходящем в Иркутске за пределами Иркутска из федеральных СМИ ничего узнать было невозможно. […] …В новостной ленте оказывалось что угодно, только не сообщения о митингах. Зато широкое распространение получили комментарии Семена Вайнштока о “заказном характере” выступлений, и на эту “удочку” поддалась даже газета “КоммерсантЪ”, которая выдала аналитическую статью о том, что “Байкальское движение” инспирировано МПС, не желающим терять прибыль от перевозки нефти».
Верно показав расклад сил и положение дел, журналист, так описал то, что заставило В.В. Путина принять решение о переносе нефтепровода за границу водосбора Байкала: «…Без преувеличения можно сказать, что решающее слово в борьбе за Байкал сказал народ. “Великий немой” произнес первое слово за много лет. […] Если бы решение о переносе трубопровода не было принято, в Иркутске к осени мог бы случиться региональный аналог “оранжевой революции” […] Президент РФ Владимiр Путин – формально не высказывался в поддержку варианта “Транснефти”, хотя по активности власти было очевидно, что этот проект одобрен на самом верху».
Итак, власть отыграла назад. «Как известно, у победы много родителей, – подводил итоги тот же журналист. – Сразу после решения Путина оказалось, что ”Единая Россия” всегда была за Байкал». С другой стороны, подсуетились и «неообластники» – лидеры «Байкальского движения».
Но, в действительности, победили НАРОД и РАЗУМ. Вместе со своими земляками праздновал победу здравого смысла и В.Г. Распутин.
«Путин, – признавал впоследствии Валентин Григорьевич, – все-таки несколько лет назад, можно сказать, спас Байкал от грозившей ему беды, когда принял решение отодвинуть нефтяную трубу по берегу Байкала на безопасное расстояние. Мы, болеющие за судьбу уникального чуда природы, этого поступка, который стоил, должно быть, немалых дополнительный затрат, не забыли».




Некоторое время спустя, 2 августа 2009 г. состоялась личная встреча писателя с В.В. Путиным, в то время премьером, на Байкале. Главный вопрос, который обсуждался во время встречи, говорилось в сообщениях новостных агентств, – была экология озера.
«Наша встреча с председателем Правительства, – вспоминал В.Г. Распутин, – состоялась на Байкале, на дрейфующем посреди озера корабле. Я начал с того, что припомнил слова А.И. Солженицына о главной задаче власти – сбережении народа. А сбережение народа – это не только обезпечение его работой и прожиточным минимумом, но и сохранение России в ее нравственном, духовном и культурном обликах, в сохранении природы – матери народа.
В.В. Путин не перебивал меня, но только до той поры, пока я не заговорил о Богучанской ГЭС, о том, нет ли возможности, если не прекратить ее строительство вовсе, то хотя бы отказаться от увеличения отметки верхнего бьефа. Ответ Путина был: уже поздно. А что касается следующей гидростанции на Ангаре (в планах на будущее она существует), по ней, сказал он, еще нет окончательного решения.
А буквально через неделю после этой встречи грохнулась Саяно-Шушенская. Конечно, это случайность, что трагедия произошла вскоре после нашей встречи. Но какая-то уж очень назидательная случайность.
А еще позднее стало известно, что на Байкале возобновляет свою работу целлюлозный комбинат.
Эта новость повергла защитников Байкала в недоумение и растерянность. Это что же, опять начинать все сначала? […]
Наверное, В. Путин, спускавшийся прошлым летом на дно Байкала на глубоководном аппарате “Мир-1”, не нашел там никакого загрязнения. Вот после этого и принял решение возобновить работу комбината».
Таким образом, «прения с властью» нельзя было почитать завершенными, как и сами эти отношения, хоть в какой то мере, гармоничными.
Но если нам понятно, что было нужно Валентину Григорьевичу от власти, то нет столь однозначного ответа на вопрос, что же нужно было последней от писателя.
Помимо банального желания «подзолотиться» («дайте мне от елея вашего»), только ли лояльности жаждали в верхах да гарантии неучастия писателя в каких-либо слишком неудобных для установившегося порядка вещей акциях (ибо ведь не Трегубовой же в самом деле был В.Г. Распутин!)?
Впрочем, доведись даже задать такой вопрос самому Владимiру Владимiровичу, вряд ли бы, думаю, и он ответил на него вразумительно. И не потому, что хотел бы, по обыкновению, что-то утаить, а просто, прежде всего, потому, что вряд ли он это объяснил себе сам.
Один из собеседников великого немецкого философа Мартина Хайдеггера, швейцарский психоаналитик Медард Босс как-то заметил: «…Умение манипулировать чем-либо – даже самое виртуозное – само по себе не гарантирует соответствующего понимания сути и смысла того, чем манипулируют».
Что касается Валентина Григорьевича, то он был не просто представителем народа, среди которого жил, чьи интересы, как мог, неизменно защищал. Он, собственно, и был тем самым народом. Недаром о нем говорили: умен да простоват, слишком доверчив, скромен, стеснителен…
Судя по имеющимся данным, В.В. Путина не прерывал личных контактов с писателем и после той памятной встречи на берегу Священного озера.
Однако встречи эти (по крайней мере, некоторые из них) происходили всё в той же атмосфере недопонимания.
7 октября 2009 г. свой 57-й день рождения В.В. Путин решил провести в Государственном музее А.С. Пушкина в компании кем-то подобранных (но, конечно, не без его одобрения) писателей: Валентин Распутин, Андрей Битов, Александр Кабаков, Юрий Поляков, Александр Архангельский,, Борис Акунин, Алексей Варламов, Сергей Лукьяненко, Алексей Иванов, Татьяна Устинова и Олеся Николаева. (Оцените, однако, подбор: ложка меда в бочке, боюсь даже сказать чего!)



Премьер-министр В.В. Путин с писателями В.Г. Распутиным и Т.В. Устиновой. Государственный музей А.С. Пушкина. 7 октября 2009 г.

Когда слово во время той встречи дошло до Валентина Григорьевича, он сказал: «Мы вас поздравляем, желаем, чтобы все хорошо было у вас. А что такое хорошо у вас? Это хорошо стране, это хорошо нам».
Однако дальше В.Г. Распутин, судя даже по отчету ангажированных журналистов (Юлия Миронова), не тушевался, сказав всё, как он видит (вежливо, конечно, но твердо): «От конкретной проблемы Валентин Распутин перешел к рассуждениям о роли литературы в современном мiре. “Литература воспитывала, много, много сделала эта литература. Россию в мiре прежде всего знают по старой литературе. А новая литература... ну знают где-то”. К слову, все-таки большинство собравшихся в день рождения премьера представляли новую литературу, но г-н Распутин словно бы не замечал этого: “На первом плане у нас далеко не лучшая литература, а которая имеет успех, которая выходит большими тиражами. А литература, которая все-таки заботится о человеке, о его душе, о нравственности его, которая говорит, прежде всего, о стране, о судьбе страны, – она как-то пользуется меньшим успехом. Разумеется, писатели разные. Но пусть будут разными, пусть будут разными! Но как раз те писатели, которых, может быть, опасно читать, по крайней мере, детям, – они имеют все для того, чтобы и зарабатывать, и печататься”».
Конечно, приглашать такого гостя на коллективные посиделки, да еще в таком составе, – себе, как говорится, дороже. И больше его на подобного рода мероприятия не зазывали. Все контакты Путина с Распутиным могли проходить теперь исключительно на личном доверительном (или, если хотите, полуконспиративном) уровне.



Президент В.В. Путин у гроба В.Г. Распутина. Храм Христа Спасителя. Москва. 17 марта 2015 г.

Сразу же после кончины В.Г. Распутина из уст пресс-секретаря главы государства Дмитрия Пескова мы узнали: «Президент был хорошо знаком с писателем, является поклонником его творческого таланта и будет всегда помнить глубокие продолжительные беседы с Валентином Распутиным».
Возможно, когда-нибудь обо всем этом мы узнаем больше.
Пока же известно о соболезновании, которое направил В.В. Путин родным и близким Валентина Григорьевича, о том, что Президент пришел отдать дань памяти классику русской литературы, замечательному писателю-патриоту в храм Христа Спасителя в Москве, где 17 марта прошла церемония прощания и отпевание, совершенное Патриархом Кириллом.


Продолжение следует.


Дочь России! Русская Мать…

«Истинный человек выказывается едва ли не только в минуты прощания и страдания – он это и есть, его и запомните…»
Валентин РАСПУТИН.

В официальных соболезнованиях, некрологах и статьях, написанных даже и единомышленниками В.Г. Распутина, среди его произведений «Пожар» почти что не поминается. Но его последнее произведение «Дочь Ивана, мать Ивана» и вовсе как бы не существует. Ее как бы и не было вовсе.
Объяснений тут может быть предложено много, однако все они сводятся к одному: произведение это – Правда почти что на пределе возможного. Повесть эта, по определению критика и друга писателя В.Я. Курбатова, «может быть, самая страшная у Распутина».
Читать такие произведения – пишет Валентин Яковлевич – «надрывать сердце». Писатель буквально «устыжает силой и правдой своей героини».
По словам того же В.Я. Курбатова, в последних произведениях В.П. Астафьева в свое время ему «все мерещился перебор тьмы». Но «теперь тогдашнее астафьевское зло уж будто и не зло, а только увертюра к тому, что начнется и что напишет окровавленным сердцем Распутин […]
…Каково было писателю месяц за месяцем держать в себе эту тоску насилия и опустошения? Но Распутин и раньше себя, как Виктор Петрович Астафьев, мало берег, поднимая самые ранящие проблемы, которые умом не возьмешь, – им все сердце отдай и в “Последнем сроке”, и в “Прощании с Матёрой”, и в “Пожаре”. А тут и еще больнее. Тут уж пожар-то во всю землю. И опять, как всегда, у него – на земных, женских, слабых, всесильных плечах […]
Он умирал вместе с Анной, уходил под воду с Дарьей, погибал с Настеной, брал обрез с Тамарой Ивановной. Он знал мужество скорби и одиночество смерти и всегда был тем, что есть, с нерушимой кристаллической решеткой. Как будто стоял прямо в сердце жизни, а не общества, политики, истории. Жизни, как первоосновы всякой судьбы – человеческой, общественной, исторической. И потому и выбирал в героини женщин, которых не обманешь хотя бы и очень высокими политическими целями, что они сами – Жизнь в ее родовой вечности, чьи законы просты и величественны и чьей правды не переступишь. […]
Оглядываясь сейчас напоследок, в его творчестве, в его святых героинях я вижу, что, нимало не думая о такой гордости, а только стоя в сердце жизни, он простился не с веком даже, а с тысячелетием, до ниточки высмотрев то святое, высшее, крепительное, чем жила родная Россия, которая никогда не была для него отвлеченностью, а была в разное время Анной, Дарьей, Настеной, Тамарой Ивановной – всегда именем, жизнью, долей и правдой. Всегда любовью и верой».




Что же тревожило писателя, когда он писал свою повесть? – По счастью, у нас есть свидетельства самого Валентина Григорьевича.
Своим произведением ответил он и на страшную действительность и на ёрничанье по этому поводу «вечно избранных». Вот как, например, как кувыркался в ту пору Дм. Быков на желтых огоньковских простынках: «Да что же это вас, сердешные, все время насилуют?.. Но если вас насилуют – в диапазоне от Маркса до кавказцев, может, вы как-нибудь не так лежите?»
«…Если ничего в сущности своей не меняется, – говорил В.Г. Распутин, – доколе без толку возмущаться?! Все равно никакого толку, никто не услышит. Что было возмущаться моей героине, когда изнасиловали ее дочь и принялись выгораживать насильника! Она видела: не поможет никто, государство и закон у нас слабых под защиту не берут. Хоть в ногах валяйся, хоть слезами залейся, хоть криком закричись. Поэтому надо было становиться сильной, даже и вопреки закону. Но это и не вопреки закону, а в отсутствие закона, без которого весь существующий веками порядок покосился и полюса добра и зла поменялись. Оттого и пошла моя Тамара Ивановна добывать справедливость своей правдой. Другого выхода она не нашла. Честь дороже суда и свободы».
Писатель предвидел: «На этом берегу, где мы очутились, ступив в третье тысячелетие, всё будет жестче, откровенней, без всякой там человеколюбивой риторики. Слабым здесь делать нечего. Нам или придется в короткое время стать сильными, притом двойной силой – духовной и физической, или готовиться к худшему».
«Даже собаки, брошенные хозяевами, стали в последнее время сбиваться в стаи по городам нашим и весям и нападать на тех, в ком они видят виновников своего одичания, – чем люди, доведенные до отчаяния, хуже?! […] Народ, а вернее, сохранившиеся остатки народа, который еще недавно был единой твердыней государства, не доверяет власти, власть смотрит на него как на социальную головную боль, для которой все средства хороши, лишь бы ее снять».
Речь в повести «Дочь Ивана, мать Ивана» не только (и не столько!) о «злой эксплуатации “ахметами” девочки», а о «слабом государстве», которым они крутят при помощи полученных от нас же на рынке денег. На месте «ахметов» может оказаться кто угодно: «абрам», «карапет», «джон». Всё зависит от наличия у того или иного денег. Дело в государстве, в «государевых людях».
Однако главное, что оно – это государство – совершенно бездумно не бережет свой становой народ, который создал его, оборонял и сберегал веками, не защищает своих законопослушных граждан, не творит справедливость не только Божескую, но даже и прописанную в законах.
И снова мое государство
Вины на себя не берет.

Государство это, пишет о повести критик В.Я. Курбатов, «давно уже от человека отделилось, у него свои сытые заботы, а мы вовремя не увидели, не догадались об этом и сами себя в распыл пустили».
Со времени публикации повести в 2004 г. кое-что у нас переменилось, но, конечно, не всё и едва ли главное. А если и изменилось, то безвозвратно ли? Ожегшись на молоке, дуют и на воду. Долго дуют…
Власть, безусловно, не мог не испугать и тот «выход», который Тамара Ивановна (главная положительная героиня повести), как это многим представляется, предложила.
Но ведь поступок этот – вовсе не результат свободного выбора жены и матери, а следствие безвыходности ситуации.
Но кто же ее создал, кто за нее в ответе? И разве это важно для них?
Понятное дело: они об этом вслух не скажут, предъявив urbi et orbi «закон и порядок», как основу «общего благополучия и стабильности».
И в этом вновь, как на ладони, презрение к нуждам и самой жизни обыкновенного человека. Тут опять-таки забота, прежде всего, о себе любимых, оттяпавших – по случаю – и материальные богатства от общенародного пирога и власть.
Где был их «закон и порядок», когда они, завязав поплотнее глаза и без того кривой отечественной Фемиде, покрывали «ахметок», не из любви к ним, конечно (если будет нужно, и их «повяжут» да «покрошат»), а заботясь исключительно об увеличении собственного благосостояния?



Кадр из фильма «Прощание». 1981 г.

Единственной надеждой В.Г. Распутина, как и каждого из нас, было упование на то, что власть будет ВЫНУЖДЕНА – силой обстоятельств – действовать в интересах народа: в страхе за само свое существование – не только, чтобы сохранить политическое положение и имущество, но и саму физическую жизнь свою и родичей.
Нет спору, В.В. Путин сделал много полезного, особенно в последнее время. Он, безусловно, самый сильный политик за последние шестьдесят с лишним лет. Неразумным, однако, будет забывать, что по своим воззрениям он рыночник, сторонник либерально-демократических идей, пусть и в консервативном изводе (хотя что это значит в действительности – дело темное). То, что ему не удалось стать своим в «восьмерке» или «двадцатке» – это не его вина, но тем более и не его заслуга.
Однако ведь и Сталин таким, каким он стал потом, за что его и до сей поры многие наши соотечественники поминают добрым словом, дошел до этого не сам по себе, не добровольно, а лишь когда припекло.
Будучи человеком трезвым, придерживающимся прагматических взглядов, с началом войны он не заблуждался относительно мотивации народа. Он знал: не за коммунистическую идею или кремлевскую власть стал он.
Еще в 1941 г. Сталин доверительно сказал послу США А. Гарриману: «У нас нет никаких иллюзий, будто бы они сражаются за нас [большевиков]. Они сражаются за мать-Россию».
Хорошо помнил он об этом и после, что совершенно очевидно из слов знаменитого его послевоенного тоста.
Благодаря усилиям архивистов, мы знаем, о чем думал Сталин, когда сидел, обдумывая этот текст, внося в него ручкой правку (курсивом обозначены слова, вычеркнутые или вписанные от руки):
«Я пью за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется здравый смысл, КРЕПКАЯ СПИНА и стойкий характер. […] Какой-нибудь другой народ мог бы сказать: ну вас к ч…., вы не оправдали наших надежд, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обезпечит нам покой. Это могло случиться, имейте в виду. Но русский народ на это не пошел, русский народ не пошел на компромисс, он оказал безграничное доверие нашему правительству».
Но если самое большее, что, исходя из реальности, мог сказать о себе Сталин, это – «я – русский грузинского происхождения», то у Путина есть привилегия назвать себя русским. ВОЗМОЖНОСТЬ, которая не стала, однако, пока что ФАКТОМ.
Более того, мы наблюдаем серьезные симптомы внутренней порчи, на что мы пытались обратить внимание еще в марте 2014 г.:
http://www.nashaepoha.ru/?page=articles&lang=1&id=6282
Сумеет ли он это преодолеть? Понимает ли вообще, что это требует исправления?..



В.Г. Распутин и В.В. Путин. Во время вручения Государственных премий Российской Федерации. Москва. Кремль. 12 июня 2013 г.

Исходя из политической реальности (конфронтация с Западом), В.В.Путин, при всей вполне понятной публичной риторике о единой «российской нации», не может не понимать, что главной его опорой и надеждой является именно Русский народ. Он всё вытерпит, выдержит, будет сражаться за СВОЕ государство. И если Президент окажется достойным своего поста и нам всем улыбнется счастье, то он еще, возможно, и скажет свой тост за Русский народ.
Пока же в верхах, похоже, больше рассчитывают на «вежливых человечков», «умную технику» и «горячих кавказских горцев», верность которых лично Президенту гарантирует Кадыров. В надежности какой-либо из этих опор мы не сомневаемся. Однако История показывает, что подобного рода упования чаще всего оказываются миражом: притягательным, но, увы, недостижимым. Самым надежным, при любом техническом и общественном раскладе, оказывается старый дедовский способ.



Отпевание Валентина Распутина в Знаменском монастыре. У гроба митрополит Иркутский и Ангарский Вадим. Иркутск. 19 марта 2015 г.

Что касается В.Г. Распутина, то в последнее время он вряд ли думал о власти и народе иначе, чем его читатели, взявшие писателя под защиту сразу же после того, как, после кончины, некоторые «друзья» и враги попытались покуситься на его память:
sofya1444: «На данном этапе категорически недопустимо любое ослабление власти пока и поскольку эта власть проводит правильную внешнюю политику. Хотите повторения семнадцатого?..
Я прожила в СССР большую часть своей жизни и уже в силу этого не могу его ненавидеть. Я вообще не могу ненавидеть свою Родину, в каком бы состоянии она ни была. В нынешней России мне, как и всем, очень многое не нравится…
…Однако наша с вами разница в том, что у меня от наших бед болит душа, а для вас это элемент пропаганды.
…Русский народ как был самоценен, таким он и остался, и никакие мигранты его заменить не в состоянии. Ни в труде, ни в ратных делах».


Окончание следует.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner