May 2nd, 2015

ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ II – КАВАЛЕР ОРДЕНА ЧИНГИСХАНА



«В 2 ½ принял с Алексеем монгольское посольство; оно поднесло Мне орден Чингис-хана и нам подарки», – такую запись Государь оставил в Своем дневнике 15 ноября 1913 г. в Ливадии.
Имеется в виду высшая государственная награда Монголии, учрежденная в 1913 г., сразу же после обретенной там независимости.
Предложение создать собственную наградную систему по образцу российской, была сделана министром иностранных дел М. Ханддоржа сразу же после посещения им Петербурга зимой 1912 г. Сами ордена были заказаны в русской столице в фирме Бока и изготовлены в следующем году.
«Орден Драгоценного Жезла» (так называлась эта награда) имел три степени, разделенные, в свою очередь, на классы. К первой степени относился орден Чингисхана, представлявший из себя находившуюся в центре рубиновую ваджру (на санскрите «молния», «алмаз») – ритуальное оружие, символизирующее силу и твердость духа. Предназначался он для награждения Монархов и Наследников Престола, а также глав государств.




В тот юбилейный год 300-летия Дома Романовых монгольские делегации не раз посещали Российскую Империю.



В начале января 1913 г. в Петербург прибыло Чрезвычайное Монгольское посольство.


Крайний слева сидит тайный советник Я.П. Шишмарев. Рядом с ним в первом ряду светлейший князь Ханда-Дорчжи, князь Эрдэни-Джонон-Ширнин-Дамдин, первый секретарь посольство Цырен-Дорчжи. Во втором ряду: драгоман ургинского консульства Цыренпилов, второй секретарь посольства Гомбо-Сурун и переводчик князя Ханда-вана-Дабданов. Фото Боровиковского. «Новое время» 5 января 1913 г.

В краткой заметке в журнале «Огонек» (1913. № 3) говорилось: «Наконец-то наступил для обновленной Монголии исторический день, когда осуществилось горячее, спокон веков лелеемое в степях Гоби желание – переговорить с северным Белым Царем не языком раба Китая, не из под рукава желтой курмы Богдыхана, а в качестве преданного и надеющегося на покровительство маленького, но близкого соседа. Дело в том, что монголы – степняки-созерцатели – веками вынашивают свои исторические традиции и верят в легендарные исторические предопределения, как в непременную Божественную волю. А одна из главных монгольских исторических легенд гласит, что счастливый век Монголии наступит тогда, когда с севера явится “Белый Владыка” и возьмет многострадальный народ под свое покровительство. Этим полумистическим отношением монголов к действительности приходится объяснить, что [..] простой монгол наивно верит, […] что еще не пришел момент “присылки Белым Владыкою настоящих своих представителей”…
Чрезвычайное посольство Хутухты было принято в Царском Селе. Приняты и богатые дары, привезенные монголами. Каковы бы ни были реальные результаты поездки князя Ханда Дорчжи, – надо приветствовать внимательное отношение России к народу, с которым мы связаны и кровным родством, и тесным соседством, и явными для пристального взгляда ближайшими задачами нашей дальневосточной политики».



Монгольское посольство на вокзале Царской ветки в Царском Селе. 1) Светлейший князь Ханда Дорчжи, министр иностранных дел правительства Хутухты, чрезвычайный и полномочный посланник Монгольского государства. 2) Советник посольства князь Дженон Бес. 3) Старший секретарь Цырин Дорчжи. 4) Второй секретарь Бабу Дорчжи. 5) Личный доктор князя Ханда Дорчжи, Марымба Джаму. 6) Состоящий при посольстве тайный советник Шишмарев. 7) Драгоман Цырымпилов. 8) Переводчик Добдапов. Фото Петра Оцупа.

Другая монгольская делегация находилась в России, начиная с ноября 1913 г. и вплоть до января 1914 г. Возглавлял ее премьер-министр Монголии Сайн Найон хан Намнансурэн.
Он дважды побывал на приеме у Государя Николая II, неоднократно встречался с членами Императорского правительства, добиваясь признания независимости Монголии с включением в ее состав Внутренний Монголии и Барги.
Российский дипломат И.Я. Коростовец описывал этого, пожалуй, самого влиятельного князя следующим образом: «…Молодой монгол лет 35 с симпатичным, несколько бабьим выражением лица. Он держит себя с большим достоинством и тактом. Оранжевая широкая курма, покрытая вышивками, и высокая монгольская шапка, отороченная мехом и украшенная павлиньими перьями (знак княжеского достоинства) и красными атласными лентами, придают ему внушительный вид».
Журнал «Нива» сообщал: «Монгольская миссия, посетившая Петербург и отправившаяся 12 ноября с.г. на Высочайший прием в Ливадию. Во главе миссии – первый министр Монголии Сайн-Найон Хан. Высшие чины миссии, состоящей из 29 человек: товарищ министра юстиции кн. Удай-Ван, товарищ министра иностранных дел гр. Цырен-Дорджи, товарищ военного министра Чилид-Дорджи, личный секретарь первого министра Цонто-Очир. Из Иркутска миссию сопровождал прикомандированный к ней шт.кап. Габрик; переводчиком при миссии состоит старший драгоман Джан Сарано».



Хан Намасурэн с другими членами монгольской делегации. Петербург.

Не так давно в Российском Государственном архиве кинофотодокументов историки выявили документальный фильм «Пребывание чрезвычайного посла Монголии. Ливадия – 1913 г.», посвященный посещению монгольским посольством Ливадии.
На кадрах запечатлены Император Николай II в сопровождении Дочерей – Великих Княжон Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии, фрейлины А.А. Вырубовой и группы офицеров, гуляющих по Ливадийскому парку перед встречей монгольского посольства. Титры сообщают: «Ливадия. Пребывание Чрезвычайного монгольского посольства». Затем по дорожке Ливадийского парка проезжает отряд улан, за ними в коляске следует премьер-министр Монголии Сайн Найон хан Намнансурэн и представители монгольской миссии. Далее снято, как после отъезда делегации, после окончания переговоров, с балкона наблюдают Императрица Александра Федоровна, Великие Княжны и др. Следующие кадры переносят нас на борт Императорской яхты «Штандарт», где видны представители монгольской миссии во главе с премьер-министром Монголии (Российский историко-архивоведческий журнал «ВЕСТНИК АРХИВИСТА.RU». 2 мая 2015 г.).

ВСЕЛЕННАЯ КОЧЕВНИКОВ (начало)


«Золотая дремотная Азия…» (С. Есенин).

Даши Намдаков: НОСТАЛЬГИЯ ПО ИСТОКАМ

«…Кочевники, отличались двумя качествами – военной храбростью и безусловной верностью. И на этих принципах, то есть на принципе своего геройства и принципе личной преданности они создавали великие монархии».
Л.Н. ГУМИЛЕВ.



Этот пост посвящен российскому скульптору, художнику и ювелиру Даши Намдакову и его работам. С некоторыми из них посетители нашего ЖЖ уже знакомы.
Родился он в 1967 г. в забайкальском бурятском селе Укурик. Был шестым ребенком в многодетной семье Бальжана Намдакова, принадлежавшего к древнему уважаемому роду кузнецов-дарханов. Согласно обычаям, только им дозволялось работать с огнём – священным символом избранности. Как и в соседней Монголии, тут весьма внимательны к семейной родословной. По мужской линии род Намдаковых в течение 600 лет дал 23 поколения.




Даши Намдаков учился сначала в Улан-Удэ, а затем в Красноярском государственном художественном институте, после окончания которого открыл в Бурятии маленькую ювелирную мастерскую. В 2000 г. в Иркутске прошла первая его персональная выставка, после которой к нему пришла заслуженная слава.




Ритуал. 2001 г.

Выставки его работ прошли в главных музеях страны: в Третьяковской галерее (2008), в Эрмитаже (2010), Государственном Историческом музее в Москве (2014).


Богатая невеста. 1998 г.


Степная Нефертити. 2001 г.

Его вклад в создание художественного фильма «Монгол» был отмечен премиями «Ника-2008» и «Белый слон» «за лучшую работу художника». Д.Б. Намдаков лауреат правительственной премии Российской Федерации 2009 г. в области культуры.


Кадр из фильма «Монгол».

Основные темы произведений Даши Намдакова – кочевники, воины, сакральные фигуры, легендарные личности, родовые покровители бурят, тотемные животные и мифологические существа.


Хан.


Вельможа.


Кочевник.


Кочевник-2.


Летит, летит степная кобылица
И мнет ковыль...

Александр БЛОК.

Выставка работ Даши Намдакова в Эрмитаже 2010 г. получила очень точное название: «Ностальгия по истокам. Вселенная кочевников».




Просветленный.


Воин.

Большая часть произведений Даши Намдакова выполнена в технике художественного литья, ковки и смешанной технике. Материалом служит бронза, серебро, золото, медь, драгоценные камни, а также кость (бивень мамонта), конский волос и дерево.


Старый воин. 2001 г.


Старый воин. Фрагмент.



Работы Даши Намдакова хранятся в фондах Государственного Эрмитажа, Музея искусств народов Востока, Музея современного искусства в Москве, а также в китайских и американских государственных собраниях. Имеются они и во многих частных коллекциях, в том числе и Президента В.В. Путина.


Воин Чингисхана.






Лучник. 2000 г.





Есть у Даши Намдакова и графические работы.







Умчались, пропали без вести
Степных кобылиц табуны,
Развязаны дикие страсти
Под игом ущербной луны.

Александр БЛОК.

Окончание следует.

ВСЕЛЕННАЯ КОЧЕВНИКОВ (окончание)


Царица. 2010 г.

Даши Намдаков: НОСТАЛЬГИЯ ПО ИСТОКАМ

«Копытами коней вписана история Евразии в летопись человечества. […] Легендарная монгольская конница, вызывавшая ужас у европейцев, навсегда осталась в исторической памяти поколений».
А.Н. ЗЕЛИНСКИЙ.



В одном из предыдущих постов нашего ЖЖ мы уже писали об установке 14 апреля 2012 г. в Лондоне бронзовой конной статуи Чингисхана, созданной Даши Намдаковым к 850-летию со дня появления на свет Великого завоевателя.
Скульптор работал над ней более двух лет. Англичане предоставили ему в Лондоне огромную мастерскую в самом центре города. Мастер нашел интересное решение: Великий Хан, облаченный в монгольские доспехи, как бы остановился у самого края невидимой пропасти – у границы Неба.




Отливали скульптуру из бронзы в мастерской «Mariani» на севере Италии, доставив в Великобританию по частям. Высота ее от копыт коня до шлема всадника составляет около пяти метров, вес – 2714 килограммов.
Установили статую у Лондонского городского совета Вестминстера на островке-лужайке рядом с Мраморной аркой в северо-восточной части Гайд-парка. Событие происходило в рамках фестиваля «Город скульптур» в преддверии Олимпиады.




Однако появление статуи в центре английской столицы не пришлось по вкусу некоторым островитянам.
«В каких облаках витали консерваторы в Вестминстере, когда принимали решение об установке статуи рядом с Мраморной аркой? Кто следующий у них на очереди? Сталин? Пол Пот? Саддам Хусейн?», – возмущался депутат-лейборист Пол Димболденберг.




Ничего странного, конечно, в такой реакции нет. Достаточно вспомнить некоторые строчки из уже приводившегося нами стихотворения Алексея Широпаева:

Буряты, монголы, казаки –
На запад, на запад, на запад,
Туда, где сверкает столица,
Легенда, как туча, стремится.




На офисы, факсы и пластик –
Мистерия шашек и свастик.
Смотрите: на банковских стенах
Пульсирует конская пена.




В ребристые ваши тоннели
Бураны степные влетели,
И рушит компьютеров недра
Империя бронзы и ветра.




Сорвав занавески и шторы,
Влетят в сновидения ваши
Казаки, буряты, монголы,
Влекомы прибоем Ла-Манша.




Тогда конники Чингисхана не добрались до Британских островов.
Однако сегодня бронзовая статуя их Грозного предводителя стоит в самом центре Лондона.




Между тем триумф бурятского скульптора из России в Европе продолжался.
В следующем 2013 году он стал лауреатом международного конкурса скульптуры «Pietrasanta e Versilia nel Mondo», который ежегодно проводится в Пьетрасанте (итальянская провинция Лукка), городе с мiровой известностью, где творили величайшие мастера, включая Микеланджело.



Российская Азия в Сердце Европы.

Это была первая награда такого рода, присужденная российскому скульптору.
Премию и звание «Художник года» Даши Намдаков получил за работы на скифскую тему. Одна из них – «Царская Охота», – изготовленная в знаменитых мастерских художественного литья Италии «Мариани» и «Массимо Дель Кияро», была представлена на суд публики и экспертов на главной площади города Пьетрасанта.




Увиденное покорило зрителей. Известный итальянский критик, поэт, доктор искусствоведения Джузеппе Кордони оставил восторженный отзыв: «Маэстро Даши изобразил прекрасную Царицу – амазонку и Царя – героя. Они в состоянии стремительной погони. Они номады Евразии, где дом – это шатер, а крыша дома – небо над ними. Души всадников “дышат” безграничной необъятностью степи, по которой они скачут. Для автора степь – это центр мiроздания, она определяет суть существования персонажей скульптуры. В ней заключено все, что воплощают и чем обладают герои: шаманский дух предков, тайны ранней буддийской культуры, знаки и символы древнего искусства».

В «Царской Охоте» есть то, что сегодня приходится видеть не часто: пластика, элегантность, легкость, движение…






«Я счастлив!» – так отозвался на успех скульптора глава Тувы Шолбан Кара-оол. «Я безмерно благодарен Даши Намдакову за силу его искусства, за то, как оно сближает народы. За то, что сегодня эта свобода и вольница скифских Царя и Царицы уже здесь на Западе в бронзе, в самом центре мiровой культуры, вызывают восхищение у взыскательной публики и критиков. Высокохудожественная эстетика Даши прочитывается людьми самых разных языков и культур, связывает нас, доносит дух Азии до самых отдаленных уголков планеты».
«Царская Охота» представляет из себя часть скульптурного ансамбля «Центр Азии» в столице Тувы – Кызыле, заказанного Даши Намдакову.

С нетерпением будем ждать осуществления этого замысла.




«По коня-ям!» – доносится команда,
Люди враз взлетают на коней,
И глотают ветер кони жадно,
Ветер тех невозвратимых дней.

Юлия ШИШИНА