?

Log in

No account? Create an account

November 13th, 2014

1.

«АНГЛИЧАНКА ГАДИТ!»
Как она это делает и почему это ей сходит с рук?


«Коварный Альбион», «Англичанка гадит» – всё это отнюдь не случайные словосочетания под влиянием сиюминутных обстоятельств и не пропагандистские клише.
В них, как в воинских уставах, заложен оплаченный кровью не одного нашего поколения важный смысл.
Наш рассказ, в сущности, о том, как Британский Лев – небезуспешно – пытался заставить Русского Медведя таскать совсем ненужные последнему каштаны из огня, запаленного не без участия англичан и французов на полях Европы.
«Большая игра» в Азии завершилась в последнее Царствование для России поражением, закрепленном в унизительных итогах Русско-японской войны (с ее продолжением-революцией), в разрушении Бьоркского русско-германского секретного соглашения 11 июля 1905 г. и, наконец, англо-русским договором 1907 г., в результате которого мы вынуждены были отказаться от исторически обусловленного естественного азиатского вектора развития. Целью всех этих акций было не только убрать Россию с Востока, но еще и возвратить ее в Европу с последующим вовлечением в войну с Германией, усыпив ничего не стоящими обещаниями Царьграда и Проливов.
Убийство Царского Друга было лишь первым актом срежессированной «союзниками» и зарубежными Царскими родственниками кровавой драмы по уничтожению исторической России. В дальнейшем организаторы этого преступления оказали содействие свержению Монархии и физическому уничтожению Императорской Семьи, после чего Россия закономерно оказалось опрокинутой в кровавый хаос гражданской войны.
Последним крупным успехом Британии было вовлечение четверть века спустя России в новую войну с Германией. На сей раз это ей удалось сделать через своих агентов влияния, как в окружении Гитлера (Гесс), так и Сталина (Литвинов и Ко).
И в наши дни Великобритания играет одну из основных ролей в очередной попытке уничтожения России. Вряд ли мы сильно ошибемся, предположив наличие планов посадить на формально свободный Русский Престол одного из Виндзоров: Майкла ли Кентского, Принца ли Гарри или кого другого – всё равно.
2.
Английская охота на лису

…Но мы попробуем… любовью, –
А там увидим, что прочней…


3.
М.В. Нестеров. Лисичка.

«Ну что мне, если я тебя разобью, покорю; ведь я должен после этого стеречь тебя и бояться, а ты все равно будешь против меня. Это если от меча. Христовой же любовью я тебя всегда возьму и ничего не боюсь. Пусть забирают друг друга немцы, турки – это их несчастье и ослепление. Они ничего не найдут и только себя скорее прикончат. А мы любовно и тихо, смотря в самого себя, опять выше всех станем».

Григорий Распутин.
4.

«Каменщик был и Король я…»

Судя по перлюстрированной переписке, в русских правых кругах, приветствовавших само убийство Г.Е. Распутина, были, тем не менее, уверены, что Царский Друг «был устранен англичанами и что никакие князья тут не при чем». Знали об этом и в либеральных кругах. Так, известный адвокат Н.П. Карабчевский упоминал «таинственных агентов английского посланника Бьюкенена», пробивших «первую кровавую брешь в Царскосельском гнезде». Если верить английскому послу при Русском Дворе Бьюкенену, тот знал о готовящемся убийстве за несколько дней до него, но это может значить лишь одно: о преступлении были информированы и министр иностранных дел Эдуард Грей и премьер-министр Ллойд Джордж и Король Георг V. Знали и, выходит, одобрили?..
Главной задачей, которую ставили эти силы перед войной, было поставить Россию на службу своим интересам, а в 1916 г. – опять-таки любой ценой удержать ее в составе коалиции. Имевший влияние на Государя Г.Е. Распутин, для которого важнейшими были интересы Царя и России, представлял для этих сил, таким образом, большую опасность, а потому подлежал уничтожению.
Задолго до начала Великой войны Григорий Ефимович обозначил круг идей, которые, будучи высказанными им публично и даже напечатанными, не могли не встревожить тех, кто уже давно – в своих интересах – вынашивал идею мiровой бойни для достижения давних своих целей:
«Была война там, на Балканах этих. Ну и стали тут писатели в газетах, значит, кричать: быть войне, быть войне! И нам, значит, воевать надо... И призывали к войне и разжигали огонь... А вот я спросил бы их, – с особенной экспрессией подчеркнул Распутин, – спросил бы писателей: “Господа! Ну, для чего вы это делаете? Ну, нешто это хорошо? Надо укрощать страсти, будь то раздор какой, аль целая война, а не разжигать злобу и вражду”».
«…Теперь больше мыслят по-христиански, чем чувствуют. Вот в этом корень зла в мiре. Готовятся к войне христиане, проповедуют ее, мучаются сами и всех мучают. Нехорошее дело война, а христиане вместо покорности прямо к ней идут. Положим, ее не будет; у нас, по крайней мере. Нельзя. Но вообще воевать не стоит, лишать жизни друг друга и отнимать блага жизни, нарушать завет Христа и преждевременно убивать собственную душу».
Известно также его высказывание об Антанте: «…Что касаемо разных там союзов, – то, ведь, союзы хороши, пока войны нет, а коль она разгорелась бы, где бы они были? Еще неведомо...»
Григорий Ефимович был опасен, конечно, не тем, что он так думал или подобным образом открыто высказывался, а тем положением, которое он занимал в сердце Русского Царя.

5.
Король Великобритании Георг V. Фото военной поры.

Правивший с 6 мая 1910 г. Великобританией Король Георг V (1865–1936) подчеркивал, когда это было нужно, свое поразительное внешнее сходство с двоюродным братом – Императором Николаем II.

6.
«Ники» и «Джорджи».

Матери их, Королева Александра и Императрица Мария Феодоровна были родными сестрами.
По словам современников, она «пропагандировала русско-английское сближение. Распутину же этот союз казался малоудачным».

7.
«Вдовствующие» сестры.

Широко используя свое родственное влияние во время войны, для инициирования русского наступления, когда того требовали британские интересы, «дорогой Джорджи» и пальцем не пошевелил, чтобы спасти своих русских родственников в роковом 1917-м, организованном, кстати говоря, не без участия английской дипломатии и спецслужб. А ведь в родстве с Георгом V состояли не только Царь и Его Дочери, но и Императрица Александра Феодоровна – внучка Королевы Виктории.

8.
Королева Виктория с сыном, Принцем Уэльским (будущим Королем Эдуадом VII), внучкой – Императрицей Александрой Феодоровной, правнучкой Великой Княжной Ольгой Николаевной и Императором Николаем II. 1897 г.

В конце концов, для обезпечения своих интересов Английский Королевский Дом не пожалел даже своих кровных родственников. Но первой их жертвой стал Царский Друг.
Интересы эти не лежали исключительно в области геополитических и иных выгод (хотя и они, разумеется, учитывались). Просматривалось и иные цели. Например, по линии вольных каменщиков. Не напрасно Великобританию считают матерью современного масонства, многие Короли которой (в т.ч. и Георг V и его отец Эдуард VII, по мысли которого и была создана Антанта) не скрывали своей принадлежности к этому тайному братству.

9.
«Каменщик был и Король я…» (Р. Киплинг). Король Эдуард VII в масонском облачении.

Прибавьте к этому давние связи Королевской семьи и британского истеблишмента с мiровым еврейством (близость и по целям, и по духу, и по крови), – и извороты английской политики вам уже не покажутся такими странными и необъяснимыми.

10.
«Неразлучные». Королева Виктория и ее любимец – премьер-министр Дизраэли (провозвестник сионизма).

Один из ярких примеров – решительное противодействие Королевы Виктории браку ее любимой внучки, будущей Императрицы Александры Феодоровны. Брак другой внучки, Великой Княгини Елизаветы Феодоровны, она считала вполне допустимым, а этот, ввиду перспективы стать Русской Царицей, Английская Королева, скончавшаяся в 1901 г., уже тогда (!) считала опасным для жизни. Выходит, уже в ту пору знала…
И еще один важный штрих: в конце первой мiровой войны, 17 июля 1917 г. Английская Саксен-Кобург-Готская Королевская Династия, в лице Георга V, решила (и сумела!) сменить название (и сопутствующий ему имидж), заменив немецкий окрас, на вполне домашний, став с тех пор именоваться Виндзорами. Что-то сродни «Виндзорским проказницам» Шекспира! Однако недаром говорят: Волк меняет шкуру, нрав – никогда. Бульдог никогда не станет болонкой.
11.

«Труден путь до Петрограда»

Мальбрук в поход собрался,
Наелся кислых щей,
В походе обосрался,
И умер в тот же день.

Популярная французская военная песня начала XVIII в. об английском герцоге Мальборо.

Примечателен интерес, который проявил к фигуре Г.Е. Распутина такой крупный английский военный и государственный деятель, как Горацио Герберт Китченер (1850–1916).
Его официальный титул свидетельствовует о «подвигах» этого типичного английского колонизатора: граф Хартумский, виконт Ваальский, Трансваальский и Аспальский, виконт Брумский, барон Дентон. В 1895-1898 гг. он руководил подавлением суданских повстанцев-дервишей, в ходе которого отдал на разграбление войскам их столицу Омдурман. В битве у этого города 2 сентября 1898 г. англичане впервые применили пулеметы «максим», которые уничтожили более 26 тысяч суданцев, вооруженных главным образом пиками. Заняв город, Китченер приказал вырыть из могилы тело чтимого мусульманами Махди (проповедника Мухаммеда Ахмеда), шейха Судана, объявившего англичанам джихад. Останки его сожгли в паровозной топке (как тело Г.Е. Распутина в котельной Петроградского политехнического временщики, а вскоре – уже живьем – С. Лазо белые). Вот вам и "В паровозных топках сжигали нас японцы"!

12.
Омдурманское сражение 2 сентября 1898 г.

В результате Судан был превращен в английскую колонию, а Китченер был назначен его генерал-губернатором.
Однако еще более кровавые подвиги он совершил в 1900-1902 гг., когда командовал британскими солдатами в Англо-бурской войне. Для того, чтобы сломить сопротивление буров (потомков голландских и германских поселенцев в Южной Африке), этот английский джентльмен впервые применил такое варварское средство как концентрационные лагеря, в которых содержали заведомо ни в чем не повинных женщин, детей и стариков. От голода, жажды, жары и болезней там погибло гораздо больше буров, чем на полях сражений. (Так что и тут этот английский джентльмен был первопроходцем, далеко опередив и большевиков и немцев.)

13.
«Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне…»

14.
Одна из жертв «виконта Трансваальского». Девочка из концлагеря, созданного Китченером для буров.

В 1902-1909 гг. Китченер был главнокомандующим британскими войсками в Индии, а в 1911 г., назначенный генеральным консулом в Египте, фактически управлял этой страной. Еще в бытность в Индии Китченер стал главой индийского масонства. Известно также, что он был почитателем австрийского теософа, ариософа и оккультиста «графа Йорга Ланца фон Либенфельза» и сторонником проповедуемых им идей. Биографы графа утверждают, что именно он послужил прообразом Старшего Брата в известном романе Джорджа Оруэлла «1984».

15.
Горацио Китченер.

С началом первой мiровой войны Китченера назначили военным министром Великобритании. К 1916 г. особую обезпокоенность его стало вызывать положение дел в России. Граф настаивал на отправке в Петроград специальной военной миссии. В начале мая Китченер получил секретное приглашение посетить Россию. Он должен был встретиться с Императором Николаем II. Наряду с переговорами о поставке боеприпасов военный министр должен был убедить Царя в разрушительном влиянии на англо-русские отношения Г.Е. Распутина.

16.
"Визитная карточка" Британии. Английский плакат периода первой мiровой войны с изображением Китченера.

Однако напрасно британский генеральный консул в Москве Р. Локкарт провел несколько дней в поисках китайского фарфора, к которому, как известно, Китченер испытывал слабость: до Архангельска лорд так и не доплыл. Германская субмарина U-75 под командованием германского офицера Бейцена, оказавшаяся у Оркнейских островов, потопила броненосный крейсер «Хэмпшир» через несколько часов после отплытия 21 мая/5 июня.

17.
Крейсер «Хэмпшир».

Из 650 членов экипажа спаслось только 12 человек. Фельдмаршала среди них не оказалось. В день гибели корабля командующий Британским королевским флотом адмирал Д. Джеллико телеграфировал лично Королю Георгу V: «С глубокой скорбью сообщаем, что корабль Вашего Величества “Хэмпшир” был торпедирован вчера в 8 часов вечера к западу от Оркнейских островов и пошел ко дну...»

18.
Германская подлодка атакует английский корабль.

Долгое время в Британии (да и в некоторых работах отечественных историков) бытовала версия о причастности к этому германской разведки, получившей сведения то ли в самом Лондоне, то ли в Петрограде. В последнем случае называли имя Г.Е. Распутина, узнавшем об этом будто бы от Императрицы. Примечательно, что британские историки, знаю всю абсурдность подобного рода версий, не спешили всё же и решительно опровергать их, хотя в военном и разведывательном ведомстве причину гибели установили практически сразу: крейсер поразила не торпеда, немецкая якорная мина, специально сконструированная для постановки с подводных лодок. Через несколько дней английские тральщики выловили на месте гибели корабля 15 таких мин.

19.
Одна из многочисленных английских траурных карточек.

Менее известна (по понятным причинам) версия, выдвинутая в 1930-х годах французских исследователем Р. Букаром. Он полагал, что трагедия явилась следствием противоборства военного министра и шефов британской разведки, сошедшихся во мнении с финансистами Сити. Умозаключения француза были основаны на мнениях, бытовавших в британских военных и политических кругах. «Во всяком случае, – писал он, – руководство английской разведки открыто обвиняли в установке на “Хэмпшире” грандиозной “адской машины”, которая должна была избавить его от одного из самых неукротимых противников».

20.
Английская медаль, отчеканенная в память гибели Китченера.

Судя по дошедшим до нас письмам, Император Николай II и Государыня Александра Феодоровна, узнав о гибели Китченера, первоначально были шокированы этим известием. Однако ровно до тех пор, пока Григорий Ефимович не поставил всё на свои места. В письме от 5 июня Государыня передала Супругу выказывание Г.Е. Распутина по поводу этого события, полученное через посредство А.А. Вырубовой: «…По мнению Нашего Друга, для нас хорошо, что Китченер погиб, так как позже он мог бы причинить вред России, и что нет беды в том, что вместе с ним погибли его бумаги. Видишь ли, Его всегда страшит Англия, какой она будет по окончании войны, когда начнутся мирные переговоры».

21.
Мемориал лорда Китченера в кафедральном соборе Св. Павла в Лондоне.

Вместе с другими бумагами 21 мая с «Хэмпширом» на дно Северного моря ушло также досье, тщательно подбиравшееся британскими дипломатами и разведчиками в России на Г.Е. Распутина. Однако дело было, конечно, не в самих бумагах, подлинники которых и до сих пор находятся на секретном хранении в Лондоне.
Там отлично понимали, что миссия была полностью провалена. На то, чтобы подготовить нового человека, хорошо ориентировавшегося бы в военных вопросах и проблемах поставки вооружения, а также во внешней политике, требовалось время. А еще ведь нужно было заручиться согласием Николая II принять этого нового посланца. (Даже на согласование даты приема Китченера ушло немало времени.) Однако самая главная проблема заключалась в том, что в Британии в то время не было столь авторитетного, заслуженного человека, как граф Хартумский.
А времени уже не было. Россию нужно было во что бы то ни стало удержать в коалиции. Иное развитие событий грозило военным поражением, а значит политической катастрофой.
Именно после гибели «Хэмпшира» в английских коридорах власти было принято окончательное решение о физической ликвидации Царского Друга – операции дерзкой и рискованной.
22.

Правительство Его Величества и русский мужик

Только месяц спустя после гибели Китченера, 6 июля премьер-министр Асквит назначил нового военного министра – Дэвида Ллойд Джорджа (1863–1945), с 1890 г. состоявшего депутатом парламента от лейбористов, а с 1905 г. – членом правительства. Взгляды этого политического деятеля по многим вопросам расходились с его предшественником. В одном, однако, они были едины: в необходимости в интересах Великобритании устранения Г.Е. Распутина. Ровно через полгода, 7 декабря 1916 г. Ллойд Джордж сменит на посту премьер-министра Герберта Генри Асквита.

23.
Дэвид Ллойд Джордж. Портрет из Granger collections. Нью-Йорк.

В эти же дни происходит другая знаковая смена в Британском правительстве: 10 декабря оставляет пост министра иностранных дел Эдуард Грей (1862–1933). На Даунинг стрит этот деятель либеральной партии хозяйничал с 10 же декабря 1905 г. – одиннадцать лет безсменно. И каких лет! Именно его усилиями во многом оформлялась Антанта, именно он в полной мере содействовал подготовке и развязыванию Великой войны. Эдуард Грей начал, а Ллойд Джордж, возглавивший в 1918 г. английскую делегацию на переговорах с Германией, подписал в Версале мир, в котором были заложены основы новой мiровой войны.

24.
Эдуард Грей. С портрета Джеймса Гутри.

Именно эти два члена Правительства Его Величества были не только в курсе, но и принимали решение (одобрили) убийство в Петрограде в ночь на 17/30 декабря 1916 г. Предшественник Дэвида Ллойд Джорджа Герберт Асквит и сменивший Эдуарда Грея Артур Бальфур гораздо в меньшей степени соответствовали этой задаче.
На этапе подготовки именно в руках военного министра находилась военная разведка, разработавшая план и осуществившая само убийство; под контролем же министра иностранных дел находились дипломаты в России. Не забудем также и о племяннице последнего – леди Сибил Грей, возглавлявшей англо-русский госпиталь в Петрограде, размещавшийся во дворце одного из убийц и служивший штаб-квартирой заговора. Не зря ее, получившую ранение, наскоро подлечив в Лондоне, поспешили отправить назад в Россию. По всей видимости, заменить столь доверенное лицо было некем.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner