?

Log in

No account? Create an account

November 7th, 2014

A PROPOS

Еще об Ирине Энери

В одном из предыдущих постов я уже имел возможность поблагодарить моего доброго знакомого из Хельсинки Руди де Кассерес за предоставление ряда изобразительных материалов об известной в свое время пианистке Ирине Энери – жене одного из убийц Царского Друга поручика С.М. Сухотина.
Публикация вызвала между нами обмен мнениями и посылку новых материалов на ту же тему, которыми я не могу не поделиться с моими читателями, несмотря на то, что они отстоят несколько в стороне от магистральной темы. Но, как говорится, кто знает…
Это обложки музыкальных произведений девочки-вундеркинда, опубликованные, когда ей было всего шесть и девять лет. При этом не может не обратить на себя внимание обозначение авторства: «княжна Ирина Чагадаева». Таковой, как мы знаем, она никогда не была. Тут совершенно явны усилия ее матери, ревновавшей о славе своей дочери больше ее самой…

1.
Обложка нотного сборника: Princesse Irène Tschagadaeff. Fleurs de printemps. Huit morceaux. Leipzig. Wasenius. 1904.

2.
Обложка книги: Princesse Irène Tschagadaeff. Sept morceaux. Leipzig. Wasenius. 1904.

3.
Третий сборник: Irène Eneri (née Tschagadaeff). Morceaux caratéristiques pour piano. Leipzig. Lindgren. 1907.

Эта посылка из Хельсинки навела на мысль опубликовать и другие фотографии Ирины Горяиновой, которыми со мной ранее поделился Руди. Он, свою очередь, получил их из из семейного альбома Владимiра Вассина, внука Сергея и Ирины Сухотиных (http://nadinmuz57.narod.ru/fan.html). Вот они…

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

Для полноты картины приводим фотографии других людей (родственников Ирины Энери, а, возможно, и ее супруга С.М. Сухотина), находящиеся ныне в том же архивном фонде…

16.

17.

18.

19.

20.

21.

Атрибуции и вообще всякие соображения всячески привествуется!
1.
С.С. Лазоверт. Снимок из газеты «Новое время» (№ 12276. 1916. 25 июня. С. 8).

Человек-неведимка

Самым таинственным, почти что непроницаемым, до сих пор, остается пятый участник убийства – врач санитарного поезда Отряда В.М. Пуришкевича Станислав Сергеевич Лазоверт.
В исторической литературе он часто фигурирует под несколько измененными фамилиями: Лазоверт, Лазаверт, Лазовер… Именуют его то Станиславом Сергеевичем, то Сергеем Сергеевичем. Да и с должностью не всё до конца ясно. В некоторых источниках его называют главным врачом санитарного отряда Красного Креста и даже капитаном медицинской службы. Доходило до того, что этого таинственного доктора идентифицировали с англичанами: действительно участвовавшим в убийстве Г.Е. Распутина разведчиком Освальдом Райнером или даже с основателем британской контрразведки МИ-5 Верноном Келли.
Последнюю версию выдвинул в свое время Ален Деко – известный французский драматург, историк и тележурналист, член Французской академии. К таким выводам этот специалист по культуре древнего Рима и раннего христианства пришел во время работы над сценарием известного фильма «Я убил Распутина» («J`ai tué Raspoutine», 1967), роль доктора Лазоверта в котором исполнял Ник Фогель.
Одним из качеств этого человека является его способность убеждать, о чем писали наши соотечественники, прочитавшие переводы его книг: «Деко говорит настолько убедительно, что хочется [sic!] ему верить и ни разу не возникает вопрос “Правда ли все, что он рассказал?” Этот человек – великий рассказчик и сценарист (может? кто не знает, но он написал сценарий к фильмам про Анжелику). Историю Деко нельзя воспринимать как подлинную (как и любую другую историю), это роман, роман-история. Ведь так намного интереснее, не так ли?»

2.
Ален Деко.

Возможно, именно на эту удочку, видимо, и попались создатели российского документального фильма «Григорий Распутин. Жертвоприношение» (режиссер Сергей Браверман), впервые показанного по 1-му каналу TV 1 ноября 2014 г.
Преклонение перед признанным европейским мэтром наших телевизионщиков понятна. Но речь-то ведь идет об истории русской. Да и здравый смысл не мешало бы иногда включить. Говорить о непосредственном участии в убийстве Г.Е. Распутина – в качестве рядового киллера-забойщика! – директора Службы безопасности Британской Империи Вернона Келли сколько-нибудь серьезно невозможно. Прибавьте к этому и другую не менее пикантную деталь из фильма Бравермана: оказывается, что английский генерал Келли (он же Лазоверт) в 1930-е годы жил в Париже по соседству с князем Юсуповым. Рассказывать такие побасенки всё равно, что, например, толковать о приезде в 1939 г. в союзный нам тогда Берлин Берии для убийства англофила Гесса или о выезде Лаврентия Павловича после войны на жительство в Чехословакию по соседству с матерью Меркадера. Но шутки в сторону: как мог глава английской спецслужбы поселиться в Париже, будучи вплоть до 1940 г. на службе Его Величеству? Или уж на интернет зайти лень?
Кроме нарезки из потрясших меня размышлений актера Владимiра Машкова о Г.Е. Распутине, роль которого он сыграл в многосерийном кинофильме: в бравермановской получасовке практически ничего нет: одна пошлость и ляпы.
Однако, тем не менее, в целом фильм полезен: способствует разрушению у массового зрителя (а ведь не для историков и православных такое снимают) прежнего исключительно черного мифа.
Наконец, некоторые исследователи идентифицировали «доктора» как Самуила Лазоверта/Лязоверта (1885–1937) – польского социал-демократа и коммуниста, по происхождению еврея. («…В общем по еврейской конспирации одно лицо».)
Этот исторический Самуил Лазоверт и его сестра были очень близки Ф.Э. Дзержинскому и его жене Софье, урожденной Мушкат. В жилах супругов также текла еврейская кровь.

3.
Феликс и Софья Дзержинские.

4.
5.
Среди «своих»: Феликс Дзержинский с Гольдманами-Либерами; Софья Дзержинская и Феликс Кон.

Однако добытые нами свидетельства опровергают и эту версию, хотя, конечно, вполне вероятны родственные связи обоих Лазовертов.
Прежде всего, известные нам факты (пребывание убийцы Г.Е. Распутина в Париже) никак не стыкуются с опубликованными недавно документами, согласно которым в 1930-е гг. Самуил Лазоверт был на виду, занимая высокие посты члена ЦКК КП(б)У и госарбитра при СНК УССР. Арестовали и расстреляли его за принадлежность к созданной в 1914 г. для борьбы за независимость Польши Ю. Пилсудским (которому был очень близок также и Дзержинский) «Польской организации войсковой». Деятельности этой структуры (в том числе и участию в ней Лазоверта) было посвящено совершенно секретное письмо Главного управления госбезопасности от 11 августа 1937 г. «О фашистско-повстанческой, шпионской, диверсионной, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР».
Итак, поиски в этом направлении вели в тупик.
«Доктор-смерть»

Однако проведенные нами в дальнейшем разыскания показали, что интересующий нас доктор Лазоверт на деле оказался не столь уж непроницаемым и неуловимым.
Еще в 2010 г. во время поездки в Хельсинки я получил от знакомого исследователя Руди де Кассерес обнаруженные им при фронтальном просмотре подшивки газеты «Новое время» за 1916 г. фотографии. Подпись под одной из них гласила «Главный врач С.С. Лазоверт, заведующий медицинской частью отряда». Позднее были выявлены и другие снимки таинственного доктора и документальные свидетельства о нем.
Их и не могло не остаться: В.М. Пуришкевич любил покрасоваться. В качестве свидетельства приведем одну из записей, сделанных вдовствующей Императрицей Марией Феодоровной в ее петроградском дневнике (9.12.1915): «…Приняла Пуришкевича с врачом Лазавертом и с шестью сестрами, передавшими мне альбом».
Посещал поезд В.М. Пуришкевича и Государь. Произошло это в Ставке 29 мая 1916 г. в Троицын день. Это нашло отражение в Царском дневнике: «После завтрака поехал с Алексеем на станцию; видели эшелон Куринского полка и два вагона Пуришкевича – походная библиотека и походная аптека, с которой он разъезжает по фронтам».

6.
Государь и Наследник провожают направляющийся на Южный фронт Куринский полк. За спиной у Них поезд Красного Креста В.М. Пуришкевича.

Сообщил Он об этом и в письме Государыне (1 июня): «…Забыл упомянуть о нашем посещении поезда Пуришкевича. Это не санитарный поезд – в нем 3 вагона с библиотекой для офицеров и солдат и полевая аптека, очень хорошо оборудованная и рассчитанная для обслуживания трех армейских корпусов. Он с нами обедал и рассказал много интересных подробностей! Удивительная энергия и замечательный организатор! В этом поезде совсем нет сестер, одни мужчины. Я осмотрел поезд, когда он стоял на нашей платформе, где я смотрел войска, отправляющиеся на юг».

8.
Разборка книг для библиотеки в вагоне-столовой поезда Головного отряда Красного Креста. Слева В.М. Пуришкевич.

Однако, как видим, ни в дневнике, ни в письме ни разу не упоминается С.С. Лазоверт. Иное дело пресса. Вот что сообщала, например, газета «Новое время»: «29 мая Его Императорское Величество Государь Император с Наследником Цесаревичем изволил осмотреть стоявший на железнодорожной станции в Царской Ставке поезд головного отряда Красного Креста члена Государственной думы В.М. Пуришкевича.
Государь Император с Наследником Цесаревичем, в сопровождении лиц Свиты прибыл к поезду около 3 часов дня. Объяснения Его Величеству имели счастье давать В.М. Пуришкевич и главный врач, он же заведующий медицинской частью отряда С.С. Лазоверт. Его Величество изволил подробно осматривать вагон-библиотеку и вагон-аптеку, при котором имеется 3 вагона с медикаментами. Книги из вагона-библиотеки раздаются безвозмездно в войсковые части боевой линии; вагон этот является четвертым с начала раздачи книг. Вагон-аптека также безвозмездно снабжает медикаментами части передовых линий.
Государь Император, милостиво выслушав доклад о деятельности библиотеки и аптеки и оставшись вполне довольным всем виденным, изволил благодарить В.М. Пуришкевича и С.С. Лазоверта за их полезную деятельность.
Внеся Свои Имена в особую книгу, Его Императорское Величество с Наследником Цесаревичем отбыли с вокзала».

7.
Вагон-аптека в поезде В.М. Пуришкевича, которым заведовал С.С. Лазоверт.

Ехавший со Станиславом Сергеевичем в одном поезде уже после революции, в конце марта 1919 г. адвокат, кадет и масон французской ложи Мануил Сергеевич Маргулиес (1868–1919) оставил по горячим следам событий в своем дневнике такую запись: «В поезде – Лазоверт (заведовавший у Пуришкевича санитарной частью) […] …Родился в Варшаве, еврей, был при генерале Жанэне, потом попал к Пуришкевичу […] Я видел его бланки как-то в России; заголовок такой: “доктор Лазоверт, заведующий санитарными учреждениями действительного статского советника Владимiра Митрофановича Пуришкевича” (а все учреждения, конечно, не Пуришкевича, а Красного Креста»

9.
Генерал Морис Жанэн.

Прежде, чем продолжить далее, нужно сделать одно важное уточнение: генерал Морис Жанэн (1862–1946), ввезший в Россию С.С. Лазоверта, с весны 1916 г. возглавлял чрезвычайную французскую военную миссию при Царской Ставке. Во время гражданской войны он курировал в Сибири дело о цареубийстве; при нем состоял родной брат одного из организаторов цареубийства (Я.М. Свердлова) Зиновий Пешков (1884–1966).

10.
Брат Янкеля Свердлова – французский офицер (а затем и генерал) Зиновий Пешков.

Впоследствии во Франции генерал Жанэн участвовал в акции по перехвату обнаруженных следователем Н.А. Соколовым и вывезенных им заграницу частиц мощей Царственных Мучеников с последующей их передачей в руки российских масонов во главе с организатором убийства Г.Е. Распутина В.А. Маклаковым.
Но продолжим. В.М. Пуришкевича, по словам того же М.С. Маргулиеса, С.С. Лазоверт «любит как честного человека». Связи с ним у доктора были настолько сильны, что сын от первого брака был назван им впоследствии в память своего патрона Владимiром. Однако, как выяснилось, думец и врач сильно расходились в политическом и национальном вопросах. «Теперь, – вспоминал М.С. Маргулиес свой разговор с С.С. Лазовертом весной 1919 г., – узнав о выступлениях Пуришкевича монархического характера, написал ему письмо с протестом. Жалеет, что такой умный, честный и талантливый человек не понимает, что нет возврата к старому и проповедует погромы». (Хотя, заметим, все эти претензии выглядят слишком уж странно, если учесть, что позиция Пуришкевича ни для кого в России секретом не была. Разве что перед подготовкой к убийству Царского Друга она коренным образом изменилась? Такое тоже возможно.)

11.
В.М. Пуришкевич – начальник поезда Красного Креста.

Обладал этот врач из санитарного отряда В.М. Пуришкевича, несомненно, дерзостью и отвагой. В течение одного только 1916 г. он был награжден двумя солдатскими Георгиевскими крестами, хорошо видными на публикуемых нами снимках.
Сам о себе С.С. Лазоверт рассказывал примерно в таком ключе: «…Он доктор медицины Парижского университета, был интерном, был мобилизован, как врач…» Однако это был всё-таки врач с двойным дном. На размышления наводит уже тот факт, что, как оказалось, при просмотре «Российского медицинского списка», в котором фиксировались все врачи, практиковавшие в России, а также получившие свой диплом заграницей, имя этого загадочного доктора отсутствует.
Установивший этот факт петербургский врач И.В. Князькин далее сообщает еще более сногсшибательный факт причастности С.С. Лазоверта к попытке насильственного оскопления о. Иоанна Кронштадтского перед самой его кончиной. «…В каких-то загадочных ритуальных целях», – прибавляет он. Всю эту темную историю, насколько это было возможно, в свое время мы подробно разобрали в нашей книге «Боже! Храни Своих!» Однако имя врача-изувера там не фигурировало. Откуда взял его И.В. Князькин, неизвестно. На какие-либо источники он не ссылается. Однако вот что характерно: один из организаторов убийства Г.Е. Распутина князь Ф.Ф. Юсупов был прекрасно осведомлен о всей этой истории с попыткой оскопления о. Иоанна, несмотря на то, что в свое время ее тщательно пытались скрыть. К этому стоит, пожалуй, присовокупить другие подобные попытки в отношении Г.Е. Распутина (в 1912 г. и 1914 гг.) вкупе с распространяемыми слухами о совершении над ним подобных действий. (На это мы также неоднократно обращали внимание в наших книгах.)

12.
С.С. Лазоверт (во главе стола в вагоне-столовой) и В.М. Пуришкевич (сбоку слева, с бородой) в санитарном поезда. Архив автора.

Общепризнанной при убийстве Царского Друга является роль С.С. Лазоверта, как шофера во время доставки Г.Е. Распутина в Юсуповский дворец и впоследствии при перевозке уже его тела к мосту; как врача-отравителя и, наконец, как того, кто квалифицированно мог установить факт смерти. Но только ли ради этого приглашали во дворец этого человека, расширяя круг участников тайного дела, тем самым увеличивая возможность открытия преступных замыслов раньше времени?.. Присутствие в ту ночь в Юсуповском дворце врача следует, скорее, сопоставить с «полянкой врачей» на Ганиной яме под Екатеринбургом, где «грамотно», «по правилам» управлялись с Телами Царственных Мучеников…
Участие в этом преступлении, являвшегося одновременно и покушением на Корону, не было секретом для спутниц жизни, как В.М. Пуришкевича, так и С.С. Лазоверта. Заблаговременно извещенные, жены обоих в ту ночь поджидали своих мужей на Варшавском вокзале. Санитарный поезд «крайне правого» Пуришкевича стоял под парами…
Куда ведет след?..

Вскоре по прибытии в Париж – уже после завершения в России гражданской войны – С.С. Лазоверт, по примеру его русского покровителя В.М. Пуришкевича, написал короткие воспоминания об убийстве Царского Друга, отрекомендовавшись при этом почему-то «офицером Русской армии», «полковником», да еще присовокупил к этому дворянскую приставку «де» («Colonel Stanislaus de Lazovert»).

13.
Фрагмент содержания изданного в США сборника документов и материалов с обозначением авторства.


Отличительная черта этих мемуаров – ненависть к Государю и обвинение Г.Е. Распутина в педерастии (единственное, кстати говоря, свидетельство такого рода, а потому вряд ли случайное). Издали мемуары в 1923 г. в Нью-Йорке в составе солидного семитомного сборника документов о Великой войне.

14.
Титульный лист издания, в котором были опубликованы воспоминания С.С. Лазоверта.

Эта связь Станислава Лазоверта с Соединенными Штатами также была не случайной. Еще в 1917 г. в различных американских изданиях появились его комментарии в связи с убийством Г.Е. Распутина и другими политическими событиями в России, от которых в заявлении, данном им лично в ноябре 1918 г. в Нью-Йорке, доктор Лазоверт отрекался.

15.
Заявление доктора Лазоверта (The New York Times. 1918. November 26).

Жил «доктор», как утверждали немногие помнившие его, в 1920-е годы в Париже неподалеку от князей Юсуповых. Некоторые сведения о жизни его в этот период сообщает в одной из своих книг дочь генерала Деникина Марина Грей. Судьба первой жены «доктора» была ей неизвестна. Она знала лишь о самом факте ее существования. От первой супруги у Лазоверта остался сын Владимiр, который жил с отцом, создавшим новую семью «с очаровательной дамой». Сын, появившийся на свет от этого второго брака, вскоре умер.
По словам Марины Грей, Лазоверт много путешествовал, но неизменно возвращался в свой парижский дом в VIII округе неподалеку от Елисейских полей. Сын его В.С. Лазоверт, живший в городе Безье на юге Франции, вспоминал, что однажды, вернувшись из очередного вояжа, его отец обнаружил в своем доме дансинг, который его владельцы назвали …«Распутин».
Но куда так часто и, судя по всему, надолго, ездил господин доктор?
Ответ на этот вопрос важен так же, как и разноречия в датах кончины этого странного врача. По одним сведениям, это произошло в 1934-м, по другим – в 1936 г.
Тем не менее, у нас есть веские основания утверждать, что слухи о смерти С.С. Лазоверта в 1930-е годы не просто «сильно преувеличены», но являются дымовой завесой, весьма характерной для людей его профессии (речь, конечно, идет не о медицине).
Сведения эти предоставила недавно – совершенно случайно и как бы между прочим – графиня Т.Н. Бобринская.
Татьяна Николаевна родилась в 1923 г. в Берлине в семье масона Николая Сергеевича Тимашева. (Когда его отца и мать в 1917 г. арестовали большевики, освободиться им помог известный масон И.И. Манухин, лечивший жену одного видного коммуниста.)
Однако прежде чем привести ее свидетельства, следует понять, кто она, а, значит, и насколько ей вообще можно верить. Сделать это не очень сложно, поскольку в последние годы нет недостатка в ее высказываниях.
Вот ее мнение об известном генерале-предателе Н.В. Рузском, дяди ее матери: «Именно генерал Рузский в начале 1917 года чуть не спас жизнь Николая Второго, предложив ему от имени генштаба согласиться на конституционную монархию, уступив исполнительную власть кабинету министров. Возможно, в этом случае царь избежал бы ареста и последовавшей трагедии. Но монарх отверг предложение…»
А вот уже непосредственно о Царской Семье и Их Друге: «По закоснелости мышления он [Государь] недалеко ушел от заурядного армейского полковника, в чине которого благоразумно оставался. Царь был образцовый семьянин, и его психику подрывали переживания за жену. Тогдашние “патриоты” возлагали на “паршивую немку” вину сначала за то, что, родив четырех девочек, она не могла произвести на свет наследника. […] …Когда […] выяснилось, что долгожданный сын страдает гемофилией – тяжким недугом, унаследованным от родни Александры Федоровны – у нее помутился разум. Тогда-то при дворе появился Григорий Распутин – сначала в роли лекаря, а затем влиятельного советника и тайного шпиона. Проявляя безмерную участливость в бедах жены и слепо полагаясь на богоизбранность своей власти, царь превратился в заложника, а по сути в невольного пособника ряда трагических событий и обстоятельств».
Ну, и о президентах США. На вопрос, кого из них она считает «наиболее достойным», последовал ответ: «Рональда Рейгана. А на второе место я бы поставила Гарри Трумэна».
«В 1930-е годы, – вспоминает Т.Н. Бобринская, – в Гарвардском университете была создана кафедра социологии – науки, переживавшей тогда период своего формирования. Кафедрой руководил профессор Питирим Сорокин, известный философ и историк. К участию в подготовке базового четырехтомника “Социальная и культурная динамика” он пригласил более 60 видных ученых из разных стран. Профессор Тимашев как автор лучшего из присланных трудов был в 1936 году приглашен на преподавательскую работу в Гарвард. Переехав в Америку и закрепившись на новом месте, отец вызвал из Франции семью. Впоследствии ему предложили возглавить кафедру социологии на Манхэттене – в университете Фордэма. Тамошними аспирантами отец руководил до своей кончины».
Пока отец обустраивался в американских научных центрах, курировавшихся ЦРУ, его дочь в 1940 г. окончила Сорбонну со степенью бакалавра по философии. Выехав в США, она продолжила обучение в аспирантуре Фордэмского и Колумбийского университетов, где специализировалась на изучении социологии коммунистического общества. Вышла замуж за графа Николая Алексеевича Бобринского, возглавляющего русскую ветвь Мальтийский ордена. Графиня Т.Н. Бобринская и сама состоит в этом ордене (она была «посвящена в рыцари», являясь «дамой Справедливости», а также в совете директором клуба военнослужащих США.

16.
Графиня Т.Н. Бобринская.

Нельзя также не обратить внимания на некоторые обстоятельства водворения графа Н.А. Бобринского в США.
По словам его супруги, по приезде, он был сразу же востребован целым рядом организаций в Филадельфии и южных штатах. В них «только и занимаются тем, что исследуют свои родословные. Они выкапывают камни тысячелетней давности. Сначала его пригласили в организацию “Потомки Императора Карла Великого”. В ней, наверное, он оказался одним из немногих, кто действительно был настоящим потомком Карла. Потом муж попал в общество “Потомков первых крестовых походов”. Представьте себе, для них были важны только те, кто имел отношение именно к первым походам, остальные были уже не так интересны. Оказалось, что Николай для них просто безценен, ведь он действительно ко всему этому принадлежит». Если знать положение дел в американской элите, в этом, конечно, нет ничего странного и курьезного (см. http://habbibas.livejournal.com/14289.html http://habbibas.livejournal.com/14370.html).

17.
«Рыцарь» (о. Христофор) и «дама Справедливости».

Мы намеренно задержались на некоторых фактах биографии этой, несомненно, незаурядной женщины, чтобы яснее осознать то, что она рассказала в одном из своих интервью: «Я также прошла магистратуру в Нью-Йорке (на кафедре философии Колумбийского университета), а затем служила секретарем-переводчиком у доктора Станислава Лазоверта. В Америку он приехал, как я поняла, по заданию спецслужб Франции. К тому времени у него был богатейший опыт агентурной работы. Ведь еще за три десятилетия до данной миссии молодой Лазоверт был заслан французскими спецслужбами в Петроград, где участвовал в физическом устранении всемогущего Распутина. Согласно разведданным, через этого “старца” секретные сведения о российских войсках попадали в германский генштаб. Но когда я встретила своего будущего мужа, мне уже было не до “шпионских игр”».


18.
С.С. Лазоверт с розеткой ордена Почетного легиона. Снимок периода гражданской войны.

Всё это подтверждает давнее свидетельство уже помянутого М.С. Маргулеса, ехавшего с С.С. Лазовертом в поезде весной 1919 г.: «…В петлице – розетка офицера Почетного Легиона. […] Лазоверт едет с какой-то миссией французского министра иностранных дел».
"Доктор" Лазоверт был прямым агентом правительства Французской республики, получившим полномочия на убийство Царского Друга в столице "союзной" Российской Империи.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner