?

Log in

No account? Create an account

November 1st, 2014

1.
Великий Князь Димитрий Павлович.

«Громоотвод»

Другим важным участником убийства был Великий Князь Димитрий Павлович (1891†1942) – сын Великого Князя Павла Александровича от первого брака с Великой Княгиней Александрой Георгиевной. Эту особую свою роль он сам хорошо понимал. «…Одинаково ясно, – писал он в 1920 г. своему другу и подельнику князю Ф.Ф. Юсупову, – я сознаю и то, что не будь моего имени среди участников декабрьской драмы, тебя наверное бы повесили как политического преступника».
Царь и Царица долгое время благоволили Своему юному родственнику (он приходился Императору двоюродным братом), всячески опекая его. Что касается Великого Князя, то он вынашивал далеко идущие честолюбивые планы, рассчитывая жениться на Дочери Государя – Великой Княжне Ольге Николаевне. Болезнь Наследника (как считалось, неизлечимая) давала ему, в конце концов, шанс даже и на Всероссийский Престол.
Однако столь радужные перспективы были нарушены благодаря Г.Е. Распутину, раскрывшему глаза Императору с Императрицей на гомосексуальные наклонности Димитрия Павловича. Намечавшаяся помолвка с негодованием была отвергнута, что и послужило причиной лютой ненависти Великого Князя к Царскому Другу.
Совратителем во всей этой истории выступал князь Ф.Ф. Юсупов. О дружбе младших Юсуповых с детьми Великого Князя Павла Александровича знали многие. Сестра Димитрия Павловича особо подчеркивала: Юсуповы были «друзьями нашей семьи».

2.
С сестрой, Великой Княжной Марией Павловной младшей и тетей, Великой Княгиней Елизаветой Феодоровной.

Однако дурные наклонности в Димитрии Павловиче проявились гораздо раньше, что, между прочим, запечатлено на одной из фотографий, обнародованных недавно (по недомыслию?) одним из его потомков. Снимок этот демонстрирует предрасположенность Великого Князя к переодеваниям в женское платье (как и у его друга князя Феликса).
Мать Великого Князя Димитрия Павловича, напомним, умерла при его родах. Отец, будучи за границей, вступил в 1902 г., вопреки воле Государя, в морганатический брак с разведенной женой своего сослуживца. Дети Великого Князя Павла Александровича (Мария и Димитрий) были переданы под опеку его брата Великого Князя Сергея Александровича и его супруги Великой Княгини Елизаветы Феодоровны. Семья эта, как теперь говорят, не лишена была сексуальных проблем. Результат – зафиксирован на снимке.

3.
В Ильинском, подмосковной Великого Князя Сергея Александровича. Димитрий Павлович в платье «барышни-крестьянки» сидит на полу.

В довершение всего, наряду с другими Великими Князьями, Димитрий Павлович с 1907 г. состоял в одной из масонских лож. Особо близкие отношения связывали его с одним из известных вольных каменщиков, Великим Князем Николаем Михайловичем (также, между прочим, известным своим гомосексуализмом), с которым встречался в том числе и в Императорском яхт-клубе в Петербурге (одном из очагов великосветской фронды в столице).
Сам Великий Князь принадлежал, как говорили, к «восторженным англофилам». Он был близко знаком с послом Бьюкененом и Альбертом Стопфордом, британским дипломатом и бизнесменом, а также с офицерами британской разведки Стивеном Элли, Джоном Скейлом и Освальдом Райнером, о которых речь впереди. Именно здесь проходил незадолго до покушения лечение один из активных заговорщиков С.М. Сухотин. (Он был офицер, а госпиталь, напомним, предназначался для лечения исключительно нижних чинов.) Именно сюда через день после убийства старца, 18 декабря в полдень, в целях личной безопасности, переехал князь Ф.Ф. Юсупов.
Интересно также, что как раз в тот день, когда в Петрограде стало известно об убийстве Царского Друга (17 декабря), в столичных газетах было опубликовано сообщение о пожаловании Государем Великому Князю Димитрию Павловичу Ордена св. равноапостольного Князя Владимiра 4-й степени с мечами и бантом.
Дмитрий Павлович
За участие в убийстве, по распоряжению Императора, Великого Князя отправили в Персию, в отряд генерала Н.Н. Баратова, командовавшего Кавказским кавалерийским корпусом, что фактически спасло ему жизнь после начала революции в России. Несмотря на недостаток времени, Димитрию Павловичу удалось продать дворец Ивану Ивановичу Стахееву, владельцу крупной финансово-промышленной монополии.
Немедленно после февральского переворота 1917 г. Великий Князь был извещен Временным правительством о возможности вернуться в Петроград, однако он решил остался в Действующей армии. Не исключено, что такая «прозорливость» его была связана с кругом его знакомств. Известно, например, что он был весьма тепло принят британским посланником в Тегеране сэром Чарльзом Марлингом (1863–1933).

4.
Великий Князь Димитрий Павлович с английским послом в Персии Ч. Марлингом (высокий пожилой господин с седыми усами и бородкой в пробковом шлеме). Тегеран. Конец 1917 г. – начало 1918 г. Коллекция фотографа Антона Севрюгина в Смитсоновском институте (США).

Британский дипломат с женой не раз приглашали Димитрия Павловича в представительство на уикенды. После второго посещения Великий Князь остался у них насовсем, почти два года не выходя за порог дипломатического убежища. В конце 1918 г. вместе с семьей дипломата он навсегда покинул Тегеран, чтобы – через Бомбей – добраться до Лондона.

5.
Великий Князь в мундире английского офицера.i>

Именно в Лондоне произошла встреча Димитрия Павловича с князем Ф.Ф. Юсуповым, завершившаяся так до конца и не преодоленной размолвкой.

6.
Великий Князь в годы эмиграции.

Свидетельство тому сохранившееся письмо Великого Князя, написанное в последних числах февраля 1920 г. в Лондоне: «Расстались мы с тобою 24 декабря 1916 года друзьями. Встретились в мае 1919 года и от дружбы нашей остались лишь воспоминания. Почему? Да потому, что мы смотрим такими разными глазами, с таких абсолютно различных точек зрения на один и тот же вопрос. Ты, конечно, отлично понимаешь, про что я говорю. Говорю я про убийство Распутина. Для меня этот факт всегда останется темным пятном на совести… Убийство всегда убийством и останется, как бы там не стараться этому факту придавать мистического значения!»
М.Ф. Кшесинская, вспоминая о своих встречах с Великим Князем в эмиграции, замечала, что тот «избегал всяких намеков на роковую ночь в Юсуповском доме» и «никогда не мог простить тем, кто вовлек его в это дело». В публикациях в эмигрантской прессе, пишут исследователи, Великий Князь «ссылался на какую-то таинственную силу, толкнувшую его на преступление. Она будто бы мешала поднять занавес над этими событиями».

7.
<b>С Матильдой Кшесинской.</b>

«Неужели ты дошел до такой точки, – попрекал он в том же письме Юсупова, – что единственный способ обратит на себя внимание американской публики, это встать перед ними и сказать: Look at me – I killed Rasputin. [“Посмотрите на меня – я убил Распутина”. (англ.)] Послушай, Феликс, я тебя считал умным человеком с чувством такта и некоторым чувством меры. Но твое желание шантажировать этим убийством, к сожалению, приводит меня к заключению, что ты меры не знаешь, ибо человек, шантажирующий своею совестью, лишен этого чувства меры и приличия!”».
В эмиграции Димитрий Павлович поддерживал Великого Князя Кирилла Владимiровича. 21 ноября 1926 г. он женился на американке Одри Эмери (1904†1971), принявшей Православие с именем Анна и получившей титул княгини Романовской-Ильинской.

8.
Свадебное фото Великого Князя и Одри Эмери.

В Лондоне 27 января 1928 г. у них родился сын Павел (1928†2004).

9.
С супругой и сыном.

Пол был офицером американской разведки, дослужившись до чина полковника. Член Республиканской партии США, в 1993-2000 гг. он был мэром города Палм-Бич во Флориде. После смерти в 1992 г. Великого Князя Владимiра Кирилловича частью монархистов он считался главным претендентом на главенство в Доме Романовых. В 1998 г. принимал участие в захоронении Царских лжеостанков в Петропавловской крепости.

10.
Князь Пол Дмитриев Романов-Ильинский.

В декабре 1937 г. Великий Князь Димитрий Павлович развелся. Сначала он жил в США, а скончался в Швейцарии в Давосе. Там же первоначально и был погребен.

11.
Надгробная доска Великого Князя Димитрия Павловича.

В 1958 г. его племянник Принц Леннарт Бернадотт перезахоронил его останки рядом с сестрой, Великой Княгиней Марией Павловной-младшей на острове Майнау, в церкви Святой Марии.

12.
Остров цветов.

Остров этот находится в центре Боденского озера в земле Баден-Вюртемберг. В Европе он широко известен под названием Остров цветов.

13.
Замок Майнау и церковь Св. Марии, в которой был перезахоронен Великий Князь.
14.
В.М. Пуришкевич – депутат Государственной думы.

Мастер патриотического жеста

В.М. Пуришкевич (1870†1920) представлял среди убийц, с одной стороны, Государственную думу (он был депутатом 2-го, 3-го и 4-го ее созывов), с другой – монархистов. Происходил он из семьи бессарабских землевладельцев, ведших свою родословную из священнического рода малороссийского происхождения, представители которого выслужили, в конце концов, право потомственного дворянства.
Владимiр Митрофанович получил недурное образование, окончив историко-филологический факультет Новороссийского университета. Служил председателем уездной земской управы, а затем, при министре внутренних дел В.К. Плеве – чиновником особых поручений.

15.
Нагрудный знак Русского народного Союза имени Михаила Архангела.

Всей России В.М. Пуришкевич был известен как монархист, придерживавшийся крайне правых взглядов. «Правее меня только стенка», – было любимым его выражением. Он был членом уже первой подобной организации – «Русского Собрания». Затем одним из лидеров «Союза Русского народа» и, наконец, отцом-основателем Русского народного Союза Михаила Архангела, учрежденного в Петербурге 8/21 ноября 1907 г.

16.
В.М. Пуришкевич в годы Великой войны.

Свой вклад в убийство Царского Друга В.М. Пуришкевич внёс и как начальник санитарного поезда, созданного им сразу после начала Великой войны. Именно он обезпечил присутствие в Юсуповском дворце врача-отравителя, предоставил машину, способствовал уничтожению улик и, наконец, с его слов, был одним из тех, кто стрелял в старца. Известны его связи и с англичанами, в частности, с главой британской разведывательной миссии в Петрограде Сэмюэлем Хором, с которым он вел переговоры по поводу готовящегося преступления.

17.
Поезд В.М. Пуришкевича в 5 километрах от передовых позиций.

О том же были проинформированы также супруга и брат депутата – Митрофан Митрофанович, около семи утра 17 декабря сообщивший по телефону об убийстве издателю «Биржевых ведомостей С.М. Пропперу.
Примечательно, что всего лишь за полтора месяца до убийства Владимiр Митрофанович встречался с Царем: 3 ноября 1916 г. вечером в Могилеве Государь дал ему личную аудиенцию.

18.
В.М. Пуришкевич в купе своего санитарного поезда. Архив автора.

Какой-то насмешкой звучит объявление в официальной «Летописи войны», в которой сразу же после убийства, 24 декабря, было помещено вот такое двусмысленное уведомление с портретом В.М. Пуришкевича: «За свою полезную [sic!] и смелую [sic!] деятельность во время войны в передовых отрядах награжден орденом Св. Владимiра 3-й степени, с мечами».
Purishkevich Letopis vojny No.123 p1976 24.12.1916

После революции Пуришкевич не раз арестовывался большевиками. Уехав на юг, он принимал участие в организации идеологической и пропагандистской поддержки белого движения, сотрудничал с А.И. Деникиным. Скончался он 1 февраля 1920 г. в Новороссийске от сыпного тифа.
Незадолго до смерти В.М. Пуришкевич написал стихотворение, в котором слышится своего рода покаяние за содеянное в том числе и им сами:

Русское имя покрылось позором,
Царство растерзано адским раздором,
Кровью залита вся наша страна...
Боже наш, в том есть и наша вина.
Каемся мы в эти страшные дни...
Боже, Царя нам верни!


События той роковой ночи в Юсуповском дворце Пуришкевич впоследствии подробно описал в т.н. «дневнике», а по сути беллетризированных воспоминаниях, оформленных им в виде поденных записей.
Первое издание «Дневника» вышло еще при жизни Владимiра Митрофановича в Киеве в 1918 г. в типографии Товарищества И.Н. Кушнерева и Ко.

19.
Титульный лист «Дневника» В.М. Пуришкевича первого киевского издания 1918 г. с автографом автора. Собрание музей «Наша эпоха» (Москва).

Второе посмертное – в Париже в 1923 г. в Русском книгоиздательстве «Я.Е Поволоцкий и Ко». Яков Евгеньевич (1881–1945), одесский еврей по происхождению, был «привратником» в парижской масонской ложе, «оратором» в которой был В.А. Маклаков, написавший предисловие к этому изданию книги В.М. Пуришкевича. Именно с этого издания почти сразу же были сделаны переводы на все основные европейские языки: английский, немецкий, французский.

21.
Обложка парижского издания «Дневника» 1923 г.


Недавно московскому Царскому музею «Наша эпоха» удалось пополнить свое собрание уникальным экспонатом – киевским изданием «Дневника» В.М. Пуришкевича (самим по себе редчайшим), да еще с автографом автора. Как удалось установить, книга была подарена автором княгине М.В Волконской, урожденной Лугининой (1875†1960) – супруге князя А.П. Волконского и матери художника П.А. Волконского. Мария Владимiровна и сама была художницей, автором портретов и пейзажей. Еще в дореволюционную пору она закончила Московское училище живописи, ваяния и зодчества, посещала занятия в парижской академии Гранд Шомьер. Работы ее еще в 1910-х гг. выставлялись в парижских салонах. Расцвет ее творчества пришелся на время эмиграции. Долгое время она жила в Париже, скончалась в Италии, в Сан-Ремо.

20.
Княгиня В.М. Волконская.

Биографы княгини В.М. Волконской полагают, что выехала она в эмиграцию в 1917 г. Теперь, благодаря автографу В.М. Пуришкевича, подписавшего книгу 23 октября 1918 г. в Одессе, мы можем уточнить дату отъезда Марии Владимiровны из России.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner