sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ДЕРЖАВНАЯ ПРАВИТЕЛЬНИЦА ЗЕМЛИ РУССКОЙ (2)




Царская Семья и «Державная»


Знали ли Сами Царственные Мученики о явлении Державной иконы Божией Матери?
До недавних пор определенно ответить на этот вопрос не представлялось возможным. Однако не так давно среди бумаг Императрицы Александры Феодоровны, изъятых цареубийцами в Ее личных вещах, была обнаружена публикуемая нами молитва, Собственноручно переписанная рукой Царицы-Мученицы и несколько отличающаяся от всем известной второй молитвы «Державной» (с которой схожа).
Обнаруженный в Государственном архиве Российской Федерации, текст этой молитвы при напечатании впервые в журнале «Держава» (1997. № 3) был опубликован с многочисленными ошибками. Даем его, исправив все искажения, сверив с оригиналом:




МОЛИТВА
ПРЕСВ. БОГОРОДИЦЕ ПРЕД ЧУДОТВОРНОЮ
ИКОНОЮ ЕЯ, ИМЕНУЕМОЮ «ДЕРЖАВНАЯ»


О, Державная Владычице Пресвятая Богородице, на объятиях Своих держащая Содержащаго Дланью всю вселенную, Царя Небеснаго! Благодарим Тя за неизреченное милосердие Твое, яко благоволила еси явити нам, грешным, сию Святую, Икону Твою во дни сии лукавые и лютые, яко вихрь, яко буря ветренная нашедшие на страну нашу, дни срама нашего и позора, во дни разорения и поругания Святынь наших от людей безумных, иже не точию в сердце, но и языком и устнами дерзостно глаголют: «несть Бог!» и во всех делех своих сие безбожие показуют. Благодарим Тя, яко призрела еси с высоты Святыя Своея на скорбь и горе чад православных и яко солнце светлое увеселяеши ныне изнемогшие от печали очеса наша пресладостным зрением Державнаго образа Твоего! О, Преблагословенная Матерь Божия, Державная Помощница, Крепкая Заступница, благодаряще Тя со страхом и трепетом, яко раби непотребнии, мы припадаем со умилением, с сокрушением сердечным, со слезами и молим Тя и стеняще вопием Ти: спаси нас! спаси! Помози нам, помози! Потщися – погибаем. Се живот наш аду приближися, се обышедше обыдоша нас греси мнози, беды мнозие, врази мнози. О, Небесная Царица, скипетром власти Твоея Божественныя разсей, яко прах, яко дым, враги наши видимые и невидимые, борющие ны, хулящие Церковь нашу Православную, губящие Отечество наше, сокруши горделивые замыслы их, запрети им! Вкорени в сердцах всех нас правду, мир и радость о Дусе Святе, водвори в стране нашей тишину, благоденствие, безмятежие, любовь друг к другу нелицемерную! Державою Твоею всесильною удержи, Пречистая, потоки нечестия, беззакония, хотящие потопити землю Русскую в страшной пучине своей. Поддержи нас слабых, малодушных, немощных, унылых, подкрепи, возстави! Яко да под Державою Твоею всегда хранимии поем, величаем и славим Тя, Державную Заступницу рода Христианскаго во веки веков. Аминь.


Царская Семья в гостях у Елизаветы Феодоровны.

Текст этой молитвы, составленный, видимо, не ранее ноября-декабря 1917 г. (после большевицкого переворота), был доставлен, возможно, при посредстве Великой Княгини Елизаветы Феодоровны, Царственным Мученикам вместе с копией Державного образа.
В дневнике Государыни есть отметка о получении «почты» от сестры в Тобольске 24 сентября 1917 года, но, скорее всего, речь может идти лишь о другой оказии.
Сохранились свидетельства о посылке, полученной Царственными Мучениками уже в Екатеринбурге.
Из дневника Государя (3.5.1918): «Днем получили от Эллы из Перми кофе, пасхальные яйца и шоколад».
Из дневника Государыни (3.5.1918): «Получили кофе, шоколад от Эллы. Она была выслана из Москвы и находится в Перми (Мы прочитали это в газетах)».
Из напечатанной нами в сборнике «Царица Небесная – Державная Правительница Земли Русской» (2007) парижской статьи 1929 г. мы знаем, что вскоре после большевицкого переворота икона Божией Матери «Державная» находилась в Марфо-Мариинской обители, настоятельницей которой была Великая Княгиня Елизавета Феодоровна.



Марфо-Мариинская обитель.

Во вторник Светлой седмицы (когда празднуется Иверская икона Божией Матери), 24 апреля/7 мая 1918 г. (память преподобной Елисаветы чудотворицы) Великая Княгиня Елисавета Феодоровна была арестована и в сопровождении келейницы Варвары Алексеевны Яковлевой и сестры Екатерины Петровны Янышевой отправлены из Москвы поездом в Пермь.
Здесь недолгое время Августейшая молитвенница пребывала с сопровождавшими ее сестрами в Успенском женском монастыре (где ей довелось побывать еще перед войной, летом 1914 г.), утешаясь ежедневным монастырским богослужением. Вскоре их переместили в Екатеринбург, где одной из келейниц удалось близко подойти к Ипатьевскому дому и через щель в заборе увидеть даже Самого Государя.
Сохранилась телеграмма председателя Уральского областного совета А.Г. Белобородова в ВЧК от 11 мая 1918 г.: «Бывшая Великая Княгиня Елизавета Федоровна Романова принята нами от Вашего представителя Соловьева для водворения на жительство в Екатеринбург».



Великая Княгиня Елизавета Феодоровна.

Недолгий приют московским изгнанницам предоставил Ново-Тихвинский женский монастырь, откуда вскоре будут носить съестное Царственным Мученикам в Ипатьевский дом. Сама Великая Княгиня, несмотря на просьбы встретиться с Сестрой, не была допущена к Ней.
Во вторник Фоминой недели 1/14 мая все находившиеся в Екатеринбурге Члены Царского Дома (кроме Самих Царственных Мучеников) получили предписание переселиться в заштатный город Алапаевск Верхотурского уезда Пермской губернии. Алапаевские мученики прибыли туда 7/20 мая, когда Церковь вспоминает явление на небе Креста Господня в Иерусалиме (351 г.).
Итак, посылка была отправлена Великой Княгиней из Перми.
В «Описи иконам, найденным при осмотре Дома Ипатьева» после цареубийства значатся две иконы, одна из которых, по крайней мере, несомненно, «Державная»: «Образ Божьей Матери Коломенской, большого размера, на дереве, крашенном коричневой краской. Вверху – Бог Саваоф»; «Образ Божьей Матери, большого размера, на дереве, старинного письма, на красном фоне черной краской. Вверху – Бог Саваоф».



Иконы, принадлежавшие Царственным Мученикам, обнаруженные после Их убийства в Ипатьевском доме.

Что касается названия «Коломенская», то в «Московском патерике», составленном игуменом Иосифом (Шапошниковым) и Я.А. Шиповым и вышедшем в 1991 г. в московском издательстве «Столица», он указан, как «Коломенская икона Божией Матери, именуемая Державной». Напомним также о словах Божией Матери, сказанных Ею священнику храма в Коломенском из уже помянутой парижской статьи 1929 г., опубликованной в нашем сборнике 2007 г.: «Когда придет время, Я Сама Себя назову…»
Однако самым значимым фактом является свидетельство 1921 г. следователю Н.А. Соколову П.Н. Попова-Шабельского: «...В 4 часа утра 17 июля [1918 г.] все стихло. Мужики тотчас же кинулись к Ганиной яме и там нашли [...] несколько вещей [...] Потом стали откачивать воду из шахты, привлекли учащуюся молодежь, офицерство и нашли разные вещи, из которых помню [...] икону Божией Матери Великодержавной, исколотую штыками, которую Великая Княгиня Елизавета Феодоровна через графиню Толстую прислала Государю».
Речь идет об известном впоследствии монархисте Петре Николаевиче Шабельском-Борке (1893 или 1896–1952) и о Зинаиде Сергеевне Толстой (1877–1961), урожденной Бехтеевой – супруге полковника Кавалергардского полка Петра Сергеевича Толстого (1876–1918), сестре известного русского поэта Сергея Сергеевича Бехтеева (1879–1954) и фрейлины обеих Императриц Екатерины Бехтеевой (1875–1958).



Петр Николаевич Шабельский-Борк (настоящая фамилия Попов).

Вместе с Государыней и Великими Княжнами Зинаида Сергеевна Толстая трудилась в лазаретах Царского Села, ухаживая за ранеными. Впоследствии она сблизилась с Царственными Мучениками, в годы заточения Которых в Тобольске отправляла Им посылки и письма, нередко вкладывая в них стихотворения брата. Сохранилось 11 ответных писем к ней Царицы и Ее Дочерей.
Об обстоятельствах одной из таких оказий впоследствии было опубликовано свидетельство в эмигрантской печати («Православная Русь». 1966. № 13): «Весною 1918 г. Зинаида Сергеевна Т[олстая], постоянно сносившаяся с Царской Семьей, во время Ее заключения в Царском Селе, Тобольске и Екатеринбурге, послала своего доверенного человека Ивана Иванова в Екатеринбург, дабы узнать об условиях жизни Государя там. Посланный с величайшим затруднением исполнил свое поручение и ознакомился, насколько мог, с грустными и трагическими подробностями страданий Царской Семьи».
Та майская посылка от Эллы, полученная Царственными Мучениками в Екатеринбурге, была также послана через З.С. Толстую. Об этом свидетельствует запись в дневнике Государыни, сделанная на следующий день после получения посылки (4.5.1918): «Огромное наслаждение, чашечка кофе. […] М[ария] написала в 22-й раз Детям [Цесаревичу Алексию и Великим Княжнам Ольге, Татьяне и Анастасии Николаевнам, остававшимся в Тобольске. – С.Ф.] и Элле и Зиночке [Толстой] (не отослала их)».
Посылка иконы «Державной» и, скорее всего, вместе с ней текста молитвы была, кроме всего прочего, формой покаяния. На наши расспросы о размолвке Великой Княгини с Ее Сестрой-Царицей, в том числе и в связи с Г.Е. Распутиным, старец о. Николай Гурьянов отвечал, имея в виду Вел. Кн. Елизавету Феодоровну: «Она покаялась».
С «исколотой штыками» «Великодержавной иконой» нужно сопоставить версию потомка убитого вместе с Царственными Мучениками в подвале Ипатьевского дома повара И.М. Харитонова – специалиста-сыскника П.В. Мультатули.
«…Холодное оружие, – приходит он к выводу, – было основным орудием убийства Царской Семьи», причем «холодное оружие, имевшее граненый клинок, подобранный так, чтобы он совпадал по форме со штыком от русской винтовки».
Это значит, что Державная икона находилась на груди, под верхней одеждой, у кого-либо из Царственных Мучеников, и там, в Ипатьевском подвале, Первая приняла на Себя удары Бого- и Царе-ненавистников. В лесу, у Ганиной ямы, при снятии с Царских тел верхней одежды, перед тем как их расчленить, а, может, и перед отделением Честных Царских Глав, Икона была обнаружена изуверами и отброшена в сторону…
К сожалению, след Свидетельницы мученичества Августейшего Семейства за Христа и за Ее (Царицы Небесной) Россию с тех пор затерялся. Но, не исключено, для того, чтобы открыться в определенное Предвечным Советом время.


***

Вряд ли случайно также совпадение посвящения храма, в котором была явлена «Державная» икона в подмосковном Коломенском, с посвященном Вознесению же Господа нашего Иисуса Христа храмом в Екатеринбурге как раз напротив Ипатьевского дома. Да и сам Ипатьевский дом, напомним, был построен на месте первой екатеринбургской Вознесенской, еще деревянной, церкви.


Вознесенский храм в Екатеринбурге.


Вознесенский храм в Коломенском.

Заметим также, что и сам Ипатьевский подвал «рифмуется» с подвалом Вознесенского храма в Коломенском. Место мученичества Царской Семьи и место обретения Державной иконы.


Продолжение следует.
Tags: Державная икона Божией Матери, Переворот 1917 г., Царственные Мученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment