sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

УБИЙСТВО РАСПУТИНА В ДНЕВНИКЕ И ПИСЬМАХ «ОДНОГО АНГЛИЧАНИНА» (5)




Воскресенье, 7 января.
Письмо.
Я явился с визитом к Великой Княгине в 6 часов. Она сказала мне, что госпожа Дерфельден, дочь княгини Палей, арестована. (Всего на 48 часов.)


Юрий Анненков. Портрет неизвестной в зеленом на фоне окна с Эйфелевой башней (Марианны Дерфельден). Архангельский художественный музей.
О М.Э. Дерфельден, урожденной Пистолькорс см.:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/26884.html


Она была в Царском Селе на ёлке у Великого Князя Павла [Александровича]. Вернувшись, она обнаружила, что все ее покои обысканы и замки взломаны.
Хотя народной революции еще не ожидают, положение никогда не было таким плохим. В России после многих арестов обычно случается убийство.
Что-то может произойти.
Если только нашему послу удастся повидаться с Императором, я уверен, что он сможет обрисовать Ему настоящее положение дел.
Император всегда прислушивался к сэру Джорджу. […]



Русский Царь глазами «союзников». Французская открытка.

Понедельник, 8 января.
Дневник.
Завтракал у Великой Княгини Марии Павловны; семейство Леона Радзивилла тоже там, а также Великий Князь Борис. Я привез ему все самые свежие «рэгтаймы» для его частного оркестра.


Великий Князь Борис Владимiрович.

Остался побеседовать с Великой Княгиней. Она сказала, что хотела бы в следующий понедельник поужинать в посольстве, так что я отправился туда, чтобы передать это Его Превосходительству.


Один из уцелевших интерьеров английского посольства.

Четверг, 11 января.
Письмо.
Кажется Великая Княгиня Елизавета Феодоровна написала Императрице Александре [Феодоровне], своей Сестре, прося Ее приехать к ней в монастырь (После убийства Великого Князя Сергия в 1905 г. его вдова стала настоятельницей обители Милосердия.) на месяц или около того, чтобы восстановить доверие народа и показать ему, что Она не имеет желания вмешиваться в дела Правительства.


Великая Княгиня Елизавета Феодоровна.

Можете себе представить, как было встречено это предложение!
Теперь нам грозит Регентство над Империей на время пребывания Императора в Ставке. Если суждено случиться самому худшему – а Она готова пойти на любой риск – то лучше для бедной страны, чтобы это случилось скорее!
Как вам должно быть известно, Дмитрий Павлович и вся Фамилия в ярости от того, что эти прерогативы затрагиваются. Никто не имеет права входить в их дома, и даже дом этого бедного мальчика заполонили, по приказу Императрицы простые солдаты.



Англо-русский госпиталь, размещавшийся во дворце Великого Князя Дмитрия Павловича, действительно предназначался для излечения нижних чинов, однако сделано это было из чисто пропагандистских целей. Инициатива же исходила не от Императрицы, а от хозяина дворца и английской стороны, заинтересованных создать в Русской столице еще один центр британского влияния для координации политического заговора.
Этот снимок госпитальной палаты взят из альбома английской медсестры Дороти Коттон:

http://www.bac-lac.gc.ca/eng/discover/military-heritage/first-world-war/canada-nursing-sisters/Pages/dorothy-cotton.aspx#photos

Я думаю, что «Неназываемый», без сомнения, был в агонии несколько часов.



[О заседании Государственной думы, назначенном на 25 января:] Если их распустят, они отправятся заседать в другой город. Будет большая заваруха. Это снова Генеральные Штаты.
Не удивляйтесь самым поразительным новостям в любое время. Интересно, что и в каком объеме говорят английские газеты. […]



Заседание Государственной Думы Российской Империи 4-го созыва. 1917 г.

Повествование.
Дмитрий Павлович без своего адъютанта был выслан на персидскую границу в 2 часа ночи в субботу, 6 января.


Горная дорога в Северном Иране. Город Казвин находится на полпути между Тегераном и Рештом.
Эта и другие персидские фотографии взяты с ресурса:

http://humus.livejournal.com/4313334.html

Известия о нем доставляются верным человеком. В поезде было нечего есть, хотя уверяли, что еда будет. Место назначения держалось в тайне. Даже машинисты, которые сменялись через каждые двести верст, знали только о следующей станции, куда они направлялись.
Он, насколько нам известно, доехал в Баку. Место назначения – Казвин.



Мавзолей имамзаде шахзаде Хусейна и базар перед ним в Казвине.

Что до Феликса, то его поместили без еды и прислуги в вагоне второго класса, прицепленном к товарному поезду, и полтора дня, вместо десяти часов, везли в Москву; его тесть, Великий Князь Александр [Михайлович], встретил его там.


Великий Князь Александр Михайлович и Великая Княгиня Ксения Александровна (сестра Императора Николая II) – тесть и теща князя Ф.Ф. Юсупова.

Я чувствую, Феликс достаточно умен, чтобы получить всё, что хочет, в то время как другой мальчик всё время остается безпомощным и растерянным; у него нервный срыв, и на следующий день после голодания в поезде ему было дурно.
Ни одного из мальчиков и их слуг не допрашивали ни полиция, ни военные власти. Их просто выслали.
Мы все знаем, где похоронили мужика, как и когда. Это безчестно. Чего действительно следует опасаться Императорской Фамилии, так это того, что Императрица объявит Себя Регентом, пока Император будет в Ставке. […]


Пятница, 12 января.
Дневник.
[…] За ужином, пока слуг не было в комнате, Великая Княгиня сказала мне, что она получила разработанное и подписанное всей Императорской Фамилией, присутствующей в Петрограде, прошение к Императору, взывающее к человеческим чувствам в Деле Дмитрия Павловича. Оно было вручено Императору вчера вечером. […]


Подписи Великих Князей под письмом Императору Николаю II от 29 декабря 1916 г.
О письме и его подписантах мы подробно писали. Начало публикации см:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/50868.html

Суббота, 13 января.
Дневник.
В канун Нового года на ужине у князя Михаила Горчакова мне сказали, что ответ на прошение Императорской Фамилии касательно Дмитрия Павловича был изложен в самых резких выражениях.
Сен-Совёр
[офицер Французской военной миссии. – С.Ф.] уверял меня, что Великие Князья решили не являться в Царское Село завтра, на Новый год, поздравлять Императора. Я усомнился в его новости, но, не будучи совершенно уверен, не спорил с ним.


Резолюция Императора Николая II на письме Великих Князей.

Воскресенье, 14 января.
Дневник.
После церковной службы на завтраке у Великой Княгини нас было 28 человек; никого из ее сыновей не было. Великая Княгиня сказала мне, что они отправились в Царское – каждый в своем официальном качестве – на новогодний прием у Императора.
Она также сказала мне, что Великий Князь Николай Михайлович приехал повидаться с ней вечером перед отъездом, так как Император повелел ему удалиться в свое имение на юге России.



Продолжение следует.
Tags: Убийство Распутина: английский след
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments