sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

КОНТРРАЗВЕДЧИК, ФРОНДЁР, ОРГАНИЗАТОР СЛЕЖКИ ЗА РАСПУТИНЫМ




Некоторое время назад мы рассказывали об одном из руководителей разведки Российской Империи полковнике Оскаре Карловиче Энкеле, приходившемся двоюродным дядей Ирине Алексеевне Сухотиной – супруге одного из непосредственных участников убийства Г.Е. Распутина.
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/180114.html

При этом мы ссылались на информацию, полученную от проживающей в Финляндии историка Марины Александровны Витухновской-Кауппала, а та, в свою очередь, на вышедшие в 1960 г. в Минске мемуары П.П. Шостаковского «Путь правды».
Павел Петрович был сослуживцем полковника О.К. Энкеля. В годы Великой войны однополчане вновь встретились.
Однако сами мемуары Шостаковского ко времени нашей публикации оказались нам недоступны, а цитата из них в присланной нам М.А. Витухновской статье была с лакунами.
Любезность нам оказала одна из посетительниц нашего ЖЖ – петербургская исследовательница жизни Григория Ефимовича Распутина, известная под ником AnastasiaRahlis.
Побывав в библиотеке, она послала нам сканы с интересующих нас страниц книги П.П. Шостаковского, которые мы сегодня и воспроизводим.
При этом следует учитывать, что воспоминания «Путь правды» были написаны, пусть и в годы «хрущевской оттепели», но, всё же, царским офицером и белым эмигрантом, со всеми вытекающими отсюда в то время последствиями.
Идя в общем фарватере (и в оценке Царствования Императора Николая II и Его личности, а также и Его «странной» дружбы с сибирским крестьянином), Павел Петрович давал, тем не менее, понять, что одно дело – его личная (принятая в его среде) оценка Г.Е. Распутина, и совсем другое – то, что думал о нем «простой народ», незнание мыслей которого подчеркивает мемуарист.
Известную смелость (несомненно, согласованную при этом с советской цензурой) представлял отрывок, рассказывающий об операции сознательной компрометации Царского Друга русской контрразведкой совместно с английскими и французскими коллегами, отношение к которым у самого П.П. Шостаковского было определенно отрицательным.
В связи с этим на страницах воспоминаний возникает фигура младшего брата Государя – Великого Князя Михаила Александровича, которого, по словам мемуариста, продвигали «союзники» как возможного «нового Царя» – гаранта «твердого конституционного режима» в России, а заодно и продолжения войны «до победного конца».
Именно с этой точки зрения следует, как нам представляется, рассматривать интригу, возникшую в феврале-марте 1917 г. в связи с «отречением» Императора Николая II, инициированным думскими кругами и Генеральным Штабом, и выдвижением кандидатуры Михаила Александровича на Русский Престол.
Заметим, однако, что идея этой «рокировки» имела более глубокие и давние корни. О подобного рода проектах, которые по инициативе вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны пытался осуществить еще ее «любимец» премьер-министр С.Ю. Витте, мы писали уже не раз.
Впервые – в 2008 г. во второй книге нашего «расследования» «А кругом широкая Россия…», где подробно рассматривались обстоятельства одной из таких попыток тихого семейного переворота в период болезни Императора Николая II тифом в Ливадии в 1900 году.




Ну, а теперь обратимся непосредственно к тексту воспоминаний П.П. Шостаковского.
Интересующие нас фрагменты находятся на стр. 65-68 книги, в главе «Накануне революции».














Tags: Убийство Распутина: английский след, Убийство Распутина: русские участники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments