sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ГРИГОРИЙ РАСПУТИН: ИЗГЛАЖДЕНИЕ ИМЕНИ (1)




Их пепел в наших сердцах:
Царственные Мученики, Григорий Новый и Россия


Следующей нашей републикацией станет очерк «Их пепел в наших сердцах», впервые (в качестве доклада) прочитанный нами 4 октября 2002 г. на общественно-церковной конференции «Исторические мифы и реальность», состоявшейся в Москве в Международном Фонде славянской письменности и культуры.
Тогда же он был опубликован в газете «Русский вестник» (2002. № 43-44, 8 ноября):

http://www.rv.ru/content.php3?id=526

и перепечатан на портале «Русской народной линии»:
http://ruskline.ru/monitoring_smi/2002/10/04/ih_pepel_-_v_nashih_serdcah/


Автор выступает с тем самым докладом на конференции 4 октября 2002 г.

Существенно дополненный, доклад этот вошел затем в состав нашего сборника «На Царской страже» (М. 2006).
В этом самом виде его можно найти на сайте московского Музея «Наша Эпоха»:

http://www.nashaepoha.ru/?page=obj26977&lang=1&id=601

Во всех указанных публикациях наш очерк печатается со всеми надлежащими ссылками на источники.
Мы же, по обычаю, опускаем весь справочный аппарат, делим текст на отдельные посты, снабжая их иллюстрациями.



Отчет о «проделанной работе»


«Пепел рассеян по полю и засыпан снегом. Когда придет настоящая весна – вешние воды смоют и пепел и грязь и, может быть, буйные всходы новой жизни вытеснят из нашей памяти и самое имя Распутина», – так об итогах кощунственной акции – сожжении тела Григория Ефимовича на Пискаревке – писали 13/26 марта 1917 года в «Биржевых ведомостях», одной из считавшихся в предреволюционную пору солидных газет.
Автором статьи «Сожжение Распутина», укрывшимся за криптонимом «М.С. К-н», был журналист Михаил Семенович Кауфман (1865–?), известный также под псевдонимами «Активист», «Бобик», «Бобыль», «Дядя Миша». «Риголетто», «Ч… Лиловый».
По сути, это был первый полный и, насколько это допускали интересы сил, стоявших за убийством (не за убийцами), достоверный отчет о проделанной работе.
Знаковая то была, сигнальная, статья. Сказанное в ней не забылось и через многие годы.




«Тело Гришки Распутина, – писала в феврале 1923 г. в парижских “Последних новостях” З.Н. Гиппиус, – после революции вытащили из-под укромной часовни, где он был похоронен. Долго тело возили на моторе, потом где-то за городом долго и неумело, в сыром снегу, жгли его, потом так же долго и неумело “развевали пепел по ветру”».
И в 1964 г. советский журналист Аркадий Ваксберг публично демонстрировал знание всех опорных пунктов события, сообщенных в марте 1917 г. газетой Проппера: «Девятого марта семнадцатого года разъяренные солдаты вырыли гроб с останками некоронованного царя и сожгли их в Пескаревском лесу. На рассвете пепел был развеян по ветру».
Вообще информированность «Биржовки» в деле об убийстве старца Григория поражает. Достаточно сказать, что именно в ней появилось первое известие об этом – буквально через несколько часов после совершившегося.
«Это было утром 17 декабря 1916 года, – писал в статье, появившейся летом 1928 г. в ”Гамбургер Нахрихтен”, издатель ”Биржевых ведомостей” С.М. Проппер. – Сквозь глубокий сон я вдруг услыхал, или вернее угадал телефонный звонок. Машинально я взялся за трубку аппарата, висящего около моей постели. Было около 7 часов утра.
– У телефона Митрофан Митрофанович Пуришкевич, брат члена Государственной Думы, Владимiра Митрофановича, – услыхал я. – Час тому назад мой брат убил Распутина. В настоящий момент его труп уже плывет к морю. […] Сообщаю вам это по поручению моего брата, который просит вас сделать соответствующее сообщение в вечернем издании.



Владелец «Биржевых ведомостей» С.М. Проппер в своем рабочем кабинете.

Я не знал лично Митрофана Пуришкевича; знал, однако, что он часто давал моим сотрудникам важные сведения о том, что происходило в правом лагере. Я направил его к одному из моих помощников, который, побеседовав с ним, уже через час был у меня. Он настаивал на том, что Митрофану Пуришкевичу можно доверять. Все его сообщения подтверждались впоследствии… О мистификации не могло быть и речи.
Я составил краткую заметку:
“Сегодня скончался Григорий Распутин-Новых”.
Вечернее издание “Биржевых ведомостей” появилось как обыкновенно в 2 часа 30 м[инут] дня. Трудно описать то впечатление, которое произвело это сообщение…»




Итак, даже расследование еще толком не началось, а там уже знали.
Значительной фигурой, по всей вероятности входившей в узкий круг посвященных, был этот Станислав Проппер. Он, а до этого его отец, банкир Максимилиан Проппер, издавали эту в свое время известную газету деловых кругов. О появлении Проппера в России очень характерно вспоминал С.Ю. Витте: «…Явился в Россию из-за границы в качестве бедного еврея, плохо владеющего русским языком,… пролез в прессу и затем сделался хозяином “Биржевых ведомостей”, шляясь по передним влиятельных лиц».



Сергей Юльевич Витте.

Первые впечатления о Проппере, который в бытность Витте министром финансов, по словам последнего «выпрашивал казенные объявления, различные льготы и, наконец, выпросил у меня коммерции советника», оказались обманчивыми.
Иным было поведение издателя и хозяина «Биржовки», когда дня через два после выхода Манифеста 17 октября 1905 года Сергей Юльевич, ставший премьер-министром, пригласил к себе представителей прессы в надежде, что она «может оказать наиболее существенное влияние на успокоение умов». Владелец кабинета был немало удивлен, когда Проппер заговорил с ним «с тем нахальством, которое присуще только некоторой категории русских жидов».
Именно он, писал Витте, «преимущественно и даже почти исключительно говорил со мною от всей прессы в присутствии представителей почти всех газет. Пропперу никто из присутствующих не противоречил, несмотря на крайние его взгляды в смысле революционном. […] Значит, действительно случилось в России и прежде всего в этом изгнившем Петербурге что-то особенное, какой-то особый вид умственного помешательства масс, коль скоро такой субъект заговорил таким языком, а остальные представители прессы или потакали ему или молчали».



Петербург, Галерная улица, 40. Доходный дом Проппера. На приобретенном здесь в 1905 г. участке еврейский делец строит в 1910 г. здание, в котором были напечатаны первые номера газеты «Смена» и журнал «Огонёк», благополучно дожившие до наших дней.

Согласно пока биографической справке, составленной на основе некрологов, Станислав Максимилианович Проппер (1853? 1855?–20.11.1931), был биржевым маклером, разбогатевшим на финансовых спекуляциях.
В Петербург он приехал из Австрии, будучи корреспондентом нескольких иностранных газет. К изданию «Биржевых ведомостей» приступил в 1880 году. Одно время он был близок графу С.Ю. Витте.
Оказавшись после революции в эмиграции в Германии, в последние годы жизни он написал воспоминания. Отрывки из них печатались в эмигрантской периодике. Отдельным изданием мемуары С.М. Проппера вышли на немецком языке под названием «То, что не попало в печать».
Скончался он в Гамбурге. «Согласно воле почившего, тело его было сожжено…» (Так говорилось в некрологе, помещенной в рижской газете «Сегодня вечером» от 26 ноября 1931 г.)



У входа в доходный дом Проппера.

Современный знаток еврейского присутствия в столице Российской Империи ленинградец Михаил Бейзер пытается напустить «тень на плетень».
«Люди эти, – писал он о Пропперах, – хотя и не перешли в Православие, почти полностью ассимилировались и были весьма индифферентны к еврейской жизни. Это естественно для евреев, избравших полем деятельности русскую журналистику и литературу».
О том, что это не совсем так и даже совсем не так, – далее, а сейчас вернемся к приведенным нами газетным строкам из отчета о сожжении тела.
На этом последнем обстоятельстве следует остановиться особо. Ибо сотворившие беззаконие совершили по сути своей ритуальное действо, что с непреложностью вытекает из приведенных уже нами слов.
При этом прослеживаются, по крайней мере, два слоя…



Продолжение следует.
Tags: Убийство Распутина: судьба тела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments