sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«КОРАБЛЬ» ДЛЯ ДУРАКОВ, или Кое-что о «народном Православии» (часть 9)

12.
Храм Преображения Господня в Петербурге. «Спасо-Колтовская церковь».

«Братец Иоанн» и Царский Друг (начало)

Говоря о И.А. Чурикове нельзя, конечно, обойти молчанием историю его взаимоотношений с Г.Е. Распутиным, о чем, к сожалению, известно не так уж много.
Некоторые участники трезвеннического движения рассказывали, что впервые жизненные их пути пересеклись в Поволжье. Так это или нет – сказать трудно.
Первым достоверным их местом встречи стал Петербург. Одним из мест общения была т.н. Спасо-Колтовская церковь – храм Преображения Господня, располагавшийся в северо-западной части Петербургской стороны, в местности между Малой Невкой, Ждановкой и улицами Большою Спасской, Наличной и Большой Зелениной. Храм получил свое обиходное название по имени одного из командиров Невского полка – Колтовского. Первая деревянная церковь была построена как раз для этого полка в 1726 г. В 1862 г. была заложена каменная четырехпрестольная (Преображения Господня, Казанской иконы Божией Матери, Архистратига Михаила, Святителя Димитрия Ростовского). При храме была часовня Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского, воздвигнутая в память чудесного спасения Царской Семьи 17 октября 1888 г. Храм был небогатый.
И.А. Чуриков был связан вначале с храмом чисто житейски. Дело в том, что одним из первых мест его работы и проживания была улица Средне-Колтовская. Там в 1897-1898 гг. он работал плотником по найму в седельной мастерской, где и вел свои беседы. В 1899 г., после заключения в психиатрической лечебнице и судебного разбирательства в Самаре, Иван Алексеевич вновь возвращается туда. И в следующий раз, после краткой отсидки в суздальском монастыре-тюрьме, он снова объявляется там. Из биографии его известно, что 2 марта 1900 г. протоиерей Спасо-Колтовской церкви о. Василий ознакомил его с консисторским указом, о том, что И.А. Чуриков по суду оправдан и дело его прекращено.
Речь идет о протоиерее Василии Иоанновиче Лебедеве, настоятеле Преображенского храма с 1894 г., с которым и стал тесно сотрудничать И.А. Чуриков.
Именно ко времени настоятельства его относится одно из сохранившихся свидетельств, принадлежавшее одному тяжко страждущему, погибавшему в пьянстве и безудержном разврате, близкому уже, по его собственному признанию, к наложению на себя рук, человеку, нашедшему, однако, в себе силы придти к И.А. Чурикову: «По совершении с нами, после всех прочих просителей, отдельной коленопреклоненной молитвы, Братец Иоанн дал нам выпить имевшейся у него тогда после молебна св. воды и закусить по кусочку просфоры и затем велел нам всем идти на исповедь и причастие Св. Таин в церковь Спасо-Колтовскую, что на Петербургской стороне к священнику о. Василию Лебедеву, у которого тогда там был склад всевозможных грехов, где я в первый раз в своей жизни сложил и свои страшные тяжести».
Одновременно с о. Василием Лебедевым в 1894 г. в храм был прислан молодой священник Владимiр Павлович Галкин, сменивший в марте 1904 г. о. Василия на посту настоятеля. Именно с ним теснее всего был связан И.А. Чуриков.
Сохранилось относящееся как раз к этому времени описание служб с участием Ивана Алексеевича и его последователей. «Чуриков сам пел вместе с трезвенниками раннюю обедню. Общее пение трезвенников и личное присутствие Чурикова привлекало множество богомольцев. Храм не мог вместить и одну пятую часть желающих помолиться вместе с ним. […] Чуриков говорил без тетрадки. В основу своей проповеди полагает Евангелие, Библию, послания Апостолов, жития св. Отцов. […] Чуриков чутко следит за настроением слушателей. Когда он замечает, что его слова не действуют, он вдруг прерывает свою проповедь и запевает псалом или молитву. Трехтысячная толпа народа поет сильно и удивительно стройно. Нередко слушатели во время проповеди со слезами каются, просят молитв “братца”». Несомненно, всё описанное не могло происходить без благословения настоятелей храма.

13.
Интерьер Спасо-Колтовской церкви

Таким образом утверждение иеромонаха Вениамина о том, что И.А. Чуриков будто бы предпочитал «учить не в храме, а в “своем” зале», свидетельствует, по крайней мере, о незнании автором предмета, о котором взялся судить.
Полагаем, что именно с о. Владимiром Галкиным, известным в свое время законоучителем и церковным деятелем теснейшим образом было связано созданное некоторое время спустя Общество народных трезвенников. Именно в годы его настоятельства состоялась встреча И.А. Чурикова с Г.Е. Распутина, часто ходившим в этот храм помолиться.

14.
Дом общества трезвости при Спасо-Колтовском храме.

Отец Владимiр родом был из Новгородской губернии. После окончания местной Духовной семинарии он был рукоположен в сан диакона, а, завершив обучение в Петербургской Духовной академии (1884) – посвящен в иереи. В том же году он получил первое свое назначение – настоятелем в храм Воскресения Христова при Институте Принцессы Терезии Ольденбургской (Каменноостровский пр., 36). В 1885 г. о. Владимiра переместили в Патриотический институт. В 1894 г., как мы уже писали, он стал служить священником Преображенской Колтовской церкви. Через десять лет (в 1904 г.) его назначили настоятелем. Последним местом служения его стала церковь Апостола Матфия на Матфеевской улице. Настоятельствовал он там с 5 декабря 1907 г. Скончался он утром 24 июля 1915 г. по пути в Петроград на пароходе посреди Волги близ Нижнего Новгорода.

15.
Протоиерей Владимiр Галкин – близкий знакомый Г.Е. Распутина и А.И. Чурикова.

Спасо-Колтовский храм был одним из форпостов трезвенничества в Петербурге. О. Владимiр Галкин был уважаемым в столице руководителем Матфеевского общества трезвости. Его сын о. Михаил Галкин, много писавший на эту тему, активно сотрудничал в Александро-Невском обществе трезвости. Отец и сын были участниками состоявшегося в 1910 г. I Всероссийского съезда по борьбе с пьянством. В разгар нападок на И.А. Чурикова эти священники, не побоявшиеся оказаться белыми воронами, в передовой статье редактируемого ими журнала «Приходской священник» писали: «Вновь и вновь приходится возвращаться к тому вопросу, который выдвигает на очередь жизнь или вернее та шумиха, которая поднялась сейчас вокруг имени некоего “Братца Иоанна” Чурикова. Крестьянин Самарской губернии, почти необразованный, кажется, даже нигде не учившийся, огнем кипящего в нем одушевления создал безхитростную, самодельную школу воспитания народных сердец».
Заметим также, что один из следующих настоятелей Спасо-Преображенского храма, отец Николай Сперанский, прославленный ныне в сонме новомучеников, также был энергичным поборником борьбы против пьянства.

16.
Священномученик Николая Сперанский.

Так что появление в этой петербургской церкви И.А. Чурикова и Г.Е. Распутина было не случайным.
Григорий Ефимович, как известно, горячо болел за народное трезвенничество.
Еще в 1907 г. именно при его поддержке в Покровском было открыто «Общество трезвости». (При этом следует помнить, что еще совсем недавно создание обществ трезвости в России не только не разрешалось, но и преследовалось. «Не так давно, – писала в 1873 г. газета “Гражданин”, – было то время, когда общества трезвости преследуемы были наравне с незаконными и вредными для государства обществами…»)
«…Начинать с водки, – высказывал свои сокровенные мысли Г.Е. Распутин в книжке, посвященной киевским торжествам 1911 г., – и чтобы не было ее; а кто пьет, тех не нужно, – от нее вред».
Решающую роль Царского Друга в борьбе с винопитием во всероссийском масштабе в канун Великой войны подчеркивали граф С.Ю. Витте и граф В.Н. Коковцов.
Г.Е. Распутин, говорится в мемуарах Владимiра Николаевича, «начал некоторое время перед тем громко говорить: “Негоже Царю торговать водкой и спаивать честной народ”, что пора “прикрыть царские кабаки”, и слова его находили восторженных слушателей».
С мыслями Григория Ефимовича о борьбе с пьянством знакомили столичные журналисты:
«– …Говорят, что при вашем личном участии и ближайшем руководстве организуется ряд новых обществ трезвости?
– Дело борьбы с исконным злом Руси – пьянством… – сказал на это Григорий Ефимович, – конечно, дело почтенное, и тем более будет в этом деле замечаться усердия и стараний на общую пользу, тем оно, дело-то это, значит, будет успешнее.
А что касается насчет слухов, о которых ты говоришь, так на это скажу вот что: нет дыму без огня.
А только насчет каких подробностев, уволь, братец, не скажу. А почему, спросишь? Да оченно просто: потому хотим дело делать, и дело настоящее, доподлинное, без всякого шума. […]
– Г.Е., а как по вашему, сокращается за последнее время народное пьянство?. Начинают ли уже сказываться благие результаты предпринимаемой правительством борьбы с пьянством?
– И оченно даже начинают. Пьянство на убыль пошло, это так […]
А вот, кстати, – спохватился Г.Е., – спрашивал меня об этой, бишь, о трезвости, как ее насаждать-то надо…
Так еще скажу вот что: много позаботиться об отрезвлении народном надлежит пастырям нашим, многое от них тоже зависимо, и многое можно при желании и умении им сделать…»
Газеты отмечали значительную роль Григория Ефимовича в движении трезвенников. Особо был отмечен его вклад в Москве.
Буквально за два месяца до начала Великой войны пресса сообщала о планах Г.Е. Распутина «приступить к изданию в Москве ежедневной народной трезвенной газеты».
Итак, «трезвая Россия – по манию Царя», – так записала с началом войны в дневнике З.Н. Гиппиус. И в этом была немалая заслуга Г.Е. Распутина.
И.А. Чуриков подходил к вопросу с другой стороны. Однако оба крестьянина – и сибирский и самарский – делали по сути одно общее дело на благо ближних и России.

Продолжение следует.
Tags: Распутин в Петербурге
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment