sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 162)


Новые хозяева жизни.


Испытание миром (продолжение)


«Лично я не сержусь, когда слышу вопли евреев: антисемитизм, фашизм, гитлеризм!.. Абсурдно было бы предположить, что, отведав мёда власти и заполучив столько командных постов, они согласятся стать всего лишь меньшинством с некоторыми правами и с большим объемом обязанностей. Евреи яростно бьются за сохранение своих позиций в ожидании будущего наступления – и в этом отношении можно вполне понять их борьбу, восхититься их жизнестойкостью, их упорством, их гениальностью».
Мирча ЭЛИАДЕ.


После свержения Монархии в Румынии реальная власть в стране оказалась не у премьер-министра Петру Гроза или номинального генсека компартии Георге Георгиу-Дежа, а в руках группы коммунистов, прибывших в 1944 г. из Москвы: Анны Паукер, Теохари Джорджеску и Василе Лука.
Все имена – фальшивые. Все трое не были румынами.



Георге Георгиу-Деж, Анна Паукер, Василе Лука и Теохари Джеорджеску во время принятия Пятилетнего плана развития национальной экономики на 1951-1955 гг. 15 декабря. 1950 г.

В Бухаресте они оказались 17 сентября 1944 г., прибыв вместе с образованной в 1943 г. 1-й румынской добровольческой пехотной дивизией «Тудор Владимiреску». Соединение формировалось в Селецких лагерях из военнопленных румын, прошедших «обкатку» в качестве надзирателей над своими вчерашними союзниками – пленными немцами. Не случайно из числа военнослужащих этой дивизии впоследствии вышло немало государственных и военных руководителей «народной» Румынии.
Анна Паукер / Ханна Рабинсон (1893–1960) была старой коминтерновкой. Окончив Международную ленинскую школу в Москве, некоторое время она работала в Исполкоме этой организации. Муж ее Марчел (также еврей по национальности) в 1937 г. был репрессирован, а вот Анне, родственники которой были тесно связаны с советскими спецслужбами, доверяли. Ее направили в Румынию, где она была арестована и приговорена к 10 годам тюрьмы. В мае 1941 г., под давлением Москвы, Паукер выпустили и она благополучно вернулась в СССР, где представляла румынскую компартию в Коминтерне.

Об этом нам уже приходилось писать:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/125876.html


Анна Паукер (справа).

Возглавляя до 1944 г. заграничное бюро РКП, с 1945 г. Анна Паукер стала членом Политбюро и Секретарем ЦК компартии. Кроме того, с декабря 1947 г. она заняла один из ключевых постов в государстве, возглавив Министерство иностранных дел.


Анна Паукер была всегда в центре всех событий в стране.

Другим членом тройки был Теохари Джеорджеску (1908–1976), в действительности Бурах Тескович, женатый также на еврейке.


Теохари Джеорджеску – министр внутренних дел (1945-1952), заместитель председателя Совета Министров Румынии (1950-1952).

Член партии с 1929 г., в 1940 г. он проходил выучку в Москве в Коминтерне. Там же был завербован НКВД. В апреле 1941 г., по возращении, был арестован, получив десятилетний срок заключения.
После того, как Красная армия заняла Румынию, Джорджеску продолжил свои контакты с советскими спецслужбами, став весьма ценным информатором возглавлявшего советскую агентуру полковника Д.Г. Федичкина, за что, видимо, был и вознагражден, получив 6 марта 1945 г. пост министра внутренних дел.



Полковник Дмитрий Георгиевич Федичкин (1902–1991) – в 1945-1947 гг. резидент советской разведки в Румынии. По воспоминания коллег, он нередко давал советы Георгиу-Дежу и тот неизменно принимал их в качестве руководства к действию. Работа полковника в этой стране была высоко оценена. В 1947 г. Федичкин был назначен заместителем начальника управления в Комитете информации при Совете Министров СССР (так называлась в то время внешняя разведка). В 1957-1977 работал преподавателем в Краснознаменном институте Первого главного управления КГБ СССР.


Занимая в течение семи лет пост министра внутренних дел, Теохари Джеорджеску нес полную ответственность за раскручивание маховика репрессий против тех, кто проявлял хотя бы малейшее несогласие с режимом.
Служба безопасности численно выросла с трех (в 1945 г.) до пятнадцати (в 1952 г.) тысяч сотрудников. Для 17-миллионной страны – цифра небольшая, однако существовала еще сеть информаторов, которых уже на 1948 г. насчитывалось 42 тысячи человек. За те же семь лет карательными органами было арестовано и осуждено 100 000 человек.
Джеорджеску был одним из тех, кто нес ответственность и за организацию чудовищного эксперимента в Питештской тюрьме, о котором мы предполагаем рассказать впоследствии.
Одним из приоритетных направлений в деятельности министра было уничтожение вооруженного сопротивления режиму. В борьбе с антикоммунистическими партизанскими группами широко использовался метод внедрения в отряды провокаторов и принцип заложничества по отношению к родным повстанцев. За многими из этих мероприятий стояли опытные советники из страны победившего социализма.



Группа Владимiра Маковейчука, начиная с осени 1944 г. и вплоть до ее ликвидации в 1947 г. действовавшая на Буковине. Ее лидер, преданный внедренным в отряд агентом госбезопасности, покончил с собой в ночь с 7 на 8 июля 1946 г., не желая оказаться в руках врагов.

Согласно ставшим недавно известными данных, министр Джорджеску принимал косвенное участие в крупнейшем в Румынии грабеже. В 1945 г. он записал в компартию двух своих друзей – Войнеску и Каиро. Эти-то двое и ограбили Брашовское отделение Национального банка, захватив миллион долларов и 300 золотых слитков. Грабители были пойманы и причастность министра внутренних дел к преступлению была раскрыта, однако дело замяли.
Третьим членом триумвирата являлся Василе (Ласло) Лука (1898–1963) – коммунист, боевик и подпольщик. В свое время, пытаясь вместе с товарищами бежать в СССР, был арестован и посажен в в тюрьму в Черновцах, из которой в 1940 г. его освободила Красная армия.


Фото Василе Луки из следственного дела Сигуранцы.

Получив советское гражданство, он был избран депутатом Верховного совета Украинской ССР, стал заместителем председателя Черновицкого горисполкома, выступив с одобрением депортаций лиц, признанных советской властью враждебными своему режиму.
Во время войны он работал в Москве на радио Коминтерна, формально (вплоть до 1944 г.) сохраняя звание народного депутата Верховного Совета УССР. В сентябре 1944 г., в звании майора Красной армии, Василе Лука в составе дивизии «Тудора Владимiреску» прибыл в Бухарест, став членом секретариата ЦК компартии Румынии.
Здесь он завел себе подходящую жену: технического секретаря Анны Паукер, информатора НКВД, бессарабскую еврейку из-под Бельц Бетти Бирнбаум, для удобства называвшую себя Елизаветой.
Это была так называемая «переходящая жена». Сначала она была замужем за Аврамом Вайсманом, затем, во время гражданской войны в Испании, секретарем и любовницей румынского коммуниста и впоследствии видного государственного деятеля в социалистической Румынии еврея Петре Борилэ (1906–1973), а теперь вот стала супругой Василе Луки.



Теохари Джеорджеску, Георге Георгиу-Деж и Елизавета Лука на открытии театра в Джулешть. 27 сентября 1946 г. В 1950-1952 гг. Елизавета Лука была членом Комитета кинематографии.

Что касается Василе Луки, то в 1947-1952 гг. он занимал один из самых значительных постов в Правительстве страны: был министром финансов, а с 1949 г. одновременно еще и заместителем Председателя Совета министров.


Василе Лука во время обсуждения государственного бюджета в Великом Национальном Собрании. 7 апреля 1951 г.

Между тем, наряду с приезжими, были еще и местные евреи-коммунисты.


На встречу со своим будущим. Евреи-коммунисты Постански (Повстанский), Зилберман и другие встречают на шоссе Колентина входящие в Бухарест части Красной армии.

Насколько был широк этот слой и близок к религии своих предков можно судить вот по этому фрагменту воспоминаний главного раввина Румынии Мозеса Розена (1912–1994), относящихся ко времени его заключения в концлагерь при режиме Антонеску. (Кстати уж оцените и сам этот «зверский», «фашистский», «человеконенавистнический» режим.)
Итак, вот что пишет Мозес Розен, которому впоследствии оказывала свое покровительство Анна Паукер, что, заметим, было далеко не случайно: дед ее был раввином, отец – хахамом, сама она получила еврейское религиозное образование в школе «Братство Сиона» в Бухаресте, младший брат ее Залман был сионистом.
«Режим в лагере Меркуря Чук, – вспоминал раввин Розен, – был не слишком суровым. И, уж конечно, этот лагерь нельзя было сравнить с немецкими “фабриками смерти”. Это, скорее, был концентрационный в буквальном смысле слова лагерь – место сосредоточения политически неблагонадежных людей. […]
А я радовался тому, что в Меркуря Чук нашелся настоящий резник, солидный, глубоко религиозный еврей. Его доставили в лагерь вместо сына-коммуниста, известного под именем Колер, который сражался в Испании на стороне республиканцев, а теперь скрывался в подполье.
Так или иначе, приложив некоторые усилия, мы сумели открыть кошерную кухню. Для начала мы объявили голодовку, требуя, чтобы нам предоставили возможность питаться согласно правилам нашей веры, и лагерное начальство уступило. Вскоре оно пошло и на то, чтобы разрешить нам отправлять регулярное богослужение. И каждую пятницу я читал проповедь.
Среди тех, кто приходил меня слушать, быть может, из простого любопытства или из желания хоть как-то нарушить монотонную рутину лагерной жизни, бывали и вожаки коммунистов Михай Бужор, Атанасе Жожа, Барух Беря, он же Георге Апостол, в будущем заместитель председателя Совета министров. Одним из моих “прихожан” был также Лукрециу Пэтрэшкану, видный коммунистический деятель, убитый в 1954 году своими же товарищами после самого громкого процесса “румынского сталинизма”».
Не трудно понять, что произошло, когда все эти «прихожане» вкупе с прибывшими из СССР «вояжерами» были посажены во власть.
Однако имеющиеся ныне в распоряжении исследователей формальные факты (статистика, официальные биографии и даже сведения о положении, которое занимало то или иное лицо) не дают, тем не менее, понимания истинного масштаба проблемы, поскольку не приближают нас к пониманию подспудных процессов, происходивших в латентной форме в румынском обществе, да и к истории страны в целом. Более того, подобные попытки всячески тормозятся, а «неудобная» информация замалчивается, не становясь предметом открытого обсуждения.



Анна Паукер и Петру Гроза.

Так, по мнению Георге Копила, изложенному в его статье «Подлинный холокост в Румынии XX века» (см. прошлый наш пост), именно этот слой, начиная с 1944 г., постепенно захватил власть в центральных государственных и территориальных учреждениях. Там же, где у них не было исключительного численного преобладания, именно за ними были закреплены функции принятия решений.
Весь этот слой автор статьи подразделяет на три неравные части.
Первая – это представители еврейских семей (по матери и по отцу).
Вторая – румыны, состоявшие в браке с еврейками из Румынии.
Третий – самый, пожалуй, важный и запутанный: румыны, женившиеся на еврейках, вывезенных из СССР. Обычно мужья утверждали, что жены у них русские, хотя на публике их обычно не показывали. По словам Г. Копила, они «шпионили за своими мужьями в пользу интересов еврейских большевиков». Часть из них «были сами по себе, исполняя некоторые важные функции». И самое главное: «их потомки и ныне находятся у руля страны» (о чем в следующем нашем посте).
Как тут не вспомнить дневниковую запись Эрнста Юнгера, наблюдавшего за послевоенной действительностью: «Среди евреек, очевидно, есть особые избранницы – flor extra fina [всегда в поре цветения], – которые созданы, чтобы пленять властителей, повелителей мiра. К ним относятся Эсфирь, Юдифь, Саломея, Вереника и другие. Наверняка женщины этой породы, соединяющие в себе необычайную физическую и духовную прелесть, участвовали, хотя и скрытно, в нынешних коллизиях. В чувственном отношении они представляют собой то же самое, что золото среди металлов. Ножницы Далилы в тончайшем исполнении. Эсфирь, прежде чем ей предстать перед Агасфером, готовили к этому целый год: шесть месяцев ее умащали миррой и бальзамом и шесть месяцев пряностями. Для нас это утраченные знания».
Однако на всех желающих пробиться к властной кормушке не только тех особых, но и попроще, евреек (по крайней мере, в Румынии) не хватало, а потому появились т.н. «переходящие» – словно боевое (или трудовое) красное знамя – жены. (Помните Елизавету Луку-Бирнбаум?)
Другой известной такой особой была Анна Тома (1912–1991), в девичестве Гроссман.
Эта близкая подруга Анны Паукер и ее секретарь, первоначально была замужем за Сорином Тома (1914–2016) – в 1938-1940 гг. офицером румынской армии, бежавшим в СССР и, уже в качестве советского офицера, вернувшегося в 1944 г. в Румынию. В 1947-1960 гг. он был главным редактором газеты «Scînteia», главного органа компартии. На ее страницах он шельмовал выдающегося румынского поэта Тудора Аргези. В 1979 г. Сорин Тома эмигрировал в Израиль, скончавшись в Тель-Авиве.
Следующим клиентом Анны Тома стал Константин Пырвулеску (1895–1992) – один из основателей компартии Румынии, приобщившийся к революционному движению на полях гражданской войны под Полтавой, добровольно вступив там в Красную армию. В послевоенное время, будучи председателем партийной Контрольной комиссии, был одним из тех, кто инициировал расправы над своими сотоварищами Штефаном Форишем, Лукрециу Пэтрэшкану и другими, которых обвиняли в сотрудничестве с Сигуранцей. Посильную помощь в этом оказала и Анна Тома, взявшая на себя роль свидетеля обвинения.
Последним мужем Анны Тома стал генерал Георге Пинтилие / Тимофей Бондаренко (1902–1985), в 1948-1963 гг. возглавлявший Главное управление народной безопасности, считающийся одним из главных организаторов репрессий в Румынии.
Сама Анна Тома в 1950-1952 гг. занимала пост заместителя министра иностранных дел, а затем министром внешней торговли.
Деятельность на последнем посту нанесла большой урон экономике страны. По словам Георге Копила, в это время «мошеннические операции в сфере внешней торговли были сказочные».
Американский профессор Эгон Балаш, по происхождению венгерский еврей, так характеризовал ее в своей книге «Воля к свободе» (Нью-Йорк. 2000): «Женщина умная, очень хитрая, полная энергии, алчная, капризная, мстительная – настоящая свинья, обладающая властью».
Людьми с таким болезненным менталитетом были забиты в те времена все властные структуры страны.



Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments