sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 132)


«Победа Легиона 6 сентября 1940 г.» Художник Николае Брана (1905†1986).


Сколь веревочке не виться… (окончание)


«Те из нас, кто падут, будут иметь имена и могилы героев. В то время как те, кто убьют нас, будут нести клеймо изменника и будут проклинаться из поколения в поколение.
Из самых глубин, легионер выходит победителем, с душой как скала. Те, кто верят, что могут нанести ему поражение, а также те, кто думают, что могут купить его, скоро убедятся, но слишком поздно, что они ошибались».

Корнелиу ЗЕЛЯ КОДРЯНУ. 1937 г.


Описанное в прошлом нашем посте крушение Румынии в предвоенном 1940 г. в полной мере зависело от Германии. Что же заставило Гитлера действовать таким образом?
Некоторые говорят о недовольстве его репрессиями по отношению к Железной Гвардии.
Действительно, сразу же после получения известия об убийстве Корнелиу Зеля Кодряну все награды, полученные в свое время от Кароля II официальными лицам в Германии, были тут же отосланы назад в Бухарест. В немецкой прессе появились хлесткие разоблачительные заметки о королевской диктатуре.
Продолжалось это, впрочем, недолго. Германия нуждалась в румынских ресурсах, особенно в нефти. Просто был лишний повод для давления; своего рода «черная метка» Каролю II, не более.
«Сегодня, после капитуляции Праги, – писал в декабре 1938 г. барон Юлиус Эвола, – стоит задаться вопросом – не является ли Румыния единственной центрально- и восточноевропейской страной, имеющей особое значение, как с экономической, так и со стратегической точки зрения, которая оставляет силам так называемой “западной демократии”, равно как и силам “Израиля” и его скрытых попутчиков, достаточно свободы действий? Нельзя забывать, что окончательная фаза вышеупомянутого конфликта находится в многозначительном созвучии с двумя международными событиями: аншлюсом и Мюнхенским соглашением; она возникла как нечто вроде резонансного контрапункта».
Ключ к пониманию поведения Германии по отношению к Румынии содержится в известной беседе румынского политика и историка, лидера Национально-либеральной партии академика Георге Брэтиану (1898†1953) с Адольфом Гитлером, состоявшейся в Берлине 16 ноября 1936 г. (Характерно, что Брэтиану был противником возвращения Кароля II в Румынию и франкофильской политики министра иностранных дел Николае Титулеску.)
На той берлинской встрече Рейхсканцлер заявил, что если Румыния «будет иметь хорошие экономические отношения с Германией», то и Рейх, в свою очередь, «хотел бы видеть в этой части Европы сильную и независимую Румынию».
Гитлер также попросил Брэтиану «сообщить Королю Каролю II, что он не имеет ни малейшего намерения поддерживать Венгрию в ее территориальных претензиях. Всё, что мы просим взамен, это не предпринимать враждебных действий и не осуществлять недружественной политики по отношению к Германии».
Собственно, это всё то же, что еще 22 октября 1934 г., от имени того же Гитлера, предлагал Герман Геринг во время встречи с румынским послом в Берлине Николае Петреску-Комнену: гарантию румынских границ (в особенности с СССР и Венгрией) при одновременном перевооружении армии – в обмен на противодействие проходу Красной армии через ее территорию для поддержки Франции и Чехословакии, о чем хлопотал министр иностранных дел Румынии Николае Титулеску.



Дружеское рукопожатие Короля Кароля II с Рейхсканцлером Адольфом Гитлером. Берхтесгаден. 24 ноября 1938 г.

В силу разных причин Кароль II не смог последовать этим призывам, получив в результате соответствующий «ответ».
На просьбу румынских властей, обратившихся 8 февраля 1940 г. к Германии относительно возможной агрессии со стороны СССР, Риббентроп заявил, что он исключает любую советскую агрессию, а вообще-то немцев совсем не интересует положение Румынии.
Уже 1 июня, во время германо-румынской встречи в Берлине, германская сторона заявила о своем нейтралитете в случае нападения СССР на Румынию.
20 июня германскому послу в Бухаресте МИД Румынии передал заявление, в котором, снова намекая на возможный в скором времени конфликт с СССР, подчеркивалась «идентичность интересов» обеих стран, что-де «требует быстрой организации этого сотрудничества, которое предполагает сильную в политическом и экономическом отношении Румынию, ибо только такая Румыния явится гарантией того, что она сможет выполнять свою миссию стража на Днестре и в устье Дуная».
Ответа на этот документ не последовало. Зато 25 июня германский посол в Москве Шуленбург передал Молотову заявление Риббентропа, в котором говорилось: «Германское правительство в полной мере признает права Советского Союза на Бессарабию и своевременность постановки этого вопроса перед Румынией…»
Дальнейшее известно.
По существу Румыния была наказана Гитлером за вероломные действия Кароля II и большинства официальной политической элиты страны.
Объявив 6 сентября 1939 г. (сразу же после начала второй мiровой войны) в пресс-релизе о своем нейтралитете, на деле, будучи кровно, идейно и имущественно тесно связанными с либеральным западным мiром, эти люди, правившие Румынией, не в силах были отказаться от этого своего вектора, при этом сознательно вводя Германию в заблуждение.
27 мая 1940 г. был подписан так называемый «нефтяной пакт» с Германией, по которому Румыния обязывалась поставлять в Рейх всю до¬бываемую ею нефть. Однако Кароль II и не думал соблюдать свои обязательства, легкомысленно надеясь, что авось как-нибудь да обойдется.
Поступать так было им не впервой. Вспомним, как с началом первой мiровой войны она одновременно продавала в Германию мясо и масло, поставляла в Англию пшеницу, пропускала в Турцию переодетых немецких офицеров. Перед самым вступлением в 1916 г. в войну на стороне Антанты бухарестское правительство запродало по весьма выгодной Центральным державам все запасы хлеба и нефти в стране, рассчитывая восполнить все потери за счет России.
И потому, когда весной 1939 г. англичане предложили взорвать нефтяные скважины и блокировать судоходство по Дунаю, Король согласился на это при условии денежной компенсации за потери.
Для разрушения порта в Констанце английскими спецслужбами была послана специальная диверсионная группа под командой майора Джона Холланда. Предполагалось также осуществить закупорку канала Железные Ворота, по которому в Германию шли все нефтеналивные суда, для чего планировался подрыв в заранее выбранном месте нескольких груженых землей и песком барж.
Однако в последний момент Кароль II, испугавшись, все же, ответных действий со стороны Германии, запретил сопровождавшему операцию англичан шефу Сигуранцы Михаилу Морузову это делать.



Михаил Морузов (справа) у моря в Констанце.

Немцы, конечно, обо всем догадывались. Однако после того, как 19 июня 1940 г. в занятом ими городе Шаритэ-сэр-Луар в их руки попали секретные документы французского Главного Штаба, в Берлине получили исчерпывающие доказательства румынского вероломства.
Бумаги содержали детальный план уничтожения нефтяных месторождений в долине Прахова, осуществить которые – с разрешения румынских властей – должны были диверсанты из англо-французских спецслужб.
Что же касается Кароля II, то, будучи связанным по рукам и ногам разного рода обязательствами, он так и не сумел обмануть судьбу – не смог вырваться из порочного круга. Понимая, откуда дует ветер, в те тревожные сентябрьские дни в Бухаресте он записывал в своем дневнике: «Слышны выстрелы, оружие идет из Германии, раздается характерный треск маузера».
4 сентября 1940 г. правительство генерала Антонеску получило, наконец, от Кароля II диктаторские полномочия.
Порядок был восстановлен, однако новый премьер потребовал от Короля отречения от Престола.



Колонна легионеров-крестьян на одной из площадей Бухареста. 6 сентября 1940 г.

6 сентября Кароль II вынужден был подписать документ, передававший власть его 19-летнему сыну Михаю. Само слово «отречение» отсутствовало в этом документе. Зная вероломство этого человека, нетрудно предположить, что он всё еще надеялся, подвернись такая ситуация, вернуться на Трон.
В тот же день (6 сентября) Хория Сима был торжественно провозглашен главой Легиона Михаила Архангела.
На следующее утро во многих городах страны начались манифестации легионеров. Гардисты надели свои зеленые рубашки и в колоннах с песнями пошли по улицам.



Генерал Ион Антонеску и Хория Сима.

14 сентября был провозглашен Легионерский режим и сформировано новое правительство страны под руководством генерала Иона Антонеску. Вице-премьером был назначен Хория Сима.
6 октября в Бухаресте прошла грандиозная демонстрация Легиона: более 100 тысяч участников движения прошли перед генералом Антонеску, Симой, дипломатами стран Германии, Италии, Испании и Японии.



Генерал Антонеску (на первом плане) с Хорией Симой (слева) и ветераном Легиона Раду Мироновичем (справа) обходят строй гардистов на площади Нации (ныне площадь Воссоединения). Бухарест. 6 октября 1940 г.

Другая манифестация движения прошла в Яссах.
В свой день рождения 25 октября, приходившийся по новому стилю на 7 ноября, молодой Король (не без влияния со стороны Легиона Михаила Архангела) решил отправиться в столицу Молдавского Княжества.
На следующее утро, 8 ноября, город был празднично украшен. В тот день никто не работал и не учился. Тысячи горожан вышли приветствовать своего Монарха, прибывшего вместе с матерью – Королевой Еленой.



Король Михай I и Королева-Мать Елена. Позади в зеленых рубашках Ион Антонеску и Хория Сима. Яссы 8 ноября 1940 г.

Газеты вышли с сообщениями о том, что Король Румынии находится среди легионеров.
Как бы в подтверждение этого на здании Ясского университета появился огромный портрет Михая I в зеленой легионерской рубашке. Он и вправду в этот день, сразу же после молебна в кафедральном соборе, посетил местное фотоателье, где снялся в зеленой диагоналевой рубашке. (Ясские торжества происходили, кстати говоря, незадолго до Королевских именин – Михайлова дня 8/21 ноября. Этот день был также и праздником Легиона.)
Всё это вызвало к жизни разлетевшиеся сначала среди горожан, а затем и по всей стране крылатые фразы, вроде: «Король Румынской весны», «Наш Король – Архангел», «У Короля Михая неограниченное доверие народа».



Генерал Антонеску, Хория Сима и отец Капитана – Ион Зеля Кодряну. Яссы 8 ноября 1940 г.

Именно в тот день древние Яссы были провозглашены «Городом Легионеров».


Колонна легионеров-крестьян. Яссы 8 ноября 1940 г.

Казалось, начинало сбываться то, о чем еще 17 декабря 1937 г. в своей статье в газете «Buna Vestire» «Почему я верю в победу Легионерского движения» писал Мирча Элиаде:
«Я верю в эту победу, так как, прежде всего, я верю в победу христианского духа.
Движение, возникшее и развившееся из христианской духовности, ментальная революция, в первую очередь, направленная против Греха и против Потери Достоинства, не является никаким политическим движением. Она является скорее христианской революцией.



Похороны протопопа Иона Моца – отца погибшего в Испании легионера Иона Моца. На снимке отец Капитана – Ион Зеля Кодряну и его внуки – Михай и Габриэла, дети гардиста Иона Моца, женатого на дочери Иона Кодряну – Ириденте. Ноябрь 1940 г.

Слово “Спасение” по-разному понималось и проживалось различными христианскими народами в ходе истории. Но никогда еще целая нация не испытала христианскую революцию, никогда еще Спасение не понималось как революция силы Духа против Греха и слабого тела. […]


Траурный шествие с гробом о. Иона Моца по дороге на Северный вокзал Бухареста, откуда на специальном поезде его останки доставят в Орэштие, где и погребут.


Некролог протоиерея Иона Моца в одном из легионерских изданий.

Я верю в победу легионерского движения, потому что я верю в свободу, во власть души над биологическим и экономическим детерминизмом. […]


Ион Антонеску и Хория Сима в дни празднования дней «Великого Объединения» во дворе Свято-Троицкого храма (Собора Коронации) в Алба Юлии. 1 декабря 1940 г.

Я верю в победу Легионерского движения, потому что я верю в любовь.
Только любовь превращает животное в Человека и заменяет инстинкты свободой “Dilige et quod vis fac”, говорил святой Августин: “любите, и делайте, что Вы хотите!”.
Тот, кто любит истину – свободен».
Эту статью зачитал во время своего последнего суда 27 мая 1938 г. Корнелиу Кодряну.



Генерал Ион Антонеску (слева и Хория Сима (справа) на одной из панихид по Корнелиу Зеля Кодряну в присутствии представителей Германии, Италии и Испании. Декабрь 1940 г.

Остается рассказать о судьбе покинувшего страну Кароля II и обстоятельствах этого постыдного бегства.
Свою резиденцию он оставил в первой половине дня 7 сентября. Уезжал хоть и в спешке, однако и не с чемоданом в руках.
В сущности, Король был очень богатым человеком, в чем ему способствовала весьма практичная мадам Лупеску. Только по официальным данным, экс-король был акционером Royal Dutch Shell, Deutsche-Bank, целлюлозного завода в Пьятра Нямц, золотого рудника в Решице, Румынского кредитного банка, суконной фабрики Азуга и других более мелких предприятий и учреждений.
Все доходы были обращены в деньги, золото, ценные бумаги, ювелирные изделия. Была еще и коллекция Короля Кароля I (42 картины), включавшая полотна Рембрандта и Эль Греко, принадлежавшая Румынской Короне, а также ценнейшая коллекция марок.
На нескольких автомобилях весь этот багаж (включая несколько легковых автомобилей, два пекинеса и три пуделя госпожи Магды) был доставлен к стоявшему под парами королевскому поезду, состоявшему из 12 вагонов. В изгнание любовников сопровождал один верный им маршал Двора Эрнест Урдэряну.
Беглец хорошо понимал предстоящие ему опасности, а потому попросил сопровождать его до границы с Югославией генерала Иона Антонеску. Тот поначалу согласился, однако в последний момент, сославшись на неожиданное недомогание, отказался, отправив вместо себя полковника Драгомира Николае.
После этого отказа у беглецов возникло нехорошее ощущение и это предчувствие их не обмануло…
С этим настроением они и сели в поезд на вокзале Бэняса.




Тем временем, как впоследствии утверждал Хория Сима, генерал приказал ему сформировать группу легионеров, чтобы остановить королевский поезд где-нибудь рядом с границей, чтобы конфисковать у Кароля имущество, принадлежавшее не ему лично, а являвшееся национальным достоянием Румынии.
Так ли это было на самом деле, судить трудно. Ибо задержка поезда могла означать только одно: расправу с ненавистной легионерам Лупеску. Да неизвестно, что было бы еще и с самим экс-королем, несшим личную ответственность за убийство Капитана и других ветеранов движения.



Одна из последних фотографий Короля Кароля II (на первом плане) и Елены Лупеску, сделанная в Румынии незадолго до бегства в 1940 г.

Всего этого, конечно не мог не понимать Антонеску, одновременно сильно зависевший тогда от Легиона. Как бы то ни было, а Кароль II, как это стало известно впоследствии, знал от кого-то о готовящейся засаде в Тимишоаре.
Отряд из 150 вооруженных револьверами легионеров поджидал их сначала на приграничной с Югославией станции Жимболия, а затем, узнав, что в отстоявшей дальше от границы Тимишоаре у поезда должна быть 12-минутная стоянка, отправились туда.
На вопрос местных военных и жандармских властей, на каком основании они желают остановить королевский поезд, начальник отряда гардистов ответил, что выполняет предписание премьер-министра, однако предъявить каких-либо письменных полномочий не смог.
Ожидаемый поезд из Бухареста должен был прибыть в Тимишоару в 16.10. Он и прибыл в это время, однако предупрежденный заранее машинист и не думал останавливаться, а на всех парах проследовал дальше, протаранив поставленный в качестве баррикады грузовик.
Открытые окна поезда ощетинились автоматами королевских гвардейцев, готовых отразить нападение.
Легионеры открыли огонь по вагонам.
Как рассказывали впоследствии, Лупеску – в целях безопасности, распласталась в чугунной ванне, которую своим телом прикрывал Кароль II.




Поняв, что их провели, легионеры кинулись в депо искать паровоз, чтобы догнать поезд, однако машинисты отказались сделать это. Тогда гардисты на нескольких машинах отправились назад в Жимболию, однако опоздали: поезд успел ее проскочить, пересек границу, достигнув югославской приграничной станции в Кикинде.
Там, после того, как разбитые выстрелами окна были заменены, поезд продолжил свой путь в Италию.
Положение спасла поездная бригада, начальник станции и гарнизон приграничной Тимишоары, сохранившие верность Королю. Они проигнорировали красный сигнал семафора и провели поезд – под градом пуль – через сортировочную станцию.
Какова же была награда? – О, она была воистину «королевской», достойной именно этого монарха. Оказавшись в безопасности, Кароль II предложил каждому члену поездной бригады «чаевые»: по тогдашнему курсу – в пересчете на американскую валюту – аж по два доллара на каждого. Некоторые от денег отказались, но не потому, что им показалось это оскорбительно мало, а оттого, что считали, что они всего лишь исполнили свой долг.



Елена Лупеску. 1941 г.


Вскоре беглецы прибыли в нейтральную Испанию, однако постоянная слежка вынудила их двинуться дальше – в Португалию.
При пересечении границы Кароль – из соображений безопасности – вынужден был, скрючившись, укрыться в багажнике автомобиля.
В Лиссабоне экс-король искал встречи с находившимся там в качестве атташе по печати и пропаганде посольства Румынии Мирчей Элиаде, близким, как мы помним, когда-то к высшим легионерским кругам. Дело в том, что в октябре 1940 г. Румынское правительство отправило запрос в Мадрид с требованием выдать Елену Лупеску и Эрнеста Урдэряну, обвинявшихся в причастности к убийству Корнелиу Кодряну.




Не обретя покой в Европе, Кароль с любовницей и «маршалом» решили просить убежища в Соединенных Штатах. Но там отказали, ссылаясь на сотрудничество просителя с нацистами и на аморальное поведение.
Тогда решено было ехать на Кубу, но и там они пробыли недолго: Дудуйя не переносила жару. Таким образом, эта троица оказалась сначала в Мексике, а с 1944 г. – в Бразилии, где они и осели на некоторое время.




Там у госпожи Лупеску возникли проблемы со здоровьем, которые она сумела обернуть в свою пользу.
За солидное вознаграждение врачи преувеличили серьезность ее недуга. Диагносцировав пернициозную анемию, доктора объявили Каролю о том, что, увы, болезнь мадам дошла до неизлечимой стадии и пациентка находится на пороге смерти.
Для правдоподобности та даже уже не вставала с постели.
Пришедший в отчаяние любовник решил дать Дудуйе последнее утешение: жениться на ней, чтобы напоследок принести ей хоть это утешение.
Летом 1947 г. в спальне одной из гостиниц Рио де Жанейро состоялась свадебная церемония, превратившая любовницу в «Ее Королевское Величество Принцессу Елену Румынскую». (Как и прежде во всей истории с Дудуйей, существует несколько дат этого события: 1 июля, 5 июля… Однако официально принятой считается 3 июня.)
Учитывая предыдущую супругу Кароля, Ее Величество Королеву-мать Румынии Елену, – Лупеску стала как бы Еленой II. (Кстати говоря, последняя надолго переживет и своего странного супруга, и его последнюю жену-любовницу, скончавшись 28 ноября 1982 г. в швейцарской Лозанне.)
К радости молодожена и немалому удивлению всех остальных (за исключением, пожалуй, получивших солидное вознаграждение врачей) новоиспеченное «Ее Королевское Величество» изволила чудесным образом выздороветь. Для не очень-то верящих в чудеса восстание с одра объяснили результатом искусного переливания крови.




Как бы то ни было, а в том же 1947 г., после этого двойного радостного события, Кароль и Елена переехали в Эшторил – португальский курортный город в 15 километрах от Лиссабона.
Город был известен тем, что как раз в то время там пребывал Хуан де Бурбон, граф Барселонский, глава Испанского Королевского Дома в изгнании, а также Регент Венгрии Миклош Хорти, скончавшийся здесь 9 февраля 1957 года.



Эшторил. 1950 г.

19 августа 1947 г. Кароль и Елена дополнили свой светский брак венчанием в одной из лиссабонских православных церквей.


Фотография, сделанная после венчания, Эшторил. Август 1947 г.

В декабре того же года Король Михай I (сын Кароля), последним из трех Монархов восточноевропейских государств, был лишен Престола. Вынужденный покинуть страну, от каких-либо контактов с отцом он уклонился.



Не приехал он и на похороны отца, умершего от рака 3 апреля 1953 года.
Из родственников приехал один лишь брат покойного – Принц Николай, обязанный Каролю и его мстительной любовнице изгнанием из страны и скитаниями по свету.
«Я приехал на похороны Кароля, – заявил он, – потому что я чувствовал, что это был мой долг, хотя я ненавидел своего брата больше всего на свете. Но Кароль был не только моим братом, но и моим Королем».



«Король из-за разных женщин дважды отрекавшийся от Трона». Заголовок статьи-некролога из английской газеты.

Во время отпевания над гробом безутешная вдова шептала (но так, чтобы слышали все): «Прощайте, амур де ма ви!», приговаривая при этом трагическим голосом: «Я хочу умереть».



Завещания Король не оставил, что породило несколько судебных тяжеб. Претендентами выступали Елена Лупеску и два сына усопшего – Мирча Ламбрино (от первого брака) и Король Михай I, остро нуждавшиеся в средствах.
Овдовев, Елена уже не скрывала свое еврейское происхождение, а, наоборот, даже выставляла его напоказ, рассказывая о том, как много она сделала, чтобы «в годы холокоста» помочь «своему народу».




Она продолжала жить в Эшториле вплоть до своей смерти 28 июня 1977 г., 78-ти лет от роду.
Прах свой она завещала похоронить в ногах Кароля II.
Всё свое состояние она завещала своей единственной подруге Монике Урдэряну – супруге маршала Двора. (Впрочем, еврейские родственники Лупеску вплоть до сей поры пытаются отсудить хотя бы что-то из наследства их знаменитой родственницы.)




В 2003 г. было принято решение о перезахоронении Кароля II в Королевской усыпальнице в Куртя де Арджешь – месте, связанном с легендой о Мастере Маноле, о чем мы уже подробно писали:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/149761.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/150213.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/150478.html


Король Кароль II и епископ Арджешский Никита (Дума) в церковном притворе. 21 июля 1935 г.


Кафедральный собор в Куртя де Аржешь.

13 февраля 2003 г. извлеченные из могилы останки свергнутого с Престола и скончавшего свои дни в изгнании Кароля II и Елены Лупеску были доставлены из Португалии в Румынию специальным самолетом.
В бухарестском аэропорту Отопень королевские останки были встречены с воинскими почестями и доставлены в Куртя де Арджешь, где их поместили в церкви.
Отпевание состоялось на следующий день, в пятницу 14 февраля. На нем присутствовала его внучка (дочь Короля Михая I) Наследная Принцесса Румынии Маргарита и министр культуры Рэзван Теодореску. (Сын снова отказался почтить память отца.)



Наследная Принцесса Маргарита Румынская и Принц Раду у могилы Короля Кароля II. Куртя де Аржеш. 7 октября 2014 г.

Была там и племянница Елены Лупеску, возмущавшаяся впоследствии тем, что ей, как «ближайшей родственнице», не оказали должного почтения. Захоронение же тетки отдельно от Кароля II она и вообще объявила «кощунством».
Действительно, во избежание скандала (есть еще в Румынии немало тех, которые не забыли преступлений этой роковой женщины), их погребли раздельно. Его – в Королевской усыпальнице. Ее – в 450 метрах, на монастырском кладбище подле деревянной церквушки.




На могильной плите нет ни «Ее Величества», ни «Принцессы». Значится только печально памятное имя: «Елена Лупеску». Да и то, как известно, также не подлинное…



Тут же, в Куртя де Ардешь, погребен и еще один человек, несший полную ответственность за ту кровавую бойню – премьер-министр Арманд Кэлинеску.
Склеп этого палача едва не был взорван группой легионеров 23 января 1941 г.





Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела, Мирча Элиаде
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments