sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 125)


Персидский Царь Артаксеркс и Эсфирь.


Ничего святого


«…Мы пустим неслыханный разврат…»
Петр ВЕРХОВЕНСКИЙ. «Бесы» Ф.М. Достоевского.


Ну, а что же мадам Лупеску? Как она чувствовала себя в своей новой роли?
Хотя в самом Королевском Дворце она и считалась персоной нон грата, цепкая любовница быстро всё прибрала к рукам, включая прежде всего, конечно, самого Короля.
По словам английского историка Пола Квинлана, биографа Кароля II, Лупеску была «женщиной смелой, уверенной, властной».
«Отправной точкой» его отношения к тому или иному человеку, писал о Короле премьер-министр Константин Арджетояну, являлись их отношения к Лупеску. В этом вопросе он выказывал «абсолютную решимость и упрямство».
«Любой, выступающий против этой связи, становится его врагом, а поддерживающий – другом. Пользуясь этим, Елене Лупеску удается получить от Кароля всё, что она хочет».
Основывалось это на том, что он мог иметь устраивающие его отношения лишь с ней одной. «Чрезмерные сексуальные желания [Короля] приводили, – по словам автора цитирующегося нами дневника, – к чрезмерной его уязвимости и привязанности к Дудуйе».
В записях премьера мы обнаруживаем красочные подробности этих взаимоотношений: «Они настолько порочны, что способны на всё. Кароль слабохарактерен; когда он делает что-то вопреки тому, что они решили вместе, Дудуйя кричит на него, угрожая, что все об этом узнают; Кароль улыбается и, поцеловав ей руку, говорит: “Прости меня, мамочка!”».
Постепенно сложился так называемый триумвират, в который, кроме Короля и мадам Лупеску, входило еще одно ближайшее доверенное лицо – министр Двора Эрнест Урдэряну (1897–1985).



Эрнест Урдэряну.

На Королевскую службу этот кавалерийский офицер поступил в 1931 г. по рекомендации одного из своих двоюродных братьев, известного дипломата Николае Титулеску, не раз занимавшего пост министра иностранных дел, так же, как и Кароль II, масона, сторонника тесного союза с либеральным Западом (прежде всего с Францией и Великобританией).
Участвовавший в международных ралли и не раз получавший там призы, этот молодой офицер был симпатичен Королю, также увлекавшемуся автогонками. Он его и поставил первоначально во главе королевского гаража, заодно сделав его личным водителем мадам Лупеску.
Ловкий Урдэряну из водительского кресла быстро переместился в постель Дудуйи и уже с ее помощью в 1933 г., после того, как Кароль II, в результате конфликта, отказался от услуг своего прежнего личного секретаря Константина Пую Димитреску, занял эту весьма доверительную должность.
Впрочем, и на ней он долго не задержался, став в 1935 г. префектом Королевского дворца, в 1936 г. – вице-маршалом Дворца, в 1937 г. – маршалом, а в 1938 г. – Министром Королевского Дома.
Причиной такого быстрого взлета были, несомненно, интимные отношения с Еленой Лупеску, а одним из оснований этого взаимопонимания и доверия не последнее место принадлежало происхождению самого Эрнеста Урдэряну.
Дело в том, что это особо доверенное лицо был «жиданом» – так в Румынии именуют детей от смешанных браков.

https://bisericasecreta.wordpress.com/2007/08/28/regele-amanta-si-legiunea-arhanghelului-mihail/

Примечательно также, что его прежнее место личного королевского секретаря занял еврей Еуджен Бухман.
Подобный состав ближнего круга сложился, разумеется, не сам по себе и имел далеко идущие последствия.
«И Король, и Елена Лупеску, – вспоминала супруга Эрнеста Урдэряну Моник, – ненавидели Гитлера и фашизм… Они были друзьями евреев и семитских народов».
Справедливости ради, заметим: интересы евреев обслуживала не одна мадам Лупеску, а еще и супруга Кароля, пусть и находившаяся с ним в разводе: Королева Елена.
В годы Второй мiровой войны она немало сделала для спасения румынских евреев, за что в 1993 г. была посмертно признана израильским правительством «Праведницей мiра».



Королева Елена с сыном Михаем. 1930-е годы. Будущий кавалер Ордена «Побед» и «Праведница мiра».


Медаль «Праведник мiра».

Что касается Урдэряну, то современники считали его одной из самых мрачных и циничных фигур в королевском окружении. Он был одним из самых ненавистных людей в Румынии. Недаром за ним утвердилось прозвище Мурдэряну (от румынского слова murdări – грязнить, пачкать, марать).
Елена Лупеску полагала, что именно она контролировала всё. Однако Урдэряну, обладавший решающим голосом при назначении на ключевые политические посты, полагал иначе.
«Мадам Лупеску, – хвастался он, – управляет Королем, но я контролирую мадам Лупеску, так что именно я управляю Румынией».
Впрочем, всё это была одна банда, связанная не только общими целями, но и общими страхами.
Положение правящей клики существенно укрепляло участие в ней руководителей спецслужб: главы Секретной разведывательной службы (Сигуранцы) Михаила Морузова и полицейского префекта Бухареста Гаврилы Маринеску.



Гаврила Маринеску (1886†1940).

Карьера Гаврилы Маринеску, храброго офицера, кавалера ордена «Михай Храбрый», высшей военной награды Румынии, началась в самый день возвращения в 1930 г. Принца Кароля в Румынию. Именно Маринеску, командуя одетым в полную парадную форму полком, без разрешения начальства, встретил его в аэропорту Бэняса, сопроводив в Королевский дворец Котрочень.
Полковник, конечно, был замечен и в результате сразу же по восшествии на Престол Кароля II был назначен префектом столичной полиции, обязанности которого он исполнял вплоть до 1937 г., когда стал заместителем государственного секретаря Министерства внутренних дел. Затем последовали другие назначения: министр внутренних дел (1939) и министр общественного порядка (1939).
Карьерному росту генерала Маринеску способствовало и другое обстоятельство: поддержка его отцом мадам Лупеску, извлекавшего материальную выгоду от покровительства префекта полиции владельцам столичных игорных залов.
Маринеску был весьма близок Каролю II, о чем свидетельствует постоянное его приглашение во Дворец для игры в покер.
Назначение его 21 сентября 1939 г. министром внутренних дел было связано с единственной целью – организацией репрессий по отношению к членам Легиона Михаила Архангела. Такое поручение Король мог дать только человеку, которому он абсолютно доверял.

Другим особо доверенным человеком Кароля II был, несомненно, Михаил Николаевич Морузов (1887†1940) – основатель и первый руководитель Секретной разведывательной службы Румынии.



Михаил Морузов.

Происходил он из потомков беглых раскольников из России. И дед, и отец его были священниками.
Недостаток образования (Морузов закончил всего три класса деревенской школы) он компенсировал крайним честолюбием и самоуверенностью. Уже в 1917-1919 гг. он возглавлял Службу информации и безопасности в Добрудже, а уже в 1924 г. стал во главе созданной им при румынской армии «Сигуранцы».
Особенностями ее были: широкое применение технических средств разведки; сопровождавшийся хитроумными интригами и громкими скандалами тотальный сбор компромата, а также создание огромной сети осведомителей, надежность которой подтвердило дальнейшее развитие событий (когда, например, территория, где она была сформирована, на долгое время оказывалась в ведении другого государства, подвергаясь тщательному контролю со стороны его разведорганов).
Всё это позволило румынским спецслужбам на какое-то время стать одними из лучших в Европе. Советской разведкой «Сигуранца», наряду с польской «Дефензивой», французской «Сюрте Женераль» и британской «Интеллидженс Сервис», рассматривалась в качестве одного из главных противников.
Ключ к Каролю II Михаилу Морузову удалось подобрать не только демонстративной лояльностью, но тем, в частности, обстоятельством, что ему удалось спасти жизнь Суверена, разоблачив заговор полковника Виктора Прекупа, вместе с капитаном Октавианом Флесариу планировавшим убить его во время Пасхальных праздников в апреле 1934 года. Оба были арестованы, получив длительные тюремные сроки.
Особое возмущение у заговорщиков вызывало поведение мадам Лупеску. Благодаря этому Морузову удалось завоевать доверие Кароля II, «Дудуйи» и Эрнеста Урдэряну. После этого ему было поручено весьма щекотливое поручение: провести операцию в Париже по изъятию порнографических открыток с изображениями мадам Лупеску.
Из-за чрезмерной лояльности к Монарху Михаил Морузов вступил, в конце концов, в конфликт с Железной Гвардией, переступив опасную черту, отделяющую разведку от политики.
Его преемник Еуджен Кристеску отмечал: «Морузов уже давно запутался в сети внутренних политических интриг, перепутав политическую информацию с самой политикой и информационную игру с политической игрой. Таким образом, он также оказался замешанным в клубок интриг между службами внешней разведки, боровшихся за влияние в нашей стране».

У Королевской камарильи существовал еще и экономический сегмент, по своему составу по большей части имевший еврейские корни.
При вполне понятной направленности на личное обогащение, он был ориентирован еще и на расхищение румынского государства. Контролировала его деятельность лично Елена Лупеску, держа всех участников процесса в ежовых рукавицах.
Будущий личный секретарь Короля Еуджен Бухман, вспоминая период пребывания в изгнании во Франции, писал, что еще тогда «она прекрасно знала всё, что каждый день происходило в стране во всех отраслях нашего бизнеса».
После того, как Кароль II занял Трон, «Дудуйя», ее родичи, друзья и ближайшие знакомые быстро смекнули, что по существу они получили в аренду целое государство.



Лупеску – деловая женщина.

Развернулись они, конечно, не сразу. Требовалось какое-то время оглядеться, чтобы, прикинув, что да как, получить потом всю возможную выгоду, вычерпав всё до донышка.
Одним из первых таких предприятий стало организованное родственниками мадам Лупеску изготовление носовых платков с изображением Кароля II, предназначавшихся для армии. По мысли ловкачей, такой «патриотический носовой платок» должен был купить каждый солдат и офицер Румынской Королевской армии.
Однако, похоже, мысли были тут не только о заработке. Вспоминается случай времен начала Царствования Императора Николая I. Как водится, Ему предложили проект серебряных рублей, на которых должен был быть изображен Его профиль. Государь запретил это делать, выставив резон: «Ну, вот, будут Мое изображение хватать грязными пальцами лавочники да кабатчики».
Что касается Кароля II, то его, похоже, не волновало, что в его изображение будут и вовсе сморкаться.
Более того, когда его брат Принц Николай сказал ему об этом, Король был буквально взбешен тем, что кто-то может усомниться в чистоте помыслов его «Дудуйи».
Вслед за носовыми платками последовали несколько контрактов по оснащению армии, заключенные также с родственниками королевской любовницы.
Оплаченные надлежащим образом Министерством обороны, они так и не были выполнены. В результате поползли слухи о том, что сам Король делает деньги на государственном бюджете, намеренно закрывая глаза на неисполнение договоров.
Как бы то ни было, но Кароль II, при самом активном участии Лупеску, быстро оказался окруженным группой спекулянтов, дельцов и проходимцев, главным интересом которых было извлечение максимальной прибыли.
Среди наиболее важных членов этой клики были бывший любовник «Дудуйи», весьма состоятельный человек Феликс Видер, банкир Аристид Бланк, промышленники Макс Аушнит и Николае Малакса.
Помимо постоянных отчислений за «дружбу», которые организовала королевская любовница, существовали еще и разовые подношения. Принимали всё: золото, украшения, деньги, акции, ценные вещи. Существовал и еще один способ: регулярно проходившая в Королевском дворце игра в покер.
Премьер-министр Константин Арджетояну так характеризовал в своих дневниковых записях возникшую в стране систему:
«Единственное, что организовано в Румынии, это грабежи… […] Взяточники из правительства решает нашу судьбу сегодня. Грязь переполняет нас!»
«Они крадут всё; банда разбойников вокруг Лупяски, грабит страну вместе с ней».

Одним из членов этой шайки был финансист Аристид Бланк (1883–1960).



Аристид Бланк.

Он был директором «Марморош Банка» – старейшего в Румынии такого рода заведения, основанного еще в 1848 г. его предками.
Банк состоял в тесных отношениях с немецкими, австрийскими, французскими и американскими банкирами, по большей части евреями, использовавшими бухарестского партнера для проникновения западного капитала в Румынию.
При Аристиде Бланке у «Марморош Банка» было 25 филиалов в стране, а также офисы в Париже, Нью-Йорке, Стамбуле и Вене.



Здание Марморош Банка» в Бухаресте.

Личные отношения с Каролем у Бланка завязались еще в 1926 г. во время пребывания того в Париже. Основой их было, разумеется, благожелательное отношение к соплеменнику со стороны мадам Лупеску.
Аристид Бланк был одним из тех, кто, после кончины Фердинанда I, всячески лоббировал возведение Кароля на Престол.
В 1930 г. получивший власть Кароль II назначил Бланка своим экономическим советником.
Помимо деловых отношений Короля и банкира связывали дружественные интересы, в основе которых лежали их сексуальные наклонности.
Дружбы с банкиром добивались влиятельные политические деятели. Свидетелем на его свадьбе в Париже был американский посол во Франции Майртон Хеверик и министр иностранных дел Румынии Николае Титулеску, получивший в «Марморош Банке» кредит в 14 миллионов леев.




В качестве бонуса Аристид Бланк получил заказ на реконструкцию Королевского Дворца, одновременно расширяя свой бизнес за счет приобретения по заниженным ценам промышленных предприятий, причем за счет поддельных чеков покрытия.
Занимаясь подобного рода махинациями, неудивительно, что «Марморош Банк» пришел в октябре 1931 г. к громкому банкротству.
Не помогла и очередная помощь от Короля (получение банкиром концессии на продажу табака и соли, до того бывших исключительно монополией государства). Банк был вынужден опустить рольставни. Так рухнула еще недавно казавшаяся незыблемой финансовая империя.
В 1948 г. «Марморош Банк» был национализирован. Самого Аристида Бланка в 1952 г. арестовали, приговорив к 20 годам каторжных работ. В марте 1958 г., благодаря поддержке влиятельных людей на Западе, экс-банкира выпустили, разрешив выехать в Париж, где он скончался 1 января 1960 г., в самый день своего 77-летия.

Другим влиятельным членом Королевской камарильи был Макс Аушнит (1888–1959).



Макс Аушнит. Послевоенный снимок.

Он родился в еврейской семье в городе Галаце, учился в Вене. Был управляющим директором одного из крупнейших в Румынии железоделательных предприятий в Решице с капиталом свыше миллиарда леев и 22 тысячами сотрудников.
В результате соперничества с другим участником клики, Николае Малаксой (речь о котором впереди), Аушнит стал жертвой громкого скандала, в результате которого в ноябре 1939 г. был арестован и приговорен к шести годам тюремного заключения. По иронии судьбы освободили его из Дофтаны в июле 1942 г., при маршале Антонеску, в свое время способствовавшем отречению Кароля II от Престола.
Примечательно, что сам Кароль II, по каким-то, неизвестным нам причинам, не предпринял никаких шагов для облегчения участи человека, часто приходившего к нему вместе с другими во Дворец поиграть в покер.
В ставшем доступном недавно королевском дневнике сохранилась довольно любопытная запись, сделанная в день ареста Аушнита: «…Этап возрождения Румынии. […] …Начало очищения; положен конец эре иммунитета по отношении к тем, которые считают, что можно купить всех и всё. […] Этот процесс касается не только его, но и всей грешной системы, которую нужно остановить любой ценой. Это вопрос высокой общественной морали».
В искренность этих патетических слов трудно, конечно, поверить. Скорее, они отражали назревший конфликт между дельцом и «Дудуйей», с одной стороны, а с другой, между Королем и одним из крупнейших представителей покровительствуемой им коррумпированной системы, по какой-то причине ставшим неуправляемым.
После освобождения Макс Аушнит остался в Румынии. В октябре 1948 г., когда к власти пришли коммунисты, его отдали под суд, однако он сумел сбежать из страны, обосновавшись в США, где и скончался.

Наиболее колоритным членом клики был, однако, другой промышленник – Николае Малакса (1884†1965), по одним сведениям греческого, а по другим – аромынского (из македонских румын) происхождения.



Николае Малакса в молодости.

Это был один из богатейших людей Румынии межвоенного период. Достаточно сказать, что его потомки в качестве компенсации за незаконно конфискованные «народным правительством» предприятия должны получить от Румынского государства почти что 300 миллионов евро.
К концу 1930-х принадлежавшие ему заводы осуществляли серийный выпуск паровозов, тепловозов, поездных и подвижных составов, стальных труб.
Положение миллионера в Королевском окружении во многом определялось родственными связями его супруги с мадам Лупеску. (Племянник последней, инженер, был женат на племяннице жены Николае Малаксы.)
Это членство в привилегированном клубе, обезпечивало промышленнику гарантированные льготные сделки со стороны государства. Разумеется, определенная часть прибыли при этом поступала затем в кубышку «Дудуйи» в виде пожертвований. Среди историков эти деньги получили название «оборотного фонда коррупции».
Действуя по известному принципу: не класть яйца в одну корзину, – Малакса финансировал почти весь спектр политических партий в Румынии, в том числе Железную Гвардию и коммунистическую партию.
Таким образом, в отличие от ближнего круга, Королевская камарилья не была чем-то единым по своим взглядам. Единственное, что их объединяло – это желание получить возможно большие выгоды любой ценой.
Не могу удержаться, чтобы, хотя бы легким пунктиром, не обозначить некоторые «извивы» жизни этого непростого человека.
Сразу же после отстранения Кароля II от власти в 1940 г. Николае Малакса был заключен в тюрьму по обвинению в вымогательстве в предыдущие годы.
Однако тут ему зачли постоянную финансовую поддержку им Железной Гвардии в 1930-е годы. Вскоре после установления Национально-Легионерского государства он был освобожден.
Более того, во время известного восстания легионеров в январе 1941 г., гардисты пользовались предоставленным Малаксой оружием, а также бухарестским домом миллионера, превращенным ими в крепость. За это после подавления бунта Малакса подвергался судебному преследованию со стороны правительства пришедшего к власти Антонеску.
Следующие проблемы промышленника с правительством возникли в конце февраля 1945 г., когда последний докоммунистический премьер-министр Румынии (7.12.1944–1.3.1945) Николае Рэдеску вступил в конфликт с компартией.
Последний открыто говорил, что коммунисты это «иностранцы без Бога и национальности».



Николае Рэдеску (1874†1953) перед войной возглавлял правую партию «Крестовый поход Румынизма» – группировку отколовшуюся от Легиона. В 1942 г., будучи офицером, за критическую статью против вмешательства германского посла во внутренние дела страны заключен в лагерь. После смещения Антонеску освобожден и назначен начальником Генерального штаба. Потерпев неудачу в противостоянии с коммунистами в феврале 1945 г., генерал Рэдеску получил убежище в британской дипломатической миссии; ему удалось выехать в США, где он и скончался в Нью-Йорке.


В те дни именно на заводе, принадлежавшем Николае Малаксе, произошла провокация: в выступавших за смещение премьера рабочих кто-то стрелял. Десять человек погибли. Коммунисты обвинили власти, однако пули, извлеченные из тел погибших, не соответствовали тем, которые были в употреблении в армии.
Однако это никого не интересовало. Министр иностранных дел СССР А.Я. Вышинский заявил, что не возвратит Румынии Трансильванию, если Рэдеску останется у власти.
Так премьером стал ставленник коммунистов Петру Гроза, хотя сам он в партии и не состоял.
Особую остроту событиям 1945 г. в Бухаресте придавало то обстоятельство, что премьер-министру Николае Рэдеску противостоял в те дни его родной сын – Нику.



Нику Рэдеску, майор госбезопасности. Апрель 1951 г.
Николае Рэдеску Раду Флоря (1921–1993) – внебрачный сын полковника Рэдеску и учительницы английского языка Гизелы Эттингер. Родился в Берлине. В 1939 г. мать обратилась за помощью в коррекции поведения ее сына к известному в то время психологу Эгону Вайлю, являвшегося коммунистом. Вербовку пациента довершили друзья психолога – коммунисты-нелегалы с «говорящими» фамилиями: Калманович, Маурициу Давидович, Елена Соломон. Дело довершила Стела Бакалу, ставшая женой Нику, с которой он также познакомился у доктора Вайля.
Вскоре после переворота 1944 г. коммунисты назначили Нику Рэдеску ответственным за работу с молодежью. В обязанности его входил набор новых членов и сбор оружия. В апреле 1945 г., после установления «народно-демократического» режима, его назначили главой кабинета Генерального секретаря префектуры столичной полиции, а затем он перешел в службу госбезопасности. Работал сначала следователем, а с 1948 г. одним из руководителей школы безопасности. Вышел в отставку в звании майора в 1951 г.

http://revista22.ro/32871/.html


Что касается Николае Малакса, то ему удалось покинуть Румынию в 1947 г., как говорили, не без содействия Анны Паукер – члена Политбюро и секретаря ЦК компартии. (В 1958 г. обстоятельства этого отъезда стали предметом тщательного исследования судебным подкомитетом США по вопросам иммиграции.)
Об Анне Паукер см.:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/125876.html

В 1948 г. Малакса встретился с экс-премьером Рэдеску, профинансировав издание антикоммунистического румынского журнала, редактором которого должен был стать Мирча Элиаде.
Будучи в США, Малакса не утратил своих способностей в установлении нужных контактов. Известны его деловые связи и дружественные отношения с Ричардом Никсоном.
Примечательно, что с просьбой о получении американского гражданства он никогда не обращался. Скончался промышленник в своей резиденции в Нью-Джерси.



Николае Малакса.

В заключение поста расскажем о частной жизни Короля Кароля II и мадам Лупеску.
Даже обрывки сведений, случайно становившиеся известными, шокировали не только румынскую политическую элиту и общественность, но и зарубежных политиков. Бухарестский Двор приобрел репутацию одного из самых распущенных в Европе.
В 1939 г. произошел известный скандал, связанный с королевской яхтой «Лучафэрул» в связи с так называемым «секс-круизом» «короля-плейбоя» из Констанцы в Стамбул.
Именно на борту этой яхты Кароль II изнасиловал в 1939 г. 17-летнюю дочь Николае Малакса – Лулу (Ирину), за которой ухаживал его сын – Принц Михай. Она была девственницей. Потрясенный отец был безсилен что-либо предпринять против коронованного негодяя. Он только и мог, что быстро отправить дочь в Париж на учебу, чтобы раз и навсегда вывести ее из этого порочного круга.
В 1946 г. Ирина Малакса (†1969) вышла замуж за Джорджа Эмиля Паладе (1912†2008) – американского ученого румынского происхождения, специалиста по клеточной биологии, лауреата Нобелевской премии по физиологии и медицине 1974 г. У супругов было двое детей.



Королевская яхта «Лучафэрул». Констанца. 1939 г.
Яхта была построена в 1930 г. в Шотландии. Первоначально называлась «Nahlin». Считалась одним из крупнейших прогулочных судов. После покупки ее в 1937 г. Румынским правительством получило новое имя: «Лучафэрул». Вслед за отречением Кароля передана Министерству культуры, став сначала музеем, а потом плавающим по Дунаю рестораном. В 1948 г. яхту национализировали, переименовав в «Свободу». В 1999 г. ее продали британской компании.



По свидетельству современников, распущенность Кароля II переходила все мыслимые границы. Едва ли не каждый день он встречался с обитателями домов терпимости, не делая из этого никакого секрета от мадам Лупеску, которая сама и поощряла его на это.
Одной из постоянных его привязанностей была известная проститутка по прозвищу «Черный Голод», обитавшая в районе «Каменного Креста» – местности в Бухаресте, где в межвоенный период находилось большинство борделей.



В одном из заведений в районе «Каменного Креста». 1930-е гг.

Неудивительно, что при таком правителе промысел этот в столице Королевства процветал.
Лишь в 1949 г. правительственным указом – в честь дня рождения товарища Сталина, «лучшего друга всех румынских женщин-трудящихся», – все бухарестские дома терпимости были закрыты, а сама проституция объявлена незаконным видом деятельности.



У входа в однин из бухарестских борделей. Снимок американского фотографа. 1938 г.

После отречения Кароля II от Престола Румынский Королевский суд, как утверждают историки, в одном из закрытых своих решений назвал отрекшегося Монарха одержимым «ненасытной жаждой неумеренного разврата».
По свидетельству премьер-министра Константина Арджетояну, по образованию, напомним, бывшего еще и врачом, все эти излишества привели Короля, в конце концов, к импотенции, справляться с которой, чисто психологическими методами, могла лишь одна мадам Лупеску.



С незаменимой «Дудуйей».

Именно в этом заключалась ее уникальность и незаменимость для Кароля.


Продолжение следует.
Tags: История Румынии, Легион Михаила Архангела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments