sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 56)


Альфонс Муха (1860–1939). Зимняя ночь. 1923 г. Картон, масло. Музей Альфонса Мухи в Праге.
Картина эта известна и под другими названиями: «Звезда», «Странница», «Женщина в степи», «Сибирь», «Зима». Экспонировалась она лишь однажды: на персональной выставке художника 4-9 июля 1933 г. в Градце Кралове, под названием «Россия большевиков».



Русская фантасмагория


«Зачинайся русский бред».
Александр БЛОК.


РАЗДУМЫВАЯ НАД ТЕМАМИ, ЗАТРОНУТЫМИ В ПОСЛЕДНИХ ПОСТАХ, В ГОЛОВУ МНЕ ВДРУГ ПРИШЛА ВОТ ЭТА СЦЕПКА ИЗВЕСТНЫХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ЦИТАТ, КОТОРУЮ, ПО-МОЕМУ, БЫЛО БЫ ВЕРНО НАЗВАТЬ ФАНТАСМАГОРИЕЙ.
ЧТО В НЕЙ НАДУМАНО, А ЧТО НЕТ – ТРУДНО СКАЗАТЬ. НО, КАЖЕТСЯ, ВСЁ ЖЕ, ЧТО КАКИЕ-ТО СМЫСЛЫ ОНИ НЕСУТ…



Еду... Быстрою стрелою
Тройка борзая летит;
Надо мною и за мною
Пыли облако стоит.

Николай ЩЕРБИНА.

«И какой же русский не любит быстрой езды? Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, […] – его ли душе не любить ее? […]
Кажись, неведомая сила подхватила тебя на крыло к себе, и сам летишь, и все летит […]
Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал?»


Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин .
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!


На облучке, «не в немецких ботфортах», ямщиком – ребе Андроп.
Седоком – мертвяк ВИЛ. Красный «Вий».
«Подымите мне веки: не вижу!»


«Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, всё отстает и остается позади. […] …Летит мимо всё, что ни есть на земле, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».

«Мчатся кони НКВД!»

Скачут «всадники Апокалипсиса».

«Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа».




И «ОСТАНАВЛИВАЮЩИЙ» ВОПРОС ВАСИЛИЯ ШУКШИНА ИЗ ЕГО РАССКАЗА «ЗАБУКСОВАЛ»: СОВХОЗНЫЙ МЕХАНИК РОМАН ЗВЯГИН, СЛУШАЯ ЗУБРЕЖКУ СВОЕГО СЫНА ВАЛЕРКИ ГОГОЛЕВСКОЙ «РУСИ-ТРОЙКИ», НЕОЖИДАННО ЗАДАЕТСЯ ВОПРОСОМ, С КОТОРЫМ – НЕ УПРАВИВШИСЬ САМ – ОБРАЩАЕТСЯ К ШКОЛЬНОМУ УЧИТЕЛЮ ЛИТЕРАТУРЫ…

«–Николай Степаныч, – сразу приступил Роман к делу, – слушал я счас сынишку... “Русь-тройку” учит...
– Так.
– И чего-то я подумал: вот летит тройка, все удивляются, любуются, можно сказать, дорогу дают – Русь-тройка! Там прямо сравнивается. Другие державы дорогу дают...
– Так...
– А кто в тройке-то? – Роман пытливо уставился в глаза учителю. – Кто едет-то? Кому дорогу-то?..
Николай Степаныч пожал плечами.
– Чичиков едет...
– Так это Русь-то – Чичикова мчит? Это перед Чичиковым шапки все снимают?
Николай Степаныч засмеялся. Но Роман все смотрел ему в глаза – пытливо и требовательно.
– Да нет, – сказал учитель, – при чем тут Чичиков?
– Ну, а как же? Тройке все дают дорогу, все расступаются...
– Русь сравнивается с тройкой, а не с Чичиковым. Здесь имеется... Здесь – движение, скорость, удалая езда – вот что Гоголь подчеркивает. При чем тут Чичиков?
– Так он же едет-то, Чичиков!
– Ну и что?
– Да как же? Я тогда не понимаю: Русь-тройка, так же, мол... А в тройке – шулер. Какая же тут гордость?
Николай Степаныч, в свою очередь, посмотрел на Романа... Усмехнулся.
– Как-то вы... не с того конца зашли.
– Да с какого ни зайди, – в тройке-то Чичиков. Ехай там, например... Стенька Разин, – все понятно. А тут – ездил по краю...
– По губернии.
– Ну, по губернии. А может. Гоголь так и имел в виду: подсуроплю, мол: пока догадаются, меня уж живого не будет. А?
Николай Степаныч опять засмеялся.
– Как-то... неожиданно вы все это поняли. Странный какой-то настрой... Чего вы?
– Да вот влетело в башку!..»




Снежная замять крутит бойко,
По полю мчится чужая тройка.
Мчится на тройке чужая младость.
Где мое счастье? Где моя радость?
Всё укатилось под вихрем бойким
Вот на такой же бешеной тройке.

Сергей ЕСЕНИН.

«Пошел мелкий снег – и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась мятель. В одно мгновение темное небо смешалось со снежным морем. все исчезло. “Ну барин”, – закричал ямщик – “беда: буран!”…»

«Эй, пошел, ямщик!» – «Нет мочи:
Коням, барин, тяжело,
Вьюга мне слипает очи,
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам».


«– Послушай, мужичок, – сказал я ему – знаешь ли ты эту сторону? Возьмешься ли ты довести меня до ночлега?
– Сторона мне знакомая – отвечал дорожный – слава Богу, исхожена изъезжена вдоль и поперек. Да вишь какая погода: как раз собьешься с дороги. Лучше здесь остановиться, да переждать, авось буран утихнет да небо прояснится: тогда найдем дорогу по звездам».



В студии художника Альфонса Мухи.

ДУМЫ, ДУМЫ…
А ПОТОМ ВДРУГ ОЧНУЛСЯ… И – НИЧЕГО: НИ БЕШЕНО НЕСУЩЕЙСЯ РУССКОЙ «ПТИЦЫ-ТРОЙКИ», НИ «КОНЕЙ НКВД» СО ЗЛОВЕЩИМИ СЕДОКАМИ – ЧЕКИСТКОЙ «ТРОЙКОЙ»…
НИ ВИЯ, НИ ВИЛа, НИ КРОВАВОЙ ЗАМЯТНИ, НИ СНЕЖНОГО БУРАНА.
А ПРОСТО ВЕЧЕР, ТИШИНА… НА ЛУГУ У РЕКИ ТИХО ПАСУТСЯ КОНИ…
ВСЁ ТАК ЖЕ, КАК НА ОДНОМ ИЗ ПОСЛЕДНИХ КАДРОВ «АНДРЕЯ РУБЛЕВА» ТАРКОВСКОГО…



Продолжение следует.
Tags: Мысли на обдумывание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments