sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«СТРАННИК ОДУХОТВОРЕННЫЙ» (ЧАСТЬ 14)


Вершина Афона.


«Гора Афон, Гора Святая…»


Дважды довелось побывать Г.Е. Распутину на Святой Горе Афон.
Впервые он туда ходил в 1902 г. со своим дядей Дмитрием Ивановичем Печеркиным (1874†после 1929), отправившимся странствовать после смерти троих детей и супруги Пелагеи Яковлевны (1874†1902), на которой женился в 1895 г.



Мать Игумения Горы Афонской.

Дмитрий Иванович остался на Афоне трудником, а в 1905 г. был принят в Пантелеимоновский монастырь послушником.


Русский Пантелеимонов монастырь.

В другой раз Григорий Ефимович отправился на Афон в 1911 г. во время своего длившегося почти четыре месяца паломничества, начинавшегося на Святой Земле.
Там он вновь встретился со своим родственником, принявшим к тому времени монашеский постриг с именем Даниил.



Карея. Отсюда управляют монастырями Св. Горы.

При этом Г.Е. Распутин многое замечал.
Одному из своих собеседников он говорил: «Я ездил в Иерусалим, бывал на Старом Афоне – великий грех там от греков и живут они неправильно, не по-монашески. Но болгары еще хуже. Как они издевались над русскими, когда нас везли; они – ожесточенная нация, ощетинилось у них сердце; турки куда религиознее, вежливее и спокойнее. Вот видишь, как, а когда смотришь в газету – выходит по-иному. А я тебе говорю сущую правду».



Русский Ильинский скит.

Правоту этих слов Григория Ефимовича относительно беззаконий греческих и болгарских монахов на Святой Горе, высказанных им журналисту, подтвердили высылка в 1913 г. с Афона, под прикрытием борьбы с имяславием, объявленного греческими выучениками западных теологических институтов «ересью», до полутора тысяч русских монахов, а также безстыдное послереволюционное «выдавливание» оттуда оставшихся насельников русских обителей.


Пасха 1913 г. в одном из греческих монастырей. С оружием в руках на... Святой Горе.

Не зря о. Иоанн Кронштадтский незадолго до кончины пророчески писал на Святую Гору: «Афонским инокам венцы мученические».


Автограф св. праведного о. Иоанна Кронштадтского из его письма о. Антонию (Булатовичу) от 1 октября 1908 г.

Среди высланных в 1913 г. с Афона оказался и монах Даниил (Печеркин), которого Григорий Ефимович поселил в своем доме в Покровском, где тот жил до убийства своего родственника, товарища по странствиям и благодетеля. После он уехал на Новый Афон, где, скорее всего, уже в советское время, стал жертвой репрессий.


На празднике в одной из афонских обителей. Фото начала ХХ в.

Что касается Г.Е. Распутина, то он публично не раз высказывался против необдуманных действий, предпринятых на Св. Горе некоторыми иерархами-синодалами:
«А то еще приехали тут. Говорили, что не могут понять, как это Христос – святое Имя, а Иисус – нет? Грех, конечно, что они шум подняли. Нужно было бы про себя молиться, а они шуметь. О. Мисаил приехал и говорит им, распишись. Это в духовных-то делах “распишись”? Это как же в вере-то “распишись”? Это тебе Афон, а не министерство. А они им “распишись”, “распишись”! Я и Владимiру Карловичу [Саблеру] сказал, что это – грех! И кому нужно, всем сказал, что так нельзя. Ну и поняли, что я – прав. А он – “распишись”!»
«Вот у нас, – говорил он, – всегда так: раздуют дело, напутают, а потом все свалят на Царя, и Царь несет всю ответственность».



Среди афонских монахов.

Г.Е. Распутин пытался хоть как-то исправить содеянное. Именно он способствовал встрече Императора Николая II с монахами-изгнанниками.
Состоялась она в Александровском Дворце 13 февраля 1914 г., когда праздновалась память преп. Стефана, в иночестве Симеона, Царя Сербского, мvроточивого, ктитора Хиландарского монастыря на Святой Горе Афон.
В дневнике Государя читаем: «Такой же солнечный день. Утро было занятое. Завтракал [...] Принял четырех афонских старцев из изгнанных оттуда». Этими старцами были: иеросхимонах Николай (Иванев), схимонах Исаакий (Грязев), схимонах Мартиниан (Белоконь), монах Манассия (Зенин) – все из Свято-Пантелеимонова монастыря.



Русские святогорцы-изгнанники, встречавшиеся с Государем. Фото опубликовано в петербургском журнале «Дым Отечества» (1914. 27 февраля. С. 10).

В Докладной записке служащего Св. Синода, сопровождавшего святогорцев в Царское Село, сообщалось:
«…После получасового ожидания во Дворце, они были удостоены милостивой беседы с Государем Императором и Государыней Императрицей Александрой Феодоровной в продолжении приблизительно 40 минут, причем в комнате, где велась беседа, из Свиты никто не присутствовал.
В конце аудиенции, на просьбу монашествующих о даровании им высокой милости лицезреть Наследника Цесаревича, в комнату вошел Его Императорское Высочество и подал монашествующим руку, которую те поцеловали, а один из них, в благоговейном чувстве склонившись пред Царственным отроком, облобызал Его в голову».



В афонской костнице.

«…Ее Императорское Величество, – писал в рапорте архиепископ Арсений (Стадницкий), – будто бы настолько была растрогана их печальной повестью, что не могла воздержаться от слез».

Подробнее о проблемах, связанных с имяславием, и роли в разрешении этого дела Государя и Царского Друга см. в нашем исследовании:
http://www.nashaepoha.ru/?page=obj47150&lang=1&id=2695



Продолжение следует.
Tags: Распутин: паломник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments