?

Log in

No account? Create an account

Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Авторские комментарии к ВЫНУЖДЕННОЙ публикации
(продолжение)


Следует отдать должное: сначала всё, действительно, шло как по маслу.
19 мая 2005 г. на сайте РЛ появился материал, сообщавший: «Установлено точное место захоронения Алапаевских мучеников. Теперь слово за властью: церковной и светской».

http://ruskline.ru/analitika/2005/05/19/ustanovleno_tochnoe_mesto_zahoroneniya_alapaevskih_muchenikov/
«“Русская линия” уже писала о судьбе Алапаевских мучеников, – говорилось в редакционном предисловии. – И вот дело сдвинулось с мертвой точки. Дмитрий Напара из Пекина, давно занимающийся этим вопросом, прислал нам уникальный документ – отчет о проведении поисковых работ на месте последнего упокоения умученных представителей Дома Романовых».


Территория Русской Духовной Миссии в Пекине с высоты птичьего полета. 1930-е годы. Всё еще цело…

Приведем и мы этот документ в части касающейся непосредственно Алапаевских мучеников:
«В период с 22 по 25 февраля 2005 г. на территории бывшей Российской Духовной Миссии в Китае (в настоящее время территория Посольства РФ в КНР) с разрешения и по приглашению Посла РФ в КНР И.А. Рогачева силами руководителя и организатора экспедиции Бориса Геннадьевича Александрова (С.-Петербург, внучатого племянника митрополита Виктора (Святина) [...]), археолога Андрея Гервасиевича Васильева (Москва, ВНИИСМИ), главного специалиста Сергея Витальевича Меркулова (Министерство культуры Ставропольского края, ГУП “Наследие”) были проведены работы по поиску месторасположения фундамента храма Всех Святых Мучеников, предполагаемого места последнего тайного захоронения гробов с останками жертв Алапаевского убийства. Исследовательские работы проводились с использованием георадара. [...]




Результаты и выводы:
1. Определено местоположение фундамента храма Всех Святых Мучеников, уничтоженного в 1957 г. после передачи имущества РДМК властям СССР. [...] Характер разрушений храма показывает, что в начале 1957 г. он был буквально "стерт в порошок".
2. Внутри храма Всех Святых Мучеников в западной части его правого придела (придел Симона Зилота) на глубине 1 метр имеется квадратная площадка размерами 3х3 метра. Под площадкой – “мертвая” зона, не “читаемая” георадаром. Предполагаем, что это место последнего – тайного – захоронения Алапаевских мучеников, которое было осуществлено в апреле 1947 г. Местоположение ямы и ее размеры в точности соответствуют описанию места тайного захоронения Алапаевских мучеников по версии С. Фомина. [...]

Руководитель экспедиции, кандидат физ.-мат. наук Б.Г. АЛЕКСАНДРОВ.
Апрель 2005 г.
Отчет и ряд документов [...] переданы 15 апреля 2005 г. на аудиенции по данному вопросу Высокопреосвященнейшему Кириллу, митрополиту Смоленскому и Калининградскому, начальнику ОВЦС МП».


Староста русской православной общины Пекина Д.Г. Напара вручает митрополиту (ныне Патриарху) Кириллу (Гундяеву) памятный подарок. 22 марта 2006 г.

...Далее, к сожалению, случилось то, что мы и предполагали с самого начала; о чем безуспешно предупреждали.
22 июля РЛ разразилась возмущенным материалом с грозным заголовком «Действующим без церковного благословения мощи не открываются»:

http://www.rusk.ru/st.php?idar=103436
«В период с 11 по 15 июля 2005 г. по частной инициативе гражданина РФ Б.Г. Александрова, имевшего, по его словам, договоренность с временным поверенным Посольства РФ в КНР С.Н. Гончаровым, без привлечения профессиональных специалистов и представителей соответствующих российских государственных структур, без письменного благословения Священноначалия РПЦ, на территории Посольства России в КНР (г. Пекин) на месте расположения фундамента храма Всех Святых Мучеников были проведены поисковые работы со вскрытием грунта. [...]
В качестве рабочей силы по вскрытию грунта гробокопателями с согласия руководства Посольства были использованы китайские граждане, выполнявшие на территории Посольства работы по ремонту водопровода».




Далее в публикации следовал подписанный Б.Г. Александровым «Предварительный отчет о поисковых работах»:
«C 11 по 15 июля 2005 г. на территории Посольства России в КНР (г. Пекин) на месте бывшего Храма Всех Святых Мучеников проводились поисковые работы со вскрытием грунта. Целью поисковых работ было обнаружение возможного тайного захоронения Алапаевских мучеников и других храмовых захоронений. Основные стадии раскопок фиксировались цифровой фотокамерой.
1. На основании предварительных данных георадарных исследований, проведенных в феврале 2005 г., определено месторасположения фундамента храма и подхрамовых клетей. Определены и расчищены все 4 угла фундамента храма.
2. Расчищены элементы фундамента левой и правой части фасадной стены храма, часть восточной (алтарной) стены и участок северной стены. Весь правый предел храма “выбран”, по нашему мнению, ножом бульдозера на глубину 50 см. вдоль фундаментной плиты. На этом участке не встречаются даже мелкие камни, что указывает на засыпку углублений привезенным грунтом.




3. Произведено вскрытие грунта на участке площадью 30 кв. м. в правой части храма. На глубине 0,5 метра обнаружена фундаментная плита, изготовленная методом последовательной заливки водой выработанного местного грунта и негашеной извести. Плита имеет толщину 20-25 см. и является основанием для кирпичной кладки стен храма.
4. Южная стена храма разрушена полностью, имеются лишь единичные серые кирпичи, скрепленные известковым раствором белого цвета. Хорошо сохранилось основание правой колонны, служившее опорой для боковой лестницы, ведущей на второй этаж храма и основание правой части фасадной стены.




5. Вдоль оси правого придела храма в фундаментной плите имеются три прямоугольных отверстия, открытые к центру храма. Это, так называемые, подхрамовые клети. Вскрытие отверстий показывает наличие плотно утрамбованного строительного мусора. В каждом из отверстий на глубине 1,5 м от поверхности находятся отдельные мелкие части человеческих костей. Во второй яме (место захоронения архиепископа Симона) обнаружен фрагмент затылочной части черепа. Остатков гробов, облачений, целых черепов и других предметов не наблюдалось. Западная (третья) яма имеет значительно больший размер и следы позднего бетонирования стенок, что подтверждает нахождение в ней тайного захоронения 1947 года, подробно описанного в материалах С. Фомина. Две другие ямы были укреплены с боков каменными блоками 13 см х 50 см х 30 см. Известно, что в подхрамовых клетях были погребены митрополит Иннокентий (умер 28.06.31) и архиепископ Симон (умер 24.02.33). Третья клеть (западная) была оставлена для архиепископа Виктора. Третья клеть существенно шире, чем две предыдущие.



6. Фрагменты человеческого черепа, челюсть и пяточная кость были обнаружены к востоку от алтарной стены храма на глубине 40 см, что не соответствует реальной глубине захоронений.
7. На всей вскрытой площади отсутствует половая плитка (квадратные плиты 40 х 40 х 5 см.) На глубине 1,5 метра (пол подземного склепа) удалось найти только лишь 3 плитки указанного размера. На глубине 1,5 метра в западной части правого придела обнаружено небольшое количество золы и обгоревших кирпичей.
8. На всей вскрытой площади отсутствует строительный мусор, характерный для такого рода объектов. Нами не обнаружено элементов колонн, кирпичей, каменных резных орнаментов, оконного стекла, белого мрамора (используемого при внутренней отделке храма), металлических стяжек и фрагментов оконных металлических решеток, половой плитки, ступеней лестницы, фрагментов арок). Визуальный анализ структуры и дисперсности вынутого грунта дает основание полагать, что образовавшийся после разрушения храма мусор был вывезен за его пределы. После чего образовавшаяся яма прямоугольной формы, очерченная стенами храма, была засыпана и утрамбована привезенным грунтом. Характер этого грунта явно не соответствует мусору образованному при взрыве, разборке или развалу храма техникой.




9. В 8 метрах к югу от храма на глубине 50–60 см от поверхности земли находится фундаментная плита, толщиной 20–30 см. Плита имеет ширину в 1 метр и длину 10–12 метров. Под плитой до глубины 1,5 метра нет никаких объектов. Назначение плиты неизвестно. Предполагаем, что данный фундамент либо был залит ошибочно на этом месте, либо служил основанием для построек до 1884 г. (см. рисунки китайских художников Северного подворья). Предполагаемое место могилы генерала Д. Л. Хорвата находится под мощенной дорожкой слева от южной стены Храма и не вскрывалось в ходе работ.
Вывод: Храм в 1957 году был тщательно уничтожен. Были предприняты особые меры по сокрытию, как характера разрушений, так и любых следов захоронений в склепе храма. Особому разрушению и зачистке подверглась южная стена храма, ограничивающая его правый придел. В этом приделе и находились известные захоронения. Наличие в клетях фрагментов человеческих костей, а также костей за стеной храма на незначительной глубине, заставляют сомневаться в цивилизованном перезахоронении останков, а указывает, скорее, на их спешное уничтожение».
Основательно, в лучших большевицких традициях поработал советский посол, товарищ Юдин!




В «комментарии сайта РЛ» с раздражением говорилось: «Оставим за скобками вопросы о правомерности проведенных работ и их профессионализме. О протоколировании стадий работ, фиксировании результатов и идентификации найденных объектов. Пусть это останется на совести гробокопателей, как и ответ на вопрос, зачем и почему проведение поисковых работ со вскрытием грунта надо было организовывать в такой спешке и настолько непрофессионально – без привлечения соответствующих специалистов, в том числе, и из Генпрокуратуры РФ (еще раз напомним, что речь шла о возможной идентификации святых мощей, останков архипастырей и пастырей РПЦ, Членов Императорской Фамилии)».
25 июля РЛ предоставила слово Д.Г. Напаре («Надо перестать наплевательски относиться к русскому историческому наследию»).

http://ruskline.ru/analitika/2005/07/25/nado_perestat_naplevatel_ski_otnosit_sya_k_russkomu_istoricheskomu_naslediyu/
Вот его комментарий к произошедшему:
«...Тяжело. Пошел посмотрел на яму... Мне дочка говорила, что копали на месте храма (меня три недели не было в Пекине), но я не поверил. Неужели в современной России никогда не будет положен конец чиновничьему безпределу? [...] На святом для любого православного человека месте, где по одной из версий должны были бы находиться мощи 222 китайских мучеников, останки архипастырей и пастырей Русской Православной Церкви, а также Членов Императорской Фамилии, на этом месте можно силами непрофессионалов, в какой-то необъяснимой спешке, не соблюдая элементарных правил, не испытывая никакой ответственности, на этом фундаменте храма можно варварски все перекапывать [...]
История вопроса такова: после проведения специалистами санкционированных георадарных исследований по благословению Священноначалия РПЦ появилась необходимость уточнить полученные данные путем проведения поисковых работ со вскрытием грунта. Поскольку речь, повторюсь, шла о работах на фундаменте храма – возможном месте нахождения святых мощей, захоронений архипастырей и пастырей Русской Православной Церкви, а также Членов Императорской Фамилии, то требовалось получить письменное благословение.




Соответствующее письмо было направлено на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия. Оставалось дождаться благословения Предстоятеля Церкви. Ведь в решении этого вопроса должны были принять участие Синодальная комиссия по канонизации и ОВЦС МП. И по получении благословения – сформировать профессиональную команду, в которую обязательно должен был быть включен представитель Генпрокуратуры России. Найти источники финансирования и приступить к работе, поскольку согласие руководства Посольства на проведение поисковых работ со вскрытием грунта уже имелось. А если по какой-то причине Святейший Патриарх посчитал бы проведение поисковых работ со вскрытием грунта невозможным в настоящее время или преждевременным, то ни о каких работах, естественно, речи не могло и быть.
Но кто-то решил действовать без благословения. Без представителя Генпрокуратуры. Без профессионалов-археологов. Бог им судья... Удивляет и другое – суетливое намерение разбить на месте, где только что копали, где в наспех засыпанных ямах располагается фундамент святого храма, цветник. Или засадить это место деревьями. Причем “проект” такого увековечения подается в Посольство теми же людьми, что копали на месте храма. Людьми, которые никого, кроме самих себя не представляют. Это делается намеренно. Вместо того чтобы оставить уж все пока, как есть. С тем, чтобы в дальнейшем – по получении согласия руководства российского МИДа и Священноначалия РПЦ – осуществить основательно совместный проект, на который будет получено благословение».



Крест, через несколько лет после раскопок установленный на месте взорванного храма Всех Святых Мучеников.

10 августа А.Д. Степанов попытался подвести итоги («Монархическая святыня в Пекине – храм Всех Святых Мучеников»): «Русская линия неоднократно обращалась к теме Алапаевских мучеников. К сожалению, в историю с поиском останков Алапаевских мучеников некоторыми нецерковными людьми был внесен чуждый Православию дух. В результате поиск святыни превратился в настоящее гробокопательство [...]
В нашем распоряжении оказались фотографии с места раскопок. Как видим, работа была организована наибезобразнейшим образом. Организаторы спешного копания (раскопками то, что делалось, и назвать нельзя) не получили благословения иерархов Церкви, не пригласили профессиональных археологов (не захотели, видимо, делиться славою), не пригласили представителей Генпрокуратуры (как это положено при вскрытии могил). Более того они наняли для работ по поиску святыни, как видно на фотографиях, язычников-китайцев.




Нам прислали также найденные в земле костные останки, которые, как нам сообщили, были брошены гробокопателями на месте ковыряния в земле и подобраны православными русскими, проживающими на территории посольства РФ в КНР с тем, чтобы определить, кому же все-таки они принадлежат – животным или людям. [Слишком хорошо знакомые – еще в связи с найденными Н.А. Соколовым на Ганиной яме мощами Царственных Мучеников – “рассуждения”! – С.Ф.] [...] После всего этого не приходится удивляться тому, что Господь не открыл самозваным гробокопателям мощи и честные останки святых мучеников и подвижников Церкви. Это главный урок из этой истории».
https://rusk.ru/st.php?idar=103496



Всё это, разумеется, хорошая мина при плохой игре. И отнюдь не этот урок главный. Прежде всего, заметим: принадлежность к Церкви не делает человека специалистом в чем-либо, не предоставляет «карт-бланш» на безответственные действия и не избавляет от ответственности за них. Крещение – не свидетельство порядочности.
Ведь действительными «закоперщиками дела» (по крайне мере, видимыми) были Д.Г Напара и Русская Линия. Но в итоге, выходит, с явной самоуверенностью взялись за дело, оказавшееся им не по плечу.
И вот руль отобрали, ведь и другим тоже порулить хочется. Да и то: не на набережной Невы дело происходит, а в Китае – не очень-то туда дотянешься. Но и в Питере: имеете ли власть повлиять на что, если в «верхних кабинетах» не решено или, наоборот, решено? (Главные-то, конечно, решения на Небе принимаются, но речь сейчас не о том.)




И однако, какова цена такому легкомыслию?.. Ведь это других легко пугать карой Божией да призывать шевелить извилинами: «Как бы кара Господня не последовала за столь неуважительное отношение к святыне. Лучше бы всё же со Священноначалием посоветоваться, вместе всё тщательно обдумать». (Как Священноначалие умеет всё «обдумывать», мы уже видели на примере вскрытия захоронений в усыпальнице бояр Романовых в московском Новоспасском монастыре.)
И еще: нигде и следов раскаяния в ошибке, пусть даже и непреднамеренной, но, учитывая значимость дела, всё же преступной. Ведь преступной, как известно, бывает и безответственность. Особенно, когда о возможных последствиях ты знал, будучи предупрежденным.
Как известно, одним из признаков истинного покаяния является отказ от повторения греха. Здесь этим и не пахнет. Копать предлагают продолжить. Теперь рисковые ребята хотят попробовать на зуб китайцев: «Необходимы переговоры с китайской стороной на получение разрешения о проведении совместных поисковых работ на месте бывшего кладбища Миссии и Серафимовской церкви».
Читаешь летние публикации РЛ 2005 г. – и глазам своим не веришь. Такие дивные превращения! Неужели речь идет о том самом Б.Г. Александрове, которого РЛ и сам Д.Г. Напара до этого всячески рекламировали, отчеты которого помещали на сайте, аудиенцию которому давал глава ОВЦС митрополит Кирилл? – Да, это тот самый Борис Геннадьевич Александров из Петербурга – внучатый племянник митрополита Виктора (Святина), «в промозглый декабрьский вечер» 2004 г. на глазах Д.Г. Напары возжигавший свечи в Пекине на месте первоначального упокоения 222 китайских мучеников, о чем нас информировала та же РЛ!




Еще совсем недавно непрофессионализм Б.Г. Александрова в области археологии, похоже, никого не волновал. А теперь, согласно новой оценке РЛ, он превращается в «гробокопателя». Племянник последнего начальника Русской Духовной миссии в Китае, по мнению журналистов православного сайта и его постоянного автора Д.Г Напары, оказывается, вообще «никого, кроме самого себя не представляет»; к тому же он просто относится к людям, «плохо понимающим духовную сторону вопроса» (25.7.2005).
http://ruskline.ru/analitika/2005/07/25/nado_perestat_naplevatel_ski_otnosit_sya_k_russkomu_istoricheskomu_naslediyu/
Всё легко и просто. И главное – быстро. Даже слишком. Вот и о «некрещенном временном поверенном» С.Н. Гончарове вспомнили. Будто до этого о сем не ведали. Будто окрестили – и стал честным и порядочным. Просто тогда было удобно так, а сейчас – эдак. Вот и весь принцип.
И, наконец, новая вера – в новые дела, в новых людей.
«Может быть неудача с поиском мощей и останков, – уверенно пишет А.Д. Степанов, – связана с тем, что начали действовать “не с того боку”? Думается, мы имеем ясное указание Божие на необходимость прежде всего восстановить саму святыню – храм Божий на территории посольства России. А начнут возноситься в сем святом месте молитвы ко Господу, начнет приноситься безкровная жертва Богу и, веруем, тогда откроет Господь место упокоения святых мощей и честных останков. Кроме того, восстановление православного храма на территории дипмиссии было бы важно как пример совместных действий государственных и церковных структур. Восстановление стало бы явным свидетельством тесного соработничества государства и Церкви в деле духовного возрождения России. В любом случае, после всего случившегося мы возлагаем надежды на мудрость нового посла России в Китае С.С. Разова и заступничество священноначалия Русской Православной Церкви».




Как всё опять-таки легко и просто: достаточно точно знать, на что указывает Бог. Но мы-то уж, конечно, знаем... Ах уж эта наша самоуверенность!
«Одной версией меньше... Теперь версий осталось две: 1) мощи и останки были уничтожены при разрушении храма; 2) мощи и останки были перенесены на кладбище Миссии и помещены в склеп церкви в честь Серафима Саровского», – так считает редакция РЛ.
А мы так вовсе не уверены в том, сто существует всего лишь две версии. Ведь не исключена иная подоплека дела. Например, могло быть так: полномочия Александрова, вопреки первоначальным прикидкам, оказались бо́льшими. А если предположить связи Д.Г. Напары с ГРУ, нетрудно вычислить, какая извечно конкурирующая структура могла стоять за Б.Г. Александровым. О том, как управляют органами массовой информации, мы тоже имеем представление.
Если так, то мы вполне можем (как это уже не раз бывало) оказаться заложниками в неведомой нам игре, несущей какую угодно окраску: мистически-ритуальную, политическую, карьерную и любую иную.




О том, что речь идет именно об игре, нас убеждает публикация на официальном сайте первого канала телевидения сюжета «День памяти Алапаевских мучеников». Этот репортаж Александра Казакевича вышел в понедельник 18 июля 2005 г. в 22.48.
Для того, чтобы вполне оценить всё далее публикуемое, напомним предлагаемую нам РЛ хронологию событий:
11–15 июля на территории посольства РФ в КНР ведутся раскопки. Работы проходят накануне дня памяти Алапаевских мучеников – 18 июля.
25 июля Д.Г. Напара, по его словам три недели отсутствовавший в Пекине (слишком удачно, заметим, для того, чтобы считать это случайностью), сокрушается на РЛ: «...Тяжело. Пошел посмотреть яму».
10 августа РЛ, кипя праведным гневом, пытается подвести итоги, выдвигая версии, одна из которых, напомним: «мощи и останки были перенесены на кладбище Миссии и помещены в склеп церкви в честь Серафима Саровского».
Но вот отрывок из телерепортажа 18 июля: «Комсомольский парк в Пекине [...] До середины прошлого века здесь находилось православное кладбище Русской Духовной миссии. Здесь же под вековым тополем была построена часовня Серафима Саровского и склеп с останками последних Романовых, уничтоженных большевиками [...]
Дмитрий Напара, гражданин России, проживающий в КНР: “Как рассказывают потомки албазинских казаков, граждане КНР, гробы алапаевские не были тронуты, поскольку склеп был забетонирован, и мы полагаем, что до сих пор под этим полем для игры в гольф лежат останки Алапаевских мучеников Императорской Фамилии Романовых. [...] В настоящее время группа китаистов работает над тем, чтобы не только доказать, что именно здесь находится захоронение, но и собрать средства для возвращения останков в Россию. Они должны быть преданы земле надлежащим образом”.
Принять останки Алапаевских мучеников и захоронить в Москве готовы монахини Марфо-Мариинской обители...»
Из приведенного текста вытекает: оказывается, еще задолго до 18 июля (время передачи по ТВ) Д.Г. Напара, стенавший 25 июля на РЛ, прекрасно знал, чем закончатся раскопки 11–17 июля. Здравый смысл подсказывает: телерепортаж, вышедший в день памяти Алапаевских мучеников, снимался в Пекине не за день-два до выхода в эфир, но и не за полгода до этого, конечно.
То есть в тот период, когда Напара, по его словам, был уверен (в согласии с опубликованными документами), что останки покоятся в склепе храма Духовной миссии на территории посольства РФ.
Но утверждает он перед камерой совсем иное...
И возникает вопрос: для кого и для чего тогда весь этот спектакль, подмостки для которого любезно предоставила РЛ?



Служба у поклонного креста на месте храма Всех Святых Мучеников на территории посольства РФ.

Как бы то ни было, пока что мы лишены возможности определенно что-либо утверждать или отрицать. Ни Д.Г. Напара, ни Б.Г. Александров не прозрачны для нас. Мы не знаем их подлинного лица. И потому остаются вопросы: велись ли эти странные раскопки с целью что-либо обнаружить или, наоборот, скрыть. Скрыть найденное или скрыть уничтоженное. Уничтоженное сейчас или ранее. Или вообще (всё могло быть!) уничтожить, прикрываясь поисками. Все эти вопросы, повторяем, пока остаются без ответа.
Мы же остаемся на прежней позиции: Держи, что имеешь (Отк. 3, 11); Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями (Мф. 7, 6).
Да, пока лучше ничего не трогать.


POST SCRIPTUM 2018 г.
Потерпев фиаско с обретением мощей Алапаевских мучеников, Д.Г. Напара переключился на иные дела. В интернете теперь он фигурирует как «военный китаист» и еще как гендиректор ООО «Сергиево-Посадская чаеразвесочная фабрика».
«В 1979 году окончил, – говорится о нем в проспекте фирмы, – Военный институт иностранных языков, служил на Дальнем Востоке, десять лет работал в Пекине в российских государственных и коммерческих структурах. Участвовал в воссоздании храма Успения Пресвятой Богородицы на территории бывшей Русской Духовной Миссии в Китае, ныне территории Посольства России в КНР, в обретении и переносе в Москву праха генерала Владимира Оскаровича Каппеля. Награжден орденом св. блгв. кн. Даниила Московского III степени. После возвращения в родную Москву продолжает работать по линии развития торгово-экономических и культурных связей России с Китаем».

http://posad-chai.ru/about
Как видим, прежние увлечения Дмитрия Геннадьевича не совсем сошли на нет.



И после фиаско в Пекине, притихнув на некоторое время, Дмитрий Геннадьевич возобновил свою активность на старом поприще.
В августе прошлого года на той же Русской Линии, превратившейся уже в Русскую Народную Линию, появилось сообщение о том, что Д.Г. Напара участвует в новом проекте: поисках и «возвращении на родину» праха ушедшего в Китай атамана А.И. Дутова и сопровождавшей ушедших из пределов захваченной большевиками России воинов Оренбургского казачьего войска чудотворной Табынской иконы Божией Матери.

https://rusk.ru/newsdata.php?idar=78650
Прах убитого в 1921 г. в Китае чекистами, а затем раскопанного и обезглавленного убийцами атамана А.И. Дутова был после надругательства над телом скрыт его соратниками.
http://historylost.ru/2017/03/23/dutov/
https://rus.azattyq.org/a/alexander_dutov_killing_/2296420.html

Теперь вот опять ищут… Равно как и чудотворную икону, почему-то, однако, не дающуюся в руки «следопытов»…


Окончание следует.

Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Этот и следующий пост мы иллюстрируем снимками, взятыми из публикаций:
https://d-m-vestnik.livejournal.com/1038340.html
http://alexei–sf.livejournal.com/209615.html
http://ruskline.ru/monitoring_smi/2005/01/10/pamyati_alapaevskih_muchenikov_v_zemle_kitajskoj_pod_spudom_nahodyawihsya/
https://rusk.ru/st.php?idar=103496



ОПАМЯТОВАНИЕ
ЧЕРЕЗ... ГРОБОКОПАТЕЛЬСТВО



Авторские комментарии к ВЫНУЖДЕННОЙ публикации
(начало)


Платон мне друг, но истина дороже.


Бывают обстоятельства, когда собственная правота не радует, ибо есть вещи несоизмеримо выше и важней каких бы то ни было человеческих амбиций и честолюбий.
Именно таковой оказалась ситуация вокруг захоронения Алапаевских мучеников в Пекине в связи с опубликованным мною сначала в Интернете, на сайте Правая. ru, а потом в «Русском вестнике» очерком «Убиты и... забыты».
Лейтмотивом его стали слова одного из поэтических посланий румынского классика Михая Эминеску: «Так оставьте же хоть мертвых, пусть они лежат спокойно...». (Тема, затронутая ранее в другом очерке о сожжении тела Григория Распутина).
Особенность или даже, если хотите, необычность обстоятельств появления самого материала об Алапаевских мучениках была подчеркнута в его подзаголовке: «Необходимое предуведомление перед ВЫНУЖДЕННОЙ публикацией».
Но обо всем по порядку.
Еще с конца 2004 года известный в православно–патриотических кругах сайт «Русская линия» [с апреля 2010 г. Русская Народная линия. – С.Ф.] (далее РЛ) стал «раскручивать» эту тему. За дело взялся лично А.Д. Степанов. Это стало возможным благодаря тому, что в Пекине оказался нужный человек – гражданин России Дмитрий Геннадьевич Напара, поселившийся в посольстве РФ с семьей.



Русское Северное подворье в Пекине. Середина XIX века. Рисунок из альбома К.А. Скачкова.

Сам он, правда, к МИДу, по крайней мере формально, отношения не имел. Зато, судя по всему, обладал связями одновременно с архиереями Зарубежной Церкви и ОВЦС Московской Патриархии, а также с правительственными кругами.
Он и развил инициативу, в освящении своей деятельности сделав ставку на «Русскую линию». Первые публикации Напары на эту тему появились, заметим, в интернете на сайте «Православие ru» Сретенского монастыря, настоятелем которого является архимандрит [ныне уже митрополит] Тихон (Шевкунов).
Ход делу был дан, однако, на «Русской линии».



Первоначальный вид Российской духовной миссии в Пекине.

В 2004 г. во время представления в С.–Петербурге книги О.Н. Куликовской Романовой «Царского Рода» Напара через Интернет задал ей вопрос «о судьбе Алапаевских мучеников». Наконец, 19 ноября 2004 г. РЛ разместила его материал «Алапаевские Мученики в Пекине» с говорящим подзаголовком: «Православная общественность надеется, что власть возьмется наконец за решение проблемы».
http://ruskline.ru/analitika/2004/11/19/alapaevskie_mucheniki_v_pekine/


Русская Православная Миссия в Пекине. 1874 г. Здание миссии, запечатленное на этом старинном снимке, было разрушено в 1900 г. во время боксерского восстания.

«По свидетельству родной сестры владыки Виктора [начальника Русской Духовной миссии в Китае (далее РДМК)], записанному с ее слов ее родной дочерью – Ксенией Кепинг, в 1947 году, – читаем в самой статье, – по приказу советских властей владыка Виктор вынужден был перевезти гробы с останками Алапаевских мучеников с территории РДМК обратно на территорию миссийского кладбища и поместить их в склепе часовни в честь св. преп. Серафима Саровского.


Архиепископ Виктор (Святин) и архимандрит Феодор у входа в архиерейские покои на территории Миссии.

В период так называемой “великой культурной революции” 1966–1976 гг. русское кладбище подвергалось надругательствам и разрушениям. Окончательно русское кладбище было стерто с лица земли по решению муниципальных властей Пекина в 1987 году.
Но – сколько мы не искали и не расспрашивали очевидцев тех событий – нет ни одного устного или письменного свидетельства о том, что в этот период государственного вандализма были уничтожены гробы с останками Алапаевских Мучеников.



Дмитрий Геннадьевич Напара.

Напротив, личный переводчик Мао Цзэдуна – товарищ Ли Юэжань (я был с ним очень близко знаком с конца 80–х гг. прошлого века до самой его смерти в 2003 году, неоднократно бывал у него дома в Пекине, хорошо знаю его жену и сыновей) на мои расспросы о судьбе останков Алапаевских vучеников неоднократно заявлял, что “эти гробы были забетонированы властями и находились в парке Цинняньху”.


Пекинский парк Цинняньху с искусственными водоемами, устроенный на месте уничтоженного православного кладбища при храме Преподобного Серафима Саровского.

По мнению этого старого убежденного коммуниста, “еще не пришло время возвращать эти гробы России, т.к. при их возвращении надо будет давать политическую оценку деятельности тех, кто в них покоится, поскольку эти люди были против строя, победившего в Китае в 1949 году...”
Оставим эти суждения без комментариев. Нам важно лишь его свидетельство, что гробы с останками Алапаевских Мучеников не были уничтожены в годы “культурной революции” и покоятся в забетонированном склепе на месте расположения часовни в честь св. преп. Серафима Саровского. Вряд ли пекинские власти стали их переносить в иное место.



Предположительное местонахождение мощей на современной карте–схеме парка.

Предположение, что гробы с останками Алапаевских мучеников все еще находятся в земле названного парка косвенно подтверждается также и тем, что никто из живших в то время и здравствующих доныне потомков так называемых “албазинцев” [Потомков русских пленных 1685 г., с тех пор составлявших православную диаспору в Китае. – С.Ф.] [...] не помнит, чтобы кто–либо, когда–либо упоминал о факте надругательства над гробами Алапаевских мучеников, их уничтожения, уничтожения склепа храма в честь св. преп. Серафима Саровского, эксгумации и т.д. Потомки албазинцев упорно и уверенно утверждают, что склеп не скрыт водой озера Молодежи, а находится под нынешней гольф–площадкой в одноименном парке».


Площадки для игры в гольф на месте кладбища.

Со слов Д.Г. Напары выходило, что в сохранившемся склепе до конца 1980–х стоявшей в нынешнем парке часовни Преподобного Серафима «до сих пор лежат в забытьи шесть гробов невинно убиенных членов Русского Императорского Дома».
Через некоторое время (10.1.2005) РЛ разместила на своем сайте другой материал Дмитрия Напары, написанный им 5 января: «Памяти Алапаевских Мучеников, в земле Китайской под спудом находящихся».

http://ruskline.ru/monitoring_smi/2005/01/10/pamyati_alapaevskih_muchenikov_v_zemle_kitajskoj_pod_spudom_nahodyawihsya/
«В серый промозглый декабрьский вечер, – пишет автор, – затрепетала ярким живым огоньком в Пекине поминальная свеча, зажженная на территории помольства РФ в Пекине – бывшей территории Российской Духовной Миссии в Китае [...] Зажег ее и установил на камень, некогда служивший частью памятника 222 китайским мученикам за Веру Христову, внук Бориса фон Кепинга – Борис Александров, приехавший на несколько дней в Пекин для того, чтобы увидеть воочию места, которые знал с детства из рассказов своего дяди, митрополита Виктора (Святина) [...]


Надпись на памятнике, установленном 222 китайским мученикам, ввергнутым в колодец на территории Русской Духовной Миссии, разрушенном в 1950-е годы, когда эта территория отошла советскому посольству.

В 1947 г. в связи со все более овеществляющейся угрозой прихода к власти коммунистического режима, святыни были вывезены с территории Миссии обратно на миссийское кладбище. Руководить этой тайной операцией владыка Виктор (Святин), до пострига – офицер Русской армии Леонид Святин, поручил своему верному соратнику – дьякону Михаилу Решетникову. Борис Александров вспоминает, что бабушка рассказывала ему о подводах с шанцевым инструментом, которые готовились в Миссии для перевозки гробов Алапаевских мучеников на миссийское кладбище.
А его дед – Борис Михайлович фон Кепинг, артиллерист Русской армии, хранил молчание об этой операции и не посвящал в ее детали даже самых близких членов семьи. Просто молился об Алапаевских Мучениках всю свою жизнь. Офицеры, как известно, не становятся “бывшими”».
В высшей степени многозначительное замечание, особенно если учесть, что сам Д.Г. Напара закончил Военный институт иностранных языков [ныне Военный университет Министерства обороны РФ], выпускники которого поставляли кадры для Главного разведывательного управления. Подтверждение тому мы находим в самых разных источниках:

https://www.bbc.com/russian/features–44422845


Дмитрий Геннадьевич Напара в alma mater.

То, что человек он «служивый», выяснилось после того как по нашей просьбе на сайте Федеральной службы безопасности РФ в разделе «Письма» было найдено вот это послание, отправленное 26 октября 2002 г. (после известных трагических событий в Москве): «Дорогие наши воины Христовы! В далеком Пекине мы молимся за ваше здоровье и плачем по убиенным. [...] Дай вам Бог всем здоровья и счастья, родные вы наши. Дмитрий, майор запаса».
Всё это было написано до публикации нашего очерка, об обстоятельствах появления которого теперь и расскажем.
В конце 2004 г. (точной даты сейчас не припомню, но, кажется, одновременно с появлением первых материалов о судьбе мощей Алапаевских мучеников на РЛ) ко мне позвонил А.Д. Степанов, который настоятельно просил меня написать для них материал об истории захоронения, обязательно используя при этом имеющиеся у меня (о чем он знал) копии не публиковавшихся до тех пор документов о перезахоронении их останков после установления в Китае социалистического режима.
Напрасно я пытался убеждать, что сейчас не время для этого. Говорил об осторожности. О том, что можно погубить искомое, что мы пока не хозяева в своем доме, что нужно же, наконец, считаться с таким фактором, как Китай – в реально–политическом и эсхатологическом плане. Впрочем, все эти аргументы были потом изложены в моем очерке.
Однако Степанов твердо продолжал стоять на своем. Не нам, мол, решать. Мы–де должны сделать, что можем, а в остальном, мол, – Бог управит.
Своими словами он как бы снимал с автора ответственность, вопреки давно уже сказанному по этому поводу народом: Береженого Бог бережет и На Бога надейся и сам не плошай. Ну и т.д.
Убедить меня он не сумел, доступ же к документам, о чем я уже писал, был, увы, не в моей власти. Местонахождение А.Д. Степанову подсказал, не думая о последствиях, наш общий знакомый. Публикация же документов без соответствующего введения в проблему, первые результаты осмысления которой были изложены автором этих строк еще в 1997 г. в комментариях, предисловии и послесловии к книге игумена Серафима (Кузнецова) «Православный «Царь-Мученик», могли привести к нежелательным, на мой взгляд, впоследствии результатам.
Никаких иллюзий не оставлял и план последующих действий, откровенно изложенный редакцией РЛ во введении к материалу Д.Г. Напары «Алапаевские Мученики в Пекине» (19.11.2004). (Это потом уже, после публикации моего очерка об Алапаевских Мучениках и вполне определенных заявлений О.Н. Куликовской–Романовой о ее отношении к переносу останков Императрицы Марии Феодоровны в С.–Петербург, РЛ подкорректировала «свою позицию», по крайней мере внешне).
Но вот как тогда, в декабре 2004 г., редакция РЛ обозначила ее: «...Мы хотели бы внести лепту в великое дело разыскания и перенесения на родину Алапаевских мучеников. В последнее время в Россию перенесен прах многих видных деятелей русской культуры, скончавшихся в изгнании. Готовится перезахоронение Государыни Императрицы Марии Федоровны. Этот процесс опамятования русского народа можно только приветствовать. Надеемся, что Священноначалие нашей Церкви поставит перед соответствующими государственными структурами вопрос о необходимости переноса честных останков Алапаевских мучеников. Это стало бы важным шагом на пути духовного оздоровления общества, окончательного преодоления трагического разделения русского народа на “красных” и “белых”».
Иными словами: копали и будем копать, переносили и будем переносить. Процесс пошел! И вообще: так надо! Верной дорогой идете, т... Простите, госпо.. Фу, опять не то! Одним словом, братья и сестры. Вот так!
«Сила через радость», опамятование через гробокопательство. Такой вот оживляж.



Святые ворота Русской Православной Миссии с колокольней, взорванные в 1956 г. по приказу советского посла П.Ф. Юдина.

Итак, статью писать все же пришлось. Одновременно я вел переговоры о ее публикации на другом сайте Интернета.
Но на то обстоятельство, почему материал был опубликован другим сайтом, на само предисловие, в котором прозрачно намекалось на информационное вымогательство, решительно вскрывалась страшная язва современного преступного, прикрывающегося мнимым благородством «возвращения на Родину», гробокопательства, – на всё это инициаторам и исполнителям дела было, как оказалось, наплевать.
Предисловие с авторской позицией можно было выбросить в корзину и, вырезав то, что подходило, поместить у себя на РЛ без лишних слов и рассуждений, превратив меня, таким образом, в своего единомышленника, а, может, и подельника. И если считать всё это чьей-то спецоперацией, то цели своей она достигла: необходимые документы были обнародованы самой противостоящей инициаторам «Пекинского действа» стороной.
Как бы то ни было вскоре из Пекина, от Д.Г. Напары, пришел отзыв: «Ваш материал “Алапаевские Мученики” прочитан мною с благодарностью и благоговением. Усилия по поиску останков жертв Алапаевского преступления будут мною продолжены. Бог даст – на территории РДМК с применением георадара. Вопрос о перезахоронении и т. д. будет решаться властями России и Священноначалием РПЦ и РПЦЗ. Сейчас главное, на мой непросвещенный взгляд, найти место их нахождения под спудом. С моей т[очки] зр[ения], необходимо приложить максимум усилий, чтобы место нахождения Алапаевских останков не было утрачено, не было окончательно исковеркано китайскими властями и чиновниками МИД РФ».
Совсем как в известной присказке: В огороде бузина, а в Киеве дядька, я за то тебя люблю, что в середу праздник... Иными словами, очерк прочитал, а о чем он, не понял. Правда, может, не захотел. И получив информацию, несмотря на предупреждение, продолжил дело, которому служит...
Но откуда уверенность у частного лица, что удастся противостоять и «китайским властям, и чиновникам МИД РФ», согласовать действия властей России и иерархов нашей и зарубежной Церквей? Свет на это проливали другие послания с Дальнего Востока:
«26-го прилетает владыка Марк (Егорьевский) с Дмитрием Петровским – сражаться с мидовцами за воссоздание храма Успения Пресвятой Богородицы, который до сих пор оскверняется гаражом (там уникальные фрески в нестеровском стиле под побелкой).



Посольский гараж в Пекине.

В это же время от МИД РФ сюда прибывает заместитель министра иностранных дел Доку Завгаев – юмор: чеченец едет решать вопрос православного храма!!! Как они не противились, но митрополит Кирилл их добил – ВВП подписал распоряжение о воссоздании храма, теперь они пытаются это решение ВВП заиграть и замозолить в своих бюрократических традициях. [...]
...Почему такое яростное сопротивление МИД РФ? Потому что, когда будут обнаружены и будут явлены, надеемся, мощи мучеников за Веру, Царя и Отечество, то и переносить их никуда не надо, а придется храм Всех Святых Мучеников восстанавливать – будут биться в припадке...: мощи в Пекине на территории РДМК в самом сердце... посольства. Поэтому надо все очень грамотно провести. Поэтому и статья С.Ф. – в самую точку».
«1. Отзвонил владыке Иллариону Австралийскому и Новозеландскому, он речь ведет исключительно об обретении МОЩЕЙ. [...]
3. Надо молиться, чтобы во время визита владыки Марка мы отстояли (!) наше видение реконструкции Успенского храма – т.е. с куполом и крестом [...], (2) право на проведение археологических изысканий с применением георадара на участке, где ранее находился храм Всех Святых Мучеников».
Так что уж не такое «частное» лицо – получалось – этот Дмитрий Геннадьевич Напара.



Продолжение следует.


ГОД СОЛЖЕНИЦЫНА


ПОДЗЕМНОЕ СОЛНЦЕ КОМИНТЕРНА


«Всё ленинское воспитание таково, что оно считает дурачком того, кто не берет того, что лежит. Если можно взять – бери, если можно наступать – наступай, а вот если стена – отступи».
Александр СОЛЖЕНИЦЫН.


«Это удивительный феномен, что коммунизм сам о себе 125 лет открыто чёрным по белому пишет, и даже раньше он писал более откровенно… […]
Весь мiр грамотный, все умеют читать, и всё-таки как будто не хотят понять. Человечество ведёт себя так, как будто оно не поняло, что такое коммунизм, не хочет понять, не способно понять. Я думаю, здесь дело не только в маскировке коммунистов последние десятилетия, последние годы. Здесь дело в том, что суть коммунизма – совершенно за пределами человеческого понимания. По-настоящему нельзя поверить, чтобы люди так задумали – и так делают. […]
Коммунизм никогда не скрывал, что он отрицает всякие абсолютные понятия нравственности. Он смеётся над понятиями добра и зла как категорий несомненных. […]
В зависимости от обстоятельств, от политической обстановки любой акт, в том числе и убийство, и убийство сотен тысяч людей, может быть плохо, а может быть – хорошо. […] Кучка людей определяет, что хорошо, что плохо. […]
… В этом направлении коммунизм успел больше всего. Он успел заразить весь мiр этим представлением об относительности добра и зла. […]
Сейчас считается в передовом обществе неудобным, неудобным употреблять серьёзно слова “добро” и “зло”. Коммунизм сумел внушить нам всем, что это понятия старомодные и смешные.
Но если у нас отнять понятия добра и зла, – что останется у нас? У нас останутся только жизненные комбинации. Мы опустимся в животный мiр.
И теория, и практика коммунизма совершенно античеловечна поэтому. […]
Прогремели танки по Будапешту. Ничего. Прогремели танки по Чехословакии. Ничего. Кому бы другому не простили, коммунизму – можно простить. […]
На всех границах коммунистического мiра, во всяком случае на европейских, поставлены электронные убиватели. Уже не люди, – приборы для убивания всякого. И это нам не грозит, мы этого не боимся...
Изобрели в коммунистических странах принудительное психиатрическое лечение. Ничего. Мы живём спокойно. Там три раза в день... вот сейчас, идут дневным обходом и колют вещества, разрушающие мозг. Ничего. Мы живём спокойно. […]
Самое страшное в мiровой системе коммунизма – это её соединённость, это её сплочённость.
Недавно Энрико Берлингуэр [секретарь Итальянской компартии] сказал так, совсем вот недавно: над Коминтерном закатилось солнце. О, нет! Оно не закатилось. Его энергия сгустилась в электричество и ушла в подземные провода. Солнце Коминтерна течёт электрическим током высокого напряжения всюду под землей. […]
Видимые отличия коммунистических партий мiра мнимые. Они все едины в одном: ваш строй должен быть уничтожен! […]
Конечно, в нынешней обстановке коммунисты вынуждены применять разные виды маскировки. То мы слышим “Народный фронт”, то мы слышим так называемый “диалог с христианством”. Коммунисты будут вести диалог с христианством? […]
Я в этом году путешествовал по Италии в апреле. Я был поражён: на вратах храма серп и молот. На дверях священника оскорбительная надпись. Хулиганские коммунистические надписи вообще пестрят на стенах итальянских городов. Это сейчас, пока они еще не пришли к власти, это сейчас... […]
Дайте им придти к власти в Италии – мы увидим этот диалог!
Все коммунистические партии, когда они получают полную власть, становятся совершенно безпощадны. Но на тех стадиях, когда власти нет, им надо применять маскировку. […]
Отдельные случаи коварства, отдельные случаи хитрости, конечно, в разных обстоятельствах меняются. Но мы узнаём этот характер, мы узнаём коммунистический характер… […]
Их идеология: уничтожить ваш строй. Это цель их 125 лет. Она никогда не менялась. Лишь немножко менялись методы. И когда ведётся разрядка, мирное сосуществование и торговля, они настаивают: а идеологическая война должна продолжаться! А что такое идеологическая война? Это сноп ненависти, это повторение клятвы: западный мiр должен быть уничтожен. […]
Вам хочется верить, и вы уменьшаете свою армию. Вы уменьшаете исследовательские работы. Целый был такой институт по изучению Советского Союза. Хоть один-то институт был.
Вы ничего не знаете о Советском Союзе. Там темнота. Вот эти прожекторы туда не бьют. И ничего не зная, вы упразднили последний, единственный институт, который хоть что-то мог изучить. Жалко денег стало.
А Советский Союз, наоборот, изучает вас. Вы все открыты через прессу, через парламент. И еще он изучает вас. И увеличивает штаты своих представителей здесь. И они следят за вашими учреждениями, они аккуратно посещают заседания, если можно, даже комиссии вашего Конгресса, они всё это изучают. […]
…Главный аргумент сторонников разрядки известен, это всё необходимо делать для того, чтобы избежать ядерной войны. Я думаю, что после всего, что произошло за эти годы, я могу успокоить их и вас: а ядерной войны, ядерной войны – и не будет. Зачем? […] Процесс идёт. […]
Я хочу обратить ваше внимание. У вас есть такие теоретики, которые говорят: остановите ядерное вооружение США. Мы уже имеем сейчас, Америка сегодня имеет ядерного вооружения столько, достаточно, чтобы уничтожить половину мiра противоположного. Зачем нам больше? Пусть судят ядерные специалисты. Но почему-то ядерные специалисты Советского Союза, почему-то руководители Советского Союза думают иначе. […]
Было время, когда Советский Союз не шёл ни в какое сравнение с вами по атомному вооружению. Потом сравнялся, сравнялся. Потом, сейчас уже все признают, что начинает превосходить. […]
…Наверное, это не зря. Но я думаю, что если бы хватало того вооружения, не гнали бы дальше. Я думаю, что есть там какой-то резон. Что при таком превосходстве в ядерном оружии можно будет ваше оружие остановить!
И в одно несчастное утро открыто объявят: внимание, мы отправляем войска на Европу. А если вы пошевельнётесь, мы вас уничтожим. И окажется, что это соотношение: три к одному или пять к одному – сработает. И вы не шевельнётесь. И у вас найдутся теоретики, которые сейчас же скажут: о, только бы наступила благословенная тишина!..
Это все напоминает, если пользоваться шахматным сравнением, вот такую ситуацию, что сидит за партией игрок, который чрезвычайно высокого мнения о себе и невысокого мнения о противнике. Он считает, что он конечно превосходит противника, что он такой тонкий, что он такой расчётливый, такой изобретательный. Ну, конечно, он его обыграет.
Он сидит, он рассчитывает свои комбинации. Вот двумя конями он делает четыре вилки. Он ждет не дождётся следующих ходов. Он ёрзает на стуле от радости. Он снимает очки, протирает, надевает их снова. Он не допускает, что противник умней его. Он не видит, что у него летят пешки. И ладья его под ударом. Ему всё кажется: ага, так-так-так-так, мы Москву, Пекин, Пхеньян, Ханой, мы их перессорим. Да смешно! Кто их перессорит?
А пока что: в Западном Берлине вас переиграли. В Португалии исключительно тонко переиграли. На Ближнем Востоке переигрывают. Не надо быть такого низкого мнения о своем противнике.
Но даже если бы этот шахматист мог бы выиграть партию на доске, он забывает, он забывает, увлечённый доской, поднять глаза и посмотреть, что у его противника глаза убийцы. И если у противника партия не удастся, у него за спиной дубина, и он раскроит и голову этому шахматисту, и эту партию. […]
…Концентрируется мiровое зло, ненавистное к человечеству. И оно полно решимости уничтожить ваш строй».



Александр Солженицын. «Речь в Вашингтоне перед представителями АФТ – КПП» (1975).

АЛАПАЕВСКИЙ АРХИВ (16)




Автором этой статьи, опубликованной в парижском эмигрантском журнале, выходившем под редакцией писателя А.И. Куприна, является Алексей Сергеевич Матвеев (1871–1952) – адвокат, в то время управляющий делами Великого Князя Андрея Владимiмировича.
Уроженец Москвы, сын художника-любителя из купеческой семьи, он окончил там 1-ю классическую гимназию, а в 1896 г. юридический факультет Московского университета. В 1897 г. Матвеев стал помощником присяжного поверенного, со следующего был присяжным стряпчим, а с 1901 г. – присяжным поверенным.



Алексей Сергеевич Матвеев.

Главным в карьерном росте было то, что начал А.С. Матвеев свой путь под руководством присяжного поверенного Сергея Александровича Шереметьевского, работавшего в фирме известных московских старообрядцев братьев Рябушинских. В 1887 г. этот адвокат участвовал в оформлении их товарищества.
О роли самих староверов в политических процессах в России см.:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/230697.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/231043.html

Дворянин, надворный советник, С.А. Шереметьевский был еще и отцом небезызвестной морганатической супруги Великого Князя Михаила Александровича – графини Натальи Сергеевны Брасовой (1880–1952).
Именно это обстоятельство стало решающим фактором в жизни А.С. Матвеева, женатого на сестре графини – Ольге Сергеевне, скончавшейся в Москве 20 января 1915 г. от крупозного воспаления легких.



Великий Князь Михаил Александрович с Натальей Сергеевной (сидят в центре). За ними – родители последней: Сергей Александрович и Юлия Вячеславовна Шереметьевские. Слева А.С. Матвеев и его супруга Ольга, урожденная Шереметьевская. 1909 г.

Пользуясь родственной протекцией, А.С. Матвеев поступил на службу к Великому Князю, став управляющим его делами. Старший его брат Николай Сергеевич (1855–1939), живописец, ученик В.Г. Перова и И.Е. Репина, также не остался без дела: он получил заказ портрет Великого Князя.
В марте 1917 г. Алексей Сергеевич стал непосредственным свидетелем переговоров, которые вели с Михаилом Александровичем пришедшие к власти временщики, о чем он оставил воспоминания «Великий Князь Михаил Александрович в дни переворота» («Возрождение». Париж. 1952. № 24. С. 141-145).



Великий Князь Михаил Александрович.

В 1918 г. А.С. Матвеев выехал из России. Жил в Париже, активно участвуя в жизни русской эмиграции. С 1923 г. он был членом Союза ревнителей памяти Императора Николая II, в 1932-1949 гг. – старостой Свято-Александро-Невского собора в Париже, в 1948-1949 гг. председателем Союза русских адвокатов.
Скончался он 7 марта 1952 г. в Париже. Похоронили Алексея Сергеевича на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
Публикуемый нами далее текст – свидетельство еще одной стороны деятельности А.С. Матвеева в период изгнания. Долгое время он был управляющим делами Великого Князя Андрея Владимiровича.











Великий Князь Сергей Михайлович.






Великая Княгиня Елизавета Феодоровна во время крестного хода в Москве.






Князь Игорь Константинович.






Князь Константин Константинович. Фотография была снята в Екатеринбурге, незадолго до убийства.









































«Иллюстрированная Россия». Париж. 1934. № 35 (485). С. 4-6.

АЛАПАЕВСКИЙ АРХИВ (15)




ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА
КНЯЖНЫ ИМПЕРАТОРСКОЙ КРОВИ ВЕРЫ КОНСТАНТИНОВНЫ




Записка «Алапаевские мученики» иеромонаха Николая. 15 ноября 1954 г.











Воспоминания полковника В.И. Шайдицкого «Конечный земной путь».
Журнал «Родные Дали». Лос-Анджелес. 1974. № 249. С. 29-31.























Письмо князя Т.К. Багратион-Мухранского своей тете
– Княжне Вере Константиновне. 23 мая 1990 г.






Эти документы из архива Княжны Веры Константиновны находятся в Москве в собрании Православного братства святителя Филарета Московского.

Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Где искать? И для чего?..


В 1945 г. храм Святых Мучеников отошел к Московской Патриархии. В 1954 г. он был закрыт. Участок русской земли был занят советским посольством.
Уничтожение святынь и наследия Русской Духовной Миссии в Пекине лежит всецело на совести коммуниста-большевика с 1918 г., закоренелого богоборца Павла Федоровича Юдина (1899–1968).
Большевицкую карьеру этот сын крестьянина-бедняка из Сергачского уезда Нижегородской губернии начал красноармейцем. Участвуя в гражданской войне, он стал, в конце концов, членом ЦК (1952-1961), депутатом Верховного совета (1950-1958).
Юдин избрал себе научную карьеру, достигнув впечатляющих результатов: в 1936 г. он стал доктором философских наук; с 1953 г. – членом-корреспондентом, а с 1953-го – академиком.
Философию сей ученый муж постигал в Ленинградском коммунистическом университете имени Сталина (1924) и на т.н. «философском факультете» Института красной профессуры (1931), со следующего года став директором этой кузницы красных мракобесов.
Впрочем, и сам Сталин знал цену этому «певцу сталинизма», отзываясь о нем вкупе с другим «академиком», творцом истмата и диамата Марком Митиным (Гершковичем), с присущей ему прагматикой весьма откровенно: «Митин и Юдин звезд с неба не хватают, но технику знают хорошо».
Эта хватка способствовала его стремительной карьере. В 1934-1937 гг. Юдин был заместителем заведующего агитпропом, в 1935-1937 гг. заместителем заведующим отделом печати ЦК ВКП(б), в 1937-1947 гг. директором ОГИЗа, в 1939-1944 гг. директором Института философии советской Академии, в 1943-1948 гг. руководил кафедрой марксизма-ленинизма в Московском университете.
Окончание войны принесло ему новое поприще: Павла Федоровича назначили политическим советником Советской контрольной комиссии в Германии и заместителем Верховного комиссара СССР.
Наконец, его бросили в дипломатический прорыв, назначив в декабре 1953-го чрезвычайным и полномочным послом СССР в Китайской народной республике.



Вручение верительных грамот послом СССР в Китайской народной республике П.Ф. Юдиным. Пекин. 15 декабря 1953 г.

Этому предшествовала личная просьба Мао товарищу Сталину помочь ему в редактировании его трудов, прислав человека, сведущего в марксизме-ленинизме, что предотвратило бы какие-либо «теоретические» ошибки. Таким образом, в Китае П.Ф. Юдин находился задолго до официального назначения в посольство: собранием сочинений Мао он занимался еще с 1950 года.
Назначение Юдина совпало с передачей коммунистическим китайским руководством советскому посольству территории и зданий Русской Духовной Миссии, что привело не только к закрытию всех храмов, но и к уничтожению всех построек и поруганию православных святынь.
В 1956 г., по распоряжению «философа», взорвали колокольню, а старейший Успенский храм превратили в посольский гараж.



Марксистское превращение православного храма в гараж.


Располагавшаяся в Архиерейском доме Свято-Иннокентьевская церковь была разрушена, превратившись вместе с покоями Владык в «зал для торжественных приемов» и гостиницу. В уничтоженной ризнице разместился консульский отдел. Богатейшее собрание книг, по приказу фанатика марксизма-ленинизма, сожгли.
В 1957 г. Юдин добрался и до храма Всех Святых Мучеников со склепом, в котором покоились мощи. Храм уничтожили, а крипту затопили. На его месте оборудовали детскую площадку и другие посольские постройки.



Одна из последних фотографий храма Всех Святых Мучеников. В самом конце 1946 г. ее сделал приезжавший в Пекин фотограф американского журнала «Life» Дмитрий Кессель (1902–1995), по происхождению еврей с Украины.

Трудно сказать, что бы еще наворотил этот «слон в посудной лавке», если бы 15 октября 1959 г. Юдина не отозвали из Пекина. Одной из причин такого решения были, как говорят, его теоретические разногласия с Мао, другой – несоответствие новой линии Москвы.
Лауреату Сталинской премии (1943), построившему свою карьеру на теоретическом обосновании сталинизма, трудно было воспринимать текущую действительность.
«Доходило до казусов, – вспоминал управделами Совмина М.С. Смиртюков. – Уже после XX съезда и начала борьбы с культом личности на пленуме ЦК выступал академик Юдин. […] Заканчивает выступление и вдруг по привычке как крикнет: “Да здравствует товарищ Сталин!” В первый момент у многих руки рефлекторно сложились для хлопков. А потом – полная тишина. Юдин сообразил, что маханул лишнего, и говорит: “Извините, я, кажется, ошибся”».
На родине без дела П.Ф. Юдин не остался (в 1960-1968 гг. он работал в Институте философии, в 1961-1963 гг. на недолгое время даже входил в состав членов Президиума Академии наук), но всё это было уже доживание…
10 апреля 1968 г. он скончался, выслужив «верностью генеральной линии» место на Новодевичьем кладбище.



П.Ф. Юдин.

Следует заметить: когда советский самодур отдавал приказы уничтожить храм на территории посольства, основных святынь там уже не было.
Известно, что мощи святых китайских мучеников, останки митрополита Иннокентия (Фигуровского) и архиепископа Симона (Виноградова), по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия (Симанского), в январе 1957 г. были перенесены в храм Преподобного Серафима Саровского на Русском кладбище (Свящ. Дионисий Поздняев «Православие в Китае (1900-1997 гг.)». М. 1998. С. 153).
Однако в 1986 г. коммунистические китайские власти решили снести и церковь и само кладбище.
На месте кладбища возник парк Озера молодежи, примерно треть которого занимает искусственный водоем, а остальное – поле для игры в гольф С тех пор мощи св. китайских мучеников покоятся на дне искусственного водоема.
В июне 1990 г. доктор исторических наук Г.В. Мелихов пытался узнать в Российском посольстве в Пекине что-либо о судьбе захоронений Алапаевских мучеников.
«...В посольстве, – пишет он, – мои вопросы были встречены с полнейшим изумлением: никто ничего об этом не знал... А когда выяснилось, что я занимаюсь историей российской эмиграции в Китае, то обо всем этом стали... расспрашивать меня самого» (Г.В. Мелихов «Белый Харбин. Середина 20-х». М. 2003.С. 137).
Само отсутствие каких-либо данных о мощах Алапаевских мучеников весьма красноречиво. Любое объявление о них советским дипломатам в конце 1950-х годов и позднее означало бы, во-первых, надругательство над ними, а, во-вторых, их немедленное уничтожение. Вот почему оставалась надежда на обретение их там, где они были в свое время с большими предосторожностями укрыты – на месте храма Всех Святых Мучеников на территории нынешнего посольства России в Китае.
Задача эта, однако, была не столь проста и однозначна. И дело тут не в одних лишь технических или политических сложностях. И более того, вовсе не в них.
Перечислим ряд проблем, которые нужно было постараться решить, прежде чем вообще браться за это дело.
Как мы уже писали, Русской Православной Церковью Заграницей в 1981 г. в лике святых были прославлены Алапаевские мученики: Великий Князь Сергий Михайлович, Князья Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи, Великая Княгиня Елизавета Феодоровна и инокиня Варвара, князь Владимiр Палей.
Русская же Православная Церковь (Московский Патриархат) в 1992 г. прославила только Великую Княгиню Елизавету Феодоровну и инокиню Варвару. Об остальных Алапаевских мучениках и речи не было.
Таким образом, если в Пекине приступят к делу, то обязательно привлекут к этому представителей Русской Православной Церкви (Московского Патриархата). И потому это будет эксгумацией останков православных, а не обретением мощей святых, уже прославленных – подчеркнем это – Зарубежной Церковью.
Другое важное обстоятельство: следует хорошенько помнить, что Промыслом Божиим мощи Августейших Алапаевских мучеников оказались тесно связаны с мощами Мучеников китайских, в свое время навсегда, казалось, сокрытых и уничтоженных руками советских и китайских безбожников.
Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей в 1996 г. прославил «жертвы первого в мiре красного террора рубежа нынешнего века». Была написана даже специальная икона «Собор святых мучеников китайских».




В свою очередь, Св. Синод Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) 17 апреля 1997 г. постановил «восстановить исполнение Указа Синода о почитании в лике местночтимых святых мучеников священномученика Митрофана и 221 православного мiрянина с ним в Китае пострадавших. Днем их памяти определить 24 июня (н. ст.)».
Отсюда видно, что проблема эта не только политическая, но главным образом мистическая. Целый ряд ее аспектов сегодня известен (имеем в виду, прежде всего, проблему Китая в связи с эсхатологией), но никак еще не обдуман.

См. сводку высказываний православных святых и подвижников благочестия в связи с ролью Китая в конце времен в сборнике: «Россия перед Вторым пришествием. (Материалы к очерку Русской эсхатологии)». Изд. 3-е. Сост. С. и Т. Фомины. Т. II. СПб. 1998. С. 469-474.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/263344.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/256914.html

Все эти обстоятельства и следует учитывать сегодня тем, кто выступает с инициативой обретения мощей Алапаевских мучеников, тем самым дерзая взять на себя ответственность за последствия перед Церковью, Россией и – так уж получается – остальным мiром.

11/24 декабря 2004 г.


Продолжение следует.

АЛАПАЕВСКИЙ АРХИВ (14)















«Заря». Харбин. 1931. № 33. 5 февраля. С. 3.









«Возрождение». № 2088. Париж. 1931. 19 февраля. С. 2.






«Царский вестник». Белград. № 132. 9/22.2.1931. С. 7.

Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Под сенью храма китайских мучеников
(окончание)


Итоговым и, если угодно, ключевым, на сегодняшний день документом на интересующую нас тему является записка «Алапаевские мученики», подписанная иеромонахом Николаем.
Этот трехстраничный машинописный уникальный документ сохранился в архиве Княжны Веры Константиновны (1906–2001), самого младшего ребенка в семье Великого Князя Константина Константиновича и Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны, сестры трех Алапаевских Мучеников.
Скончалась она под Нью-Йорком, где жила в доме Толстовского фонда, за всю свою долгую жизнь так и не приняв ничьего подданства.



Княжна Императорской Крови Вера Константиновна.
В отпевании Правнучки Императора Николая I приняли участие все иерархи Русской Православной Церкви Заграницей. Похоронили Княжну на кладбище Успенского женского Ново-Дивеевского монастыря в Нанует (Нью-Йорк).


Через некоторое время после ее кончины часть архива Княжны Веры была обнаружена среди коробок с гуманитарной помощью, полученных одним из московских храмов. За бумагами должны были прийти те, кому они предназначались. Но так никто и не пришел...
Вот этот документ, который мы впервые предаем огласке полностью, без каких либо изъятий:
«4 февраля 1937 года прибыл я в Российскую Духовную Миссию в Китае, [в] Пекин.
Миссия занимает в северо-восточном углу городских стен участок земли 12 десятин, с полями и парком.
Среди парка стоит двухэтажный храм. Внизу три церкви: в средине – в честь всех святых мучеников и в память православных китайцев, убиенных озверевшими боксерами в 1900 году.
Направо – в честь св. апостола Симона Зилота, налево – в честь Покрова Царицы Небесной.
Наверху храм святителя Николая, Мvрликийского чудотворца.




В 1900 г. выкопали глубокий колодец, собрали все тела убитых боксерами мучеников-китайцев и сложили в этот колодец на вечное упокоение.
Над колодцем этим ныне святой Алтарь храма св. мучеников. Этот храм – склеп на 50 человек. Стены храма три аршина толщины, а потолок сводчатый, дугой. Вровень с полом, по три окна на обе стороны, высотою и шириною пять четвертей, примерно. Снаружи – железные решетки.
В этих окнах-нишах стояли пять цинковых, коричневого цвета, гробов, накрытых черными бархатными покровами, с большими белыми кистями. На стенах, против каждого гроба были медные доски, размером 5х6 дюймов, с надписями:
“Его Императорское Высочество, Великий Князь Сергий Михайлович”.
“Его Императорское Высочество, Великий Князь Иоанн Константинович”.
“Его Императорское Высочество, Великий Князь Константин Константинович”.
“Его Императорское Высочество, Великий Князь Игорь Константинович”.
“Граф Владимiр Павлович Палей”. [Титул его должен быть – князь. Заметка наша. – Иером. Н.]
3-го апреля 1920 года из Харбина прибыли в Пекин восемь гробов. До моего приезда в Пекин останки Великой Княгини Елизаветы Феодоровны, бывшей настоятельницы Марфо-Мариинской обители в Москве, и сестры Варвары Яковлевой были увезены в Иерусалим, а останки Феодора Семеновича Ремеза погребены у правой стены храма Преподобного Серафима, Саровского чудотворца, на кладбище Миссии, в поле, полторы версты от городских ворот.



Гробы с телами Алапаевских мучеников перед алтарем кладбищенского храма Преподобного Серафима Саровского. 3/16 апреля 1920 г. ГАРФ.

Августейшее Семейство Императора и все от Рода Царского убиенные, вожди и воины, за Веру, Царя и Отечество живот свой положившие, были записаны в диптихи и поминали имена их на проскомидиях, заупокойных ектениях и панихидах.
Все пять гробов с останками мучеников были из тонкого цинка и на них появилось много дыр.
Заботами эмигрантских комитетов были заказаны и сделаны мастерами-китайцами в Тянцзине новые пять гробов из толстого цинка, на красивых медных ножках. За поделкой гробов наблюдал Григорий Михайлович Кеппинг
[1], он и привез их в Пекин.

[1.] Возможно, речь идет о Борисе Михайловиче Кепинге, супруге сестры архиепископа Виктора (Святина), Ольги Викторовны, авторе воспоминаний «Последний Начальник Российской Духовной Миссии в Китае – архиепископ Виктор: жизненный путь» // «Православие на Дальнем Востоке». Сб. статей. СПб. 1993. После переезда в 1957 г. Владыки в СССР Б.М. Кепинг обосновался в Вологде, где служил в Епархиальном управлении у епископа Гавриила (Огородникова). – С.Ф.


Княжна Вера Константиновна с сестрой – Татьяной Константиновной (будущей игуменией Тамарой) в Женеве.

Татьяна Константиновна с сестрой Верой. Женева
В начале октября 1943 года в Миссию прибыли делегаты эмигрантских комитетов: Пекина, Тянцзина, Шанхая, военных и общественных организаций и два врача – доктор Свиридов, хирург, 72 лет, старший врач эмигрантского госпиталя в Тянцзине и врач И. Х. Бриль, 48 лет, жил он в Миссии.
Образовалась Комиссия в составе 12 человек.
Все необходимое было приготовлено в Соборе. Принесли и гробы мучеников. Их вынимали по одному и клали на широкий длинный стол; врачи, военные эксперты и все члены Комиссии очень внимательно осматривали тела, определяли и считали раны огнестрельного оружия и штыковые, кровоподтеки и ушибы, обмывали останки, переодевали во все новое, все детально записывали в Акт и клали в новые гробы и запаявали их очень тщательно.
Тела всех мучеников не были повреждены тлением. Никакого запаха от них не было и на одежде не было плесени, хотя они пролежали 25 лет, причем несколько лет в дырявых гробах. В гробу Князя Игоря Константиновича нашли незабудку, она была свежа, как бы только сорвана в поле.
Кожа у всех тел несколько потемнела и была как цвет сухого пшеничного зерна, что бывает от ветра и загара на солнце. Не помню у кого спина больше потемнела, чем у остальных, от воды в колодце, куда они были сброшены красными человекоподобными зверями, однако кожа была плотная.
Нетленные тела без всякого запаха и сохранившаяся незабудка в течение 25 лет – это преславное чудо Промысла Божия и указание нам, грешным, на то, что святые души рабов Своих – мучеников Господь принял в светлые Небесные Обители на вечное блаженство с Ангелами и всеми святыми Его Угодниками.



Княжна Вера Константиновна в гостях у своей сестры – игумении Тамары на Елеоне.

Собор продолговатый, неширокий, “кораблем”, окна невысоко от земли. Снаружи можно было видеть, что происходит в храме, поэтому православные с благоговением смотрели на перекладывание мучеников, удивлялись, умилялись и плакали, видя чудо Божие наяву.
Долго очевидцы чуда Божия вспоминали, рассказывали свои переживания и впечатления о всем, что видели в те часы в Соборе.
По окончании трудов Комиссии архиепископ Виктор отслужил панихиду по мученикам, потом все гробы снова унесли в храм святых мучеников и поставили в нишах на старые места и покрыли черными покрывалами» (Материалы архива Княжны Веры Константиновны // Собрание Православного братства святителя Филарета Московского).



Епископ Пекинский и Китайский Виктор (Святин, 1893–1966) – родился в семье диакона в г. Верхнеуральске Оренбургской губернии. Окончил Оренбургскую Духовную семинарию и Казанскую Духовную академию. Ушел на фронт. Воевал на Кавказе. После развала армии вернулся в Челябинск, где был назначен начальником Организационного отдела Белой армии в Оренбурге. Штабс-капитан. Тяжело больной тифом, он был вывезен в Китай. В стенах Китайской Духовной Миссии принял монашеский постриг, был рукоположен в иеродиакона и иеромонаха. Командирован во Владивосток, в Восточный институт для изучения китайского языка (1921 – окт. 1922). Архимандрит (1929). Хиротонисан во епископа Шанхайского, викария Пекинской епархии (6.11.1932 в Белграде). Епископ Пекинский и Китайский (фев. 1933). Начальник 20-й Миссии (июль 1934). Архиепископ (сент. 1938). В 1930-е гг. – председатель Антикоминтерновского союза Северного Китая. Позднее, на основании этого факта, был арестован гоминдановскими властями, обвинявшими Владыку в пособничестве японским оккупантам. Освобожден под давлением русской эмиграции. Воссоединился с Русской Православной Церковью (1945). Архиепископ Краснодарский и Кубанский (31.5.1956). Митрополит (20.6.1961).

Описанное освидетельствование и переоблачение мощей Августейших мучеников было произведено в преддверии ожидавшихся грядущих больших перемен. Когда они наступили, мощи решено было сокрыть. В свое время в эмигрантской прессе появилось сообщения о перезахоронении.
До нас дошли воспоминания непосредственно принимавшего в них участие полковника В.И. Шайдицкого (1890–1981), написанные 30 лет спустя: «В начале 1945 г. по делам службы я уехал из Шанхая в Пекин и остановился в Духовной Миссии. К этому времени все помещения на ее территории были заполнены чинами русских охранных железнодорожных отрядов, бывших на службе японского командования в северном Китае, расформированных к началу переговоров о перемирии, и их семьями, а также русскими людьми из западных провинций, искавших пристанища поближе к русскому расселению Пекин-Тянцзинь-Циндао.



Полковник Владимiр Иоаннович Шайдицкий – выпускник Виленского военного училища, участник Великой войны. В 1917-1918 гг. воевал в составе Особой русской пехотной дивизии во Франции. В гражданской войне участвовал на Дальнем Востоке. Находился в составе Азиатской конной дивизии барона Р.Ф. Унгерна фон Штернберга. Накануне похода на Ургу последний назначил его своим личным представителем при атамане Г.М. Семенове. В эмиграции в Китае, а затем в США. Оставил воспоминания «На службе Отечества» (Сан-Франциско. 1963). Скончался 10 марта 1981 г. в Сан-Франциско. Похоронен на Сербском кладбище.

В первый же день приезда я встретил полковника Климовских, безследно исчезнувшего из Шанхая. На нем было монашеское одеяние. Участник Великой войны и Белой борьбы, он решил посвятить себя Церкви Христовой. Он жил в домике, в котором помещался свечной завод и куда он пригласил меня поместить. В маленькой комнате он сам жил, а в мастерской на большом столе устроил мне постель, что весьма подходило для моего роста.
Миссия занимала большую площадь в северо-восточном углу города и также, как и весь Пекин, была обнесена каменной стеной. Она имела: большой Собор и несколько церквей, большой богато обставленный дом настоятеля Миссии, гостиницу для приезжающих паломников, весьма и весьма богатую библиотеку с ценными научными книгами и журналами, богатую ризницу с большим количеством разнообразных облачений, от митрополичьего до послушника, митры и посохи – все это поступало широким потоком из России за многие годы, типографию, переплетную, свечной завод, машинную прачечную, молочную ферму, школу для детей.
Домики для служащих находились в разных местах большого красивого парка с оранжереями и огородами.
Одна из церквей, “храм всех Мучеников”, построена на братской могиле 222 убитых православных китайцев, защищавших Миссию от боксеров во время смуты в 1900 году. Храм этот двухэтажный. В верхнем, в правой и левой стене вделаны ниши и в каждой находился гроб с именем на дощечке. В гробах покоились останки Великокняжеских мучеников, погибших в шахтах близ города Алапаевска Пермской губернии [...] Все тела прибыли в Пекин 3 апреля 1920 года и были временно похоронены. В 1927 году прахи были заключены в цинковые и вложены в деревянные гробы и вставлены в ниши. Были оказаны воинские почести от Русской группы войск, служивших в армии маршала Чжан Цзолиня.
Летом 1945 года Япония сдалась. Китайская коммунистическая армия, остававшаяся пассивной во все время японской оккупации, вылезла из разных щелей и прервала все пути как железнодорожные, разобрав не только рельсы, но убрав и шпалы, так и грунтовые дороги. Японские войска заперлись в своих базах.
В одно из утр в середине августа над Пекином раздался грозный шум от летающих аэропланов, поднявшихся с американской эскадры, прибывшей в Таку-порт Тянцзина. Покрутившись, они улетели, но вскоре вновь появились.
Оказалось, что машины не могли приземлиться из-за порчи аэродрома, посему американский генерал, назначенный для принятия командования пекинским гарнизоном, спустился со своим штабом на парашютах. Мы все облегченно вздохнули. Но ползли слухи, что советская армия идет с севера на Пекин и подошла к Великой Китайской стене у ворот Шангай-гуаня. Эта стена отделяет Китай от Маньчжурии.
Пошла пропаганда о вступлении в “родную” армию и многие поддались ей и по насыпи и выемкам полотна пошли... в концлагеря и на пытки все прощающей родины...
Все переживали большую тревогу. Что делать?.. С надеждой ожидали восстановления путей сообщения, чтобы добраться до Тянцзина и оттуда, даст Бог, достичь спасительного Шанхая.
В один из тревожных вечеров архиепископ Виктор, Пекинский и Китайский, хорошо меня знавший, призвал к себе и дал мне почетное и весьма ответственное поручение: “Ввиду возможного прихода советских войск спрятать гробы с Великими Князьями”. Было решено: четыре гроба перенести в нижний храм и спустить в готовые клетки под полом, дном которых была земля, на которой стоял храм.
Гробы с кн. Палей и Ремезом оставить на прежних местах. Перенос совершить в ближайшую темную ночь и сохранять всё в тайне. Князя Иоанна положить в алтаре влево от Престола, как принявшего сан диакона перед смертью. Вправо от Престола покоились: митрополит Иннокентий и архиепископ Симон.



Епископ Симон (Виноградов, 1876–1933) – родился во Владимiре в семье священника. Окончил Владимiрскую Духовную семинарию и Казанскую Духовную академию (1902) со степенью кандидата богословия. Принял мошашеский постриг от рук владыки Антония (Храповицкого) (7.5.1899). Рукоположен в иеродиакона (1899) и иеромонаха (1901). Назначен в Российскую Духовную Миссию в Китае. Возведен в сан архимандрита (1907) Епископ Шанхайский, викарий Пекинской епархии (17.9.1922). Начальник 19-й Миссии (1931). Архиепископ.

В храме вдоль левой стены во всю ее длину имеются три клетки: в первой находился гроб с прахом архимандрита Нафанаила, во вторую положить Вел. Кн. Сергия, в третью Князей Константина и Игоря вместе рядом. Для сопровождения гробов Владыка назначил игумена Михаила, а для переноса иеромонаха Серафима.
Я обязан найти четыре верных воинских чина, чтобы вместе со мной, шестым, могли бы поднять тяжелые гробы. На утро Владыка со мной осмотрел нижний храм, проверили пол и я наметил путь для шествия.
В ночь с понедельника 20-го на вторник 21 августа 1945 года у храма Всех Мучеников собрались: игумен Михаил, иеромонах Серафим (в мiру полковник Климовских), полковник Шайдицкий, два офицера: Ф.И. и М.И., два солдата: Л.М. и Г.А. Фамилии не упоминаю, может быть, они “там”. Если же кто из них находится поблизости – откликнитесь...
Эта ночь была черная. Высоко в небе ярко горели звезды. Кругом была полная тишина. Игумен с зажженной свечой, огонь которой абсолютно не колыхался, сопровождал впереди каждый гроб отдельно, а мы – шесть, напрягая физические силы, поддерживаемые исполняемым долгом, с молитвой в мыслях, совершали последний этап погребения.
Гробы Князей Константина и Игоря мы со страхом и болью в сердце поставили рядом, каждый на ребро, но так, чтобы лица братьев смотрели друг на друга – ширина клетки не вмещала.
Духовная Миссия – Бэйгуань пропитана мистикой: здесь слились в одно целое китайская архитектура, колокольни православных храмов, кресты на могилах и колодезь жертв боксерского восстания, чисто славянские и точно сошедшие с древних китайских гравюр лица православных священнослужителей. Мне чувствовалось, что нас охраняли не только Силы Небесные, но и громадные тени китайских витязей, когда в ту памятную ночь мы хоронили, предавая земле, нашу РУССКУЮ СКОРБЬ» (В.И. Шайдицкий «Конечный земной путь» // «Родные дали». Лос-Анджелес. 1974. № 249. С. 29-31).
Однако, как оказалось, описанное перезахоронение было не окончательным. Продолжим прерванное цитирование записки иеромонаха Николая (речь в ней идет уже о событиях 1947 года):
«На просьбу наместника Успенского монастыря при Миссии архимандрита Гавриила, начальник Миссии, архиепископ Виктор (жил тогда в Шанхае) послал благословение похоронить гробы Августейших Мучеников в храме [приделе] апостола Симона Зилота, что с правой стороны храма всех святых мучеников.



Архимандрит Гавриил (Дмитрий Иванович Огородников, 1890–1971) – родился в Костроме. Окончил коммерческое училище в С.-Петербурге (1912) и Ораниенбаумское юнкерское училище (1915). Участник Великой и гражданской войн. Награжден Георгиевским крестом. Жил во Владивостоке и на Камчатке. Эмигрировал в Шанхай через Японию. Постригся в монахи (1931). Служил в Пекине, Дайрене (1934-1937), Тянцзине (1937-1938) и Шанхае. Хиротонисан во епископа Хабаровского и Владивостокского (29.8.1948). Епископ: Вологодский и Череповецкий (11.8.1949), Астраханский и Енотаевский (27.7.1959; 26.2.1960 – архиепископ). Архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский (15.9.1960).

В западной части храма вырыли общую могилу для всех пяти гробов: два аршина глубина, четыре длина и четыре аршина ширина.
В могиле сложили две стенки буквой “т” и всю могилу и стенки залили цементом и поставили гробы в таком порядке:


И на все гробы Князей положены медные доски, каждая на свой гроб.
Могилу покрыли каменными плитами – 4 аршина длины, ¾ аршины ширины и 3 вершка толщины примерно.
Плиты покрыли песком и зацементировали; сверху положили искусственные плиты 8х8 вершков, коими выложен весь пол храма, и залили, соединили цементом.
Никаких внешних признаков могилы в храме нет.
Подготовительные работы вели и погребение совершали: архимандрит Гавриил и иеромонах Николай, во второй половине апреля 1947 года с китайцами от подрядчика.
Всю работу провели двое, молча, без огласки, осторожно, объясняли это ремонтом храма.
В июне 1947 г. начальник Миссии архиепископ Виктор приехал из Шанхая в Миссию и распорядился Августейшее Семейство Государя и всех убиенных и умученных большевиками от Рода Царского вычеркнуть из диптиха и никогда не поминать Их на проскомидиях, заупокойных ектениях и панихидах.
Вечная память святым Алапаевским мученикам.
Слава Богу за все.

Иеромонах НИКОЛАЙ.
15 ноября 1954 года.
Обитель Святой Троицы.
[Джорданвилль.]

P.S. Членом Комиссии я не был, а по должности (ризничий Миссии) обязан был все приготовить для занятия Комиссии и хранить порядок в Соборе. И.Н.»


Иеромонах Николай.
https://d-m-vestnik.livejournal.com/1038892.html

К тайне этого последнего захоронения оказался причастен и Святитель Иоанн Шахайский.
Об этом мы узнаем из письма князя Т.К. Багратион-Мухранского (1912–1992), сына игумении Тамары (Княгини Татьяны Константиновны), сестры трех Алапаевских мучеников.



Игумения Тамара (1890–1979) – русская Княжна Императорской Крови, дочь Великого Князя Константина Константиновича и сестра Княжны Веры Константиновны. Пострижена в монашество в 1949 г. в Женеве митрополитом Анастасием (Грибановским). Монашеское служение начинала в Гефсимании в храме Марии Магдалины, а в 1951 г. была переведена на Елеонскую Гору, где стала настоятельницей Вознесенского монастыря, которым управляла до 1975 г. Почила 15/28 августа 1979 г. на Успение Пресвятой Богородицы.

«...Покойный Владыка Иоанн Шанхайский, – сообщал 6 июня 1990 г. епископу Манхэттенскому Илариону (Капралу) Теймураз Константинович, – рассказывал матушке Тамаре, что, когда наши уходили из Пекина и должны были взять Пекин красные, то гробы в храме были спущены под землю и покрыты цементом, чтобы их не могли найти» («Церковное слово». Кройдон. 1996. № 11. Ноябрь. С. 15).


Продолжение следует.

Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.

Большинство иллюстраций этого по́ста взято из публикаций:
http://humus.livejournal.com/2078450.html
http://humus.livejournal.com/2079361.html
https://d-m-vestnik.livejournal.com/1038340.html
https://d-m-vestnik.livejournal.com/1038892.html



Под сенью храма китайских мучеников
(начало)


В 1938 г., в связи с угрозой начавшейся оккупации Японией Китая, тела Алапаевских мучеников были перенесены из Свято-Серафимовской кладбищенской церкви в склеп при храме во имя Всех Святых, от века Богу угодивших, на месте упокоения честных останков православных китайских мучеников за Христа убиенных во время т.н. боксерского мятежа 1900 года, находившийся непосредственно в стенах Духовной миссии.
В этом же склепе, кстати, было погребено тело митрополита Иннокентия (Фигуровского), так много сделавшего для увековечения памяти Китайских и Алапаевских мучеников (А.С. Ипатова «Российская Духовная Миссия в Китае. Век двадцатый» // «История Российской Духовной Миссии в Китае». Сб. ст. Под ред. С. Л. Тихвинского, В. С. Мясникова, А. С. Ипатовой. М. 1997. С. 305-306).
О месте этом следовало бы рассказать поподробнее. Оно связано с храмами Российской Духовной миссии в Китае, учрежденной Царем Петром Алексеевичем еще в 1712 году. Поводом к их возведению послужило восстание ихэтуаней (более известного в литературе под названием «боксерского»).



Участники боксерского восстания.

Это было религиозное, по глубинной своей сути антихристианское, движение, участники которого – предтечи современных поклонников восточных единоборств – устраивали мистерии, подобные обрядам нынешних оккультистов.
В Пекине оно началось вечером 1 июня 1900 года. В результате Русская Православная Миссия была разорена, Успенский храм – сожжен.



Один из разоренных восставшими христианских храмов.

Были убиты свыше двухсот православных китайцев, принимавших смерть за Христа с удивительным самоотвержением. Главным днем их мучений стало 11 июня, когда Церковь чтит память апостолов Варфоломея и Варнавы.


Памятник 222 китайским мученикам, сброшенным восставшими в старинный колодец на территории Русской Духовной миссии, разрушенный в 1950-е годы после передачи территории советскому посольству.

В Посольском квартале, оборонявшемся объединенными европейскими силами, спасались более трех тысяч китайских христиан. Всюду в Китае лилась русская кровь.


Пекин в дни восстания.

Впоследствии останки русских людей собрали в единую братскую могилу. В середине февраля 1901 г. она была заполнена.
Гробы поставили плотно один к другому в несколько рядов. В каждом из них было по несколько человек.
В 1905 г. над братской могилой была построена часовня Христа Спасителя, а позже – первый храм в Тянцзине.



Могилы русских воинов на кладбище Русской Духовной миссии.

Русские войска под командованием генерала Н. П. Линевича совместно с союзниками 1 августа 1900 года штурмом взяли Пекин.


Русские войска входят в Пекин.

Уже 11 октября 1900 г. начальник Русской Духовной Миссии архимандрит Иннокентий (впоследствии митрополит) послал в Св. Синод поименный список 222 православных китайцев, принявших смерть за Веру, ходатайствуя об увековечении их памяти.


Китайские христиане, нашедшие убежище в одной из иностранных дипломатических миссий.

Св. Синод в своем определении от 22 апреля 1902 г. благословил на месте разоренной церкви Миссии устроить храм во имя Всех Святых Мучеников Православной Церкви со склепом для погребения в нем всех за Веру православных китайцев избиенных, установив им ежегодное празднование 10 и 11 июня.


Пленные «боксёры».

Совершалось оно по следующему чину: «10 июня соблюдать строгий пост, перенося его на ближайшую пятницу, если означенное число случится в субботу или воскресенье, и совершать заупокойную Литургию с панихидой по избиенным православным китайцам, а 11 июня отправлять торжественно, по храмовой главе, богослужение во имя Святых Мучеников Православной Церкви, с крестным ходом на месте избиения православных китайцев или вокруг храма, с пением ирмосов “Волною морскою”, и, после обычного многолетствия, провозглашать вечную память всем честно пострадавшим за Православную веру китайцам» (Свящ. Дионисий Поздняев «Православие в Китае (1900-1997 гг.)». М. 1998. С. 24).



Доклад Св. Синода был утвержден Царем-Мучеником Николаем II. Вскоре на полученные от китайского Цинского императорского правительства в качестве контрибуции 18 000 лан серебра епископ Иннокентий приобрел возле Бэйгуаня («Северного подворья») часть поместья с дворцом Сы-Е-Фу – принца четвертой Дайцинской династии, сына императора Цянь Луна. Там и был воздвигнут храм во имя Всех Святых Мучеников.


Ученики Русско-китайской школы, действовавшей при миссии.

В склепе под храмом в шести больших каменных гробах и были упокоены 222 китайских мученика. Тела многих из них были прославлены Господом нетлением. Неподалеку на кладбище был построен храм Преподобного Серафима Саровского, где в специально устроенном склепе с 1920 до 1938 гг. почивали тела Августейших мучеников.


Монахини Свято-Покровского женского монастыря у храма Всех Святых Мучеников.

«...Миссия, – описывает наш современник, харбинец по происхождению, Бэйгуань, – занимала известную в китайской истории часть старого Пекина – в самом углу его древних северных городских стен. Ее обширная площадь представляла собой комплекс парков с различными ландшафтами, породами деревьев – сосен и елей, тутовых, фруктовых, – прудом с мостиками, изумрудными лужайками, тенью и прохладой. Это был лучший по красоте и какому-то удивительному покою уголок старого Пекина, известного в мiре красотой и уникальностью архитектурных памятников и парков.
Бэйгуань был жемчужиной среди них.



Русская Духовная Миссии в Пекине. Аэрофотосъемка 1930-х гг.

Кое-где в этом громадном поместье были разбросаны различные строения: поближе к главному входу с высокой красивой колокольней в древнерусском стиле – Успенский собор;


Интерьер храма Успения Пресвятой Богородицы, возведенного на месте разрушенного во время восстания 1900 г. старинной церкви, освященной еще в 1732 г. После передачи его в 1956 г. советскому посольству был превращен в гараж.

…красивейшая двухэтажная пятиглавая в древнерусском стиле церковь во имя Всех Святых, построенная над склепом, куда были собраны останки 222 православных китайцев, убитых во время восстания ихэтуаней в 1900 г.;


Храм Всех Святых Мучеников Православной Церкви со склепом для мощей избиенных православных китайцев. На заднем плане справа отчетливо виден памятник над могилой начальника КВЖД генерала Д.Л.Хорвата, скончавшегося 16 мая 1937 г. Храм разрушили в 1957 г. по приказу советского посла, а крипту затопили.

…т.н. Архиерейский дом начальника Миссии (по 23 июня 1931 г. – митрополита Иннокентия, позднее – архиепископа Симона, затем архиепископа Виктора) – в классическом китайском стиле, так как ранее это было одно из зданий дворца маньчжурского князя правившей династии Цин; Крестовая церковь во имя святителя и чудотворца Иннокентия Иркутского рядом с покоями Владыки, еще несколько часовен, братский корпус – приют для паломников, а в рассматриваемые годы – русских беженцев и другие.


Архиерейский дом и интерьер находившейся в нем Крестовой церкви во имя Святителя Иннокентия Иркутского, уничтоженной советскими дипломатами, устроившими в нем «зал для торжественных приемов».


Подалее, за прудом, у городской стены находились хозяйственные постройки, молочная ферма Миссии и пр.
Вся Миссия, не побоюсь повториться, утопала в зелени.
Миссия в Пекине была гордостью православного мiра, одной из самых больших христианских миссий в Китае» (Г.В. Мелихов «Белый Харбин. Середина 20-х». М. 2003. С. 136).



Продолжение следует.


ГОД СОЛЖЕНИЦЫНА


«НЕ УСТУПИТЬ ЗЛУ!»


«…Только твердость даёт возможность устоять против наступления коммунистического тоталитаризма».
Александр СОЛЖЕНИЦЫН.

«…Уже создается такое мiрочувствие – “как бы поскорее уступить”, поскорее бы отдать, и как-нибудь наступило бы замирение, как-нибудь наступил бы покой. […]
Это очень опасное мiроощущение, когда начинает вкрадываться такое чувство: “Ну, отдайте”! Мы уже сейчас слышим голоса на Западе и в вашей стране: “Отдайте Корею, отдайте Корею и будем жить тихо”. Отдайте Португалию, конечно. Отдайте Японию. Отдайте Израиль. Отдайте Тайвань, Филиппины, Таиланд, Малайзию, отдайте еще десять африканских стран, дайте только нам возможность спокойно жить. Дайте возможность нам ездить в наших широких автомобилях по нашим прекрасным автомобильным дорогам. Дайте возможность нам спокойно играть в теннис и гольф. Дайте спокойно нам смешивать коктейли, как мы привыкли. Дайте нам видеть на каждой странице журнала улыбку с распахнутыми зубами и с бокалом. […]
Советский Союз и коммунистические страны умеют вести переговоры. Они знают, как это делается. Долго-долго ни в чём не уступать, а потом немножечко уступить. И сразу раздается ликование: они уступают, пора подписывать договор! […]
…Всё ленинское воспитание таково, что оно считает дурачком того, кто не берет того, что лежит. Если можно взять – бери, если можно наступать – наступай, а вот если стена – отступи. И коммунистические правители уважают только твёрдость и презирают и смеются над теми, кто им всё время уступает. У вас говорят сейчас, – вот последняя цитата, которую я приведу из высказываний ваших государственных деятелей: “Мощь без попытки к примирению ведет к мiровому конфликту”. Скажу: а мощь с непрерывным угождением – вообще не мощь! А из нашего опыта я вам скажу: только твердость даёт возможность устоять против наступления коммунистического тоталитаризма. […]
Я напомню вам и слабость такого человека, чья фамилия редко сочетается с слабостью. Слабость Ленина. Ленин, придя к власти, панически отдавал Германии всё, что только та хотела. Просто – что хотела. Германия взяла, сколько хотела, сказала – Армению отдать Турции – пожалуйста. Почти неизвестно, – но Ленин просил ходатайства перед кайзеровским правительством Германии, чтобы оно уговорило правительство Украины и разрешило коммунистам как-то границу провести от Украины. Не было разговора – захватывать Украину, но только как-нибудь, чтобы границу-то свою провести. […]
Изворотливые западные юристы сейчас ввели такой термин “юридического реализма”. Этим юридическим реализмом они хотят заслонить нравственные оценки. Мол, надо признать реальность, надо понять, что если установились какие-то законы в тех странах насилия, эти законы тоже надо признать и уважать. Среди юристов сейчас широко распространено такое понятие, что право – выше нравственности. Право – это такое отточенное, а нравственность это, мол что-то неопределённое, Нет, как раз наоборот! Нравственность – выше права! […]
В сегодняшней жизни, в двадцатом веке стало почти смешно говорить “добро” и “зло”. Это стали почти какие-то старомодные понятия. А это очень реальные понятия, понятия высшей сферы над нами – добро и зло. И вместо того, чтобы вести низкие, мелкие и недалёкие политические расчёты и игры, надо отдать себе отчёт: вот концентрируется Мiровое Зло, огромной ненависти и силы. Оно растекается по земле, и надо стать против него, а не спешить подавать ему, подавать ему всё, что оно хочет съесть... […]
…Когда мы наблюдаем за этими уступками, нам странно. Зачем же так быстро зачем так стремительно?.. […]
Всякий раз, когда вы помогаете нашим преследуемым, вы не только проявляете великодушие и благородство, вы защищаете не только их, но и самих себя, но и свое будущее. Но давайте попробуем, сколько можно – остановим безумный, безсмысленный и безнравственный процесс безконечных уступок агрессору... этих ловких юридических изворотов, когда каждый раз находится аргумент: почему еще одну, еще одну, и еще одну страну надо отдать, отдать и отдать. Почему надо снова и снова подавать коммунистическому тоталитаризму технику – сложную, тонкую, то, что нужно ему для вооружения, для подавления своих граждан. […]
Коммунистические вожди говорят вам: не вмешивайтесь в наши внутренние дела, дайте нам душить спокойно... […]
…Я хотел бы призвать, чтобы Америка проверяла эту свою доверчивость, и не дала возможность тем мудрецам, которые, играя в достижение будто бы еще более тонкой справедливости, еще более юридических тонкостей равенства и каких-то оговорок, чтоб они – одни по искажённости кругозора, другие по близорукости, а кто по корысти, – чтобы под этим ложным видом борьбы за мир и за общественную справедливость, не повели бы вас, не завели бы вас на ложную дорогу; ибо они толкают ослабить, разоружить вашу прекрасную, сильную страну перед такой опасностью, перед такой грозной силой, какой не знала вся мiровая история, не только ваша, американская, но вся мiровая история».



Александр Солженицын. «Речь в Вашингтоне перед представителями АФТ – КПП» (1975).

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner