sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«ВЕСЬ ВЕТРОМ ПОДБИТ» (часть 3)


Собор Свято-Николаевского Верхотурского монастыря.



Однако на почти что 500 страницах книги, причем довольно крупного формата, ценны не только снимки, но и текст – итог Ваших долголетних исследований.
Как я вижу, она состоит из десяти разделов, каждый из которых предваряет особый шмуцтитул.


– Да, как Вы совершенно верно заметили, это не только альбом, но и книга, сплав нового вида источника с его научной разработкой и, одновременно исследованием жизни Григория Ефимовича.

– Кстати о названии: «Весь ветром подбит». Откуда оно?

– Из воспоминаний его знакомого, приведенных в книге:
«Первое впечатление – его лёгкость, воздушность, всё время кажется, что ветер гуляет по комнате. Походка быстрая, летящая, руки подвижные, весь лёгкий и весёлый. […] С ним сразу чувствовалось свободно, он как будто бы снимал заботы и тяготы. Сама его замысловатая, образная речь не утомляла, а поражала певучей легкостью. […] От Распутина основное впечатление – легкость, это мне и другие говорили. Движения почти танцующие. Весь ветром подбит, что-то воздушное».



Храм во имя Иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Октайском скиту где подвизался духовник Г.Е. Распутина – старец Макарий.

– Как Вы сами представляете себе архитектуру Вашей новой книги?

– В первом разделе, озаглавленном «Образ и время», сопоставляется восприятие Григория Ефимовича современниками с его фотографиями, а также связанные с этим проблемы т.н. «двойников» и фальсификации смыслов событий, зафиксированных на снимках фотографами.
На основании известных фактов я попытался ответить на ряд вопросов, поставленных современной публицистикой: существовали ли «двойники» Г.Е. Распутина и так ли они были распространены, как полагают ныне некоторые; каков подлинный смысл запечатленных на ряде известных снимков событий, имеющих со времени первых их публикаций устоявшуюся интерпретацию, по сути, однако, ошибочную или, хуже того, клеветническую.
Второй раздел («Родные для старца места») повествует о родном селе Г.Е. Распутина, в котором он родился и куда он неизменно возвращался к своей семье. Сопровождается он дореволюционными и современными снимками Покровского, а также сделанными там фотографиями Григория Ефимовича, в том числе малоизвестными.
В третьей части («Странник одухотворенный») рассказано о том, как начались странствия сибирского крестьянина, показаны места его хожений.
В тесно связанном с предыдущим новом разделе («Живет Распутин просто») со всей возможной полнотой (адресами, фотографиями домов и сохранившимися до сих прежними деталями внешнего декора и интерьеров) представлены все известные на сегодняшний день места проживания Г.Е. Распутина в Петербурге.
Наши представления о среде обитания Царского Друга в столице Российской Империи существенно расширил петербургских архитектурный сайт CITYWALLS, материалы которого мы использовали в некоторых разделах нашей книги.
Наконец, отдельная часть книги («Боголюбивое и Избранное Семейство») рассказывает о том, как «Опытный странник», по благословению своего духовника старца Макария Октайского, вошел в Царскую Семью, став Ее Другом.



Одна из сохранившихся келий в Октайском скиту.

Именно поэтому его и убили, прикрываясь мнимым «патриотизмом» и принципами верности «союзникам», недруги Государя, о чем мы рассказываем с максимальной полнотой, широко используя имеющийся в нашем распоряжении видеоряд.
О времени непосредственно перед убийством рассказывают материалы раздела «Последние годы». В нем речь идет о людях, которые окружали в то время Царского Друга: друзьях и врагах, случайных знакомых. Однако повествование это не систематическое. Мы ведем рассказ лишь о тех, которые так или иначе были причастны к появлению последних изображений старца на фотографиях и рисунках.


– Но вот мы и подошли к разделу, рассказывающему об убийстве Царского Друга. Назван он по словам из известной песни: «Получив от Господа свой венец в крови…».
Лично для меня эта часть книги является одной из самых важных. Будучи одним из читателей Вашего ЖЖ, я обратил внимание на то, какой большой интерес вызвала публикация постов именно на эту последнюю тему.
Речь шла, напомню, о заговорщиках, причем поименно (с привлечением новых, до сих пор неизвестных данных), о самом убийстве (месте и некоторых обстоятельствах), сокрытии тела, его находке, вскрытии, захоронении, кощунственном осквернении могилы после февральского переворота 1917 г. и «уничтожении без остатка» по приказу временщиков.
Всё это – еще раз подчеркну – с привлечением большого количества изобразительных материалов и целого пласта новых источников.


– Именно поиски документов, а не муссирование, пусть и на новый лад, пресловутых «дневников» Пуришкевича и воспоминаний князя Юсупова, написанных вовсе не для разъяснения, а для затемнения сути дела, или переписывание недавно ставших нам доступными книг английских, американских и французских исследователей должны стать нашей путеводной нитью.
Те, кто получил историческое образование (не «преподавателя истории», а именно «историка»), в годы своей учебы потратили немало усилий для изучения источниковедения и других исторических дисциплин (дипломатики, сфрагистики, геральдики, текстологии, палеографии, архивоведения и т.п.), позволяющих верно оценить тот или иной исторический документ: когда, с какой целью и кем он создавался, не фальсификация ли это и, если так, то с какой целью она была произведена.
Или, например, историография, позволяющая понять доброкачественность того или иного исторического исследования.
Непрофессионализм (а история, как ни крути, а всё же наука, а не «наитие», как ныне, кажется, считают некоторые) – это дилетантизм, первый признак которого – легкомысленное увлечение сенсационными публикациями (будь то документы или наукообразная писанина), неразборчивое их поглощение, а потом – на основе этого – выдача уже своих «шумных» публикаций.
Хотелось бы напомнить, что занятия наукой не терпят спешки и суеты. Предполагают труд. Долгий и кропотливый.
Как верно заметил некогда Маяковский: «Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды».
Такие кавалерийские – по своей сути (пусть иногда и скрытой) ЖУРНАЛИСТСКИЕ – наскоки тут не только неуместны, но и вредны.


– Но это, согласитесь, мало кто понимает…

– К сожалению, это так.
Счастливым исключением, как мне кажется, является известный исследователь Царского дела Леонид Евгеньевич Болотин.
Имея за плечами немало ценных исследований по цареубийству, а также диплом факультета журналистики МГУ, он уже в зрелом возрасте нашел в себе силы поступить на исторический факультет того же университета, причем на очное отделение, и успешно закончить его.
Что заставило его пойти на столь невероятный с точки зрения житейской логики шаг? – Во всяком случае, не желание интересно проводить время…



С Леонидом Евгеньевичем Болотиным.

Всё сказанное, разумеется, не значит, что, не получив соответствующего образования, нельзя заниматься исследованиями (кто это может запретить?), а должно лишь служить напоминанием тем, кто собирается этим заниматься: садясь за руль без прав, нужно все-таки предварительно изучить матчасть и существующие правила.
Пользоваться тоже, конечно, можно всем, но с известной осторожностью, обязательно используя при этом соответствующий инструментарий.
Скажем, «дневники» Пуришкевича необходимо сопоставить с его же послепереворотными интервью, а также данными им же показаниями полиции. Кроме того, следует изучить биографию самого Пуришкевича, судьбу членов его семьи, историю киевской и парижской публикаций, включая газетную, этого источника.
История с Юсуповскими воспоминаниями еще сложнее. Тут следует вспомнить не только интервью Юсупова 1917 г., но и записи Стопфорда. Наконец, необходимо обратить внимание на авторство самого парижского текста мемуаров.
Затем оба эти источника (Пуришкевича и Юсупова) нужно «столкнуть» между собой, а потом и с другими источниками (включая газетный массив 1917 г., только с виду однородный).
Всё это и есть тот самый научный принцип, отлитый старцем Николаем в строгую формулу: «Неправда поможет открыть правду». Недаром эти слова открывали каждую из моих книг «расследования»
Работа, если задуматься, громадная. Но без нее никак не обойтись.



В подобной келлии в скиту жил старец Макарий.

– Помнится, Вы говорили о выявлении новых источников. Каковы здесь перспективы?

– Громадные. Дело в том, что до сих пор все зациклены на пережевывании уже давно известных источников, либо, как я уже говорил, на книгах зарубежных исследователей, преследующих свои не всегда ясные нам цели и, к тому же, плохо разбирающихся в российской действительности описываемого ими времени.
Что касается архивных документов, то тут мы чаще всего имеем дело со случайными находками, вроде публикаций журналиста и писателя О.А. Шишкина.
Ими широко пользуются, не понимая, что эти документы требуют более солидного сопровождения другими источниками, проверки, которая расширит и углубит наши пока что поверхностные представления.
Однако для того, чтобы найти тот или иной документ в архиве, нужно представлять себе особенности государственной системы Российской Империи, ее судебно-следственной системы и т.д.
Большинство из нас и о сегодняшней-то системе имеют самое приблизительное представление, а уж о тогдашней…
Прекрасно помню семинары, которые вел для желающих на истфаке МГУ профессор П.А. Зайончковский, хорошо разбиравшийся во всех этих тонкостях. В качестве пособия, помню, нам тогда рекомендовали книгу Н.П. Ерошкина «История государственных учреждений дореволюционной России».
Сведения об устройстве судебного ведомства, в частности, поднадзорности тех или иных губернских структур, помогли мне найти одно из дел по покушению на Г.Е. Распутина в 1914 г. в составе Омского архива.
Другой важной исторической дисциплиной является архивоведение, без которого вы не будете иметь представление, что, где и как искать. Ведь поступление документов в архивы имело свои принципы, а затем – в пореволюционный период – они неоднократно передвигались.
В одном из постов моего ЖЖ я уже рассказывал о том, что я хотел попробовать реконструировать уничтоженное Императором Николаем II дело об убийстве Г.Е. Распутина:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/43817.html

Некоторые документы мне удалось собрать. Сведения, которые в них содержатся, общеизвестные, однако новую информацию может предоставлять не только факт из отдельного документа, а их комплекс. Например, ответить на вопрос: почему Государь решил уничтожить дело…

Продолжение следует.
Tags: Мои книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • КИНОПРОДЕЛКИ

    «Информация к размышлению» Завершив в прошлом по́сте рассказ о коминтерновце Михаиле Марковиче Бородине (Грузенберге), трудно…

  • К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (30)

    Участники берлинской акции (окончание) Немецкий коммунист Отто Браун, непосредственно руководивший ограблением берлинской квартиры фон…

  • К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (29)

    Участники берлинской акции (начало) Приведенные нами в прошлых по́стах репортажи из зала суда не дают нам всё же полного понимания, кто…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments