sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

СПЛЕТЕНИЕ СУДЕБ (часть 1)



Прощание с Царским Селом

Вещее слово здесь обронили
Чьи-то уста:
«Царством подводным» названы были
Эти места.

Наталия ГАНИНА.

8 марта 1917 г. одновременному аресту подверглись: в Могилеве – Император Николай II, а в Царском Селе – Императрица Александра Феодоровна, Наследник Цесаревич Алексий Николаевич, Великие Княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия Николаевны.
9 марта Государь прибыл в Александровский Дворец, Царская Семья воссоединилась. Так начался Царскосельский период страданий Царственных Мучеников.




На стене одного из дворцовых помещений с 1902 г. находился некий дар, имевший, как полагали некоторые, предзнаменовательное значение.
В 1896 году молодая Императорская Чета посетила Францию.
«…Для Нее, – писала, имея в виду Государыню, вспоминала баронесса С.К. Буксгевден, – самым интересным днем оказался тот, который Она провела в Версале, очарованная его красотой и охваченная воспоминаниями о связанных с ним исторических событиях. В Ее распоряжение были предоставлены комнаты, принадлежавшие некогда Королеве Марии Антуанетте, что вызвало тайный ужас у Свиты Императрицы, увидевший в этом дурное предзнаменование».
На этом «странные сближение» не закончились.
Весной 1902 г. состоялся визит в Петербург президента Франции Эмиля Лубе. Высокого гостя разместили в апартаментах Большого Царскосельского Дворца. В качестве подарка высокий гость привез гобелен, изображавший Королеву Марию Антуанетту с детьми.



Элизабет-Луиза Виже-Либрен. Портрет Королевы Марии Антуанетты с детьми. Версальский дворец. Гобелен, находящийся в Александровском Дворце Царского Села является копией с этого портрета, изготовленной в 1887 г.

Подарок разместили на стене Угловой гостиной Александровского Дворца, на половине Императрицы Александры Феодоровны, замыкавшей Парадную анфиладу.
Именно здесь Государыня принимала министров, иностранных послов и различные депутации. Тут устраивались завтраки и обеды, приемы и концерты.
Посетивший 18 ноября 1905 г. Александровский Дворец статс-секретарь А.А. Половцов отметил в дневнике: «Чрез многочисленные залы достигаем угловой гостиной […] По стенам висят картины: одна, кажется Невиля, изображает тянущийся вереницей конный полк с песельниками, другая – портрет Царствующей Императрицы, третья – портрет Марии Антуанетты с Ее детьми. Сопоставление этих двух портретов во дни теперешней смуты нельзя признать удачным».
Но и через три года, прибыв на годичное собрание Исторического Общества, он нашел всё на своих местах: «В зале висят: на одной стороне портрет Царствующей Императрицы, а на другой портрет королевы Марии Антуанетты?!»
Именно в Угловой гостиной 20 августа 1915 г. проходило историческое заседание Совета Министров, на котором Император объявил о том, что берет Верховное Командование в Свои руки. Тут же в апреле 1916 г. Государь принимал членов французского правительства Вивиани и Альбера Тома, добивавшихся посылки во Францию 400 русских солдат в обмен на орудия и снаряды для Русской Армии, ранее вовлеченной ими же в мiровую бойню.



Угловая гостиная в Александровском Дворце с тем самым гобеленом на стене. Дореволюционный снимок.

Что касается Государыни, то Она не могла не понимать скрытых смыслов французского дара. Ведомо было это и Ее сестре – Великой Княгине Елизавете Феодоровне. Когда ей, пришедшей изливать очередную порцию помоев на Царского Друга, был дан надлежащий отпор («Мы знаем, что и прежде клеветали на святых»), она ударила в это уязвимое место: «Вспомни судьбу Людовика XVI».
После вероломного убийства Г.Е. Распутина очередным направлением главного удара становится его могила.
Всё это прекрасно понимали как участники заговора, так и те, кто его, так или иначе, поддерживал.
Вот весьма характерная выписка из дневника Великого Князя Андрея Владимiровича (4.2.1917): «Свежая могила под оградой Дворца как будто нарочно вырыта, дабы поняли (кто?), что совершена вопиющая несправедливость. И эта вечная могила будет вечным свидетелем того, что не поняли Россию, не поняли ее чистых стремлений, ее идеалов. Не поняли того, что так долго и мучительно оскорбляло лучшие чувства народа. И этому “непонятию” воздвигли вечный памятник. […] Пока будет могила – будет укор и из борьбы этих двух чувств – возникнут впоследствии свои плоды».




Новая власть решила тут же использовать это чувствительное место для новых издевательств над Царственными Узниками.
Существует рассказ о том, что, узнав о разрытии могилы Г.Е. Распутина, Императрица, «переступив через Свое презрение к Керенскому», обратилась к нему с просьбой «через начальника охраны полковника Кобылинского защитить тело от надругательства».



«Похороны старого режима». Петроград. Март 1917 г. Кадр из кинохроники.

Так это или нет, сказать трудно. Но вот, что писал в 1920 г. в своей вышедшей в Пекине книге игумен Серафим (Кузнецов): «Кажется, надо бы оставить в покое Государя и Его Семью после всего того, что уже причинили Им. Но нет, злоба людей, потерявших чувство сострадания, безпощадна. Она изобретает все новые и новые способы уязвлять свои жертвы, пока их не добьет окончательно. […] Натравливается толпа вынуть из могилы гроб с телом убитого 17 декабря 1916 года Григория Распутина. После всевозможных надругательств над покойником, гроб его […] сжигается […] Об этом печатается во всех газетах с прибавлением непристойных иллюстраций и клеветнических выпадов по адресу Царской Семьи, и газеты эти, подчеркнутые красным карандашом, были преподнесены Государю.


Императрица в парке рядом с Александровским Дворцом.

1 августа, в день Происхождения честных древ Животворящего Креста Господня, в начале седьмого утра начался Крестный путь Царской Семьи в Сибирь.
«Красив был восход солнца, при котором мы тронулись в путь», – занес в Свой дневник Государь. Накануне был день рождения Царевича Алексия.




Перед чудотворным образом Царскосельской иконы Божией Матери «Знамение», принесенной в Александровский Дворец, был отслужен напутственный молебен.
«Как я благодарна, что это удалось сделать в этот дорогой для Меня день», – писала Царица.
«Как-то особенно тепло было молиться Ее святому лику вместе со всеми нашими людьми. Ее принесли и унесли через сад стрелки 3-го полка», – записал в дневнике Государь.
«Все, до мельчайшего пузырька со святой водой, веточки, вывезенные из святого места, все было Ими [Царственными Мучениками] захвачено с Собой в новое место заключения».
И все эти святыни впоследствии были найдены в Ипатьевском доме...




Пустынный, белый, одинокий,
С красой раскинутых крылец,
Средь тьмы ночной зимы жестокой,
Как прежде, высится дворец.
Как встарь, решетка вдоль ограды
Покой былого сторожит,
Мороза щедрого награда,
Сугробом снег вокруг лежит.
Молчанье реет злее вьюги,
Не слышен часового шаг,
И только филин – солнца враг
С безумным смехом в час досуга
Напомнит о ушедшем круге,
В котором скрылися года,
Что не вернутся никогда.
О том, что более не будет,
О том, что мозг не позабудет.
Повсюду звезд огнистый мак
И реет гордо алый флаг.

Княжна В.И. ГЕДРОЙЦ.

Продолжение следует.
Tags: Распутин и Царская Семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments