sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Г.Е. РАСПУТИН ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКОВ И СКУЛЬПТОРОВ (часть 6)


Анна Теодора Краруп. Портрет Г.Е. Распутина. 1914 г. Холст, масло. Государственный Центральный музей современной истории России (Москва). Черно-белая репродукция его впервые появилась в книге Р. Фюлоп-Миллера, изданной в 1927 г. в Лейпциге.

Портреты Теодоры Краруп (начало)

Последний портрет Г.Е. Распутина, завершенный за четыре дня до убийства, написала Анна Теодора Фердинанда Александра (Теодора Фердинандовна) Краруп (21.9.1862–23.4.1941), по происхождению датчанка.
Родилась она в Шеленборге (Schelenborg), живописи училась в Берлине (1888), Копенгагене, Париже (1890). В 1896 г. она прибыла в Россию, где была представлена вдовствующей Императрице Марии Феодоровне, происходившей, как известно, тоже из Дании. Художница тут же получила заказ: портрет Императора Александра III (1897, сохранился только на фото).
Эта встреча проложила художнице путь ко Двору, где она писала портреты Императорской Семьи вплоть до революции.
К сожалению, многие из этих ее работ были утрачены в годы революции. Известен, например ее портрет Императрицы Александры Феодоровны с двумя старшими Дочерьми.
Государыня сохраняла связи с художницей даже будучи в изгнании. 20 декабря 1917 г. Она писала из Тобольска А.А. Вырубовой: «Надеюсь, Ты получила немного съедобного, которое я послала тебе через Лоткаревых [Лашкаревых?] и г-жу Краруп».
Особые отношения связывали художницу с Царским Другом. Всего, по ее словам, она написала 12 его портретов. При этом Г.Е. Распутин сам попросил изобразить его, предложив за работу 300 рублей (сумму по тем временам немалую).
Сегодня мы знаем два из них, сохранившихся до наших дней. Один датируется 1914 годом, другой – является последним прижизненным изображением старца.
Позировать Григорий Ефимович приходил к Краруп на ее квартиру, находившуюся на Невском проспекте, в доме № 8. Бывал он там не один, а в сопровождении своих духовных чад, благодаря которым сохранились две обширных записи его слов, переписанные затем Царицей в ее тетради, и таким образом дошедшие до нас.
«Зашел я в убогую комнатку, – высказался он во время одного из сеансов весной 1915 г., – и увидел, как сон, – нет не сон, а наяву: она от любви к человеку, проще сказать от скудости, взяла хорошую свою кисть и от бедности сердца начертила мудрость! […] Потому что талант от Господа – ко Господу идёт».
Другая запись датирована 13 декабря 1916 г. во время работы над последним портретом. Судя по ней, Григорию Ефимовичу особо импонировало усердие Теодоры Краруп к творчеству.
У нее, подчеркивал он, всё (и жизнь, и быт) было подчинено работе. «…У ней в комнате только одно оно, чем она занимается: однако это и ценно – другого ничего нет!» Всё остальное, каким бы важным это ни представлялось окружению художницы, не имело никакого значения: «…Она много делает других вещей – эти вещи, другие, всегда забудутся, потому не её талант...» (Речь тут могла, например, идти об активной деятельности «Теодоры Федоровны» в Петербургском вегетарианском обществе, где, будучи действительным его членом, она была выбрана даже в его Совет.)
Далее в той же записи следовали рассуждения старца о таланте применительно к людям творческим и военным (шла война, а особенных успехов большинство русских генералов не выказывали, преуспевая в чем угодно, только не на поле сражения):
«Наша крепость только в таланте. Почему в настоящее время воина нет и победителя? Потому что не та красота в сердце у них – не победа победы, а ножку поставить, что он не получит степень, проще сказать, крестик, значит, не копай другому яму, – сам не попадешь, а теперь все генералы, во славу Божию, в яме сидят, потому друг другу яму копали и сами попали и песком засыпали.
Да, действительно, подивитесь на художницу и художников, какие они все бедные, ни крестов, ни медалей, а только свой материал. Материя – краска, а талант в духе их. Боже мой!
Почему не вселил в генералов в одну победу и без их ножки?
Вот уж не братья художникам и художницам! Смотри-ка у настоящего художника – придёшь в их студию, только все изукрашено одним живописанием, смотришь – одна кровать, матрац, даже, как в окопах, и смотри, – креста ни единого не получает, а делает для славы, а они пошли наши головы защищать... но я не уверен, а что-то говорят, не так приятно».


Продолжение следует
Tags: Распутин: портреты и фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments