sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Г.Е. РАСПУТИН: ПОСЛЕДНИЕ СНИМКИ И РИСУНКИ (часть 13)


Паллада Богданова-Бельская (справа) в Ялте. 1918 г.

Перед расставанием

В конце 1917 г. к Г.В. Дерюжинскому вернулась ушедшая, было, от него жена Паллада. Судя по тому, что пребывание обоих в Крыму зафиксировано их знакомыми, по крайней сере, уже 1 декабря 1917 г., приехали они в Крым вместе.
В этом смысле мы имеем вполне надежный источник – выпущенный в 2006 г. издательством «русский путь» дневник В.А. Судейкиной (1888–1982).
Вера Артуровна была личностью известной: актриса Камерного театра и немого кино, живописцем.
В то время она состояла в браке с художником Сергеем Юрьевичем Судейкиным (1882–1946), а впоследствии, уже за границей, вышла замуж за композитора Игоря Федоровича Стравинского (1882–1971).
Еще летом 1917 г. Судейкины сбежали из Петрограда в Алушту.
Оказавшийся тут же Осип Мандельштам запечатлел этот факт биографии Веры Артуровны в стихах:

Золотистого меда струя из бутылки текла…

К осени Судейкины перебрались сначала в Ялту, а затем в Мисхор, где они прожили вплоть до апреля 1919-го.
Большая часть дневника В.А. Судейкиной повествует о жизни «в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла».
По этим записям можно составить некоторое представление, как о личности самой Паллады, так и вообще о представителях Серебряного века.
Итак, полистаем страницы с поденными записями.
1 декабря 1917 г.: «…Вдруг пришла Паллада со своим мужем Дерюжинским. В нем много наивного, экспансивного и несолидного, говорили об отъезде в Америку, о предполагаемой выставке здешних художников. […] Когда спрашивали адреса, Дерюжинский громко сказал: “Дворец Сумарокова-Эльстона”».
25 мая 1918 г.: «…Глеб стал громко говорить об искусстве […], о своих работах и показал несколько фотографий с Феликса и его бюста и с бюста Задорожного».
14-16 июня 1918: «…Она [Паллада] была одна, мило одета и, целуя меня, сообщила, что едва стоит на ногах, потому что ночью у нее был четырнадцатый аборт, что сейчас к ней, наверное, зайдет Феликс Юсупов, который опять бывает у нее ежедневно, что Глеб, когда у нее недавно хлынула кровь из горла, испугался и предложил ей денег на доктора и что она на эти деньги купила себе шляпу – и тут же, приняв позу с палочкой, примерила ее.
“До чего же забавна Паллада, сил нет!” – говорил Сережа. Затем она села против нас на диван и, задрав ноги, стала рассказывать, как и почему у нее снова стал бывать Феликс, как он хлопотал за Батюга и она для этого познакомила его с красавцем Стефенсом, служащим при немецкой комендатуре, как эти два красавца вели себя при встрече друг с другом, как Юсупов говорил с ней о Глебе или, вернее, избегал говорить о нем, как Глеб ненавидит Сережу [Судейкина] и как Юсупов сказал следующее: “Если у вас такой друг, как Судейкин, то не удивительно, что распространяется такое мнение, что я педераст”».
(При этом известно, что С.Ю. Судейкин в свое время был интимным другом поэта Михаила Кузмина.)
В той же записи от 14-16 июня В.А. Судейкина рассказала, что Паллада пришла с «обещанными стихами и прозой». Еще в мае она заказала С.Ю. Судейкину обложку для ее нового, так никогда и не вышедшего, сборника стихов.
«Они, – передавала свои впечатления от прочитанных стихов Вера Артуровна, – оказались лучше, несмотря на большое количество роз, золотистых распущенных волос, надменных улыбок, – и всюду, всюду скрытый образ Феликса Юсупова».
В записи от 17 июня 1918 г. автор дневника фиксирует очередную порцию болтовни зашедшей к ней Паллады: «Сегодня меня Феликс познакомил с Князем Федором Александровичем [своим шурином] и советовал как-нибудь ему прочесть свой роман, подождите я еще доберусь до Дюльбера и научу еще старую Императрицу курить папиросы с опиумом! А то Глеб мне постоянно тычет в нос Императрицу, когда у него была и что сказала».
Некоторые могут спросить: а зачем, собственно, ходил Г.Е. Распутин к такому человеку? Помимо того, что мы не располагаем никакими данными, что та встреча, во время которой Паллада Олимповна сделала тот самый рисунок Григория Ефимовича, не была единственной, хотелось бы напомнить, что с такими же упреками обращались когда-то и к Самому Господу: зачем Он, мол, ходит к винопийцам да блудницам. На что, как известно, последовал ответ: «Не здоровые нуждаются во враче, но больные».



Ирина и Феликс Юсуповы. Ай-Тодор. Лето 1918 г.

Одна из последних записей с упоминанием Паллады была сделана В.А. Судейкиной 16 октября 1918 года. Та «прочла стихотворение, написанное ей в альбом Феликсом Юсуповым, – гнуснее ничего не придумаешь, смысл такой: как ты ни старайся, я тобой не соблазнюсь».
В апреле 1919 г. Судейкины уехали в Новороссийск, а затем в Тифлис, откуда, в декабре, перебрались в Баку. Затем был Батум, Париж…
В августе 1922 г. супруги расстались. Сергей Юрьевич уехал в Америку, Вера Артуровна стала спутницей И.Ф. Стравинского.


Продолжение следует.
Tags: Распутин в Петербурге, Распутин: портреты и фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment