sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

БРАК ЧЕСТЕН? ЛОЖЕ НЕСКВЕРНО? И НЕНАВЕТНО?



Педофилия для «избранных»

«…Народ, весьма подверженный похоти, они воздерживаются от браков с чужими, а промеж себя нет для них ничего недозволенного».
ТАЦИТ об иудеях (История, V, 5).


Вчерашний новостной вброс о свадьбе в Чечне 57-летнего полицейского на 17-летней девушке – очередной акт информационной войны, носящей характер не столько внутрироссийской партийно-политической или мiровоззренческой борьбы, сколько идеологического сражения, идущего все последние месяцы между Западом и Россией.
В этой новости два ключевых слова: ЧЕЧНЯ и ее глава КАДЫРОВ, который якобы должен был появиться на свадьбе. Цель ее появления – вбить клин между Президентом В.В. Путиным и Рамзаном Кадыровым. Для такого вывода не нужно быть аналитиком: подобные «чеченские новости» в последнее время у всех на слуху.
Это США пытаются вновь разогреть Кавказ.
Сами же места появления этой информации, ее новостной поддержки и продвижения хорошо маркируют «пятую колонну». Это либеральная тусовка: от «мухомора с “Эха”» до ловко прикрывающегося «патриотической шкуркой» после известных крымско-донецких событий «Сережи-пастушка»; от «хельсинкской старушки», гражданки США Людмилы Алексеевой до «псевдоправославного депутата-активиста» Виталия Милонова.
Как говорится, «свои среди чужих» или яйца одного хозяина в разных корзинах.
На некоторых радиостанциях не скрывали удовольствия от предвкушаемой поживы. Разве что не повизгивали и не истекали слюной от перевозбуждения, приглашая на ринг в эфире представителей чеченской диаспоры и правозащитников. Причем, делали это даже после того, как уже выяснилась фактическая несостоятельность основных составляющих этой «истории»: «А давайте всё равно поговорим. Ведь так же у вас бывает…»
На выдвинутое встречное предложение поговорить, например, о цыганах, ранние браки у которых в 12-14 лет ни для кого не секрет, последовал ответ: «О цыганах поговорим потом, давайте сначала о вас».
Это «потом» о цыганах не наступит, конечно, никогда не только потому, что на цыгана где сядешь, там и слезешь (никогда ничего не найдешь и не докажешь), но – главное – потому, что они им не нужны.
Однако есть народ, живущий отнюдь не по неписанным, как у цыган, правилам (которые, как известно, к делу не пришьешь). Народ, жизнь которого расписана до немыслимых нормальному человеку мелочей. Это отнюдь не немцы, которые в обиходном нашем представлении такие зашоренные и заорганизованные.
В противоположность немцам, тот народ, в сознании других народов мiра, сформированном международными СМИ (буквально пронизанными его представителями), обычно подается как самый высоколобый и удачливый, сверхталантливый. Народ интернационалист, прогрессист, либерал.
Нужно ли говорить, что всё это не имеет никакого отношения к действительности.
Реальность же, однако, такова, что народ этот составляет ядро «российского либерализма» – от правозащитников до работников СМИ, бизнесменов, банкиров, олигархов и даже отдельных представителей «вертикали власти».
Но какова же, однако, связь его, этого народа, с существом дела: браками с несовершеннолетними, по малолетству невест в которых это серьезное нарушение законодательства иногда даже можно переквалифицировать в гораздо более тяжкую по последствиям педофилию?
Ответ на этот вопрос получил я из приготовленной на просмотр книги «История античных религий» выдающегося российского и, одновременно, польского ученого Фаддея Францевича Зелинского (1859–1944), заведующего кафедрой классической филологии Варшавского университета.
Приобрел я ее буквально перед праздниками, и вот вчера открыл с неостывшими еще впечатлениями от новости из Чечни.
Итак, вот отрывок из третьего тома этого капитального труда, повествующего об иудаизме: ветхозаветном и талмудическом:
«…Поскольку Тора [Пятикнижие Моисеево] забыло указать возраст, с которого женщина готова к замужетву, сладострастие ее приверженцев воспользовалось этим недостатком и позволило себе брать для супружеской жизни – настоящей, а не фиктивной – ДЕВОЧЕК УЖЕ ОТ ТРЕХ ЛЕТ.
Поскольку известные мне учебники закона Моисея, насквозь пропитанные апологетизмом, обходят вниманием этот позорный факт, я подаю (в сносках) соотвествующие тексты Мишны в кратком переводе».


А вот и сама эта подборка выдержек из Мишны, которые Ф.Ф. Зелинский, из естественного чувства стыда, давал в своей вышедшей на польском зыке книге на латыни:
«Имеем классическое место [Tos. Ndd. II. 6] “Три рода женщин пользуются при соитии mucho, который, говорят, был разновидностью тонкого полотна: а именно minorennes [несовершеннолетние], беременные и кормящие (да, даже беременные, чтобы не зачать снова, так как раввины полагают, что это может получиться, из-за незнания физиологии). Minorennes [делает это] для того, чтобы не погибнуть из-за зачатого плода. А кого называют minorennes? С первого дня одиннадцатилетия до первого дня двенадцатилетия. А ЕЖЕЛИ ОНА МЕНЬШЕ ЭТОГО ВОЗРАСТА (или даже старше), ТО ПЕРЕНОСИТ СОИТИЕ, ПО ОБЫЧАЮ, без страха. Так [свидетельствует] Meir, так же и мудрые: когда эта, так же как и та (то есть одиннадцатилетняя), вступает в соитие, то Господь является стражем ее чрева, как написано в Псалтири [114, 6]: ХРАНИТ ГОСПОДЬ МАЛОЛЕТНИХ [в Синодальном переводе – ‘простодушных’] ”.
Пропускаю здесь святотатственное злоупотребление псалмами для защиты отвратительной похоти; дело же сводится к тому, что ОДИННАДЦАТИЛЕТНИЕ могут забеременеть даже и по законам природы, однако с большой опасностью для жизни, и для предотвращения этой опасности сердобольный раввин Меир советует пользоваться этими muchi с целью контрацепции, против желания этих “мудрецов”, которым совершенно все равно, выживет ли эта девчушка или погибнет, лишь бы похоть насилующего не претерпела бы никакого ущерба; а поскольку те, кто МЛАДШЕ ОДИННАДЦАТИ ЛЕТ, не могут зачать, они считались пригодными для соития без mucho.
А эти самые “мудрецы”, согласно Мишне [Ndd. V. 7], сравнивая известный орган женщины со смоквой, делят девичьи возраста на три части: pagam, то есть почка (младенцы); bochal или незрелая смоква (до полового созревания); и zamel, зрелая смоква – девушки.
Фузиус в Мишне наставляет насчет этой почки [Ndd. V. 4]: “девочка ТРЕХ ЛЕТ и одного дня от роду по обычаю (при участии жреца) освящается и деверь принимает ее в руки для сожительства, и в этом позорном супружестве она наподобие супруги, и (когда бывает Nidda, то используется менструальная кровь, а как это просиходит с ТРЕХЛЕТНИМИ, это среди раввинов содержится в тайне), расстелив, осверняют ее верхнюю и нижнюю одежду (это надо принимать мистическим образом, а не физическим). А если ее в супруги получил кто-то из близких родственников, который рассмаривается в Законе, то он должен быть наказан смертью, а сама она становится свободной. А ЕСЛИ ОНА МЕНЬШЕ ТРЕХ ЛЕТ – ТО КАК БУДТО КТО-ТО ПАЛЬЦЕМ ГЛАЗ ВЫКОЛОЛ” – то есть, если что вижу, на претерпевающего налагает горчайшую печать, а сам не ощущает никакого желания (ср.: Tos. II. 8). И вдобавок Ndd. XI: если девушка еще не в возрасте менструаций (почка или незрелая смоква), и она берется замуж, то шаммаиты приказывают дать ей четыре ночи. […]
Сюда же также относится следующее: “До тех пор, пока продажа малолетней дочери является для отца свободной (согласно Ex. XX. 7), никакая пеня не является большой для осквернителя” (говорят о 50 сиклях, которые осквернитель согласно Второзаконию [17, 26], должен отдать отцу [Chul. I. 7].
Мне кажется, люди охотно удовлетворяли свою похоть по отношению к девочкам, так как знали, что это для них будет безнаказанно (без последствий); что таковых было немало, показывает Berahita [Ndd. XIII b]: “прозелиты и те, кто развлекаются с младенцами, замедляют приход мессии”… Здесь “развлекаются” говорит об удовлетворении похоти…»


Свой научный экскурс на брачное еврейское ложе Ф.Ф. Зелинский завершает неутешительным выводом: «Во II в. по Р.Х. некоторые раввины (как об этом свидетельсвует Талмуд) хотели запретить выдачу замуж девочек младше 12 лет; отсюда видно, что в талмудические времена не получилось еще искоренить этот отвратительный обычай. Очевидно, он был искоренен лишь вместе с многоженством, что вполне понятно: кто может взять лишь одну жену, тому наужна хозяйка, а не ребенок.
Позорным является, в первую очередь, то, что Мишна говорит об этом садистском искалечивании и уничтожении девочек как о вопросе совершенно нормальном и естественном, спокойно включая его в свою нескромную систематизацию супружеской жизни; я считаю, что такой – достойный наказания – снисходительностью к этим не только неестественным, но и просто отвратительным половым извращениям иудаизм перечеркнул ту похвалу, которая ему принадлежала за запрет гомосексуализма.
Заслуживает внимания также и то, что апостолы нравственности по призванию отнюдь не считали себя обязанными показывать собственный пример; потому удивительно не то, что раввины позволяли себе половые излишества – кажется повсюду, – но что Талмуд говорит об этом без малейшего порицания, как о вещи совершенно невинной. “Удивительно, – говорит Вебер, – с какой простотой Талмуд рассказывает о выходках раввинов против нравственности, особенно против шестой заповеди, считая, очевидно, что они оправданы их положением”. Или также, позволю себе добавить, что их мораль – это маска, которую следует надевать перед язычниками, как это делает Филон, и которую в кругу своих можно спокойно отбросить. […]
Читатель сможет отметить, что я не пользовался свидетельствами – весьма многочисленными – авторов, неприязненно настроенных к иудеям, а лишь собственными свидетельствами последних, а кроме того, что я оставил вне поля зрения единичные факты, в которых нет недостатка ни в одном, ни в другом лагере. Моей целью отнюдь не является принижение иудаизма, а лишь опровержение провозглашаемого апологетами неверного мнения об исключительной нравственности иудейских общин в “неслыханно развращенном” языческом мiре».
Легко предвидеть возможные пути «оправдания» (ведь мы, кроме всего прочего, имеем дело еще и с народом-пропагандистом, и с народом-адвокатом): Палестина, мол, это юг, девочки созревают рано; да и когда это было, сейчас-то всё не так.
Судя по древним русским летописям, в языческие времена у нас тоже было несколько не так, как после принятия Православия, да еще и сейчас. Но мы еще в ту пору так и писали: «жили зверинским образом». Называли это «мерзостью» и «непотребством».
Ничего подобного от евреев по поводу всех этих их законов мы не слышали.
Неприменение их в наши дни на практике (в чем ведь разве можно быть полностью уверенным?) не означает НЕВОЗМОЖНОСТИ следовать им в настоящем и будущем. НЕОТМЕНЕНННЫЙ ЗАКОН ЕСТЬ ДЕЙСТВУЮЩИЙ ЗАКОН. (Вспомните-ка в связи с этим борьбу с отменой смертной казни, которая фактически не проводилась, но правозащитники маниакально требовали все же отмены самого юридического акта.)
Пока мы во всеуслышание – не от отдельных евреев, а от их раввината – не получим признания этих приведенных нами выше законов МЕРЗКИМИ, БЕЗЧЕЛОВЕЧНЫМИ, ПРЕСТУПНЫМИ, о чем вообще может идти речь?
И как после этого смеют они рассуждать о чеченцах, цыганах, язычниках?
Не худо было бы посмотреть и на себя любимых!
Но гораздо важнее другое.
Пока всё процитированное нами, к сожалению, отнюдь не археология, а одна из тех подземных рек, реально питающих современную педофилию.
Tags: Мысли на обдумывание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments