sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

В ПЛАМЕНИ «ПОЖАРА» (часть 13, окончание)



«В ту же землю»

«Трудно быть русским человеком при жизни, не легче и после смерти».
Валентин РАСПУТИН.

Моя душа над родиной летит,
Обняв ее безплотными руками …

Алексей ШАДРИНОВ


Но вот и последнее. Едва ли не самое горькое…
Лето 2014 года. Четыре дня в начале июля. Поездка по Байкалу В.Г. Распутина на теплоходе. Прощание со Священным морем.
По свидетельству одной из участниц этого круиза, заместителя директора ГТРК «Иркутск Ольги Ринчиновой, Валентин Григорьевич «рассказывал о Байкале в его жизни, о любимой Ангаре, о родине. Он говорил, что многое со временем забылось, а всё, что связано с Аталанкой, помнится и не может быть забыто. Никогда. […]
…Мы обедали, ужинали за одним столом, да и на палубе собирались компании, и тогда все вместе общались. Он что-то спрашивал, рассказывал, комментировал, но больше наблюдал. И так умел слушать, что хотелось рассказать ему самое сокровенное. […]
…В Песчанке мы решили подняться в гору. Было тепло, а при ходьбе становилось жарко. Валентин Григорьевич снял куртку, и каждый из нас хотел помочь ему, но он упорно отказывался, а потом сказал: “Понимаете, это же я взял куртку. Я сам ее взял и сам должен за нее отвечать и нести в гору”. Мы провели 4 дня на теплоходе. Настроение у всех было хорошее, даже возвышенное. Рядом с ним хотелось быть лучше.
Сначала он словно присматривался к людям. Многие ведь подходили, чтобы хвалить его. А он смущался, когда его называли великим писателем. Думаю, Валентин Григорьевич просто защищал свои границы, берег свое пространство, да и время, наверное. Он не любил праздных разговоров о себе, охотнее комментировал какие-то сторонние события».



Прощание с Валентином Григорьевичем Распутиным в храме Христа Спасителя. У гроба писателя: О.В. Лосева и внучка Антонина (слева); В.Н. Ганичев и Р.А. Григорьева (справа). Москва. 17 марта 2015 г.

В ту последнюю поездку о политике специально не говорили. Байкал располагает к иным мыслям и разговорам. Но происходили такие события, не заговорить о которых было просто невозможно. О возвращения Крыма в Россию В.Г. Распутин, например, сказал, что он очень рад этому событию, что «это должно было случиться».
«Сейчас, – вспоминает Ольга Ринчинова, – после его смерти, я смотрю свои съемки с Валентином Григорьевичем в июле 2001 года. Мы приезжали к нему на дачу. Слушаю и удивляюсь, какие дурацкие вопросы ему задавала. А он отвечал терпеливо, глубоко, искренне. Знаете, после общения с Валентином Григорьевичем всегда оставалось такое впечатление, что это очень близкий тебе человек. С ним чувствуешь себя спокойно и защищенно. Наверное, такое ощущение было у всех, кому посчастливилось побыть с ним рядом».



Во дворе Знаменского монастыря в Иркутске в день прощания с В.Г. Распутиным. 19 марта 2015 г.

Валентин Григорьевич Распутин скончался в Москве в субботу 14 марта 2015 г. около восьми вечера, накануне своего 78-летия. (По церковному календарю новые сутки уже начались.)
Со времени госпитализации его 13 марта писатель находился в коме.
«У отца, – рассказал журналистам сын, – тяжелое заболевание. В октябре оно снова дало о себе знать. И вот уже полгода отец проходит лечение в разных больницах – сначала в Иркутске, затем в ряде московских клиник, в том числе и в Российском онкологическом центре имени Блохина. Болезнь у Валентина Григорьевича начала прогрессировать еще в 2012 году сразу после смерти жены. С октября прошлого года почти всё время он находился в стационаре, лишь иногда его отпускали домой. Сейчас состояние резко ухудшилось».
Всё это время при нем безотлучно находилась Ольга Владимiровна Лосева, с которой незадолго до кончины Валентин Григорьевич зарегистрировал брак.
«У них доверительные и трогательные отношения, – вспоминала участница той поездки на Байкал летом 2014 г. – Было ощущение, что Распутин вновь позволил себе жить».




Отпевание прошло в Москве 17 марта, во вторник в храме Христа Спасителя (первоначально предполагалось, что это будет Сретенский монастырь, прихожанкой которого была погибшая в авиакатастрофе дочь Валентина Григорьевича – Мария). Отпевал В.Г. Распутина Патриарх Кирилл, отдать дань памяти приехал Президент В.В. Путин.
Кроме Ольги Владимiровны, на отпевании из ближайших родственников была только внучка писателя Антонина.
Сын Сергей остался в Иркутске заниматься организацией похорон.
Еще два года назад, когда у В.Г. Распутина был диагностирован рак мозга, он, по словам своих родственников, составил завещание, в котором просил похоронить его в Иркутске на Смоленском кладбище рядом с дочерью Марией и женой Светланой Ивановной, упокоившимися в 2006 и 2012 гг. Об этом в скорбные дни рассказали свояк писателя Владимiр Смирнов и первый секретарь правления Союза писателей России Геннадий Викторович Иванов.
Такую информацию распространяли поначалу и новостные агентства: «Родственники писателя Валентина Распутина хотят, чтобы была исполнена последняя воля прозаика и он был похоронен на Смоленском кладбище в Иркутске, сообщили в иркутском отделении Союза писателей России. […] Согласно завещанию, Валентин Распутин просил похоронить его в Иркутске “под скромным памятником, как у дочери”».



Смоленское кладбище в Иркутске.

Словно предвидя дальнейшее развитие событий, Валентин Григорьевич переживал, выполнят ли его завещание.
«Он хотел, – вспоминала его крестная Р.А. Григорьева, – чтобы его похоронили в Иркутске. Мы с Валей часто рассуждали на тему, почему нашего общего друга – народного писателя Василия Шукшина похоронили в Москве, на Новодевичьем кладбище, хотя мать непременно хотела это сделать на родине, в Сростках на Алтае. И получилось, что на следующий год, в день рождения Шукшина, люди приехали в его родное село. Валентин Григорьевич не хотел такой участи. Он переживал по этому поводу: не хотел гражданской панихиды, а чтобы просто тихо провели отпевание».
Также, «для пользы дела» сильных мiра сего, пытались поступить и с его другом Василием Беловым и со старцем Николаем Псковоезерским. Но там родные и близкие не позволили!
Будь, конечно, живы жена Светлана Ивановна или дочь Мария, всё было бы как нужно…



Эта и последующая фотографии запечатлели прощание с В.Г. Распутиным в Иркутске. 19 марта 2015 г.

Вопрос решался утром 16 марта в понедельник. Ход событий нетрудно восстановить даже и по весьма кратким новостным сообщениям:
«Губернатор области Сергей Ерощенко, который возглавил похоронную комиссию, встретился с сыном писателя Сергеем Распутиным и митрополитом Иркутским и Ангарским Вадимом».
После этой встречи появилось краткая информация:
«Родственниками было принято решение похоронить Валентина Распутина на территории Знаменского монастыря».
«Родственники Валентина Распутина приняли решение похоронить писателя на территории Знаменского монастыря. Об этом сообщает пресс-служба губернатора Иркутской области по итогам встречи главы региона Сергея Ерощенко с сыном прозаика Сергеем Распутиным».




За словом «родственники» скрывался, собственно, один лишь сын писателя (внучка Антонина и Ольга Владимiровна Лосева находились в это время в Москве; к тому же последняя, о фактическом положении которой знали немногие, не считала удобным вмешиваться в эти дела).
Сергей Валентинович Распутин – директор и владелец основанного в 1992 г. Иркутского лингвистического центра «Эй-Би-Си», тесно связанного с организацией обучения в США и Великобритании и летнего образовательно-развлекательного отдыха на Байкале. Лучшая его характеристика в интересующем нас аспекте – глухое молчание о нем отца, ближайших родственников Валентина Григорьевича и друзей.



Сергей Валентинович Распутин в храме Знаменского монастыря в Иркутске.

Важным, если не решающим, в определении места последнего упокоения В.Г. Распутина было мнение Иркутского губернатора С.В. Ерощенко.
Сергей Владимiрович пришел во власть из бизнеса. Вместе с братом он еще в 1994 г. создал компанию «Истлэнд» – холлдинг, объединяющий более 50 предприятий в области и за ее пределами. Сферами их деятельности являются транспорт, строительство и производство.
Сев в мае 2012 г. в губернаторское кресло, С.В. Ерощенко, по словам одного из специалистов в области предпринимательской деятельности (Константина Калачева), «передал один бизнес сыну, другой дочери, третий – жене и так далее». Кроме того, «за два года уголовному преследованию было подвергнуто шесть крупных чиновников правительства области на уровне министров и замминистров. Один находится в Израиле, то есть получил израильское гражданство и уехал в Израиль», став недоступным для российского правосудия.
О политических предпочтениях губернатора можно судить по тому факту, что в конце июля 2011 г. он, не выходя официально из партии «Единая Россия», возглавил Иркутское региональное объединение партии «Правое дело»; был доверенным лицом Михаила Прохорова, когда тот баллотировался на пост президента Российской Федерации.




Что касается определения места погребения В.Г. Распутина, то интересы в этом деле власти мiрской вполне совпали с видами церковной иерархии.
Еще до совещания у губернатора в понедельник 16 марта в Иркутском отделении Союза писателей, а через него и журналистам, стало известно, что «Владыка Иркутский и Ангарский Вадим предлагает похоронить Валентина Распутина на территории Знаменского монастыря, так как он был человеком верующим».
Последнюю не совсем вразумительную фомулировку уточнил Иркутский городской информационный сайт Бабр.ру: «По информации Бабра, завещание не будет выполнено, Но, по крайней мере, без влияния общественности. Распутина намереваются похоронить в ограде действующего Знаменского монастыря, где, в частности, покоится прах Григория Шелихова, княгини Екатерины Трубецкой и ее детей, декабристов Бечаснова, Муханова, Панова. Это решение вряд ли было принято без серьезного давления со стороны Иркутской епархии РПЦ (МП). Известно, что Валентин Распутин в последние годы своей жизни стал верующим человеком и много времени проводил в общении с представителями РПЦ. В РПЦ он считался влиятельным человеком и использовался для лоббирования различных решений, преимущественно бюджетного финансирования ремонта и строительства храмов».




Итак, русского писателя, человека верующего – не без усилий церковной иерархии! – решили «почетно» похоронить среди декабристов – первых революционеров, разбудивших Герцена. Тот же из туманного Лондона растормошил, как известно, и всю остальную подобную сволочь…
Воистину наступало то время, о котором предупреждал Господь одного из Своих апостолов: «Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь» (Ин., 21, 18).




«Родня, – в сердцах писали в те дни некоторые земляки писателя, – поплатятся еще за то, что не исполнили его волю последнюю. Не на территории храма надо было хоронить, а рядом с женой и дочерью!!! Памятник можно хоть где поставить и люди, те, что помнят, придут к нему в любое место!!!»
Нам же всем – тоже урок: раз уж у такого человека «с государственными заслугами» нет права быть захороненным согласно собственной воле, то что же говорить о всех нас? Даже Церковь тебя не защитит, а если выгодно – использует…




После того исторического совещания у губернатора далее всё шло своим чередом: с 16 по 19 марта в городе и области был объявлен траур.
19 марта в четверг ранним утром гроб с телом Валентина Григорьевича специальным рейсом из Москвы доставили в Иркутск. В аэропорту его встречал митрополит Иркутский и Ангарский Вадим, региональные власти и почетный караул.
Прощание началось в соборе Знаменского монастыря в 9 часов утра.
На похоронах присутствовали сын писателя Сергей Распутин, внучка Антонина, родные сестры Валентина Григорьевича, племянники, свояк. Почтить память пришли губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко, советник Президента РФ Владимiр Толстой, мэр Братска Сергей Серебренников, мэр Иркутска Дмитрий Бердников, другие официальные лица.



Вероника Лобарева. Знаменский монастырь. Иркутск.

Небольшое помещение собора вмещало всего около двухсот человек.
Присутствовавшие потом описывали увиденное: «Люди касались рукой гроба, кто-то останавливался и молча прощался с писателем, многие оставляли цветы. “Проходим, проходим, не устраиваем столпотворения”, – подгонял уже вышедших из здания людей сотрудник полиции. Те не торопились покидать территорию монастыря, шли медленно, останавливаясь. Тут же была и подготовленная для погребения могила, закрытая придавленной досками пленкой, рядом – холм из пушистых еловых веток. Люди не спешили расходиться. Сотни человек стояли на площадке у центральных ворот монастыря. Здесь было установлено два экрана, на которых шла трансляция происходящего в храме».
Прощание в Знаменском монастыре длилось около пяти часов…
Полиция насчитала около 15 тысяч человек, пришедших почтить память своего знаменитого земляка.




Тимур Зульфикаров так откликнулся на кончину В.Г. Распутина:
«Истинный писатель – это голос народа…
Это и есть сам народ…
Язык народа…
Без писателя – народ нем, безследен…
Истинного писателя нельзя купить – его можно только убить…
Убить не только пулей, а замалчиванием…
Можно при жизни засыпать его песком забвенья или накрыть гробовой плитой шоу-бизнеса…
Распутина замалчивали, ему не давали эфира, его не пускали на ТВ…
К своему народу, как телёнка не пускают к молочной матери-корове…
Ему давали премии, но не давали говорить со своим народом…
…………………………….
Распутина умертвили еще при жизни… его посадили в Колодезь Одиночества…
…………………
И на тропинках, ведущих к этому Святому Колодезю, поставили всяких бесов от культуры с их мёртвыми душетленными книгами, песнями, театрами, фильмами, живописью…
……………………..
…Но вот Смерть – Великая Хранительница Истины – погнала бесов и открыла нам Хрустальный Колодезь Валентина Распутина с его родниковой водой Русской бездонной Души и Любви…»
Tags: Валентин Распутин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment