sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

В ПЛАМЕНИ «ПОЖАРА» (часть 5)



«Купание красного кобла» (продолжение)

«Черного кобеля не отмоешь добела».
Русская поговорка

В одном из прошлых постов мы попытались разобраться в скрытых смыслах стиля А.А. Проханова, пообещав сопрячь его с некоторыми особенностями биографии писателя.
Предками Александра Андреевича, по его собственным словам, были молокане, бежавшие из Тамбовской губернии в Закавказье.
Секта эта в Российской Империи считалась «особенно вредной», строго преследовалась вплоть до либеральных указов Императора Александра I. Было это неспроста: молокане «отвергали православный культ», чтили субботу. По заметному сближению с иудаизмом их даже называли «субботниками», «жидовствующими», «новыми жидами». Подробно прочитать о них можно в любой еврейской энциклопедии.



Прощание с Валентином Григорьевичем Распутиным. Иркутск. 19 марта 2015 г. Фото Афанасия Лагранжа.

При этом стоит заметить, что всё это отнюдь не «дела давно минувших дней», свидетельство чему – признания сына Александра Андреевича – заместителя редактора газеты «Завтра» Андрея Фефелова, сделанные им 13 августа 2014 г. в интервью:
«Часть моих предков – выходцы из русского сектантства. И Прохановы, и Фефеловы, и Мазайевы когда-то были крестьянами и принадлежали к молоканской среде. Их потомки, сделавшись купцами, давали своим детям образование, посылали детей учиться в Европу. […] …Вопросы веры, церкви, эсхатологии сопровождали меня с раннего детства. […] Традиция ушла, но связи существуют. Однажды в газету “Завтра” пришла целая делегация молокан. Такие солидные аккуратные бородатые люди со спокойными лицами. Оказывается, Юрий Лужков в тот период почему-то притеcнял молоканскую общину, лишил ее молельного дома. И тогда, зная о нашем происхождении, они пришли к нам за информационной поддержкой. Мы им не отказали и даже приютили их на время. Несколько раз подряд по воскресеньям в редакции “Завтра” проходили собрания молокан и пелись псалмы, сочиненные моими прадедами».
И действительно, предки Александра Андреевича – далеко не рядовые сектанты.
Многое было завязано на двоюродном дедушке Александра Андреевича – Иване Степановиче Проханове (1869–1935). Он также был корневым молоканином, однако в 1875 г. его отец, а в 1886 г. и он сам присоединились к баптистам.
Переход этот был закономерным. В свое время историк Н.И. Костомаров подчеркнул связь появления секты молокан с «развитием в русском народе рациональных умствований».




С биографией И.С. Проханова, этого «русского Лютера», может познакомиться всякий, заглянув в интернет. Там есть все факты, но подлинный смысл их остается как бы за кадром. Потому обратимся к давнему, написанному еще в мае 2005 г. посту из ЖЖ известного русского философа, писателя и публициста Д.Е. Галковского (пусть и спрямляющего некоторые углы и несколько категоричного, но заметившего многое):
http://galkovsky.livejournal.com/52576.html?thread=37..
«Да это понятно, – высказался во время обсуждения одной из тем Дмитрий Евгеньевич, – Кого ещё “главным русским националистом” поставят, да в придачу дадут крупный печатный орган. Это не должен быть “человек проверенный”. Это должно быть “само оно”.
Дедом Проханова был один из активнейших членов английской резидентуры в Российской Империи, Иван Степанович Проханов. Господин Проханов тоже был издателем газет и журналов, за систематическую антигосударственную и антицерковную деятельность выслан в родную Англию. Там окончил богословский колледж в Бристоле. В 1898 году Проханов вернулся в Россию, с места в карьер развернул широкомасштабную подрывную работу. Руководителем Проханова был Ленин (через Бонч-Бруевича). […] Вскоре Проханов стал главой российских баптистов и одним из 6 вице-председателей Всемiрного Союза Баптистов. В 1914 году как прямых пособников Германии, членов социалистических подрывных организаций и немецких шпионов Проханова со товарищи немного прижали. С согласия, одобрения и по прямому совету Англии».
Прибавим к этому, что в описываемое время у И.С. Проханова были налажены связи с такими знаковыми фигурами, как С.Ю. Вите и П.Н. Милюков. Известно также, что Иван Степанович баллотировался в Государственную думу – известный рассадник русской смуты.




Но продолжим цитату из Д.Е. Галковского: «Что делал Проханов в 1917 и далее, думаю объяснять не надо. Впоследствии подлецы выдумали себе “репрессии” и слёзно рыдали примерно в таком ключе: “VI Всероссийский съезд христианской молодежи с участием Ивана Проханова собрался в 1921 году в г.Твери. Едва участники приступили к намеченной программе, как 5 мая по доносу священника местного православного прихода Виноградова, пробравшегося в Тверскую Губчека в качестве следователя, были арестованы 42 участника съезда. 30 человек были вскоре освобождены, а 12 (в том числе и Проханов) переведены в лагерь принудительных работ на срок от одного до трех лет. Но через три месяца центральные власти освободили и их”.
Зацените. “Священник пробрался в доблестную ВЧК и оклеветал верных ленинцев”; “Подверглись чудовищным гонениям, в 1921 году три месяца провели в заключении”. Ужасы.
В 20-х годах Проханов активно разлагал Русскую Церковь, сотрудничая с “живоцерковниками”. Спокойно разъезжал по Европам и Америкам. В 1928 году, находясь в Канаде, Проханов решил в СССР не возвращаться, при этом преспокойно ПРОДОЛЖАЯ быть одним из наиболее активных и влиятельных советских баптистов.
В своих ЗАРУБЕЖНЫХ мемуарах Проханов, первый президент Всероссийского СЕХБ, писал: “В основе политики большевиков в отношении религиозных организаций была свобода для всех, за исключением тех групп и священства, которые участвовали в политической оппозиции новому режиму. Одним из первых шагов советского правительства был декрет об отделении церкви от государства. В соответствии с провозглашенным декретом православная церковь теряла финансовую поддержку государства... Миллионы рублей были изъяты из церковных касс и это подорвало средства существования Священного Синода, Духовной академии и других церковных институтов. Большинство священников были удалены от служения... Таким образом, низвержение православной церкви было значительным достижением, главной базой религиозной свободы...”».
А кстати, сравните этот пассаж Проханова-деда с текстом «письма махатм» 1926 г., написанного Н.К. Рерихом, по поэтике, как мы уже отмечали, весьма схожего с писаниями Проханова-внука: «На Гималаях Мы знаем совершаемое Вами. Вы упразднили церковь, ставшую рассадником лжи и суеверий. Вы уничтожили мещанство, ставшее проводником предрассудков. Вы разрушили тюрьму воспитания. Вы уничтожили семью лицемерия. Вы сожгли войско рабов».
Прямая перекличка!




«Меня этот Проханов-гейт, – писал в комменте один из читателей приведенного нами поста Д.Е. Галковского, – не то чтобы обезкураживает, сколько просто непонятна удивительная преемственность поколений. Объяснить ее, пожалуй, можно лишь тем, что все это время со старой доброй эпохи была жива питательная среда (клуб, секта или вроде того), “духоборческая” дедушкина прокладка».
На другое, не менее удивительное созвучие, наталкивает и вот эта характеристика И.С. Проханова из книги ученого Л.Н. Митрохина «Баптизм: история и современность» (СПб. 1997):
«По своей целеустремленности, уверенности в успехе своего миссионерского призвания, по организаторской хватке он был фигурой уникальной. Его не привлекала рядовая проповедническая деятельность. Россия, повторял он, представляет собой “духовное кладбище или долину сухих костей”. Но русский народ находится накануне восстания – “это будет подлинное воскресенье, духовное обновление и реформация”. […]
Энергия Проханова была поистине неисчерпаемой. Ему было тесно в рамках немногочисленного объединения. Он постоянно создавал новые союзы, организации, издания курсы и школы, издал не менее 10 сборников духовных гимнов, свыше тысячи (!) из них написал сам (“поэзия слетала с моего пера, как живой цветок”) составил вероисповедание ЕХБ, написал сотни статей, обращений, проектов. […] Его авторитарные методы, не всегда предсказуемые поступки смущали и раздражали более степенных и уравновешенных коллег, порождая дополнительные трения между союзами, несмотря на постоянные заверения во взаимной любви».
Вам ничего это не напоминает? Прочитав это, я, например, понял, что «пассионарность» Александра Андреевича Проханова – черта родовая.




Весь этот background писателя Президент В.В. Путин, по роду своих прежних занятий, вероятно, очень хорошо знает. Потому, видимо, и не идет на контакт с А.А. Прохановым, буквально навязывающим себя (вспомните хотя бы ответы Президента во время «прямой линии» на вопросы Александра Андреевича). При этом Владимiр Владимiрович, как известно, охотно общался с В.Г. Распутиным, А.И. Солженицыным, Н.С. Михалковым.
(Предупреждая возможное возражение, замечу, что причина такой дистанцированности вовсе не в навешенных некогда ярлыках. Ведь и В.Г. Распутина когда-то называли «красно-коричневым».)




Что касается Валентина Григорьевича, то он вряд ли знал подноготную Александра Андреевича, однако безусловною хорошо ее чувствовал.
Какие дрожжи там бродят, узнать нетрудно. Вот, например, взгляд на Русскую историю сына А.А. Проханова – Андрея Фефелова:
«Интересно, что род Романовых – эта когорта государей и государыней – стоит между двумя столпами русской истории: Иваном IV Рюриковичем и Иосифом Сталиным. […] Особняком стоит фигура Петра Первого. Он великий разрушитель и великий строитель одновременно. В чем-то схож с патриархом Никоном и Лениным. […]
Даже демоны русской истории, такие, допустим, как Лев Троцкий, должны быть бережно исследованы и прочтены в едином грандиозном, сакральном контексте. Казалось бы, вот он враг всего русского народа! Но, тем не менее, это “наш” враг, “наш” уникальный демон [sic!]. И никакая другая история подобную фигуру не произвела. Кстати, если говорить объективно, то Троцкий известен как создатель Рабоче-крестьянской красной армии, которая стала ударной силой собирания территорий Российской империи, рухнувшей в феврале 1917 года».
Нужно ли говорить, что вся эта (по всей вероятности, семейная, прохановская) историософия, была глубоко чужда Валентину Григорьевичу Распутину.




Напрасно в свое время волновался Виктор Астафьев за своего собрата: не повлияли на Валентина Распутина, не испортили его патриоты, вроде Проханова, которые Виктору Петровичу немилы были, по его словам, «за славословие революций». Не могли повлиять.
Находиться в одном помещении, хлебать из одной мисы – еще не значит быть единомышленниками.
Давно сказано: «Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши» (1 Ин. 2, 19).
И сейчас, после кончины Валентина Григорьевича, эта несовместимость, по предельной деликатности писателя, почти что никак не являвшая себя на людях (разве что «необщение» свидетельствовало об этом), стала совершенно неоспоримой.




Однако другая «опаска» В.П. Астафьева оказалась не столь уж пустой. В письме В.Я. Курбатову, отправленном в феврале 1994 г., он сетовал на то, что «товарищи Зюганов и Проханов с гордостью трясут вашими умствованиями и духовными на “народную тему” напоминаниями».
Всё это теперь, вроде бы, подтверждается. В разбираемой нами статье-манифесте А.А. Проханов перед тем, как навести тень на плетень, так прямо и пишет: «Недаром Валентин Григорьевич в годы перестройки подписал “Слово к народу”, недаром после он был близок к коммунистам, к Геннадию Андреевичу Зюганову».
Но возможно ли было избежать этого тогда? Интересы народа и страны для таких, как В.Г. Распутин, были выше собственных амбиций и чистоты риз…




В обозреваемой нами статье «Распутин: империя и народ» А.А. Проханов поминает, собственно, одно произведение – повесть 1976 г. «Прощание с Матёрой».
Но вот как он выворачивает ее содержание: «…Русские, надрываясь на стройках, покидая и пуская [sic!] под воду свои деревни, словно легендарный град Китеж…»
То есть САМИ (а вовсе не государство) ДОБРОВОЛЬНО пускают под воду свои избы, кладбища, поля!
Помимо открытого глумления над болью русского писателя и его народа (тут я категорически не согласен с теми, кто пишет, что «Прощания с Матёрой» Проханов-де «не понял»), такое прочтение, уже не распутинского текста, а «Сказания о Граде Китеже», свидетельствует о некой духовной порче выпустившего из-под пера такое.



Кадр из фильма «Прощание» по повести В.Г. Распутина. Режиссеры Лариса Шепитько и Элем Климов. 1981 г.

Нужно быть глубинно нерусским человеком, чтобы столь изощренно извращать один из архетипов нашего сознания.
Русский мессианский город «с белокаменными стенами, златоверхими церквами, с честными монастырями» скрылся под воду «чудесно, Божьим повеленьем, когда безбожный царь Батый», разорив Русь, подступил к нему.
«Его жители даже не собирались защищаться и только молились». Именно по тем молитвам «не допустил Господь басурманского поруганья над святыней христианскою».
Что касается наших Матёр, то под воду пускали их советские власти: местные – по указанию центральных. И оттуда, из водного зазеркалья, ту прежнюю Россию уже никому не достать. До тех пор пока она САМА (не выманенная «красными» или какими-либо иными заклинателями, а именно сама, по своей воле) оттуда не выйдет.
Выйдет же непременно, когда придет срок – «Последний срок».
«И досель тот град невидим стоит, – откроется перед страшным Христовым судилищем».



Кадр из фильма «Прощание». 1981 г.

Трудно это понять тем, кто вырос на асфальте. Недостаточно даже два года лесником прокуковать и в геологические партии ходить. Да и к чему такие жертвы? Дело тут не в городе как таковом. Речь о душе. «Где сердце твое, брате?.. Где душа твоя, сестрица?..»
Трудно стать русским, не веря тому, во что верует народ, сыном которого ты себя числишь.
И прежде, чем учить других, сам пойди в ученики. Сядь с Марией у ног Христовых и послушай.
Тот же Валентин Распутин не посчитал для себя зазорным сделать это на 44-м году от роду, за что был хамски осмеян постоянным автором газеты «Завтра» Владимiром Бушиным.




Но у некоторых слушать что-то плохо выходит…
Вот последний номер газеты «Завтра», от 2 апреля. Как водится, передовица А.А. Проханова. В ней рассказывается о его недавней поездке в Сербию, а в конце – о «богослужении в соборе Святого Саввы… самом большом соборе в Белграде» (здесь и далее мы сохраняем оригинальную авторскую орфографию): «…Когда мы причащались, когда я вкушал из рук владыки вино и хлеб, вдруг испытал такой прилив света, любви и красоты».
Выходит для Проханова Тело и Кровь Христовы просто «вино и хлеб», да еще принимает он Их «из рук владыки», а не со лжицы из Евхаристической чаши? Любому церковному человеку и объяснять не нужно, о чем такое словоупотребление говорит…




Интересно, что другой ниспровергатель В.Г. Распутина (но уже со стороны либералов) Дмитрий Губин, о котором мы писали в одном из прошлых наших постов, синхронно (в передаче от 3 апреля) говорил, по существу, о том же самом, но уже в запредельно недопустимой форме. (Мне очень больно приводит эти слова, но, не сделав этого, мы едва ли поймем, с чем имеем дело.)
http://gubin-live.podster.fm/91
Для оправдания оскорбительной постановки «Тангейзера» в Новосибирске прошедший выучку в Англии Губин нашел не менее кощунственные выражения: «Любой родитель, который отводит детей на первое причастие, он отводит ребенка есть тело 33-летнего еврея и пить кровь 33-летнего еврея. Потому что таинство состоит в том, что вино и хлеб претворяются (это вам скажет любой священнослужитель Русской Православной Церкви) в настоящие и подлинные тело и кровь Христовы. Но мы же не бежим в прокуратуру с требованием остановить трупоядение. Мы понимаем: церковь так живет, она так устроена, это их территория, они не мешают тем, кого возмущает каннибализм в любом другом месте…»




Но вернемся к Александру Андреевичу, который, как мы помним, описывал свое Причастие в белградском соборе. (После Губина оно выглядит даже благочестивым.)
Буквально на обороте страницы, на которой напечатано это откровение, опубликована его же статья под весьма символичным, таящим в себе множество смыслов названием: «Истинный ариец». Она о недавней гибели во Франции пассажирского самолета и о летчике-немце, считающимся ныне виновником трагедии.
«…На мой взгляд, – пишет А.А. Проханов, – речь идёт о психиатрии целого народа – народа немецкого, народа, который пребывает сегодня в таком состоянии, что отдельно взятый немец, являясь частью этого народа, в состоянии совершить подобные акции самоубийства. […] Он показал, что Германия, которую так уничтожают, она вместе с собой в преисподнюю, в Валгаллу унесёт всё остальное человечество. […] …Эта таинственная и ужасная смерть может трактоваться как психиатрический диагноз сегодняшнего состояния германской нации».




Все эти рассуждения сами по себе, конечно, чудовищны и эпатажны, но, признаем, вписываются, всё же, в определенную систему ценностей.
Более того, этот первый удар по нервам микширует, как нам кажется, главный смысл, ради чего, собственно, видимо, и был создан этот текст:
«…Сам акт самоубийства вовсе не значит, что это акт страдания и желание порвать с жизнью. Быть может, этот акт следует трактовать как акт восстания. Может быть, немец или Германия, находящиеся в страшном унижении, стремясь вырваться из-под контроля, прибегают к последнему средству – к смерти, которая спасает человека от этого контроля.
Причём эта смерть не является рядовой смертью, смертью индивидуальной. Она является смертью, связанной с порывом в другие, грядущие германские измерения. И эта смерть носит ритуальный характер, поэтому пилот увлёк за собой в эту смерть 150 человек. Это была не просто смерть одиночки. Это было самосожжение на виду у всего мiра, самосожжение или самоубийство вопреки этому мiру».
Словосочетания: «акт восстания», «стремление вырваться из-под контроля», «последнее средство», учитывая мiровоззрение автора, безусловно, несут в себе положительные смыслы.
Их органично дополняют другие: «ритуальный характер», «увлечение за собой в эту смерть 150 человек».
И заключительный аккорд: «Это было самосожжение на виду у всего мiра […] вопреки этому мiру».
Тут уж апофеоз смерти, как «творческого акта». Раскольничьи гари! Священный суицид!
Сектантская закваска – куда же от тебя денешься?
Не зря, видимо, некоторое время общавшийся с Александром Андреевичем поэт Алексей Широпаев называл его «Красным Шаманом».
С гремящим бубном, выкриками-заклинаниями, верчением и подскоками…




Примечательно, что некоторая двусмысленность не скрыла, тем не менее, от «своих» главный нерв.
«По моему, – откликнулся один из постоянных авторов комментов на сайте газеты “Завтра”, – прятаться всё время за Бога, ссылаться на Бога, говорить о боге, надеяться на бога, – это ещё большая трусость, чем суицид. Это ещё и лишение себя свободы самостоятельного выбора, лишение себя ответственности за судьбу своей страны и своего народа – дескать всё в руках божьих».
Таковы подлинные птенцы гнезда Проханова.




Но в чем тогда смысл всех этих блёсток, мишуры, «православной» риторики Проханова, его поездок по монастырям-скитам-старцам?
Попытка ли это натянуть перед – всё еще оставшимся в сердцевине своей православным – русским народом овечью шкуру? Эксплуатация ли это авторитета чтимых Русским мiром православных подвижников для своих политических проектов?
Не будем гадать. Главным для нас является тот безспорный факт, что за всем этим – обман и ложь. Пусть даже, как некоторые считают, «во благо». Благими же намерениями, твердо знали наши предки, вымощена дорога в ад.
И еще одно (не менее важное): убеждая себя и других, что он отправляется в паломничество, на деле Александр Андреевич занимается двумя вещами: «агитпробегом» или «православным туризмом». Он так и не распахнул душу свою перед Богом, Который Сам бы и сотворил там Благое.
Порой, даже посещает мысль: хочет, но ...не может.
И тут самое место повторить слова критика В.Я. Курбатова, обращенные им к В.П. Астафьеву: «Происходит это от неверия, от безрелигиозности. Боюсь, что он теперь в чем-то даже и расходится со своим народом, который повернул к Богу. Ему это кажется фарисейством, и, похоже, он не видит там спасения. […] Покоя нет, Стержня нет». (С небольшой, всё же, поправкой: не от «безрелигиозности» или атеизма, а – в данном случае – от искаженной сектантством духовности.)




Однако посмотрите, какой интересный расклад выходит. По одну сторону – так уж вышло! – Господь наш Иисус Христос, Вера наша Православная, писатель наш русский Валентин Григорьевич Распутин. А по другую – такие вроде бы разные по мiровоззрению и занимаемой политической позиции – писатель-патриот А.А. Проханов и либеральный журналист Д.П. Губин, которому регулярно предоставляет эфир пропрезидентское радио «Комсомольская правда».
Не правда ли, есть над чем призадуматься?




В этих непростых размышлениях, перед лицом предстоящего нелегкого выбора, помощником нашим, вольно или невольно, выступает Валентин Распутин. Он один из тех оселков, на которых многое (и многие), так или иначе, проверяются: на излом, на верность, на идеалы.
Смерть прояснила.
И тут на память неожиданно приходит заголовок давней рецензии на одну из последних повестей писателя: «“Пожар” высветил».
Если бы не этот печальный уход, подумалось, многие из нас, прочитав или послушав приведенные нами слова, в очередной раз так бы и прошли мимо, разве пробурчав себе под нос: «Снова он чудит».
Кончина Валентина Григорьевича, которого при жизни называли «совестью народа», напомнила и нам о нашем долге, сделала нас строже к себе и другим…


Продолжение следует
Tags: Александр Проханов, Валентин Распутин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments