sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

В ПЛАМЕНИ «ПОЖАРА» (часть 2)


Вдова Валентина Распутина Ольга Владимiровна (первая справа) и внучка Антонина (третья справа) у гроба почившего писателя. Храм Христа Спасителя. Москва 18 марта 2015 г.

«Живи и помни»

«…И, пожалуйста, не сплетничайте, покойник этого ужасно не любил…»
Завещание МАЯКОВСКОГО.

Многие его думы – особенно последнего времени – ушли вместе с ним. Этому в немалой степени способствовали природные свойства его характера: скромность, застенчивость, немногословность…
«В последние годы, – вспоминал В.Я. Курбатов, – Валентин Распутин вел закрытый образ жизни, стеснялся, когда в его честь произносили громкие слова, и практически не давал интервью.
В том числе и об этом вот эти стихи Марии Кудимовой, опубликованные ею в самый день кончины писателя:

Все отдав и все оставя
На заступленной черте,
Неподатливые к славе
Умирают в немоте.

Так молчат снега с разбором,
Впору вьюгами отвыв,
Так молчит народ, в котором
Был и ты доселе жив.

А теперь над зыбью кровной
Всходишь, вопреки тщете,
В невозможной, полнословной,
Вещей немоте.


В эту колею направляла непростая жизнь страны и неотделимая от этой общей судьбы сложная жизнь самого В.Г. Распутина.

В.П. Астафьев однажды заметил: «Ему как-то трудно всегда давалась и дается жизнь, а вот старость накатывает с такими бедами».
Виктор Петрович написал это в апреле 2001 г., не зная еще о недалеких уже трагических потерях, которые ждали Валентина Григорьевича буквально за поворотом…
Сам писатель, однако, никогда не жаловался. Безропотно жил с этим.
С этим и умирал…
Сказанное в какой-то мере объясняет почти что полное неведение читателей о том, как и чем жил все эти годы их любимый автор.
Однако неведение еще не есть тайна. Но даже и тайное когда-нибудь, если будет на то воля Божия, станет явным…
Именно это как будто начинает происходить в те немногие (пока что) дни, минувшие после кончины Валентина Григорьевича.
И, подозреваю, на этом пути нас ждет еще немало открытий…
Вот одно из немногих такого рода известий. По словам писателя В.Н. Крупина, близкого в последнее время В.Г. Распутину, на того в свое время было совершено два покушения в Красноярске, в результате которых он получил травмы, из-за которых уже не мог садиться за руль машины.
Другая новость была еще более оглушительна: за несколько месяцев до кончины, зная, что умирает, 77-летний писатель зарегистрировал брак с женщиной…
Для того, чтобы верно оценить это, нужно знать все обстоятельства жизни Валентина Григорьевича, причем, не только последних лет.
В далеком 1954-м уроженец Усть-Уды (райцентра Иркутской области) Валентин Распутин, успешно сдав вступительные экзамены, стал студентом историко-филологического факультета Иркутского госуниверситета. Там он и познакомился со своей будущей супругой Светланой – учившейся на физмате дочерью известного иркутского поэта Ивана Ивановича Молчанова-Сибирского (1903–1958).
С тех пор они были неразлучны. В 1959 г. В.Г. Распутин окончил университет, а в 1961 году у молодоженов родился сын Сергей. Ныне он преподает английский язык в одной из иркутских школ. Дочь его Антонина, родившаяся в 1986 г., – единственная внучка писателя.
Следует заметить, что на семейном благополучии Распутиных громкое имя тестя (в память Молчанова-Сибирского была, например, названа Иркутская областная библиотека) никак не отразилось. В 1962 г. Валентина послали на работу в красноярскую газету. Там он писал о строительстве Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС, железнодорожной магистрали Абакан–Тайшет. Жили Распутины как все – в бараке.
Там и простыл их другой, только что родившийся, сын Роман. Сгорел от воспаления легких как раз в ноябрьские праздники…
Это была первая трагедия в семье Распутиных. К сожалению, далеко не последняя…
8 мая 1971 г. в Иркутске, когда Валентин Григорьевич уже осознал свое признание, твердо встав на писательский путь, у них со Светланой Ивановной родилась дочь Мария.



Семья Распутиных: Светлана Ивановна, Валентин Григорьевич и их дочь Мария.

Маруся, как ее называли в семье, была всеобщей любимицей. Говорили, что она родилась как утешение. Валентин же Григорьевич любил ее особо.
Именно о ней он написал в 1981 г. свой известный рассказ «Что передать вороне?».
Главный герой, писатель, перед отъездом на дачу на Байкал, где ему хорошо работалось, забежал в детский сад за дочерью. «Дочь мне очень обрадовалась. Она спускалась по лестнице и, увидев меня, вся встрепенулась, обмерла, вцепившись ручонкой в поручень, но то была моя дочь: она не рванулась ко мне, не заторопилась, а, быстро овладев собой, с нарочитой сдержанностью и неторопливостью подошла и нехотя дала себя обнять. В ней выказывался характер, но я-то видел сквозь этот врожденный, но не затвердевший еще характер, каких усилий стоит ей сдерживаться и не кинуться мне на шею.
– Приехал? – по-взрослому спросила она и, часто взглядывая на меня, стала торопливо одеваться».



Светлана Ивановна Распутина с дочерью Марией. 1980-е годы. Фото Бориса Дмитриева.

Время летело быстро. В 1990 г. Мария окончила Иркутское училище искусств, поступила в Московскую консерваторию, получив в 1995 г. диплом музыковеда и органиста.
Часто говорят, что Бог, потрудившись над талантливыми родителями, на чадах их, как правило, отдыхает. Однако тут был не тот случай.
Как органистка, Мария Валентиновна стажировалась в Чехии, Великобритании, Германии, Швейцарии. Но учебу на этом не завершила, поступив в аспирантуру.
Среди ее преподавателей был известный музыковед, доктор искусствоведения Е.В. Назайкинский (1926†2006). Евгений Владимiрович родом был из села Новая Малыкла Симбирской губернии, воевал на фронте. Как специалиста и педагога его весьма ценили коллеги и студенты.



Профессор Евгений Владимiрович Назайкинский.

Бывая у Е.В. Назайкинского дома, Мария Валентиновна близко сошлась с его супругой – Ольгой Владимiровной Лосевой. Та была много младше своего мужа. Родилась она в подмосковном Ногинске, судя по всему, в 1957 году.
Окончив в 1975 г. Музыкальное училище при Московской консерватории, в 1980-м она завершила свое образование также и непосредственно в самой Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Руководителем класса Ольги Владимiровны был профессор Е.В. Назайкинский – будущий ее супруг.
Далее была аспирантура Всесоюзного научно-исследовательского института искусствознания. В 1987 г. О.В. Лосева защитила кандидатскую диссертацию «Поздний Шуман и его вокально-симфонические композиции». В 1988-1989 гг. стажировалась в Институте музыковедения при Венском университете и в Высшей школе музыки и исполнительского искусства. В 2000 году стала лауреатом шумановской премии ФРГ.
Ко времени появления в их доме М.В. Распутиной Ольга Владимiровна была доцентом теории музыки и заведующей Редакционно-издательским отделом консерватории и одновременно старшим научным сотрудником Отдела современного западного искусства Государственного института искусствознания.
Домашнее общение подкреплялось творческим сотрудничеством. Мария Валентиновна с 1995 г. стала научным сотрудником Редакционно-издательского отдела, которым руководила О.В. Лосева.
Вот так, благодаря дружбе с Марией Валентиновной, и вошла в семью Распутиных эта женщина…
Ольгу Владимiровну первую посетил Господь: 3 апреля 2006 г. в Москве скончался ее муж – Евгений Владимiрович Назайкинский.
«Когда у Оли умер муж, – вспоминал В.Н. Крупин, – Маруся спасла ее от тоски».



Обложка сборника «Памяти Марии Распутиной», составленного М.В. Воиновой (М. Музиздат. 2011).

Что касается М.В. Распутиной, то она преподавала в то время в консерватории на кафедре теории музыки, вела класс органа, создав спецкурс по теории органного исполнительства.
Как музыкант, она стажировалась в Германии, выступала там на концертах.
При этом Мария никогда не забывала и свой родной город.
«…К нам, – вспоминала иркутская подруга ее матери Валентина Анисимова, – она летала, чтобы дать концерты в органном зале, Светлана Ивановна договаривалась с филармонией. Мы так ждали этих концертов. У нее всегда были интересные программы. Она прекрасный органист, у нее был грант от Президента, она давала концерты в Германии, Дании, Бельгии, Англии. […] Она – трудоголик и такая серьезная, может быть, и поэтому замуж не собралась, что очень серьезно относилась ко всему. Таким девочкам трудно. Она и в Бога очень серьезно верила, посты все соблюдала. Умница такая, талантливая…»
И все-таки замуж Мария Валентиновна собиралась. За архитектора Бориса Вийникова, который, кстати, до сих пор не женился…
Собравшись в Иркутск на очередной свой концерт, Мария Валентиновна 8 июля 2006 г. в 21.15 села на самолет в Домодедово.
Дальнейшее опишем, опираясь на сообщения в прессе.
«Шесть часов полета до Иркутска прошли абсолютно нормально, многие пассажиры спали. В Иркутске была плохая погода – дождь и туман. Однако непогода не привела к закрытию аэропорта, и диспетчеры посадку разрешили.
Исполнив все необходимые маневры, командир экипажа Сергей Шибанов направил лайнер к земле. Когда шасси коснулись покрытия, пассажиры зааплодировали, кто-то начал отстегивать ремни безопасности. Командир корабля доложил о совершении успешной посадки и отключился. Больше его голоса никто не слышал.
…Те, кому удалось выжить, дальнейшее вспоминают с ужасом. Вместо того, чтобы затормозить, самолет вдруг начал набирать скорость. В салоне неожиданно погас свет, почувствовался запах едкого дыма. Потом – удар, крики ужаса и стоны.
А-310 проехал по всей взлетно-посадочной полосе, выскочил за ее пределы, пробил бетонное ограждение и врезался в гаражи. Пилоты в кабине погибли сразу. От удара начался сильный пожар – огонь сразу охватил передние салоны, в том числе и салон бизнес-класса. В хвостовом отсеке пассажирам с трудом удалось открыть аварийный люк. Надувной трап, который должен был автоматически раскрыться, не сработал – люди в панике прыгали с самолета, подворачивая ноги».
Из 204 пассажиров, находившихся на борту аэробуса А-310 авиакомпании S7 (бывшая «Сибирь»), следовавшего рейсом 778, погибло 120 человек. Среди погибших были начальник управления ФСБ Иркутской области генерал-майор Сергей Коряков, а также дочь писателя Валентина Распутина Мария.
Было раннее утро 9 июля. Воскресенье.
«Валентин Григорьевич, – вспоминали близкие, – как замер при первом известии, так и остался в таком замеревшем состоянии».
«…Писатель, – сообщали очевидцы, – приехал в аэропорт в середине дня. Он стоял посреди зала и плакал».
Незадолго до трагедии, 8 мая Марии исполнилось 35 лет.



Мария Валентиновна Распутина.

Опознание проходило в понедельник, объявленный Президентом В.В. Путиным днем траура.
«Дома никого нет, – сообщила корреспондентам “Комсомольской правды” оказавшаяся дома у Распутиных женщина. – Отец, мать и старший брат Марии Сергей сейчас уехали на опознание. А мы, три подруги Светланы Ивановны по физмату, дежурим дома».
«…Валентин Григорьевич, – рассказал сейчас, уже после смерти самого писателя, В.Н. Крупин, – страшно горевал. Все разговоры были только о Маше».
Наверное, в те дни приходили к нему на память вот эти слова из «Прощания с Матёрой», вышедшие из-под его пера в далеком 1976 г., когда дочери едва исполнилось пять лет:
«И еще одного сына лишилась она в войну, тот по малолетству оставался дома, но и здесь нашел смерть на лесоповале за тридцать километров от Матёры. Привезли его домой в закрытом гробу и похоронили, не показав матери, отказав тем, что там не на что смотреть. До чего просто и жутко, не поддается никакому пониманию: она рожала, кормила, растила, и он подгонялся в мужика, близко уж было, и всего-то сорвавшаяся дуром лесина в один миг не оставила ничего даже для гроба. Кто указал на него перстом и почему на него?.. И была, была непонятная и страшная правда: из трех похороненных Дарьиных детей все трое успели вырасти и войти в жизнь – один годился для войны, другой для работы, третья – старшая дочь, скончавшаяся в Подволочной при вторых уже родах, жила своей семьей...»
Но это был, увы, еще не конец его страданий: впереди была смерть жены…
Светлана была двумя годами младше своего супруга. Женщина она была умная и обаятельная, с обостренным чувством справедливости. Друзья семьи прибавляют: «Она не просто была женой великого человека, но и яркой, необыкновенной, самодостаточной личностью».



Валентин Григорьевич и Светлана Ивановна Распутины во время одного из театральных спектаклей.

«Нельзя сказать, – вспоминает о ней сестра ее Евгения Ивановна, супруга иркутского писателя Владимiра Петровича Скифа, – что она была тенью классика – скорее музой и главной поддержкой Валентина Григорьевича. Света во многом повлияла на его творчество, он прислушивался к ней, часто спрашивал совета».
Дома Светлана Ивановна не сидела. Она работала на кафедре математики Иркутского института народного хозяйства, а в последние годы – в Байкальском государственном университете экономики и права.
В 2008 году у нее обнаружили онкологическое заболевание. С тех пор она медленно угасала на глазах близких.



Супруги Распутины. Последние годы…

Валентин Григорьевич старался все время проводить с ней. От контактов с прессой всячески уклонялся. Даже в дни 75-летнего юбилея отнекивался. «Я плохо себя чувствую, не обижайтесь на меня», – говорил он обычно в ответ на просьбы.
А когда наступили самые трудные последние дни, он и вообще почти что не отходил от постели жены.
До последней минуты он оставался подле нее.
Скончалась Светлана Ивановна 1 мая 2012 года в возрасте 72 лет. Отпели ее в Богоявленском соборе Иркутска 4 мая. Похоронили рядом с дочерью на Смоленском кладбище.
Именно с этого времени стала заметно прогрессировать болезнь у Валентина Григорьевича.
Одно цеплялось за другое.
Всю эту цепочку, начиная с гибели дочери Марии, описал родственник В.Г. Распутина, писатель Владимiр Скиф: «Это все ложилось на его сердце. Из-за этого, я думаю, заболела и его жена Светлана Ивановна, которая как-то сказала о своей дочери: “Не получается у меня жить без нее”. А уже без них обеих не смог жить и Валентин Григорьевич...»



Отпевание Светланы Ивановны Распутиной. Богоявленский собор. Иркутск. 4 мая 2012 г.

В.Г. Распутин был человеком целомудренным, совестливым, стыдливым, скромным. Он часто говорил, что у него «одна Родина и одна жена», называя себя однолюбом.
Так оно и было. Потому искать в этом последнем брачном союзе, заключенном за три месяца до кончины, каких-либо общечеловеческих слабостей, чего-то греховного – вряд ли разумно. Более того – оскорбительно.
«Валентин, – отмечал В.Н. Крупин, – всегда оставался человеком крепких семейных устоев, поэтому представить, что он кем-то увлечется и побежит за юбкой, уверен, нельзя. …Поэтому назвать Ольгу, которая была его моложе, пошлым увлечением или старческим маразмом, неправильно. Если бы не она, то мы бы Валю потеряли раньше...»
«Валентин, – прибавляла крестная Распутина Р.А. Григорьева, – знал, что у него рак, проходил курс химиотерапии, но считал делом чести оформить союз. Валя ее безконечно любил, и она ему продлила жизнь».
Но любовь та была не плотская. Она носила совершенно иной характер. Впрочем, многим нашим соотечественникам, оболваненным «поп-культурой», понять это нелегко, также, как и другой аспект: имущественный…
Писатель (многим это будет представить себе сложно) жил скромно. Свою московскую квартиру он отдал внучке Антонине, перебравшись к Ольге Владимiровне Лосевой. «А больше, – рассказал В.Н. Крупин, – ему было и завещать нечего. Машину он давно отдал сыну…»
Лучше других сумел это объяснить знавший Валентина Григорьевича поэт Тимур Зульфикаров:

«…В нашей стране писатель должен быть нищим…
Тогда он будет голосом народа…
В бедной стране – стыдно быть богатым… Тем более, когда богатство – наворованное…
Стыдно рядом с трухлявой избой ставить богатый хрустальный дом…
Стыдно…
А если не стыдно – то страшно…
Мудрость не ходит с богатством…
Бог любит бедных…
Валентин Распутин шел за Христом…
В той блаженной Вечной Толпе рыбарей-апостолов…
Он был бедняком и мудрецом…
Его хоронят бедные и мудрые…
Их много на Святой Руси…»







Иркутск прощается со своим сыном. 19 марта 2015 г. Фото Афанасия Лагранжа.

«Слава Богу, – говорит В.Н. Крупин, – что в жизни Валентина появилась учительница Маши – Ольга Владимiровна. Будучи бездетной, она питала к дочери Распутина материнские чувства и вскоре стала членом семьи… Когда у Оли умер муж, Маруся спасла ее от тоски, а когда Маруся погибла, Оля не отходила от Валентина и Светы… Ольга Владимiровна сдружилась не только с Марией, но и с женой Распутина – Светланой. Именно она ухаживала за ней, когда та заболела раком».
И не просто ухаживала. По словам Р.А. Григорьевой, крестной В.Г. Распутина, «Света дала напутствие: “Ради Бога, не оставляй Валентина. Как бы было хорошо, если бы ты взяла на себя и писательский архив”».
Кстати говоря, именно это последнее обстоятельство (кроме необходимости ухода и наличия рядом близкого по духу человека) было главной причиной оформления отношений.
Войны за «наследие» (отнюдь не за «наследство»!) русских писателей нам еще предстоит увидеть. И не одну! Пока же они тлеют, а разгорающиеся пожары стараются маскировать подо что угодно иное (имущественные споры, личную неприязнь и т.д.), лишь бы не всплыла истинная подоплека.
Для примера приведем один из таких споров – за наследие Василия Макаровича Шукшина, который, под прикрытием борьбы за четырехкомнатную московскую квартиру, ведет сменившая четырех мужей «веселая вдова» Лидия Николаевна Федосеева-Воронина-Шукшина-Агранович-Межеевская (далее, как говорится, везде) со своей дочерью Ольгой.
Ольга Васильевна Шукшина окончила ВГИК и даже училась в Литературном институте. Так что работать над архивом отца, который находится у нее, она, конечно, может. Что же касается Ольги Владимiровны Лосевой, то она к своей миссии, завещанной ей покойной супругой писателя Светланой Ивановной и самим Валентином Григорьевичем, еще более подготовлена, являясь, с одной стороны, другом, единомышленником и сотаинником классика, а с другой, – специалистом высокого класса. С 2012 г. она доктор искусствоведения, старший научный сотрудник сектора Современного западного искусства Государственного института искусствознания.
«Она – по-настоящему близкий человек, – сказала журналистам Р.А. Григорьева, – и умер Валя у нее на руках. Часто он мне признавался: “Никогда не думал, что мне выпадут еще годы счастья”».
«Последние три дня, – по словам В.Н. Крупина, – Распутин находился в коме, но Оля продолжала в больничной палате читать Псалтырь и “Источник знания” Иоанна Дамаскина – эти труды он любил».



Вдова Ольга Владимiровна, рядом с внучкой писателя Антониной. Храм Христа Спасителя. Москва 18 марта 2015 г.

Его читатель понял всё, отдав Валентину Григорьевичу свой «последний поклон»:

Марина: «Даже не верится, что есть такие люди (теперь уже все больше – БЫЛИ). Сегодня всё больше напоказ свои мнимые достижения выставляют, соревнуются у кого сколько женщин в койке побывало, или по скольким кроватям сам (сама) прыгал(а). А о чести и достоинстве всё чаще вспоминаем только тогда, когда настоящий человек уже УШЕЛ. Светлая Вам память, дорогой Человек!»

Olesya: «Царствие Вам Небесное, Валентин Григорьевич! Пусть земля Вам будет пухом!»

Лариса Ханина: «Достойно жил, достойно ушел... Царствие Небесное, вечный покой...»

Правильно: «Умный был человек! Царство ему Небесное».

Марь Ванна: «Светлая память русскому писателю!»

Галина: «Талантливый писатель и достойнейший человек. Как жаль, что уходят такие люди, как Распутин – наша совесть, честь, гордость страны. Светлая ему память и низкий поклон за его произведения. Он настоящий русский Человек».

Татьяна: «А за Валентина Григорьевича я очень рада, что так получилось, пусть несколько лет и перед смертью, но был счастлив, пусть и во второй раз. Это не отменяет первой любви и первой жены. Книги его все прочла, часто встречала его на патриотических мероприятиях, даже имела счастье с ним познакомиться. Он был очень деликатен с почитателями своего таланта».

b: «И заметьте, никто не просит денег на памятник, хотя вот у него-то как раз и не было денег, как у всех патриотов, а вот либерасты, как умрут, так год в газетах вой идет: надо денег на памятник. Посмотрим, скоро ли будут собирать на памятник недавно умершему комику».

Странница: «Всё хорошо и правильно. Одно только замечание: Бог у нас пишется с большой буквы».


Продолжение следует.
Tags: Валентин Распутин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments