sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«ДА, ПОМНЮ Я ВАШ ДОМ, РАДУШЬЕМ ЗНАМЕНИТЫЙ…» (часть 22)

189 а.
Молебен на месте храма Христа Спасителя, у бассейна «Москва». Май 1991 г. (Архив В.К. Дёмина).

«Мойра, богиня судьбы, свою нить уж допряла …»

Независимость А.С. Побезинского, о которой мы упоминали, нашла выражение в его статье, опубликованной в 1990 г. в четвертом выпуске альманаха «Царь-Колокол». Это, насколько я помню, была единственная его публикация, как в изданиях Братства, так и Союза «Христианское Возрождение». Называлась она очень обыденно, без каких-либо журналистских изысков: «Кому принадлежит власть в современном мiре?».
Отвечая на мой вопрос, что он помнит об обстоятельствах появления этой статьи, Л.Е. Болотин сообщил мне следующее: «Александр Побезинский в известном смысле в нашем Братстве был совершенно независимым человеком со своими житейскими связями и материальным обезпечением. И старостой храма он стал по своим связям, а не с улицы пришел. Он был постарше большинства из наших братчиков, возможно, и старше Андрея [Щедрина]. Александр Степанович на братских собраниях появлялся от силы один или два аза в месяц. Естественно, Андрей был заинтересован как-то вовлечь его в наш круг теснее, и этому служила публикация статьи Александра в “Царе Колоколе”».
Перечитав недавно эту статью, я заметил, что многие мысли автора, высказанные четверть века назад, нисколько не устарели, более того – теперь всё это выглядит как само собой разумеющееся, что, на мой взгляд, говорит об остроте взгляда и некотором даре предвидения, присущими автору.
С первых строк перед читателем предстает картина мiра в ХХ веке, в том, разумеется, ракурсе, каком она видится человеку, ее написавшему:
«…Замечено и неоднократно высказывалось наблюдение, что сложившаяся в мiре в большинстве стран система власти – так называемая демократия (с греч. “народовластие”) отличается от всех других видов власти (самодержавие, деспотия, аристократия, олигархия) некоторыми чертами, которые имеют свойство усиливаться.
Демократия во всех странах (независимо от того, какая она: буржуазная, социалистическая, народная, национальная и т.д.) отличается небывалым равнодушием и невероятной жестокостью по отношению к своим гражданам. Если бы любой царь, король или князь позволили себе совершить тысячную долю тех зол, которые творятся от лица народа народными правительствами, они тотчас же были бы сметены восстанием, а в памяти народов получили бы имена иродов и антихристов. Но беззакония творятся именем народной власти и народы, загипнотизированные этими словами, поют “алиллую” существующему порядку. […]
В то же время двадцатое столетие можно по праву назвать “веком смерти”. Произошли две ужасные мiровые войны с десятками миллионов погибших солдат и мирных жителей, с десятками миллионов искалеченных людей. Впервые в истории человечества были произведены массовые убийства сотен тысяч военнопленных, заложников на захваченных землях. На территориях бывших Российской и Германской Империй возникли безбожные жесточайшие тирании с практикой громадных концентрационных лагерей, в которых людей буквально перерабатывали в промышленных масштабах на производственные нужды. […]


190.
Антивоенная серия почтовых марок СССР к 20-летие начала Первой мiровой войны. 1934 г.

Рассматривая век ХХ, уместно также вспомнить миллионы погибших от голода в слаборазвитых странах., в то время как процветающие государства, которые гордятся тем, что исповедуют “Декларацию прав человека и гражданина”, уничтожают излишки продовольствия. А позволено ли забывать насильственное переселение до и после второй мiровой войны целых народов, использование заключенных и просто обездоленных беззащитных людей в опасных для жизни опытах, поощрение эмиграции и переброску под видом эмигрантов сотен тысяч и миллионов людей в чужую для них обстановку и возникающий отсюда спровоцированный террор со стороны эмигрантов против коренного населения.
Подводя под этим списком преступлений (которые можно продолжать и продолжать) черту, сосредоточим внимание на том, что доминирующим в мiровой цивилизации, вставшей на путь демократии, стало пренебрежение отдельным человеком, отдельным народом – возник мiровой космополитический терроризм, основанный на власти чудовищного безчеловечного насилия».
Эта нарисованная автором картина вполне соответствовала реальности, описанной в известном очерке Ю. Г. Шишиной «Психодизайн-XXI», опубликованном в 1991 г. в «Нашем современнике». Недаром, видимо, А.С. Побезинский захаживал, бывало, в гостиную Зелинских.
«…Африка, – замечала Юлия Григорьевна, – растет как на дрожжах. Мiр чернеет и беднеет. США, провозглашая расовое равенство, заслоняюся от мексиканцев бетоном и колючей проволокой. Возник страх, что африканцы “зальют Европу” через Испанию, спасаясь от голода. […] Франция представляет собой смешение наций, многие приезжие не могут понять, на каком языке говорят “парижане”. К 2000 году, по данным ООН, предполагаемое население мiра составит 6-8 миллиардов».
Эту же тему Ю.Г. Шишина продолжила и в одной из последних своих статей, опубликованной осенью 2006 г. («Генетическая война»): «Мiр перенаселен. Своим “новым мiровым порядком” Америка давно заявила о предстоящем сокращении мiрового населения с шести с половиной миллиардов до полутора. Ведь не случайно известный физик Хокинг призывает все человечество “одномоментно улететь на Луну с помощью новых технологий”. […] По “Евроньюс” мы видим, как люди (черные) бегут из Африки в Европу, тонут на утлых суденышках. И как европейские страны с безпомощным ужасом обороняются от пришельцев, ставят заслоны и принимают ограничительные миграционные законы. В аэропортах проводят тотальные обыски пассажиров. И только в нашу забытую Богом страну зазывают на работу инородцев, препятствуют вернуться на родную землю коренным русским».
Один из способов, которым – помимо прямого физического уничтожения – Запад собирается решать проблему «перенаселения» Земли, та же Ю.Г. Шишина подметила еще в дни переворота 1991 года. Как раз в те дни, по ее словам, в одном из столичных выставочных центров, происходила одна американская выставка, рассказывающая об организации жизненного пространства.
Зал был практических пустым. Стояли разного рода оптические приспособления, звуковые установки, разнообразные подсветки со светофильтрами. Когда всё это в определенном порядке включалось, то присутствующие неожиданно ощущали состояние покоя, их радовал уют, возникало хорошее настроение. Присутствовавшие хорошо себя чувствовали благодаря чисто иллюзорной обстановке: свет, цвет, звуки…
Американские специалисты говорили об отсутствии здесь, на московской выставке, установок, испускающих различного рода запахи, имеющие важнейшее значение. Они уже созданы, только в Москву их не доставили. А еще они говорили о том, что есть возможность изменять, микшировать любой вкус (пищи), по желанию. Но этим они еще занимаются…
– Что ж, – подводила итог своего похода на выставку Ю.Г. Шишина, – человек теперь может жить хоть на свалке, чувствуя при этом себя вполне комфортно, есть дерьмо и полагать, что он потребляет весьма изысканную пищу. Сон наяву со всеми вытекающими последствиями!
В своем «Психодизайне-XXI» она приводила слова профессора Гринберга, теоретика компьютерной науки, которые тот высказал в Москве на конференции «Графикон» в том же 1991 году: «Мы должны увести вас в несуществующие мiры».


191.

Между тем и нас ожидали нелегкие времена. Осенью 1992 г. Братство Царя-Мученика потерпело крушение.
Тому было много причин. Причем, чисто материальные соседствовали с исключительно духовными.
Яблоком раздора для разобщения братии стала легкомысленно принятая ею гуманитарная помощь, перепродаваемая затем через палатки кооператоров. Но ведь были еще и пожертвования на «Земщину», которые тогда щедро приходили со всей Большой России (в рамках существовавшего еще СССР) и из-за границы – от русской патриотической эмиграции.
Заявленные цели, конечно, были благородны: на дело; «ради Русского Царства Великого», как говорилось в одном старом фильме с двойным дном. Суть дела, однако, как обычно, была не в высоких декларациях, а, увы, в человеческих низменных целях.

Кто улучит удобный миг,
Тот и устроится прекрасно…

– так еще Гётевский Мефистофель наставлял Студента.

Каждый тогда пришел к этому коллективному аутодафе со своей вязанкой хвороста. Всякий сейчас по-своему отвечает на извечный русский вопрос: кто виноват? Потому я не буду даже пытаться высказаться по этому поводу, хотя у меня, как и у каждого, есть, конечно, своя точка зрения.
Попытаюсь обратить внимание лишь на двух участников этого процесса, отнюдь не утверждая при этом, что они-то и есть те самые искомые…
В чем-то они казались людьми родственными, вернее даже «близкого круга». Некоторые даже утверждали, что между ними установились близкие личные контакты. Не берусь, однако, утверждать это.
Сходство их состояло в том, что оба они занимались размножением и распространением православно-патриотической литературы, любили «побогословствовать», что, в общем, также не доказывает их тесной взаимосвязи.
Попробуем поэтому подойти к вопросу с точки зрения известных фактов.
Первый, о ком идет речь, – это Алексей Маркин. Все, кто писал о нем, называли его «загадочным», «странным» и даже «зловещим».
«У него на квартире, – пишет, аккуратно обходя все острые углы, А.А. Щедрин, – находилась теневая редакция “Земщины”, о которой ничего не знала сама редакция. Стоял ящик для пожертвований. Собирались читатели и почитатели газеты, которым Маркин представлялся главным редактором что ли? Вскрылось это уже потом».
Лишь один Л.Е. Болотин назвал однажды Алексея Маркина «моим другом»:
http://www.ruskline.ru/analitika/2011/11/23/bogosluzhenie_sergeya_fomina
Но Леонид Евгеньевич и знал его гораздо дольше и ближе, чем все остальные. С осени 1992 г. Алексей Маркин, наряду с Л.Е. Болотиным и другими, входил в число сотрудников учрежденной митрополитом Петербургским Иоанном (Снычевым) пресс-службы, которую возглавлял К.Ю. Душенов.
Для Архиерея человек этот был не новым. По словам того же Л.Е. Болотина, еще «в 1989 году А. Маркин в качестве книгоиздателя сотрудничал с Владыкой Иоанном, тогда Митрополитом Куйбышевским; в 1990 году А. Маркин на свои средства издал “Чин Крещения, принимаемых в Православие от жидов”)».
Один из моих друзей Л.Д. Симонович-Никшич, присутствовавший на III Съезде Союза Православных Братств, проходившем в июне 1992 г. в Петербурге под кураторством Владыки Иоанна, вспоминал, как на трибуну в один из дней поднялся тот самый Маркин и начал говорить об этом самом «чине». В зале, в котором сидели представители братств либерального пошиба и такого же рода священники, поднялся, по словам Леонида Донатовича, дикий шум, стали раздаваться выкрики. Словом, скандал был невообразимый.
Однако дело тут было не только в самой теме выступления и даже в либеральной составляющей съезда. Дело было в том, кто вещал с трибуны о чине крещения, принимаемых «от жидов». Внешность Маркина была настолько характерна, что спутать было просто невозможно. Вот почему одна часть зала возмущалась «темой», а другая – «оратором». В итоге кричали все: каждый по своему поводу.
О дальнейшей деятельности Маркина тот же А.А. Щедрин пишет: «После развала братства он выпускал листовки для русских людей с покаянной молитвой: “Кайтесь, русские люди, кайтесь в своих грехах”. Расклеивал на железнодорожных столбах. Сколько помнится, именно Маркиным был найден и введен в оборот “Чин принятия от жидов приходящих…”, который заставляли проходить не только евреев, но и природных русаков под предлогом, что в советское время, дескать, все прожидовились».
И вот в этом-то пункте действительно произошло реальное, без каких-либо домыслов и допусков, единение А. Маркина с В.П. Кузнецовым. Именно ложная идея о том, что всем нам, по нашим грехам, нужно-де пройти дополнительно через «чин крещаемых от жидов», с которой носился пассионарный Петрович, была одной из тех, что взорвала Братство.
Однако кроме подобного рода «богословия» была у Маркина и Кузнецова и еще одна общая почва для единения. Оба были «маркитантами».
Вадим Кузнецов, как известно, жил «с продаж», однако не столько духовной литературы (о чем многие из братчиков охотно вспоминают), а всё-таки с приторговывания пошедшим на поток – в ходе развала Армии – военного имущества. В его квартире по соседству с Вахтанговским театром был большой выбор армейской одежды (валенки, сапоги, бушлаты, телогрейки, ватные штаны) и продуктов длительного хранения (тушенка, рыбные консервы, гречка и т.д.).
Это, как говорится, к вопросу о том, что кому война, а кому мать родна, или (как писал Пушкин), не торговал мой дед блинами… Как видим, очень даже торговал!
Не отставал от него и Маркин. Помню, когда я впервые побывал на его квартире в доме сталинской постройки в районе станции метро «Павелецкая», меня поразило обилие не столько старых икон и церковной утвари, сколько наличие большого количества мощей (в иконах, шкатулках, разного рода мощевиках). Такого не было в большинстве даже никогда не закрывавшихся московских храмов. Всё это и расходилось по вновь открывавшимся приходам. Разумеется, не за спаси Господи. Да и откуда подобного рода храмовые святыни и утварь вообще взялись в квартире московского еврея в таком изобилии…
Между тем, и «богословствование» соратников продолжалось.
Кое-что о подоснове некоторых последующих тезисов – «апрельских» и «неапрельских» – Петровича можно извлечь, например, вот из этой мемории Л.Е. Болотина, поделившегося, по моей просьбе, воспоминаниями о своем общении со схимонахом Епифанием (Черновым) на квартире Зелинских: «…Мы были тогда с КВП. Старец рассказывал нам историю о генерале Порохове, который будто бы спас Царскую Семью. Он говорил, что и Владыка Феофан знал эту историю, и верил в неё. Меня тогда привело в недоумение противоречие. Старец почитает Святых Царских Мучеников, он икону показывал, приложился к ней, приложились и мы. И в то же время он верит в рассказ о спасении Царской Семьи и о мирной кончине её Членов годы спустя после 1918 года. И тоже самое он относил к Владыке Феофану. Старец внятно не смог меня убедить в такой версии. Мне после того как-то неинтересно стало с ним встречаться. А КВП, кажется, ещё встречался с ним раз или два».
Общение это легко опознается в последующих писаниях и выступлениях В.П. Кузнецова.
Однако, к сожалению, Вадим не остановился на этом. Что-то гнало его всё дальше, дальше, дальше…
В результате он дошел до «Царя-Искупителя», самочинного (что его, конечно, нисколько не смущало) изобретения нового церковного чина святости, носившего (не с точки зрения сути, а формулировки и подачи) чисто провокационный характер.
После всего этого совершенно неудивительным было объявление В..П. Кузнецовым себя «обер-прокурором синода ЦПЦ» (Царской православной церкви).

Как же после этого не повторить, пусть вслед и за Маяковским:
Уберите от меня
этого
бородатого комсомольца!..


Пока Петрович – открыто, на виду, «в круге яркого света» – орудует в «синоде», Алексей Маркин ушел в безпроглядную темень: о нем ничего неизвестно, кроме того, что он стал клириком Московской Патриархии. Л.Д. Симонович-Никшич рассказывал, что несколько лет назад видел его в одном из храмов города Владимiра…
Возвращаясь к событиям лета-осени 1992 г., еще раз подчеркнем, что продвижение В.П. Кузнецовым идеи прохождения всеми братчиками чина крещаемых «от жидов», т.е. по существу перекрещивания – в духовном смысле (при наличии еще и других подобного рода «художеств») – явилось одной из причин раскола, а вслед за этим и самоуничтожения Братства Царя-Мученика.
Одновременно в воздухе носились и сопутствующие идеи: наиболее видных братчиков вдруг стали называть «тайными жидами», разрушая цементировавшие наш союз доверие, дружбу и любовь.
Одним из тех, кого так назвали, был Александр Степанович Побезинский, являвшийся активным участников Постояннодействующего Предсоборного Совещания по подготовке Всероссийского Земского Собора.
Назвали его так, по мнению В.К. Дёмина, прежде всего за то, что в разожженном искусственно споре он «не встал на чью-либо сторону».


192.
В.К. Дёмин распространяет первые еще номера газеты «Земщина». Лето 1990 г. (Архив В.К. Дёмина).

Была и еще одна «родственная» идея. «…Антищедринская часть братчиков, – пишет в своих мемуарах тот же В.К. Дёмин, – покаялась в том, что они некогда восхваляли свастику. Это было публичное отступление […], которое закончилось “обрядом сожжения”. Свои нательные резные деревянные кресты, на которых была изображена свастика (а вырезал эти кресты из горного самшита я, причем по их настоятельной просьбе), они безжалостно предали огню».

193.
Братский крест, вырезанный для автора В.К. Дёминым.

Именно после всего этого процесс, как любил говорить «Мишка Меченный», пошел.
Так настал для нас «день гнева, поражения и суда…»
Но, как верно заметил один из героев романа Генрика Сенкевича «Огнем и мечом», воевода брацлавский Адам Кисель: «…Раздоры равно гибельны для обеих сторон».
Вполне уместны будут и другие слова этого мудрого литературного героя, подвергавшегося, как известно, одинаково яростным нападкам обеих противоборствующих сторон:
«…Пусть Бог судит нас за наши деяния, и да пошлет Он хотя бы после смерти покой тем, кто при жизни страдал сверх меры».
Tags: Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments